К опыту Китая апеллируют две прямо противоположные политические группы. Любители коммунизма и авторитаризма призывают восстановить централизованный контроль, монополию одной политической партии, протекционизм внутреннего рынка и регулирование информационного рынка. Сторонники свободного рынка обращают внимание на чрезвычайно низкую долю госрасходов к ВВП (около 23% ВВП) и очень высокую степень экономической свободы в отдельных зонах. По их мнению, именно они выступают локомотивами китайской экономики.  


Модно стало говорить о перспективности китайской модели для переходной экономики. В. Путин неоднократно заявлял о том, что надо во многом брать пример с Большого азиатского брата. Вот и А. Лукашенко встретился с руководством КНР. Надо думать, что вскоре последуют реверансы в сторону создателей Великой китайской стены и приказы использовать положительный хозяйственный и политический опыт. Помнится, после приезда из Франции еще в начале своего президентства А. Лукашенко говорил о внедрении опыта страны первой коммуны и "Марсельезы". Так получается,  к сожалению, что серьезные решения принимаются на основе поверхностных наблюдений государственных "туристов", которые спешат закончить нудные официальные встречи и погрузиться в интенсивный шопинг на сэкономленные командировочные. Боюсь, что и с Китаем может так получиться. Вместо тщательного анализа всех аспектов китайской модели, учета преимуществ и недостатков, реальных возможностей адаптации китайских институтов в Беларуси, власть обойдется пустыми декларациями и несколькими контрактами на поставку удобрений и вооружения. А зря, потому что Китаю очень дорого обошлись его успехи. Китаю непросто решать свои противоречия, но политической воле руководства, ориентированной на рынок и на компартийное руководство одновременно, можно позавидовать. Социализм по-китайски вполне совместим с приватизацией, развитым фондовым рынком, защитой частной собственности, десятками миллиардов иностранных инвестиций и инфляцией до 1% в год. "China Incorporated" растет по 8% в год, имеет 160 млрд. золотовалютных резервов и стабильный курс юаня к доллару вот уже несколько лет. Для объективности надо сказать, что внешний долг Китая составляет 160 млрд. Usd. ВВП Китая превышает 1 трлн. Usd, на душу населения приходится около 1 000 Usd, что меньше, чем в Беларуси. Как и в любой другой переходной стране, тем более такого размера, существует проблема статистики, поэтому все эти цифры имеют определенные допуски. Торговый оборот Китая превышает 330 млрд. Usd. Из них на Беларусь приходится почти 100 млн. Usd или 0,03%. Китайский социализм совместим с институтом банкротства. Не рассчитываться по долгам и не получать прибыль считается злостным нарушением партийной дисциплины.  


Не успел приехать А. Лукашенко из Китая, как тут же полетели приказы переделывать все прогнозы развития Беларуси до 2005 года. Белорусские экономисты должны придумать, как через 3,5 года сделать зарплату $250. Китай так сильно впечатлил первого президента РБ небоскребами, экономическим ростом и иностранными инвестициями, что ему захотелось попробовать не только жареных сенбернаров и тушеных змей, но и китайского рецепта выхода из нищеты. К счастью, ограничивать рождение детей в Беларуси нет необходимости, а вот остальные составляющие «экономического чуда» изучить стоит. Многие люди считают его автором именно коммунистическую партию и государственную машину, а не частных инвесторов и экономическую свободу. Факты из истории экономических реформ Китая говорят, что страна при сохранении риторики может дать фору в либерализме даже многим странам Центральной Европы, не говоря уже о России или Беларуси. Для корректировки Беларусью своего цивилизационного выбора история Китая весьма поучительна.  


Страница 14 из 14

 

 

Новые материалы

июня 17 2020

Работа – как волк: грозит убежать и не вернуться

Европейский Союз превращается в гигантский пылесос по вытягиванию рабочей силы из соседних стран. Белорусский авторитаризм быстро теряет шансы стать не то, что демократией, а даже просвещённым…

Подпишись на новости в Facebook!