Российские интересы в Польше

10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В последнее время многие польские политики и СМИ встревожено заявляют: «Русские идут». На этот раз речь идет не о танках и дивизиях. Простому польскому обывателю хотят продать идею о том, что агрессивный русский капитал имеет планы скупить все лакомые куски польской экономики и вернуть себе рычаги воздействия на политику бывшего члена Варшавского договора и СЭВ. Точно такие же опасения существуют как у белорусской национальной элиты, так и у представителей власти, привыкших считать все активы страны своими. Есть ли основания у поляков бояться неоруссификации? Какие уроки из складывающейся ситуации может извлечь Беларусь? Ярослав Романчук
 

Угроза, да не та Польша давно стала членом НАТО. Она активно участвует в работе ОБСЕ и ПАСЕ, ВТО и ОЭСР, надеясь в числе первых пополнить ряды ЕС. При сохранении достаточно большой доли государства в экономике, в том числе в банковской сфере, она, тем не менее, однозначно приняла курс на приватизацию финансовый институтов и так называемых естественных монополий. Польша взяла на себя обязательство либерализовать рынки сельского хозяйства, угля, металлов и тяжелую промышленность. Политической воли делать это быстро и системно сейчас нет, но желание вступить в Европейский Союз и зону евро задает жесткие рамки институциональной и макроэкономической политики. Хочешь получать деньги из Брюсселя – отмени прямые дотации, сними или сократи таможенные пошлины, либерализуй не только текущий, но и капитальный счет, не смей печатать деньги и «помогать» отечественному производителю девальвацией. По большому счету, польский путь на Запад уже во многом предопределен. Обоснованны ли в таком случае страхи некоторых польских политиков об очередном раунде «русской угрозы»? Едва ли, поскольку существует много институциональных противовесов такому развитию событий. Полякам надо опасаться не угрозы с Востока, а потери конкурентоспособности национальных предприятий при равных условиях хозяйствования со странами ЕС и другими государствами, которые вскоре будут членами Евросоюза. «Рука» Америки Германии – в экономическом смысле идентична влиянию конкурентного российского капитала. Сколько русского в польской экономике Сначала определим формы и размер присутствия России в Польше. Прежде всего, речь идет о прямых иностранных инвестициях, кредитах, участии в портфельных инвестициях, экспорте и импорте. Логика сторонников концепции «экономической безопасности» подсказывает, что важно также оценить долю российских денег в стратегически важных отраслях: энергетике, рынке газа и нефти, связи, чтобы увидеть степень зависимости Польши от России. По мнению PricewaterhouseCoopers, на начало 2002 г. россияне заинвестировали в Польшу $1,45 млрд. К этому времени объем прямых иностранных инвестиций в РП составил около $53 млрд. Никто не паникует по поводу того, что французы вместе с почти $9 млрд. своих денег навязывают Польше дух парижской коммуны. Никому в голову не придет обвинять итальянцев в создании сети коза ностры, а американцев – в энронизации РП. Доля России в иностранных инвестициях составляет всего 2,7%. Большую часть этих денег заинвестировал «Газпром» в фирму «Европолгаз». Разве можно говорить о том, что русские идут в польскую экономику? Они вползают со скоростью черепахи. Участие российских инвесторов в банковском капитале Польши еще меньше, а на фондовом рынке лишь отдельные особо продвинутые москвичи следят за перипетиями польского фондового индекса WIG. Российские инвесторы еще помнят случай, когда российский бизнесмен с белизским гражданством купил Bank Powierniczo-Gwarancyjny. Сразу же появились слухи о том, что он может быть использован для отмывания денег. Нацбанк Польши всполошился и забрал лицензию, потребовал его ликвидации. После ряда судебных разбирательств польское государство проиграло и оставило банк в покое. В последующем он был продан для Dresdner Bank. Так что слухи о новой интервенции с Востока сильно преувеличены. Многие польские компании с удовольствием продались бы инвесторам с Питера, Нижнего Новгорода или Сибири, но среди участников многочисленных тендеров представителей России – единицы. Они, как и западники жалуются на неистребимую польскую бюрократию, на дискриминацию иностранцев и практически мгновенную ассоциацию на бытовом уровне «русский бизнесмен – это мафия». Глупо утверждать, что русской мафии в Польше нет. Оно есть практически везде, в том числе и в Вашингтоне. Но в своих попытках внедриться в легальный бизнес она конкурирует с польскими гангами из Прушкова, Познани, Лодзи и Щетина. Да, контролируемые ими рынки и финансовые потоки измеряются 10 –20% ВВП, но некого уникального, присущего только для Польши отношения нелегальных и легальных структур здесь нет. Выгодно работать в белую В Польше значительно раньше произошла легализация высоких доходов. Все знают, что состояние самого богатого поляка Яна Кульчыка составляет около $3 млрд. Недавно и русские олигархи начали принимать цивилизованные правила игры. Вагит Алекперов заявил, что он владеет 10,38% «Лукойла», которые стоят около $1,3 млрд. Ходорковский, Потанин, Абрамович, Чубайс, Дерипаско – пройдет еще пару лет, и все будут знать, сколько у них денег, потому что они стремятся стать частью мировой экономической элиты. Обвинять всех российских бизнесменов в связи с мафией – это как обвинять всех поляков во врожденном желании обмануть ближнего. О том же «Газпроме» рассказывают жуткие истории. Мало кто знает, что именно российский газовый гигант создал совместное предприятие с немецкой компанией Wintershall, сломав монополию “Рургаза» в Германии еще до либерализации европейского энергетического рынка. Немецкие банки охотно кредитуют российские проекты, и никто не поднимает панику относительно преступного капитала из России. Центробанк России решил, что с 2004 года все банки России будут работать по международным бухгалтерским стандартам. Правительство РФ поддерживает идею перехода на мировые нормы учета и аудита для крупнейших экономических компаний страны. Компании и рынки мира интересуют не просто деньги. Их интересуют легальные деньги. Это понимают в высоких кабинетах и шикарных виллах как в Варшаве, так и в Москве.

Общий враг – бюрократ и плохой закон
Рассуждения о «преступном российском капитале» интенсифицируется тогда, когда речь заходит о продаже крупных польских предприятий. Сегодня после 6-летнего ожидания акции Гданьского нефтеперерабатывающего предприятия (Rafineria Gdańska) выставлены на продажу. Российский «Лукойл» и британский концерн “Rotch Energy” сделали совместную оферту, согласно корой партнеры планируют заинвестировать в Польшу свыше $1 млрд. 49% акций принадлежало бы россиянам, а 51% - британцам. Это, безусловно, лучшее из имеющихся предложений, но поляки не спешат его принимать Правительство объявило о необходимости проведения анализа политических рисков, связанных с данным предложением. В свое время литовские политики также оценивали риски присутствия капитала в «Мажейкяй нафта». Они приняли решение продать пакет акций американцам. Прошло несколько лет и экономическая логика и расчет подсказали продать такой же пакет акций россиянам, но не агрессивному «Лукойлу», а более сдержанному «Юкосу». Рыночная конкуренция – великая вещь. Государственный интервенционизм будь-то слева или справа же всегда опасен для капитала. Польша, хотя и заметно продвинулась в реформах, еще не избавилась от национализма по типу «не пяди польской земли и собственности иностранцам, особенно с Востока». На самом деле простому поляку надо бояться не иностранных денег, как таковых, а собственных законов, которые позволяют большому бизнесу активно влиять на большую политику и блокировать вход на рынок малому бизнесу и новым компаниям. А ведь именно малые предприятия являются самыми активными и перспективными игроками на рынке. Но для их привлечения государство делает слишком мало. Польская «Жэчпосполита» описывает мытарства российского бизнесмена Игоря Завидомского, который на свою голову решил купить за $3,75 млн. гостиницу в Гданьске. Инвестор ждал полгода окончательной регистрации сделки. После того, как были просчитаны все издержки, оказалось, что дешевле было бы снести старое здание и построить новое. Польские власти г. Хелма сначала сердечно встречали российского инвестора, который построил там завод за $6 млн. Когда предприятие заработало, инвестор неожиданно столкнулся с проблемой получения разрешения на пребывание в Польше. Да и российское государство в плане развития МСБ и привлечения польских денег топчется на месте. Дума не ратифицировала закон о защите инвестиций между странами, а также об избежании двойного налогообложения. Можно привести не меньше примеров того, как страдают поляки от российской бюрократии. В подавляющем большинстве случаев инвестиционные неудачи, попытки дискриминации конкурентов на рынке – это следствие не самой природы рынка, а качества тех законов, которые оставляют за бюрократами право «ручного регулирования» корпоративного поведения инвесторов. Опасность превратиться в «гнездо кукушки» Приватизация нефтерынка Польши, более активное участие российских компаний в энергетике – это достаточно символичные явления. Становится понятным, что ни Польша, ни Россия без иностранных инвестиций не в состоянии обеспечить высокие темпы экономического роста и преодолеть структурные диспропорции. Сегодня происходит формирование новой системы разделения труда нашего региона. Деньги ищут те места, где им выгодно и безопасно будет работать на ближайшую и далекую перспективу. Подавляющее количество решений принимают собственники, частные компании на основе объективного анализа рынков, а не политбюро ЦК согласно прожекту завоевания мирового господства. Сегодняшнее место России на рынке Польши вполне логично и обоснованно: ей пока еще далеко до инвестиционного потенциала богатых стран, но по мере накопления денег, опыта и связей, по мере перехода на международные правила рыночной игры российские компании будут становится реальными конкурентами на рынках Центральной и Восточной Европы. К сожалению, Беларусь пока стоит в стороне от стремительно развивающихся экономических и системных процессов в нашем регионе. Белорусское руководство ведет себя, как политбюро ЦК КПСС, когда речь идет о навязывании своих условий инвесторам с Востока и Запада, но как ярый рыночник, когда кто-то начинает защищать свои интересы административными и политическими методами. Ни о каком уникальном для нашей страны способе оценки имущества, способа продажи активов, бухучета и функционирования экономики в целом и речи быть не может. Емкость каждого сегмента рынка Беларуси известна и легко просчитываема. Нельзя продать предприятия, работающие на нем, за ту же сумму, что, скажем, в Польше или Германии, потому что возможности для получения прибыли разные. Суть этой экономической аксиомы с трудом доходит до бюрократов как в Польше и России, так и Беларуси. Перед нами все реальнее нависает следующая опасность. Вот «Лукойл» станет реальным игроком в Польше, РАО «ЕЭС» станет крупным оператором энергорынка, с «Газпромом» будут считаться операторы Болгарии, Чехии и Словакии. Другие компании также найдут свои ниши в странах, которые к тому моменту будут членами ЕС. А Беларусь потенциально может превратиться в «гнездо кукушки», пролетая над которым западные и восточные птицы по дороге в свои насиженные гнезда иногда будут приносить корм. Как временщикам. Чтобы с голоду не вымерли. Такова участь тех, кто живет не по цивилизованным правилам. И винить в таком статусе «руку Москвы» или Варшавы не будет никаких оснований.  

Заграничные инвестиции России

Страна

Объем в млн. Usd

Польша

1450

Беларусь

577

Кипр

452

Голландия

434

Либерия

227

Иран

54

Виргинские острова

26

Молдова

25

Источник: PricewaterhouseCoopers ( аккумулятивно по итогам I кв. 2002 г.)

 Иностранные инвесторы в Польше

Страна

Объем

Франция

8,53

США

7,46

Германия

6,34

Голландия

4,4

Италия

3,49

Британия

2,63

Россия

1,45

Австрия

1,2

 

 

 

Новые материалы

октября 23 2020

Экономика здравого смысла

«Экономика здравого смысла», классическое введение в основы рыночной экономики, сейчас переводится для читателей из Восточной Европы, Центральной Азии и стран Южного Кавказа. Версия электронной книги…

Подпишись на новости в Facebook!