Великобритания успешно удерживает ведущие позиции в мире в сфере производства услуг системы высшего образования. Дипломы британских университетов резко увеличивают возможности выгодного трудоустройства. Выпускники Кембриджа, Оксфорда, лондодск4ой школы экономики и десятков других университетов часто оказываются на топе корпораций и правительств. С одной стороны вузы страны являются коммерческими организациями. Они продают свои услуги, но до свободного рынка в данной сфере еще далеко.  


После распада социалистической системы многие политики и экономисты Европы часто повторяли тезис об уникальности перехода от плана к рынку. Тем самым они оправдывали свое присутствие в экономике, подменяя невидимую руку рынка ручным управлением непросвещенных бюрократов. Игнорирование опыта десятков стран, совершивших переход от различных форм социализации экономики к капитализму, привел к совершению очень дорогих и болезненных для людей ошибок.  


Европейский Союз, как любая другая уважающая себя организация, имеет жесткие правила членства. В престижный клуб не берут каждого встречного. Помните, даже членство в компартии требовало определенного поведения и знаний. Когда речь идет о тесной политической и экономической интеграции стран, естественно, встает вопрос об унификации тысяч параметров, об общих фундаментах и правилах игры. Организацию начинают уважать, когда входящие в нее страны а) безусловно выполняют взятые на себя обязательства, б) получают от членства экономические и социальные выгоды, в) служат примером политического, гуманитарного и правового поведения.  


5 – 6 декабря Литовский институт свободного рынка проводил в Вильнюсе крупную международную конференцию под названием «Налоговая конкуренция и конкурентоспособность. 10 лет опыта и вывозы на будущее». Активное участие в дискуссиях экс-премьер министра Эстонии Маарта Лаара, министра финансов Литвы Далии Грибаускайте, советника президента России по экономическим вопросам Андрея Илларионова, госсекретаря латвийского правительства Валентины Андреевой, ведущего экономиста польского научно-исследовательского Центра CASE Эвы Бальцерович, а также представителей структур ЕС и американских научных центров показало, что налоги еще долго останутся горячей темой Европы. 


Можно ли судить лидера крупнейшей немецкой компании Mannesmann за проведение удачной сделки и получение высокого вознаграждения? Оказывается можно. Корпоративная среда Германии не приемлет чрезмерно высоких личных доходов. Речь идет о сделке поглощения компанией Vodafone немецкой телекоммуникационной группы Mannesmann в 2000 году. Среди шести подсудимых по статье Untreue или обманные действия находится Йозеф Акерман (Josef Ackermann), глава крупнейшего в Европе Deutsche Bank. Этот уважаемый в мировой бизнес элите финансист был членом наблюдательного совета, который решил выделить менеджерам «Маннесмана» ?57 млн. Среди получателей головокружительных по европейским меркам бонусов был и тогдашний управляющий компании Краус Эссер (Klaus Esser). Только за эту сделку он получил ?16 млн. Американская Фемида даже бы не обратила внимания на такие суммы, потому что объем сделки составил ?180 млрд. Это значит, что сумма вознаграждения по рекомендации главного акционера Маннесмана» гонконгской компании Hutchison Whampoa составила всего чуть больше 3% от сделки. Для сравнения реакция американской общественности была куда более мягкой на вознаграждение руководителя Нью-Йоркской фондовой биржи Д. Грассо в размере $188 млн.  


Экономическое чудо – это не вечный двигатель. Даже самые успешные реформы обречены на неудачу, если у правительства просыпается зуд перераспределения чужих денег. Германия прошла испытание послевоенного восстановления, но не справилась с богатством. Политики уверовали, что дело сделано и начали активно строить «всеобщее благосостояние». Когда государство перераспределяет каждый второй евро в стране (около $1,1 трлн.), оно не только облагает бизнес большими налогами, но и культивируют культуру иждивенчества.  


18 июня на саммите глав государств и правительств ЕС была принята первая Конституция Европейского Союза. Документ, подготовленный группой Валери Жискар д'Эстена, с небольшими изменениями, наконец, был поддержан главами всех 25 стран Союза. Премьер-министр Ирландии Берти Ахерн, который председательствовал на саммите, заявил, что принятие Конституции «сможет сделать Евросоюз более открытым и демократическим организмом». Большинство европейских политиков оценивает Конституцию, как результат компромисса разных точек зрения политиков. Понравится ли такое решение простым гражданам, мы увидим в ближайшие два года, когда Конституция должна быть утверждена парламентами или на референдуме во всех 25 странах.  


Введение евро не разрешило длительного спора между евроскептиками и еврофилами. И те, и другие оперируют определенными фактами и логическими выводами. Адвокатами и одной, и другой стороны выступают известные ученые. Они представляют различные экономические школы, подходы к монетарной политике и роли денег в экономике. Евро вполне может выступить в роли интегратора одних процессов, экономических групп, а также в роли дестабилизатора старых привычек использования монетарных инструментов для решения общесистемных задач – стимулирования спроса, повышения инвестиционной активности, нейтрализации колебаний бизнес цикла и др. Евро стало реальностью, на которую Беларусь не может оказать никакого влияния. Поэтому необходимо изучить этот объективный фактор и сделать выводы для нашей национальной монетарной политики. 


Ирландские чиновники подтвердили непреложную экономическую аксиому. Планировать структуру экономики из кабинетов правительства, а не из офисов частных компаний затратно и опасно. Опыт развития телекоммуникационного сектора и авиации доказывает, что без Госплана и бюджетных инвестиций, страна быстрее производит дешевые и качественные услуги. 


Тема расширения Европейского Союза, его внутренние реформы, новая архитектура Европы, взаимоотношения «старых» и «новых» членов ЕС, являются одними из самых популярных тем не только многочисленных заседаний политиков, конференций аналитиков, но и предметом спора для практиков, политиков и ученых. Процесс формирования новой политической и экономической архитектуры проходит на достаточно пестром фоне, основными элементами которого являются  


Осознавая стоящие перед собой экономические, социальные и структурные вызовы и проблемы Европейский Союз в 2000 году принял Лиссабонскую стратегию (ЛС). (Lisbon Strategy of economic, social and environmental renewal). Выполнение данного документа предполагало превращение ЕС в самый конкурентный экономический блок мира. По сути дела, речь шла о своеобразной программе Десятилетки. Европейские политики и чиновники, очевидно, решили оставить Пятилетки для бывшего Советского Союза и нынешней Беларуси.
    Документ получился качественный. Принят он был единогласно. Громких слов и лозунгов типа «Догнать и перегнать» Америку было сказано много. Прошла половина срока реализации Стратегии (ЛС). Проанализировав результаты проведения ЕС и его членами социально-экономической политики, эксперты Еврокомиссии пришли к неутешительному выводу: ЛС не выполняется. ЕС как блок и его самые большие члены не становятся боле конкурентоспособными. Красивые декларации остались на бумаге. Механизмы реализации либо не были созданы, либо были заблокированы на уровне национальных правительств, либо Брюсселя. При отсутствии механизмов наказания за невыполнение принятых договоренностей Лиссабонская стратегия превратилась в очередную декларацию.
    В данной статье мы проанализирует само содержание Лиссабонской стратегии, причины ее невыполнения, а также определим, какие уроки из данного европейского опыта может вынести Беларусь. Практика реализации ЛС покажет нам, насколько целостной и интегрированной структурой является ЕС, в чем его слабости и что делает Евросоюз, чтобы эти слабости преодолеть.
22 – 25 марта 2005 года Европейская Комиссия опубликовала доклад к весенней сессии Европейского Совета (Spring European Council) по Лиссабонской стратегии экономического, социального и экологического обновления. Эксперты еврокомиссии дополнили этот доклад аналитическим документом (Commission staff working document), который дополняет официальный доклад. Проанализирует основные положения ЛС и ее исполнения, опираясь на эти публикации.
 


После распада социалистической системы многие политики и экономисты Европы часто повторяли тезис об уникальности перехода от плана к рынку. Тем самым они оправдывали свое присутствие в экономике, подменяя невидимую руку рынка ручным управлением непросвещенных бюрократов. Игнорирование опыта десятков стран, совершивших переход от различных форм социализации экономики к капитализму, привел к совершению очень дорогих и болезненных для людей ошибок.  


В кулинарии разблюдовка – это описание ингредиентов блюда. Чтобы понять причины нарастающего кризиса экономики Европейского Союза надо аналогичным образом проанализировать те элементы, которые начали давать сбои. Разумеется, речь о системно кризисе или дефолте ЕС не идет. Многие скажут «Нам бы их проблемы». Тем не менее, решительное «нет» европейской конституции избирателей Франции и Голландии является прямым следствием растущих экономических проблем ЕС и кризиса самого Союза.  


По навязчивой идее европейских федералистов нанесен мощный удар. Выборы в европейский парламент (ЕП) показали на растущую пропасть между еврократами Брюсселя и простыми европейцами. Не понимают они, что такое «Европарламент». Не знают, чем он занимается и на что влияет. Явка на выборы, состоявшиеся 13 июня, составила всего 44,2%. Причем в странах «старой» Европы – 47,8%, во вновь вступивших – только 26%. Это серьезное предупреждение заигравшимся политикам. Европейцы не хотят централизованной, неподконтрольной власти бюрократов. Европейцы желают жить в свободной Европе мирных национальных государств, а не в федерации с высокими налогами, сильным торговым протекционизмом и трагикомическим регулированием бизнеса. Выборы в Европейский Союз преподнесли Беларуси целый ряд ценных уроков.  


Что общего между футболом, мороженым и безработицей? Эти три вещи сегодня больше всего волнуют немцев. Накануне чемпионата мира по футболу некогда непобедимая Германия никак не может показать хорошую игру. Кризис самого популярного вида спорта угнетает привыкших к успехам соотечественников Ф. Бекенбауэра и Р. Феллера. Он еще больше усугубился банкротством медиа-бизнеса Лео Кирха, который обеспечивал регулярное финансирование футбольной лиги в обмен на право показа матчей. Не прибавило бюргерам оптимизма резкое повышение цен на мороженое, которое немцы любят почти так же, как пиво. Все эти неприятности с пищей для души и желудка происходят на фоне растущей безработицы и новых откровений министерства труда.  


Экономический кризис – это тема не только для переходных и бедных стран. Намедни канцлер ФРГ Герхард Шредер выступил с программной вывода своей страны из кризиса. Документ называется «Повестка дня 2010». «Если мы не начнем реформы, за нас это сделают наши политические оппоненты» - таков главный аргумент лидера немецких социал-демократов в пользу глубоких перемен. Чуть раньше со своим планом реформ «Пути из кризиса» выступил авторитетный центральный банк Германии – Бундесбанк. На немецком историческом опыте Беларусь многому могла бы научиться. Нынешний кризис немецкой экономики – это, разумеется, не белорусский вариант. Но правительству нашей страны пора бы усвоить несколько важных уроков, которые за деньги своих налогоплательщиков преподносит нам ФРГ. 


Только ленивый не говорит сегодня о том, что Европейский Союз находится в кризисе. После референдумов во Франции и Голландии по ратификации конституции ЕС не мене жесткие спора прошли на встрече глав государств – членов ЕС по бюджету Союза. Делить деньги по-новому оказывается чрезмерно сложной задачей. Одно дело, когда новые страны должны адаптировать свое законодательство под acquis communitaire другое – когда старым надо отказываться от трансфертов из Брюсселя или же наоборот доказывать необходимость сокращения взносов в общую европейскую казну. Делиться с новыми членами ЕС своими привилегиями старые страны не спешат.
Чтобы Брюссель не занял выжидательную позицию в отношении дальнейшего расширения ЕС, 13 июня 2005 года 25 мозговых центров Центральной и Восточной Европы, которые представляют Западную и Восточную Европу, страны - аппликанты, опубликовали обращение к главам стран-членов ЕС и к европейским институтам. Они говорят о том, что неудача с принятием европейской конституции не должна остановить процесс расширения ЕС.
 


Мы привыкли к тому, что Великобритания – богатая страна. Была, есть и будет. Что здесь комфортно чувствуют себя финансы всего мира. Мир высоких технологий, новейшей моды и футбола высшей пробы соседствуют с вековыми англосаксонскими традициями защиты частной собственности, гарантиями свободы слова и партнерскими отношениями между гражданским обществом и властью. Вопреки географической отдаленности, отсутствию богатых природных ресурсов, благоприятного климата и потере многочисленных колоний Великобритания остается ведущей экономической державой мира. С населением почти 60 млн., валовым национальным доходом на душу населения $33940 и ВВП в объеме $2,14 трлн. (в 2004 г.) Британия по праву входит в Большую Восьмерку, Совет Безопасности и ЕС. Но так было далеко не всегда. Совсем не обязательно, что британское будущее так же безоблачно.  


Будущему канцлеру Германии достанется сложное наследство. Высокая безработица, стремительно стареющее население, высокие налоги, бюджетный бардак и дефицит творческих людей. На примере Германии подтверждается тезис: либералы создают, а социал-демократы транжирят. Уходящее правительство Г. Шредера начало многие важные реформы, но избиратели едва простят ему то, что Германия бездарно растеряла многие свои преимущества. Кто бы ни пришел к власти, ей надо будет ужесточить программу реформ Agenda 2010, что снова стать локомотивом Европейского Союза.  


Страница 10 из 13

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!