Готовьте Ноев ковчег 2.0.!

Готовьте Ноев ковчег 2.0.!

30 марта 2021
Оцените материал
(8 голосов)

Узаконенное фальшивомонетничество ведёт мир к катастрофе

 

Наука о деньгах и кредите выброшена в корзину 

Вот логика и modus operandi США, ЕС и большинства стран мира в последние годы. 

  1. Нет денег для борьбы с коронакризисом – напечатаем. 
  2. Нет денег в бюджете для обслуживания долгов – напечатаем/возьмём в долг.
  3. Нет денег в бюджете на инвестиции – напечатаем/возьмём в долг 
  4. Не хватает денег в государственном пенсионном фонде – напечатаем.
  5. Нет денег для борьбы с глобальным потеплением, помутнением, бедностью, безработицей – напечатаем.
  6. У финансовых и нефинансовых структур из категории «слишком-большие/важные-чтобы-обанкротиться» не хватает денег - напечатаем и прокредитуем, плохие долги национализируем.
  7. Нет денег на новые технологии, инновационные продукты – напечатаем.

Семь бед - один ответ. Такова сегодня центральная часть экономической политики США и Евросоюза. Классическую науку о деньгах выбросили в корзину. Научный анализ последствий искусственного смягчения денежной политики заклеймили несовременным. Бреттон-Вудские соглашения похоронили, но созданную ими архитектуру финансового рынка и т. н. международного порядка оставили. Наполняют её новым содержанием. 

Сначала важнейших общественный институт – «деньги» отделили от его матери – золота, потом от его субститута - $-доллара. Теперь деньги ни к чему не привязаны. Они напрямую зависят исключительно от доброй воли распорядителей чужого (политиков и чиновников), а также их партнёров – потребителей/освоителей чужих денег. Доброта их воли – это не вселенское благо, не всеобщее благополучие и никак не мир во всём мире. Это просто их шкурный бизнес, за чужой счёт. За счёт налогоплательщиков, а также микро, малого и среднего бизнеса, который не имеет прямых, порочных связей с VIP-распорядителями чужого. Это бизнес с механизмами минимизации личной ответственности за свои ошибки и национализации токсичных активов (результат таких ошибок). Они возглавляют коммерческие структуры «слишком-большие/важные-чтобы-обанкротиться». Они занимают основные места в рейтингах самых богатых, влиятельных и политически подвязанных. 

«Фальшивые платёжные средства/средства обращения» - скрываются не только под наукообразным термином «количественное смягчение». Финансовые организации, корпорации активно злоупотребляют статусом центральных банков, как кредиторов последней надежды. Они эмитируют десятки разных видов финансовых инструментов. В результате экономика наводнена, а точнее занавожена, беспрецедентным количеством фантиков под названием «деньги», акции, облигации, расписки, фьючерсы, сертификаты, опционы и т.д. 

Фальшивыми их делает характер производства: почти в полном отрыве от реальной экономики, финансовых возможностей эмитентов, их способности выполнять свои обязательства по «фантикам», а также при полной уверенности, что такая практика им сойдёт с рук, и государство прикроет их ошибки со всех сторон. Фальшивыми их делают намерения эмитентов получить незаслуженное, незаработанное. Именно так поступают классические фальшивомонетчики. Они воруют ценность, обменивая реальные деньги на фантики. Современный синдикат «центральный банк-правительство-потребители-чужого» делает, по сути дела, то же самое. Только делает это по закону (вспоминаем классика Фредерика Бастиа с его «Грабежом по закону»). Только делает он это под прикрытием обёртки «наука», при молчаливом согласии и одобрении всей правоохранительной и судебной системы. По сути дела перед нами изощрённый, многоступенчатый обман не только американцев или жителей стран G7. Из-за статуса американского доллара, американских ценных бумаг, многочисленных финансовых инструментов, выпускаемых в $-долларах, жертвами являются миллиарды людей во всём мире. 

$-доллар находится в красной зоне опасной слабости. Исторически ослабление доллара было не раз. С начала 1971 по октябрь 1978 доллар по отношению к корзине валют стран основных торговых партнёров ослаб на 31%, в период с марта 1985 по август 1992 – на 50%, с января 2002 по март 2008 – на 41%. Сегодня состояние институтов денежной политики долги и структурные перекосы на фоне состояния конкурентов США делают $-доллар слабее, чем он был в 1971, 1985 или 2002гг.

Динамика ценности $-доллара видна вот на этом примере. Если бы инвестор вложил $10 тысяч американских долларов в ASX200 (индекс австралийского фондового рынка) в конце 2009г., продал бы этот пакет 31 декабря 2019г., то он бы получил $10732. За 10 лет доходность только 7%.

Если бы инвестор вложил 10 тысяч австралийских долларов в ASX200 (индекс австралийского фондового рынка) в конце 2009г., и продал бы в конце 2019г., то он бы получил более 14 тысяч австралийских долларов. Доходность – 40%. 

Если бы инвестор купил акции индекса S&P 500 на $10 тысяч американских долларов в конце 2009г. и продал в конце 2019г. он получил бы более $29 тысяч. Доходность – 190%.

Если бы инвестор купил бы акции индекса S&P 500 на 10 тысяч австралийских долларов в конце 2009г. и продал в конце 2019г. он бы получил 37824 австралийских долларов. Доходность – 278%. 

 

Федеральная резервная система (ФРС) – главная глобальная монетарная проблема 

Федеральная резервная система (ФРС) превратилась в главного фальшивомонетчика мира. Центральный банк США в режиме, присущем развивающимся странам скрывает ценную информацию о состоянии денег в обращении. На начало марта 2021г. М2 был $19,3 трлн. За 2020г. она выросла на $6 триллионов или на 26%! Такого не было с 1943 года. ФРС делает вид, что количество денег в обращении не имеет значения. В феврале 2021г. на слушаниях в Конгрессе Дж. Пауэлл заявил: «Миллион лет назад, когда я изучал экономику, показатель М2, другие денежные агрегаты вроде бы были связаны с экономическим ростом. Сейчас рост М2, замечу, что он достаточно быстрый, на самом деле не имеет значительных последствий для экономики». Несколько лет назад этот показатель был вычеркнут из списка основных показателей, взаимосвязь между экономическим ростом и денежными показателями больше не существует. «В разное время у нас было большое увеличение денежных агрегатов без инфляции. Мы должны отказаться от того, чему нас раньше учили», - заявил глава главного мирового центра ведения валютной войны.

Ранее в корзину были отправлены закон Сэя и классическое определение инфляции. Были сильно искажены реальные причины Великой депрессии 1929-го года. Ревизия истории и экономической науки происходит на наших глазах. В конце 2020г. ФРС также изменил базовое определение такого фундаментального термина, как «деньги» (перевод из М2 в М1 сберегательных и чековых депозитов). В результате изменения определения и методологии оценки М1 задним числом был пересчитан с $4,8 триллионов в апреле 2020г. на более $16 трлн. в мае 2020г. Сегодня М1 уже составляет $18 трлн. Этот показатель меньше М2 только на один триллион долларов. Сравнение динамики М2 и покупательной способности $-доллара за последние 60 лет убедительно показывает уменьшение покупательной способности $-доллара. 

 

Четыре разрушительных обмана распорядителей чужого 

Теряет покупательную способность сам американский доллар. Это первый обман всех держателей $-доллара. Эта потеря происходит медленно, незаметно, чаще всего на фоне ещё большего обмана со стороны других валют, которые подвержены ещё большей эрозии ценности и покупательной способности.

Второй обман – разрушение культуры сбережения. «Потребляй, живи в долг, спасай страну – бери кредиты и используй их. Если совершишь ошибки, мы, государство, тебя спасём». Поскольку у государства не бывает его денег, а есть лишь деньги нынешних или будущих налогоплательщиков, то спасение узкой группы одних неизменно происходит за счёт ресурсов, активов и денег подавляющего большинства. Причём сегодня всё чаще синдикат богатых стран «центральный банк-правительство-потребители-чужого» живёт не только за счёт своего населения, но и населения и бизнеса всего мира. $-доллар является инструментом такой глобального интервенционизма и проникновения в карманы миллиардов людей во всём мире. 

Третий обман – формирование культуры халявы среди значительной части населения и бизнеса мира, Не только в США, ЕС и других развитых welfare states, а также среди стран с низким и средним уровнем доходов. Вместо мотива «заработать» формируется мотив «получить, выбить». Вместо ответственности перед кредиторами, партнёрами, клиентами и гражданами происходит обесценение обязательств. Левиафан убеждает людей: «Поверьте нам. Доверьте ваши деньги, детей, работу и старость. Мы обо всём позаботимся. Будет тебе мир, благополучие, развитие, чистая природа, равенство и справедливость». Людям обещают одно, а они получают совсем другое. Концентрация власти в руках мощного центра означает сокращение объёма экономический действий/решений, которые человек совершает в режиме самостоятельного добровольного обмена с другими – без посредничества государства. Вместе научных знаний – корочки школы/университета. Вместо полноценного дома – жилищная клетушка. Вместо справедливости – суды. Вместо честности – правоохранительные органы. Вместо благополучия на пенсии – бедность. Вместо равенства перед законом – схематоз, олигархи и «серая экономика». 

Четвёртый и, с точки зрения экономики, пожалуй, самый опасный обман узаконенного фальшивомонетничества – искажение естественной, рыночной структуры капитала. Речь идёт о соотношении в экономике денег, сырья, инвестиционных товаров, потребительских товаров и многочисленных денежных суррогатов. Речь идёт о бизнес циклах, которые формируются спонтанно, эволюционно, под воздействием ценностей, предпочтений потребителей, их сбережений, научно-технического потенциала, мягкой силы и нематериальных активов предпринимателей, а также гармонии отношений «общество – бизнес – государство». Жёсткая логика бизнес цикла балансирует и синхронизирует объёмы денег, инвестиционных товаров, производственных мощностей, земли, инфраструктуры, а также потребительских товаров. Через уникальную информационную систему – цены – происходит изменение количества, содержания и форм капитала на разных стадиях производства и потребления. Именно институт свободной цены на все формы капитала является обязательным и необходимым инструментом диагностики и выявлениях на ранних стадиях инвестиционных ошибок, адаптации производства к постоянно меняющимся вкусам, предпочтениям и возможностям потребителей. Чем больше государственного регулирования цен на основные формы капитала (деньги, товары, земля, недвижимость, рабочая сила), чем больше искажений накапливается на разных стадиях/этапах бизнес цикла. Миллионы циклов товаров и услуг сливаются в один. Концептуально мы можем назвать его бизнес циклом экономики страны, региона или мира. Такого рода агрегация является лишь ментальной конструкцией. 

Сегодня из-за грубого, сильного и продолжительного интервенционизма в стоимость денег, доступность кредита, ресурсов для разного рода государственных и корпоративных проектов, потребностей домашних хозяйств (от потребительских товаров до услуг системы образования, жилья, здравоохранения, прежде всего, в США, странах Большой семёрки и Евросоюза, в бизнес циклах разных товаров и услуг накопились большие искажения. Причём ценовые искажения от ФРС и правительства США влияют не только на американский внутренний рынок, но через доллар на всю мировую экономику. 

Диагностика глубины искажений, уровня напряжения в системе, количества точек потенциальной бифуркации бизнес циклов сильно затруднена из-за неадекватности применяемых инструментов и отсутствия новых. Одним из основных инструментов, который якобы должен сигнализировать об опасном уровне ошибок и искажений, является индекс потребительских цен (ИПЦ). Он меряет и то с большими погрешностями всего лишь один небольшой фрагмент экономики. Большая же часть остаётся вне радаров. Поэтому многие на основе только ИПЦ делают ошибочный вывод о том, что активное применение монетарной политики, поставленный с ног на голову через отрицательные процентные ставки рынок кредита не опасен ни для производства, ни для устойчивости экономики, ни для благополучия домашних хозяйств. Это как если в автомобиле определять его состояние по давлению в шинах или уровню масла, игнорируя состояние других узлов, механизмов и частей. 

 

Мир упорно не хочет учиться на своих ошибках и продолжает доверять денежным шаманам 

С января 2000 до сентября 2002г. после коллапса доткомов и терактов 11 сентября 2001г. Dow Jones упал на 36%. К середине 2003г. ФРС снизил ставку рефинансирования до 1% годовых. Правительство применило мощный денежный стимул для поддержки экономики превратив солидный профицит бюджета в рекордный на то время дефицит в $377 млрд. Госдолг вырос с $6,2 трлн. в 2002г. до $9 трлн. в 2007г., а Dow Jones взлетел на 87% с сентября 2002г. до сентября 2007г. 

Коллапс пузыря ипотечных кредитов 2007-2009гг. сопровождался падение Dow Jones на 53%. ФРС опять взялся поддерживать экономику, снизив ставку почти до нуля. На этот уровни она оставалась шесть лет. Впервые мы услышали название такой политики – количественное смягчение». Федеральная резервная система (ФРС) поддержка правительство, купив более чем на $4 триллиона государственных и ипотечных облигаций. С 2007г. по 2009г. дефицит федерального бюджета в 8,6 раз, до $1,4 трлн. 

Активный вброс «пустых» новых денег в режиме безграничного доступа к незаработанным деньгам вызвал предсказуемую реакцию экономических субъектов. С марта 2009г. по сентябрь 2018г. фондовый рынок взметнулся на 304%, а размер госдолга вырос с $9 трлн. в 2007г. до $21,5 трлн. 

В начале 2020г. на волне пандемии Dow Jones обвалился на 37%. ФРС опять снижает стоимость денег, облегчает к ним доступ – и запускает очередное количественное смягчение. За четыре месяца было куплено финансовых инструментов более чем на $4 триллионов. Во время первого вброса для этого понадобилось четыре года.  Дефицит только федерального бюджета взметнулся до $3,3 трлн. в 2020г. Предсказуемо Dow Jones взлетел на 57% с марта по ноябрь 2020г. Госдолг США вырос с $22,8 трлн. в 2019г., превысив $28 трлн. в марте 2021г.

В 2008г. ВВП Америки был $14,5 трлн. в три раза больше Японии. Тогда она была второй в мире. Американская экономика была более чем в три раза больше Китая. В 2019г. США была больше экономики Китая только на 51%. 

В ноябре 2020г. капитализация глобального фондового рынка впервые превысила $100 триллионов. Это больше ($109,21 трлн.), чем было до пандемии. Она выросла ~ на 20%. В 2020г. рынок акций прибавил 53,7% по ценности акций и 56% до количеству сделок. В IV квартале число сделок составляло 9,54 млрд., объём - $34,81 трлн. 

Согласно «индикатору Баффита» рынки в конце 2020г. опасно переоценены. На начало октября 2020г. рыночная капитализация самого большого индекса США Wilshire 5000 была на 78% больше ВВП Америки. Предыдущий пик (141% ВВП был в марте 2000, до краха доткомов). Это на 114% больше, чем среднегодовой показатель с 1971 года. 

Аналогичный рост был на рынке облигации. В 1999г. долг по государственным и частным облигациям в США составлял $15,3 трлн. Это было на 60% больше ВВП Америки. Весной 2020г. рынок облигаций составил уже $49,5 трлн. Это на 131% больше ВВП. Получается, что в последние 20 лет темпы увеличения объёма облигаций превышали темпы роста экономики США в два раза. 

Взрывной рост государственного долга – очередная черта больной экономики США. В начале 2000-ых был давно забытый профицит, который сменился дефицитом после стимулирования для спасения от последствия лопнувшего пузыря доткомов: $378 млрд. в 2003г., $413 млрд. в 2004г.

С 2007 по 2014гг. госдолг вырос с $9,0 трлн. до $17,8 трлн. В этот период доля американских облигаций в руках иностранцев выросла на 168%: с $2,2 трлн. до $5,95 трлн. Это 42% всего роста за этот период. С 2014г. по сентябрь 2020г. госдолг США вырос на очередные $9 трлн. (с $17,8 трлн. до $27 трлн.), но иностранцы были менее активны в этом процессе. Их доля выросла до $6,8 трлн., на 14%. 

 

Десять основных пузырей мировой экономики

В мире не существует одного или единого, универсального набора инструментов для диагностики бизнес циклов, выявления искажений, установления точек напряжения или определения уровня токсичных активов. Наука «экономика» объясняет логику процессов, их направление, причинно-следственные связи, последствия тех или иных действий, но она не делает количественные прогнозы (даты, курсы, проценты и т.д.). Сегодня выработка современного инструментария для диагностики состояния бизнес циклов является основным вызовом современной экономической науки.

Аксиоматично, что истоком искажений является переход на ручное управление (после национализации) денег. Печатание (понятное дело, что речь не идёт о физическом изготовлении бумажных или металлических денег) денег, установление предельно низких и отрицательных ставок (цена денег и кредита), изменение правил доступа к кредиту, использование «новых» денег для финансирования расходов государства, для рефинансирования долгов, для борьбы с пандемией, глобальным потеплением, голодом и т.п. 

Институтами инициации, увеличения и усугубления искажения естественных объективных бизнес циклов являются центральные банки и правительства. Федеральная резервная система (ФРС) и правительство США – основные источники ввиду размера экономики США в мире, роли и места $-доллара, а также объёма ресурсов и активов в этой стране. Новые доллары поступают в экономику США и мира не равномерно, на вертолётах или других транспортных средствах. Первыми их получателями является государство и через распорядителей чужого – большой бизнес, крупные финансовые организации и их клиенты самой Америки. В их руках сконцентрирована огромная нерыночная власть – через «новые» $-доллары. От них идут каналы передачи токсичных потоков по всему миру. Чем дальше от главных бенефициаров из США, тем больше искажений, негатива, напряжения и неконкурентоспособности. 

В таком раскладе цены на рынке потребительских товаров остаются стабильными и даже падают, потому что предложение огромно. Оно опережает спрос. ИПЦ (Индекс потребительских цен) стоит на нуле, а распорядители чужого воспринимают это, как карт-бланш для вброса в экономику триллионов долларов. Мол, можно печатать, сколько угодно, ведь инфляции-то нет. 

Перед нами опасная подмена инструментария для определения точек напряжения, объёмов «мертвого капитала» и уровня искажений естественного бизнес цикла. Новые деньги не только в виде кэша, но и упакованные в сотни других инструментов поступают на самые разные рынки, но не потребительских товаров. Новые деньги создают там дополнительный спрос, за которым не поспевает предложение. В результате предсказуемо там растут цены. Есть много оснований утверждать, что в этих сегментах экономической активности надуваются пузыри. Вот десять основных сфер накачки новыми деньгами. Они поглощают денежную массу, нейтрализуя давление на потребительские цены. 

Итак, основные пузыри мировой экономики начала 2020-х – это:

  1. фондовый рынок США, основные фондовые площадки мира (ЕС, Китай, популярные индексы развивающихся рынков),
  2. государственный долг США, долги правительств развитых стран, долги корпораций и домашних хозяйств. В начале весны 2021г. они превысили $300 трлн. (~360% ВВП мира). Долги развивающихся стран превысили 250% их ВВП. В 2021г. они вырастут ещё на $10 трлн., до $92 трлн. 
  3. недвижимость, особенно в развитых странах, в местах концентрации капитала,
  4. сырьевые и энергетические ресурсы: нефть, редкоземельные металлы, с/х сырьё,
  5. электронные платёжные инструменты типа bitcoin (более $1 трлн.)
  6. университеты, система высшего образования в целом, кредиты на образование – более $1,5 трлн.,
  7. здравоохранение: товары и услуги производителей медицинского, фармацевтического назначения, в том числе для борьбы с вирусами,
  8. венчурные проекты, фонды, «прорывные технологии», «зелёные технологии», предметы искусства в широком определении и т.д.,
  9. денежные депозиты/кэш,
  10. серая экономика, чёрный рынок, в том числе теневые финансовые операции. Это ~$35 мирового ВВП или ~$30 триллионов.

Все эти пузыри в совокупности могут поглотить десятки триллионов свеженапечатанных долларов, евро, фунтов, йен, юаней, рублей и т.д. Чем дольше, больше и интенсивнее будет узаконенное денежное фальшивомонетничество международных и национальных синдикатов «Центральный банк – правительство – корпорации «too-big/important-to-fail», тем опаснее будут искажения бизнес циклов, больше будут объёмы омертвлённого капитала, тем глубже и разорительнее будет катарсис мировой экономики, т. е. депрессия. Сегодня нет вопроса, будет ли очередная Великая Депрессия. Есть лишь вопрос, когда она будет, в каких формах она будет продолжаться, извлекут ли правительства уроки из Великой депрессии 1929-го года. 

Пока просматриваются самые тревожные и опасные сценарии. Вместо возврата к настоящей экономической науке распорядители чужого погрузились в мистику «современной монетарной теории»(modern monetary theory). Вместо деполитизации экономики распорядители чужого строят планы сверхцентрализации на глобальном уровне. Вместо очищения важнейшего института денег от скверны фальшивомонетчиков-in-law мы наблюдаем активизацию попыток распорядителей чужого запретить кэш и установить ещё больший контроль над каждой финансовой операцией граждан. Наконец, вместо признания научной, исторической правоты Ойгена фон Бём-Баверка, Людвига фон Мизеса, Готфрида фон Хаберлера, Мюррея Ротбарда мировой экономический mainstream продолжает молиться на Джона М. Кейнса, чествовать Стефани Келтон, Пола Кругмана и Дж. Стиглица.

Ярослав Романчук
март 2021 г.

 

 

Новые материалы

апреля 09 2021

Конкурс эссе по книге «Экономика здравого смысла. О личном и общественном благополучии для всех и каждого».

Приглашаем принять участие в конкурсе эссе по книге. Для студентов университетов и школьников старших классов! Срок подачи: до 25 апреля 2021г.

Подпишись на новости в Facebook!