Переходные экономики 128

С большей определенностью можно отвечать на вопрос, who is Mr. Putin, когда речь идет о новой экономической политике. Разработке новых концептуальных программ, постановке конкретных задач предшествовали щедрые и во многом пустые словоизвержения. Сейчас слова начали приобретать плоть. Пошли первые законопроекты. Российская Дума "проглотила" 13-процентный плоский налог на доход физических лиц. Губернаторы дружно рапортуют о поддержке идеи о 7 административно-территориальных округах во имя унификации федерального законодательства, в том числе по важным экономическим позициям. Бурно обсуждалось и введение единого социального налога. Все эти идеи и многое другое можно найти в "Стратегии развития Российской Федерации до 2010 года", подготовленной фондом "Центр стратегических разработок". Этот документ персонифицируют фамилией нынешнего российского министра экономики и торговли Германа Грефа, но в его разработке участвовало много известных ученых-экономистов. Фамилию каждого из них можно было бы выносить на титульный лист. Анализ данного документа весьма полезен для Беларуси. Наша страна находится в большой зависимости от российского рынка. Можно некоторое время игнорировать динамику процессов в Европе, США, Азии. Изменения в России не замечать нельзя. Более того, поскольку у белорусских полисимейкеров нет возможности влиять на параметры экономической политики Кремля, то необходимо очень серьезно подготовиться к нововведениям на Востоке, чтобы не проснуться в день "Х" и вдруг понять, что белорусский бартер для частных демонополизированных российских компаний не нужен, что цены на белорусское продовольствие выше тульских или питерских, что российские регионы выпускают товары лучше и дешевле наших, поэтому сотрудничество может сводиться лишь к обмену "высокими" делегациями и опытом, правда, не понятно каким. Реализация хотя бы половины положений программы Грефа сильно поменяет российскую экономическую картинку и характер взаимоотношений между нашими государствами. Есть некоторые косвенные признаки того, что белорусское правительство начинает это понимать, но о серьезной подготовке системных контрмер, вернее мероприятий, по защите интересов отечественного производителя, налогоплательщика и потребителя пока не слышно. Плод зреет. Возможно, засуха поможет ему упасть на нужную голову быстрее, чем мы можем этого ожидать.  


Институт экономики переходного периода (ИЭПП) отпраздновал свое десятилетие. Идея А. Аганбегяна о переформировании одного из подразделений Академии народного хозяйства в Институт хозяйственного механизма имела для экономической истории России далеко идущие последствия. Егор Гайдар, возглавивший независимый мозговой центр, превратил его не только в кузницу российских экономических кадров, но и в штаб подготовки различных госпрограмм. Попеременно экономисты ИЭПП возглавляют различные подразделения в правительстве, теоретически претворяя в жизнь наработки своих коллег.  


Трансформации энергетического сектора в последнее десятилетие являются лучшим свидетельством либерализации мировой экономики, продолжающегося процесса отделения политической и экономической власти. Миф об энергетике как о естественной монополии развеивается. Франция, Великобритания, Германия, потом США, сейчас Россия аккумулируют важный опыт превращения данной вотчины государства в сферу рынка. Несмотря на очевидный спрос на либерализацию энергетического рынка, многие решения так называемых рыночных экономик далеки от реализации концепции свободного рынка. Возникающие проблемы (отключения электроэнергии, отсутствие инвестиций, дисбаланс спроса и предложения) являются следствием не избытка, а недостатка рынка. 


13 сентября 2005 года Всемирный банк (ВБ) и Международная финансовая корпорация (МФК) опубликовали одно из самых глубоких исследований делового климата в мире «Ведение бизнеса в 2006: создание новых рабочих мест». Главный вывод почти 200-страничного доклада является серьезной, аргументированной поддержкой сторонников рыночных преобразований: последовательные реформы приводят не к социальному коллапсу и росту безработицы, а к созданию новых рабочих мест. Реализация многих ценных рекомендаций в Украине наверняка поможет Виктору Ющенко вернуть украинскому бизнесу и предпринимательству, а также обществу в целом, тот кредит, который он получил в начале 2005 года.  


Согласен с тем, что анализ экономической политики переходных стран, обмен опытом помогает глубже понять происходящее и скорректировать курс на будущее. Я бы хотел затронуть несколько моментов, которые очень важны для того, чтобы понять успехи или провалы реформ. Сегодня экономическая ситуация в Чехии немного улучшается. В этом году планируется экономический рост в 2%, в следующем 3% ВВП. Экономическое выздоровление происходит при социал-демократическом правительстве, но хочу сказать, что основу для выхода из рецессии заложило предыдущее правительство. Годовая инфляция составляет 4%, что является одним из лучших показателей среди стран Центральной и Восточной Европы. Сейчас идут дискуссии по проекту бюджета на следующий год. Дефицит бюджета центрального правительства будет около 3%, в то время как консолидированный – около 0,7%.  


Правительство каждой страны должно отстаивать интересы своих производителей, инвесторов и потребителей. Это аксиома. От рационального профессионального правительства другого ничего и не надо. Зарплату министрам и прочим чиновникам платят налогоплательщики. В цивилизованном мире они требуют отчет за использование денег. В мире без границ и экономических барьеров проблемы международной экономической политики вообще не было бы. Частные лица и компании совершенно свободно могли бы перемещать капитал туда, куда им выгодней. Люди свободно могли бы переезжать с континента на континент в поисках оптимальных, на их взгляд, условий занятости. Но очищение мира от социализма и интервенционизма займет еще не один десяток лет, поэтому стоит вопрос о том, как выстраивать экономические отношения с соседями, с регионами, с миром. Особое внимание уделяется торговой политике. Создание десятков торговых блоков, тысячи двусторонних договоров, таможенные союзы, зоны свободной торговли – все делается для того, чтобы освободить отечественного производителя и уравнять правила игры для "своих" и иностранцев.  


Высшие белорусские чиновники используют каждую возможность, чтобы «спеть» иностранцам (нашим эти келейные разговоры уже надоели) радостную песню про благоприятный белорусский инвестиционный климат. Проводятся дорогие конференции, издаются буклеты и проспекты. Любого иностранца, который сможет прикинуться серьезным инвестором, прямо-таки на руках заносят в коридоры власти. И пытаются уговорить: дай нам твои деньги, но на наших условиях. Анализ условий работы производителя, конкретные производственные показатели, оценка различных параметров экономической среды есть лучший диагноз проводимой экономической политики.  


В интересное время живем. Мир подводит итоги тысячелетия – ХХ века. Европейские и азиатские страны бывшего соцлагеря подводят итоги декады независимого развития. Белорусское руководство игнорирует научный анализ и выводы “жулья” из МВФ и Всемирного банка. Какое нашим полисимейкерам дело, что они сотрудничают с профессионалами в области системного экономического анализа. Многие международные эксперты началом отсчета считают 1989 год, хотя для стран бывшего СССР это не совсем корректно. В середине октября один из самых профессиональных польских аналитических центров CASE провел конференцию “10 лет спустя. Трансформация и рост в постсоциалистических странах”. В ней принимали участие авторитеты мировой экономики, которые в разной степени участвовали в реформировании плановой экономики и построении рынка. Представители МВФ и Всемирного банка, бывшие и нынешние члены правительства говорили об ошибках, уроках, преимуществах различных способов реформ. Белорусских реформаторов представлял С. Богданкевич, который ассоциируется у зарубежных коллег с относительной стабилизацией цен, монетарной политикой, проводимой по неким принятым в высшем экономическом свете канонам. За последние 5 лет ни один из членов команды “младореформаторов” А. Лукашенко не завоевал доверия своих коллег. За высокий рост ВВП в период 1997-1998 никто из белорусских экономистов, полисимейкеров не был отмечен титулом “Лучший министр финансов” или “Лучший председатель Центрального банка”. Международные эксперты дословно приняли к сведению положительный опыт Беларуси, положив его под сукно. Конечно, если и вспоминали о нашей стране в Варшаве, то только в контексте того, как не надо проводить реформы. Печально, что Беларусь по-прежнему является европейским изгоем. В компании с Узбекистаном мы входим в группу стран с наименьшей степенью открытости экономики, самым высоким инвестиционным риском, низкой степенью защиты прав собственности. Государство у нас по-прежнему и Бог, и царь и воинский начальник. Сам себе хозяин и судья. Анализ конкретных индикаторов (ВВП, инфляция, инвестиции, товарооборот и т.д.) за 10 лет с начала реформ позволяет ответить на ряд ключевых вопросов: какие реформы эффективнее и социальнее, быстрые или медленные, комплексные или пошаговые, на основе государственной или частной собственности, с участием иностранного капитала или без.  


Страница 7 из 7

 

 

Подпишись на новости в Facebook!