Российский антидемпинг

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Правительство каждой страны должно отстаивать интересы своих производителей, инвесторов и потребителей. Это аксиома. От рационального профессионального правительства другого ничего и не надо. Зарплату министрам и прочим чиновникам платят налогоплательщики. В цивилизованном мире они требуют отчет за использование денег. В мире без границ и экономических барьеров проблемы международной экономической политики вообще не было бы. Частные лица и компании совершенно свободно могли бы перемещать капитал туда, куда им выгодней. Люди свободно могли бы переезжать с континента на континент в поисках оптимальных, на их взгляд, условий занятости. Но очищение мира от социализма и интервенционизма займет еще не один десяток лет, поэтому стоит вопрос о том, как выстраивать экономические отношения с соседями, с регионами, с миром. Особое внимание уделяется торговой политике. Создание десятков торговых блоков, тысячи двусторонних договоров, таможенные союзы, зоны свободной торговли – все делается для того, чтобы освободить отечественного производителя и уравнять правила игры для "своих" и иностранцев.  

Вы играете в хокфутпонг? Когда две команды начинают некую новую игру, прежде всего они разрабатывают, согласовывают и утверждают общие для обеих команд правила игры, а также назначают судей с соответствующими полномочиями. Нарушает игрок одной команды правила – предупреждение, еще раз – красная карточка. Не подчиняется команда установленному регламенту – ее снимают с соревнований и штрафуют по заранее установленным тарифам. Если не устраивают правила игры и если есть желание играть дальше вместе – собираются представители команд, обсуждают спорные моменты и принимают нововведения. Единогласно, правилом консенсуса. Но до этого играют по старым правилам, разыгрывая старые призы, потому что договор – дороже денег. В белорусско-российском таможенном союзе, как и в таможенной пятерке, команды никак не научатся играть по правилам. Правительства декларируют большое желание играть вместе, правда, каждый имеет в виду свою игру. Получается некий хокфутпонг. Не установив правила игры и не определив механизмов ответственности за их нарушения, страны начали играть: кто в футбол, кто в хоккей, кто в пинг-понг, а кто вообще в крикет. Чем обычно заканчиваются такие, дворовые по уровню организации, соревнования? Групповой дракой или вообще враждой дворов, регионов, стран. К этому все и идет в таможенной пятерке и российско-белорусском союзе. СНГ создавали как отстойник негативных эмоций и ширму мирного "развода" стран Советского Союза. Потом начали думать, а что с ним можно сделать. Очередной навязчивой идеей В. Кебича стала рублевая зона. Правда, мало кто во власти понимал все ее последствия для белорусской экономики. Потом в моду вошел таможенный союз, в который спешно вступили россияне и белорусы. Проспавшись после бурных отмечаний и собрав осколки разбитых бокалов, начали думать, а что с этим самым союзом делать. Каждый решил делать свое, рассчитывая, что партнер играет в ту же игру. Очень скоро оказалось, что в другую. Россияне быстро сообразили и, не меняя вывески, начали срочно латать открытую на несколько лет границу, защищаясь от несанкционированных белорусских буллитов. А вот белорусы добродушно соглашались на назначаемые ангажированным судьей пенальти, рассчитывая отыграться… в будущем. Они свое защищают. А мы? 8 апреля 2000 года правительство России, продолжая играть в свою игру, "забило" еще один пенальти в ворота ничего не подозревающих, или просто не понимающих правила игры членов таможенного союза, в том числе Беларуси. Его Постановление № 312 "О подписании Соглашения об Общем таможенном тарифе государств – участников таможенного союза и Протокола о механизме применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер в торговле государств – участников таможенного союза" – это документ власти, которая действительно защищает свою страну, свой бюджет и своих предпринимателей. А если другие безропотно проглатывают подобные документы – это их проблемы, вернее их потребителей, бюджетников и производителей. Россияне одобрили проект Протокола, который может оказаться весьма опасным документом для Беларуси как для члена таможенного союза. Но его содержание вполне адекватно отражает стремление России защитить свои интересы в торговых отношениях с партнерами. Москва явно перестраховывается и не доверяет им, имея на то вполне реальные основания: страны таможенного союза не раз без согласования либо открывали свободные зоны, либо направо-налево раздавали таможенные льготы, либо в одностороннем порядке вводили или отменяли таможенные пошлины, жонглируя при этом нетарифными ограничениями. Впрочем, такие же претензии можно предъявить и к России. Получается, что за общими благородными обещаниями мира и дружбы идет очень жесткое продавливание своих интересов каждой из стран совсем не по правилам либо при их полном отсутствии. В словесной шелухе Стороны согласились, что "установление угрозы причинения существенного ущерба отрасли национальной экономики основывается исключительно на фактах". К таким фактам относятся "динамика импорта, наличие свободных производственных мощностей или неизбежный очевидный рост производственных мощностей экспортера, уровень цен импорта товаров, который оказывает существенный подавляющий эффект в отношении цен национальных товаропроизводителей и может привести к дальнейшему росту спроса на импортируемые товары". Такие факты можно трактовать очень вольно, потому что нет четких критериев или количественных показателей установления нарушения. Что такое "существенный подавляющий эффект", "очевидный рост" или просто "динамика импорта"? Тем более речь идет не о факте причинения ущерба (вряд ли можно говорить об ущербе для экономики в целом при снятии таможенных барьеров), а об угрозе ущерба. Как известно, один может спокойно зайти ночью в бандитский квартал или на кладбище, а другой тени от деревьев пугается. Психическое и эмоциональное состояние оценщиков в документе не указывается. Да, авторы проекта Протокола призывают рассматривать комплекс факторов, но оставляют за сторонами право в "отдельных случаях", при наличии "причинно-следственной связи между угрозой существенного ущерба и возросшим импортом или демпингом товара или субсидируемым импортом товара" поступать иначе. Философию, дух документа – "если нельзя, но очень хочется, то можно" – ярко иллюстрирует статья 12 Протокола: "В случае особой срочности, когда задержка с применением специальных, защитных, антидемпинговых или компенсационных мер причинила или может причинить непоправимый ущерб отрасли национальной экономики, который трудно будет устранить впоследствии, могут применяться в соответствии с национальным законодательством Сторон временные специальные, антидемпинговые и компенсационные пошлины до проведения консультаций при условии, что проведение таких консультаций будет немедленно организовано". Данное положение предоставляет каждой из сторон карт-бланш на одностороннее введение мер по защите своего рынка. Мы знаем, что ничто так не постоянно, как временные меры. В Протоколе не указан порядок компенсации стороне ущерба в случае, если другая неправомерно ввела санкции и переоценила размер ущерба. Нет также методики оценки данного ущерба. Таможенная пятерка поспешила назвать себя "таможенной", потому что реально никакого таможенного союза нет. С таким же успехом можно было назвать данное образование Новым Советским Союзом и затем предпринимать некие меры по его построению. Статья 13 подтверждает то, что единой таможенной территории не существует, и различные защитные меры применяются до ее создания. Свободная торговля под честное пионерское Ряд интересных положений содержит и Соглашение "Об общем тарифе государств – участников таможенного союза". Одной из основных целей данного документа, как и соглашения и договора о таможенном союзе и Едином экономическом пространстве от 26 февраля 1999 года является согласование тарифной политики в торговле с третьими странами. Стороны согласились, что формирование Общего тарифа будет проходить постепенно в течение 5 лет с даты вступления данного Соглашения в силу. Выделяются два перечня товаров: 1) расхождение ставок ввозных таможенных пошлин государств- сторон не превышает 5% и 2) превышает 5%. Есть еще третий список товаров, которые не входят в данные перечни. Сюда относятся, прежде всего, так называемые "чувствительные товары" (имеющие социальную значимость, необходимые для жизненно важных потребностей, нуждающиеся в государственной поддержке и защите от конкуренции аналогичных импортных товаров, что бы это ни значило). Стороны согласились поэтапно пополнять Базовый перечень Общего таможенного тарифа за счет этих товаров, но график этой поэтапности, ответственность сторон за невыполнение обязательств опять не оговорена. Отметим при этом, что стороны установили лишь объем торгового оборота по чувствительным товарам: не более 15% стоимостного объема совокупного импорта каждого из государств за текущий год. Серьезные экономические связи выстраиваются под "честное пионерское". Неудивительно, что и отношение к подобным образованиям в мире адекватное – холодно-скептическое. Соглашение блокирует свободу маневра стран в плане выстраивания торговых отношений с другими партнерами. Статья 12 гласит, что "стороны согласились применять в отношении товаров, происходящих из третьих стран, с которыми торгово-политические отношения не предусматривают режим наибольшего благоприятствования… увеличенные вдвое ставки ввозных таможенных пошлин, включенных в Общий таможенный тариф". Происходит копирование не самого удачного опыта Европейского Союза. На данной почве вполне возможны торговые конфликты. Почему белорусского потребителя заставляют платить за импорт из стран таможенного союза больше, чем из другой страны? Концепция "режима наибольшего благоприятствования" для малой открытой экономики, коей является Беларусь, не приемлема. По большому счету, она не выгодна и России в целом, но отдельные группы давления пробивают именно такие решения под общей вывеской таможенного союза. Наличие такого положения, к примеру, ограничивает возможности Беларуси по заключению договоров о зоне свободной торговли с нашими западными соседями, отдельно с ЕС и даже с США. Нужно ли нам такое положение, когда объем торгового оборота с Россией и так составляет около 60%? Чтобы полностью избавиться от иллюзий о серьезности таможенного союза надо ознакомиться со статьей 13: "Стороны согласились не применять индивидуальные тарифные льготы к субъектам хозяйствования – участникам внешнеторговой деятельности в рамках Общего таможенного тарифа, за исключением случаев, предусмотренных национальным законодательством Сторон". Получается, что, во-первых, по остальным группам товаров льготы можно давать, во-вторых, каждый законодатель имеет склонность такую нормативную базу напринимать, что никакой Договор о таможенном союзе не послужит ему препятствием.

Бессистемный контроль
Россия жестко отстаивает свои экономические интересы. Другого при В. Путине ожидать не стоит. Постановление правительства РФ № 313 от 8.04.2000 "О подписании Протокола о таможенном контроле за товарами и транспортными средствами, перемещаемыми между таможенными органами государств – участников таможенного Союза" еще одно тому подтверждение. М. Касьянову поручено подписать проект на заседании совета глав правительств таможенной пятерки. Транзитные товары будут доставляться к месту назначения "без взимания таможенных пошлин, НДС, акцизов, а также без применения мер экономической политики". Для контроля за их передвижением будут использоваться либо документ контроля за доставкой товаров (ДКД), либо книжка МДП. После прибытия товаров и транспортных средств "таможенный орган назначения информирует таможенный орган отправления о завершении процедуры доставки товаров под таможенным контролем". Ставится задача разработки единой автоматизированной информационной системы, которая является обязательным элементом механизма контроля за перемещением транзитных грузов. Сегодня такой сети между таможенными органами стран таможенного союза не существует. Это открывает широкие горизонты для контрабандистов различных мастей и получения высокой ренты таможенниками и специализированными экспортно-импортными предприятиями. Усложняют контроль за перемещением товаров и различные требования к документальному оформлению сделки: в Беларуси накладные – это документы строгой отчетности, пронумерованные и защищенные водяными знаками. В России главный документ счет-фактура, а накладную можно вывести на любом принтере. Поэтому нет проблем для белорусской компании успешно "рисовать" любые накладные и проставлять оригинальные печати любой компании, которые можно купить за пару десятков долларов. В плане унификации российского и белорусского законодательства не ясно, какой из двух способов оформления сделки выберут ответственные лица. Раз нет реальной возможности контроля, значит, территории стран-участников таможенного союза превращаются в потенциальные черные дыры бюджетов соседних стран. Зачем ломать границы, в спешке создавать некие торговые блоки, если для этого нет ни правовых, ни административных предпосылок? Это как если бы Россия и Беларусь договорилась организовать баскетбольную лигу: купили форму, позвали телевидение, продали билеты – и вдруг обнаружили, что Дворец спорта не достроили, команды не собрали, кольца не подвезли, вместо мячей закупили клюшки, судью не позвали и не согласовали, по каким правилам играть – НБА или Европы. Важный элемент системы таможенного контроля – обеспечение уплаты таможенных платежей. Здесь предлагаются стандартные меры, но есть один нюанс: "Обеспечение уплаты таможенных платежей в виде внесения на депозит таможенного органа причитающихся к уплате денежных средств осуществляется, как правило, в таможенном органе назначения". То есть если товар через Беларусь едет в Россию, то платежи необходимо будет делать в России. Здесь смущает "как правило", которое не объяснено, а ведь исключения должны очень жестко оговариваться. Таким образом, игра на разнице таможенных пошлин и порядке оформления товаров и транспортных средств между Россией и Беларусью заканчивается. Россияне заблаговременно подготовились к введению подобной процедуры. Одно из подтверждений тому – приказ ГТК РФ от 24.11.1999 "Об утверждении Правил перемещения в упрощенном, льготном порядке транспортных средств физическими лицами через таможенную границу Российской Федерации". В нем сказано, что автомобиль не надо оформлять на таможне в России, если он был ввезен из Беларуси и растаможен в Беларуси, уплаченные суммы таможенных пошлин и налогов были перечислены в федеральный бюджет РФ и были выполнены другие требования, установленные законодательством РФ. Зная, как работает наша банковская система, как охотно перечисляют друг другу деньги чиновники России и Беларуси, можно смело предположить, что растаможка машин в Беларуси для российского рынка канула в Лету. Если так дальше пойдет, то скоро не только ширпотреб и продовольствие будет выгоднее ввозить из России, но и автомобили. Россия давно поняла всю опасность административного и правового вакуума в торговых отношениях с соседями. Быстро спохватившись, она не вышла из СНГ, таможенного союза с Беларусью и стран пятерки. На уровне подзаконных актов различных ведомств она защищает свою таможенную территорию, планомерно перейдя на постановления правительства и на согласованные другими странами документы, легализирующие де-факто существующий статус. Очень рациональное поведение, позволяющее сохранить политическое лицо и отстоять экономические интересы. Беларусь же (т.е. ее налогоплательщики, бюджетники и потребители) питается пустыми договорами и обещаниями. Отдельные ее представители питаются гораздо лучше: за счет дырявой границы, дырявой правовой базы или "дырявой" головы ответственных лиц, призванных защищать национальные экономические интересы. Белорусская власть никак не хочет признать факт объективной реальности: таможенного союза нет, как нет зоны свободной торговли и тем более единого экономического пространства. Спортсмены знают, как опасно подвергать организм большим нагрузкам без тренировки и разминки. Беларусь не готова к экономически интимным отношениям с Россией. Пора начинать серьезный курс реабилитации. Лучше позже, чем никогда, если А. Лукашенко действительно не шутит на предмет священности и незыблемости белорусского национального суверенитета.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!