Прошло уже более двенадцати лет с начала процесса реформирования экономической системы в странах Центральной и Восточной Европы, проводимые в регионе преобразования требовали кардинальных перемен в экономической, социальной и политической сферах жизни общества. Фактически, странам приходилось строить рыночные отношения «с нуля». В первую очередь это касается смены форм собственности, которая, как известно, в командно-административной экономике была, преимущественно государственной. При этом, свобода немногих частных собственников была чрезвычайно ограничена со стороны государства (так в ПНР деятельность большого количества частных фермеров зависела от существовавшей системы государственных закупок). В таких условиях для проведения успешного разгосударствления (и приватизации) экономики, безусловно, необходимо было создание развитой кредитно-финансовой системы, отвечающей рыночным стандартам. В тоже время, и сама банковская систем в странах Центральной и Восточной Европы оказалась монополизированной государством, и требовала приватизации. 


Андрей Илларионов никогда не был своим в Кремле. В том плане, что он ни по идеологии, ни по научным взглядам никак не подходит к московскому mainstream. При этом на должности советника президента В. Путина по экономическим вопросам Илларионов, как никто другой защищает интересы государства, предлагает проекты, реализация которых быстрее и с наименьшими потерями сделает Россию богатой и социально стабильной. Андрей Николаевич предсказуем и последователен. Для того чтобы понять суть его предложений, надо всего лишь понять суть теории свободы и австрийской школы. Поскольку эти знания достаточно редки в мире, то его социалистическим оппонентам и статусным «либералам» проще обозвать его «радикалом», «не несущим ответственности за свои советы», «теоретиком». Ведение спора с позиции устрашения, когда атакуют не факты и точку зрения оппонента, а определенные качества личности или должности (причем далеко не всегда корректно), это распространенная практика среди российских элит.  


Сейчас у нас в стране довольно противоречивая ситуация. Экономические показатели очень хорошие. Таких мы никогда не имели не только за период трансформации, но и задолго до этого. За 8 месяцев экономический рост – 8% ВВП, рост промышленного производства – больше 10%. Рост инвестиций – больше 14%. Рост последнего показателя означает, что бизнес оценивает свои перспективы на российском рынке как долгосрочные. Мы хорошо исполняем текущий бюджет. Если правилом было недовыполнение бюджета, проведение секвестра, накопление задолженности по обязательствам бюджета, то в этом году получаем дополнительные доходы. Это создает некое впечатление комфортности. Но мы понимаем, что во многом все это упирается в благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру, хотя не только в нее. Когда рост экономики в России связывают с девальвацией и улучшением условий для конкуренции, снижением относительных издержек для предприятий, это, безусловно, правильно. Когда связывают с хорошей конъюнктурой на нефть и на газ, цветные металлы, то это тоже правда. Но это не вся правда. Мы имели сходную картину по динамике цен экспорта, но имели не рост, а серьезный спад производства. Рост сейчас означает, что сформировался рыночно ориентированный сектор, который научился реагировать на макроэкономическую динамику. Для предприятий уже работают бюджетные ограничения. Это значит, что бизнес находит возможности снижать издержки.  


18 октября 2005 г. известный борец с коррупцией Transparency International опубликовала очередной доклад о состоянии коррупции в мире. Украина никак не может войти даже в первую сотню самых некоррумпированных стран. С 2002 г. Индекс восприятия коррупции (ИВК) (Corruption Perceptions Index) улучшился всего на 0,2 пункта. По сравнению с 2004 г. Украина переместилась со 122 места на 107, разделив его с Эритреей, Гондурасом, Казахстаном, Никарагуа, Палестиной, Беларусью, Вьетнамом, Замбией и Зимбабве. Слабым утешением может быть тот факт, что Россия оказалась гораздо ниже, на 126 месте. Коррупция в Украине является следствием чрезвычайно большого размера государства, забюрократизированной экономики и отсутствием цивилизованных стандартов прозрачности в использовании бюджетных денег. Перед нами очень непростой вызов: создать имидж законопослушной, честной и порядочной страны. 


Интервью с директором Института трансформации общества, ведущим экспертом в области экономической политики Олегом Соскиным, бывшим советником президента Украины Кучмы.

Украина переживает далеко не самые лучшие времена своей истории. Как и Беларуси, ей с нуля пришлось строить базовые институты государственности, национальной экономики. Не избежала Украина гиперинфляции, острого дефицита бюджета, формирования кланов, которые распределяли потоки капитала, товаров и услуг совсем не по рыночным законам. В результате – разворованные инвестиции, растраченный кредит доверия, низкий уровень жизни и... новый старый президент с еще большими полномочиями после референдума.
 


В ближайшие годы России не стоит ждать системных реформ. Кремль остается сторонником осторожного всеохватывающего и тормозящего любые преобразования компромисса. При высоких ценах на нефть, отсутствии ощущения ярко выраженного социально-экономического кризиса политическая воля наводить порядок в денежно-кредитной политике, снижать налоговую нагрузку, дерегулировать бизнес и защищать права собственности отсутствует. Русский мужик будет ждать, пока в очередной раз не грянет гром, чтобы, перекрестившись, не взяться за авгиевы конюшни отечественной экономики.  


Такого в истории России да и ни в одной посткоммунистической стране мира не было. Советник Президента России Андрей Илларионов и его единомышленники из Минска и Петербурга провели в Москве в Национальном институте прессы презентацию творчества американского писателя-философа русского происхождения Айн Рэнд. Событие вызвало большой интерес среди журналистов и телевизионщиков не только России, но всего мира. Данное событие было спланировано давно, и А. Илларионов, несмотря на колоссальную занятость, заинвестировал два часа своего времени в проект, который несомненно имеет большое будущее.

 


С 4 по 6 сентября в польском курортном городе Крыница проходил XIII экономический форум, которые многие и по праву называют Давосом Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ). 1300 участников из более 20 стран на 69 пленарных сессиях и семинарах обсуждали насущные проблемы нашего региона. Присутствие на Форуме президентов Польши (Александр Квасьневский), Румынии (Ион Илиеску), Хорватии (Стьепан Месич), Македонии (Борис Трайковси), премьер-министра Словакии Микулаша Дзунинды и представителей политических и бизнес элит стран ЦВЕ свидетельствует о серьезности данного мероприятия. Официальную Беларусь представляла делегация во главе с вице-премьером Владимиром Семашко, который с докладом о внутренней ситуации в Беларуси выступал почему-то на пленарном заседании, посвященном глобализации и рынку труда. Большинство тем конференции концентрировалось вокруг последствий вступления 10 стран региона в Европейский Союз и тех проблем, с которыми столкнется остальная Центральная и Восточная Европа после 1 мая 2004 года.  


Россия больна ожирением, опухолью и неврозом. У нее поражена кровеносная система и пищеварение. Такой диагноз поставил советник президента В. Путина Андрей Илларионов провел пресс-конференцию «Российские экономические болезни».  2 июня 2005 Он в очередной раз подверг жесткой критике политику своего работодателя. Одним кажется, что Андрей Николаевич нарушает правила единой команды. Он же считает, что работа советника – высказывать свою точку зрения, а не подавать дежурную фразу «чего изволите» по любому поводу. 


На пороге XXI века важно проанализировать, что нам удалось сделать, каковы наши неудачи. Это необходимо для того, что определить, в каком направлении двигаться дальше. После выборов 1990 г. Венгрия стала перед лицом двух вызовов: необходимостью осуществления перехода к рыночной экономике и достижением макроэкономической стабилизации, что требовало глубокой реструктуризации. Экономическое развитие Венгрии можно разделись на пять этапов. Они выделяются по тому, как проводилась экономическая политика, какие цели ставились, каковы были темпы роста и инфляция. Первый этап (1990 – 1992 гг.) – это этап политической трансформации. Был предпринят целый ряд мер по переходу к рыночной экономике. Но мы не были в состоянии удержать страну от сползания к финансовому кризису. Это была цена за системные трансформации.  


С большей определенностью можно отвечать на вопрос, who is Mr. Putin, когда речь идет о новой экономической политике. Разработке новых концептуальных программ, постановке конкретных задач предшествовали щедрые и во многом пустые словоизвержения. Сейчас слова начали приобретать плоть. Пошли первые законопроекты. Российская Дума "проглотила" 13-процентный плоский налог на доход физических лиц. Губернаторы дружно рапортуют о поддержке идеи о 7 административно-территориальных округах во имя унификации федерального законодательства, в том числе по важным экономическим позициям. Бурно обсуждалось и введение единого социального налога. Все эти идеи и многое другое можно найти в "Стратегии развития Российской Федерации до 2010 года", подготовленной фондом "Центр стратегических разработок". Этот документ персонифицируют фамилией нынешнего российского министра экономики и торговли Германа Грефа, но в его разработке участвовало много известных ученых-экономистов. Фамилию каждого из них можно было бы выносить на титульный лист. Анализ данного документа весьма полезен для Беларуси. Наша страна находится в большой зависимости от российского рынка. Можно некоторое время игнорировать динамику процессов в Европе, США, Азии. Изменения в России не замечать нельзя. Более того, поскольку у белорусских полисимейкеров нет возможности влиять на параметры экономической политики Кремля, то необходимо очень серьезно подготовиться к нововведениям на Востоке, чтобы не проснуться в день "Х" и вдруг понять, что белорусский бартер для частных демонополизированных российских компаний не нужен, что цены на белорусское продовольствие выше тульских или питерских, что российские регионы выпускают товары лучше и дешевле наших, поэтому сотрудничество может сводиться лишь к обмену "высокими" делегациями и опытом, правда, не понятно каким. Реализация хотя бы половины положений программы Грефа сильно поменяет российскую экономическую картинку и характер взаимоотношений между нашими государствами. Есть некоторые косвенные признаки того, что белорусское правительство начинает это понимать, но о серьезной подготовке системных контрмер, вернее мероприятий, по защите интересов отечественного производителя, налогоплательщика и потребителя пока не слышно. Плод зреет. Возможно, засуха поможет ему упасть на нужную голову быстрее, чем мы можем этого ожидать.  


Институт экономики переходного периода (ИЭПП) отпраздновал свое десятилетие. Идея А. Аганбегяна о переформировании одного из подразделений Академии народного хозяйства в Институт хозяйственного механизма имела для экономической истории России далеко идущие последствия. Егор Гайдар, возглавивший независимый мозговой центр, превратил его не только в кузницу российских экономических кадров, но и в штаб подготовки различных госпрограмм. Попеременно экономисты ИЭПП возглавляют различные подразделения в правительстве, теоретически претворяя в жизнь наработки своих коллег.  


Трансформации энергетического сектора в последнее десятилетие являются лучшим свидетельством либерализации мировой экономики, продолжающегося процесса отделения политической и экономической власти. Миф об энергетике как о естественной монополии развеивается. Франция, Великобритания, Германия, потом США, сейчас Россия аккумулируют важный опыт превращения данной вотчины государства в сферу рынка. Несмотря на очевидный спрос на либерализацию энергетического рынка, многие решения так называемых рыночных экономик далеки от реализации концепции свободного рынка. Возникающие проблемы (отключения электроэнергии, отсутствие инвестиций, дисбаланс спроса и предложения) являются следствием не избытка, а недостатка рынка. 


13 сентября 2005 года Всемирный банк (ВБ) и Международная финансовая корпорация (МФК) опубликовали одно из самых глубоких исследований делового климата в мире «Ведение бизнеса в 2006: создание новых рабочих мест». Главный вывод почти 200-страничного доклада является серьезной, аргументированной поддержкой сторонников рыночных преобразований: последовательные реформы приводят не к социальному коллапсу и росту безработицы, а к созданию новых рабочих мест. Реализация многих ценных рекомендаций в Украине наверняка поможет Виктору Ющенко вернуть украинскому бизнесу и предпринимательству, а также обществу в целом, тот кредит, который он получил в начале 2005 года.  


Согласен с тем, что анализ экономической политики переходных стран, обмен опытом помогает глубже понять происходящее и скорректировать курс на будущее. Я бы хотел затронуть несколько моментов, которые очень важны для того, чтобы понять успехи или провалы реформ. Сегодня экономическая ситуация в Чехии немного улучшается. В этом году планируется экономический рост в 2%, в следующем 3% ВВП. Экономическое выздоровление происходит при социал-демократическом правительстве, но хочу сказать, что основу для выхода из рецессии заложило предыдущее правительство. Годовая инфляция составляет 4%, что является одним из лучших показателей среди стран Центральной и Восточной Европы. Сейчас идут дискуссии по проекту бюджета на следующий год. Дефицит бюджета центрального правительства будет около 3%, в то время как консолидированный – около 0,7%.  


Правительство каждой страны должно отстаивать интересы своих производителей, инвесторов и потребителей. Это аксиома. От рационального профессионального правительства другого ничего и не надо. Зарплату министрам и прочим чиновникам платят налогоплательщики. В цивилизованном мире они требуют отчет за использование денег. В мире без границ и экономических барьеров проблемы международной экономической политики вообще не было бы. Частные лица и компании совершенно свободно могли бы перемещать капитал туда, куда им выгодней. Люди свободно могли бы переезжать с континента на континент в поисках оптимальных, на их взгляд, условий занятости. Но очищение мира от социализма и интервенционизма займет еще не один десяток лет, поэтому стоит вопрос о том, как выстраивать экономические отношения с соседями, с регионами, с миром. Особое внимание уделяется торговой политике. Создание десятков торговых блоков, тысячи двусторонних договоров, таможенные союзы, зоны свободной торговли – все делается для того, чтобы освободить отечественного производителя и уравнять правила игры для "своих" и иностранцев.  


Высшие белорусские чиновники используют каждую возможность, чтобы «спеть» иностранцам (нашим эти келейные разговоры уже надоели) радостную песню про благоприятный белорусский инвестиционный климат. Проводятся дорогие конференции, издаются буклеты и проспекты. Любого иностранца, который сможет прикинуться серьезным инвестором, прямо-таки на руках заносят в коридоры власти. И пытаются уговорить: дай нам твои деньги, но на наших условиях. Анализ условий работы производителя, конкретные производственные показатели, оценка различных параметров экономической среды есть лучший диагноз проводимой экономической политики.  


В интересное время живем. Мир подводит итоги тысячелетия – ХХ века. Европейские и азиатские страны бывшего соцлагеря подводят итоги декады независимого развития. Белорусское руководство игнорирует научный анализ и выводы “жулья” из МВФ и Всемирного банка. Какое нашим полисимейкерам дело, что они сотрудничают с профессионалами в области системного экономического анализа. Многие международные эксперты началом отсчета считают 1989 год, хотя для стран бывшего СССР это не совсем корректно. В середине октября один из самых профессиональных польских аналитических центров CASE провел конференцию “10 лет спустя. Трансформация и рост в постсоциалистических странах”. В ней принимали участие авторитеты мировой экономики, которые в разной степени участвовали в реформировании плановой экономики и построении рынка. Представители МВФ и Всемирного банка, бывшие и нынешние члены правительства говорили об ошибках, уроках, преимуществах различных способов реформ. Белорусских реформаторов представлял С. Богданкевич, который ассоциируется у зарубежных коллег с относительной стабилизацией цен, монетарной политикой, проводимой по неким принятым в высшем экономическом свете канонам. За последние 5 лет ни один из членов команды “младореформаторов” А. Лукашенко не завоевал доверия своих коллег. За высокий рост ВВП в период 1997-1998 никто из белорусских экономистов, полисимейкеров не был отмечен титулом “Лучший министр финансов” или “Лучший председатель Центрального банка”. Международные эксперты дословно приняли к сведению положительный опыт Беларуси, положив его под сукно. Конечно, если и вспоминали о нашей стране в Варшаве, то только в контексте того, как не надо проводить реформы. Печально, что Беларусь по-прежнему является европейским изгоем. В компании с Узбекистаном мы входим в группу стран с наименьшей степенью открытости экономики, самым высоким инвестиционным риском, низкой степенью защиты прав собственности. Государство у нас по-прежнему и Бог, и царь и воинский начальник. Сам себе хозяин и судья. Анализ конкретных индикаторов (ВВП, инфляция, инвестиции, товарооборот и т.д.) за 10 лет с начала реформ позволяет ответить на ряд ключевых вопросов: какие реформы эффективнее и социальнее, быстрые или медленные, комплексные или пошаговые, на основе государственной или частной собственности, с участием иностранного капитала или без.  


Многополюсный Евросоюз

12 августа 2013 Автор

В одной ЕС-упряжке лебедь, рак и щука

Ярослав Романчук

Европейский Союз переживает самый тяжёлый кризис в своей истории. Речь идёт не столько об экономическом кризисе, сколько о кризисе ценностей и идентичности. Материальное богатство ЕС-27 пока никуда не ушло. В 2012г. ВВП ЕС-27 составил €12,9 трлн. ($16,57 трлн.) или €25600 на душу населения. Экспорт ЕС-27 составил €1,69 трлн., импорт - €1,79 трлн. Материальные блага есть, но явно не для всех. Однако единого интеграционного проекта уже нет, по крайней мере, в восприятии самих жителей стран ЕС. Внутри Евросоюза образовались глубокие трещины между благополучной Германией и скандинавскими странами и погруженной в кризис Южной Европой во главе с Грецией, Кипром, Испанией и Италией.


Евросоюз на пороге своей перестройки

Ярослав Романчук, май 2013

13 мая 2013г. авторитетные социологи из Pew Research Center опубликовали результаты важного соцопроса под названием «Новый больной Европы – Европейский Союз». Мы являемся свидетелем ломки стереотипа и кризиса ценностей. Евросоюз было принято считать локомотивом Европы, её здоровой сердцевиной. Это было давно и уже неправда. Социологи констатируют кризис европейской интеграционной идеи. «Усилия в течение последних 50 лет создать более объединённую Европу являются главной жертвой кризиса евро. Европейский проект потерял уважение в большей части Европы».


Страница 7 из 13

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…