10 лет спустя: о бедном производителе замолвим слово

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Высшие белорусские чиновники используют каждую возможность, чтобы «спеть» иностранцам (нашим эти келейные разговоры уже надоели) радостную песню про благоприятный белорусский инвестиционный климат. Проводятся дорогие конференции, издаются буклеты и проспекты. Любого иностранца, который сможет прикинуться серьезным инвестором, прямо-таки на руках заносят в коридоры власти. И пытаются уговорить: дай нам твои деньги, но на наших условиях. Анализ условий работы производителя, конкретные производственные показатели, оценка различных параметров экономической среды есть лучший диагноз проводимой экономической политики.  

Подводя итоги десятилетия, мы анализируем макроэкономические показатели, вводим различные индексы. Все это основывается на работе реального сектора. Нам важно понять, как он отвечает на вызовы времени и справляется с капризами и требованиями потребителя. Предприятию больше нравится диктат потребителя, или оно ностальгирует по Госплану и Госснабу, когда отчет о проделанной работе принципиально отличался от строгого финансового отчета и баланса компании? Многие международные эксперты настойчиво пытались внедрять в переходных странах миссионерскую философию для стран третьего мира: неважно, какой формы собственности предприятие, главное, чтобы оно эффективно работало; важно определить стратегию развития экономики в целом, и под нее пусть подстраивается малый и средний бизнес. По сути, выбор производителя сводился к следующему: или следовать в фарватере конъюнктуры рынка, стараясь предугадать потенциальные прибыльные ниши, или выполнять указы политической власти, которая под свои идеи и прогнозы предоставляет различные льготы и накачивает дешевыми ресурсами. Выберешь первое - тебя заставят финансировать второе. Выберешь второе - увеличишь риск потери рынков и конкурентоспособности. В переходных странах с очень неустойчивой правовой средой, отсутствием прозрачности в общественных финансах, конфискационной налоговой системой нельзя делать выводы о работе реального сектора только на основе официальной статистики и "белой" бухгалтерии. Для получения полной картины надо использовать другую методику. Опросы директоров предприятий, аудиторских и юридических компаний, кредиторов дополняют наши знания и позволяют сделать адекватные выводы. Европейский банк реконструкции и развития и Всемирный банк провели опрос 3000 предприятий в 20 странах Центральной и Восточной Европы, Балтии и СНГ. Страны были разбиты на 4 группы по региональному признаку: Центральная и Восточная Европа (ЦВЕ) и Балтика, Юго-Восточная Европа (Болгария, Молдова, Румыния), центральная часть СНГ (Беларусь, Россия и Украина) и периферия СНГ (Кавказ и Центральная Азия). Выводы данного исследования позволяют понять, почему Польша, Эстония, Венгрия, Словения привлекают десятки миллиардов долларов инвестиционных ресурсов, почему рабочие этих стран получают высокие зарплаты и почему предприятия этих стран успешно завоевывают ниши не только на традиционных, но и на европейских рынках.

Реальный рост объема продаж в %

Регион

Приватизированные предприятия

Государственные

Новые компании

ЦВЕ и Балтия

8

1,9

11,5

Юго-Восточная Европа

-21,5

-11

-0,5

СНГ центр

-5,3

- 2,7

0,4

СНГ периферия

-12

-6

-5,

 
 

Рост производительности труда в %

Регион

Приватизированные предприятия

Государственные

Новые компании

ЦВЕ и Балтия

18,5

8,5

2,8

Юго-восточная Европа

-7

7

-6,5

СНГ центр

6,5

10

-6,2

СНГ периферия

3

9,7

-6

Реструктуризация предприятий по регионам и форме собственности

(доля каждого типа фирмы в %)

 

Приватизированные

Государственные

Новые фирмы

Total

Сокращение рабочих мест

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

45

52

20

32

Юго-восточная Европа

54

55

18

34

СНГ центр

46

45

22

33

СНГ периферия

55

52

19

37

Итого

52

49

20

35

 

Увеличение рабочих мест

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

23

14

36

29

Юго-восточная Европа

21

12

34

27

СНГ центр

21

16

41

32

СНГ периферия

13

11

22

17

Итого

20

13

34

26

 

Развитие новых продуктов

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

36

25

28

30

Юго-восточная Европа

32

30

33

32

СНГ центр

30

36

36

34

СНГ периферия

24

21

22

22

Итого

31

26

29

29

 

Совершенствование существующих продуктов

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

48

42

42

44

Юго-восточная Европа

43

48

47

46

СНГ центр

40

41

37

38

СНГ периферия

31

34

26

29

Итого

41

40

38

39

 

Смена поставщиков

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

17

12

17

16

Юго-восточная Европа

22

20

26

24

СНГ центр

31

25

32

31

СНГ периферия

19

17

16

17

Итого

22

17

22

21

 

Изменение оргструктуры фирмы

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

59

55

33

46

Юго-восточная Европа

58

69

38

50

СНГ центр

62

49

47

57

СНГ периферия

48

39

30

38

Итого

57

53

37

48

 

Число конкурентов на рынке для фирм по форме собственности

 (доля от общего числа каждого типа фирм в %)

Фирма

Нет конкурентов

1-3 конкурента

Более 3 конкурентов

Приватизированные предприятия

7

13

71

Государственные

20,5

11

50

Новые компании

5

8

77

 

Источники финансирования предприятий (в основной капитал) по регионам и форме собственности (доля всех инвестиций в основной капитал для каждого типа фирм) в %

 

Приватизированные

Государственные

Новые фирмы

Total

Внутреннее финансирование

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

49

44

49

49

Юго-восточная Европа

68

55

65

63

СНГ центр

69

66

69

69

СНГ периферия

68

47

71

66

Итого

62

50

61

60

 

Государственное финансирование

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

1

0

0

3

Юго-восточная Европа

2

20

0

5

СНГ центр

4

22

1

4

СНГ периферия

2

39

0

5

Итого

3

26

0

5

 

Банковские кредиты

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

18

8

0

0

Юго-восточная Европа

10

10

0

8

СНГ центр

7

5

6

6

СНГ периферия

4

0

0

3

Итого

11

0

0

0

 

Продажа акций

 

 

 

 

ЦВЕ и Балтика

11

0

0

11

Юго-восточная Европа

3

2

1

1

СНГ центр

2

2

0

0

СНГ периферия

5

0

1

2

Итого

6

0

5

0

Лидер - новая частная компания Среднегодовой реальный объем продаж в странах ЦВЕ и Балтики составил 9% за последние 3 года. Индекс экономической свободы у них гораздо выше, чем в странах Юго-Восточной Европы и СНГ, где наблюдается явный спад. Если бы белорусское правительство реально хотело помочь своим предприятиям, оно бы, прежде всего, упростило налоговую систему и уменьшило объем изъятий, позволило частным предприятиям производить подавляющее количество товаров и услуг, а также гарантировало стабильность денег вне зависимости от того, какая валюта используется в этом качестве. Тогда предприятия и продавать бы больше стали, и платить больше своим работникам и бюджетникам. Почему наши полисимейкеры извращают эту простую логику? Очевидно, цели у них совершенно другие. Новые частные фирмы реже увольняют рабочих и создают больше рабочих мест. Приватизированные и новые предприятия больше склонны к открытию новых производств. Если учесть, что они сами привлекают ресурсы, новые технологии, не надеясь на получение бюджетных дотаций, то лучшей промышленной политикой государства в отношении частного сектора была бы реализация принципа "laisser faire!" ("не мешайте!"). Интересен вывод об эффективности разных форм приватизации. Те госпредприятия, которые были выкуплены руководством или членами трудового коллектива, показывают лучшую динамику развития, в то время как компании, приватизированные по ваучерным схемам, работают точно так же, как государственные. Это верно не столько для Беларуси, где серьезная приватизация еще и не начиналась, сколько для остальных стран региона. Нам необходимо учитывать этот опыт и не обманывать себя и народ играми в социальную справедливость при проведении ваучерной приватизации. Одним из ярких показателей эффективно проведенной реструктуризации является разработка и выпуск новых товаров. Во всех регионах частный сектор работает гораздо лучше, оставляя государственный далеко позади. Кроме центральной части СНГ. Здесь важно отметить мотивацию белорусской инновационности. Многие предприятия вводят на рынок новые марки и продукты, чтобы иметь возможность повысить цену и обойти дискриминационные меры по ценообразованию. Игра идет на простом жонглировании товарными марками, снижении качества. 10-процентная сметана, колбаса с 5-ю процентами мяса - это тоже ведь новые продукты. Частный сектор как заноза, или Красная тряпка для государственного быка В течение последних трех лет и государственные, и частные предприятия в постсоциалистических странах пошли на изменение организационной структуры и управления, что говорит о несоответствии традиционного архаичного менеджмента требованиям рыночной экономики. Чем больше конкурентов на рынке, чем лучше инвестиционный климат, тем чаще акционеры меняют управляющих своих компаний. Просто требования к руководителям резко возрастают, а действительно высококлассных профессионалов найти среди своих не так уж легко. При этом фирмы с наибольшим падением объемов производства чаще других меняли руководство и структуру управления. В регионе «СНГ- Центр» ротация руководства приватизированных предприятий проходила более интенсивно, что свидетельствует о неподготовленности старых хозяйственных кадров к выполнению экономических задач в рыночных условиях. Это один из факторов, объясняющих склонность красного директората Беларуси к блокированию даже мягких реформ. Многие из них в рынке видят опасность остаться не у дел, поэтому выполнение письменных приказов и устных распоряжений президента и его Администрации – это меньшее из зол. «Пусть я буду унижен, пусть я угроблю предприятие, но все же я – директор» - так рассуждают те, кто боится за свое корпоративное будущее. Их много, потому что рациональные голоса сильных директоров тонут в безмолвии «серых» коллег, инерции министерств и комитетов. Наличие частного сектора подталкивает и государственных коллег к реструктуризации. Несмотря на явно неравные условия хозяйствования, именно частный сектор задает темп и направление экономического движения. В постсоциалистических странах нет ни одного примера, когда бы выделенная государством "точка роста" потянула за собой развитие всей экономики на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Получается наоборот: государственный сектор, как пылесос, высасывает из своей страны и иностранных доноров инвестиционные ресурсы, не боясь наказания. Он пинает частный сектор ногами и локтями. Несмотря на это и учитывая существующую практически везде "черную кассу", частный сектор умудряется показывать лучшие результаты. Государство не замечает конкуренции Среди внешних факторов, которые мотивируют менеджеров, основным является выживание фирмы. Для этого необходимо находить новых потребителей, удовлетворять старых и контролировать производственные издержки. Многие компании, особенно государственные, идут к чиновнику с протянутой рукой. Государство может оказывать как прямую помощь, так и косвенную (посредством административного ограничения количества конкурентов). Мягкая бюджетная политика является своего рода подушкой между производителем и рынком: чем она толще, тем больше расстояние между стратегией развития предприятия и требованиями потребителя. В Беларуси при нашей фискальной политике можно сказать, что страшно далек реальный сектор от народа, непонятен для большинства колхозов и промышленных предприятий его основной лозунг: за меньшую цену - товар максимально высокого качества. При сохранении государственного контроля за деятельностью акционерных компаний (Беларусь - типичный пример) чисто экономическая мотивация - получение прибыли - подменяется политической или социальной установкой: обеспечить рост валового продукта, не допустить сокращения рабочих мест, оплачивать коммунальные и энергосчета населения и хронических банкротов. Во многих странах характер проведения приватизации отражал степень политического влияния на процесс реструктуризации. Привлечение стратегических инвесторов было скорее исключением, чем правилом, потому что компании, управляемые высокопрофессиональными западными менеджерами, на первое место, безусловно, ставят прибыль. К сожалению, слишком многие политики и чиновники не понимают, что именно в этом заключается социальный характер бизнеса и его помощь самым бедным людям. Одним из важнейших факторов размещения ресурсов является давление конкурентов, которое в исследовании было выражено в количестве конкурентов для компаний различных форм собственности. Из таблицы видно, что у госпредприятий гораздо меньше конкурентов, что еще раз подтверждает тезис о невозможности свободного входа на рынки определенных товаров и услуг. Монополия и возможность устанавливать высокие цены или сокращать предложение - это дело рук государства, а не рынка. Сколько еще исследований надо провести, чтобы понять эту экономическую истину? 30% государственных предприятий вообще не имеют конкурентов на своем рынке, в то время как только 5-9% частных имеют такое же положение. Если внимательно присмотреться к этим избранным, то наверняка всплывут родственные или некие другие клановые связи. Немногим более 50% госпредприятий имеют  более трех конкурентов на рынке своих основных продуктов, в то время как для частников это число превышает 80%. Таким образом, в переходной экономике существует сильная корреляция между формой собственности и рыночной структурой, когда многие госпредприятия работают как монополисты. Интересно отметить, что госпредприятия в центральной части СНГ не так часто считают себя монополистами. Данный вывод подтверждает анализ ответов на вопрос "Как ваши потребители отреагируют на 10-процентное повышение цены на ваш базовый товар, если конкуренты оставят цены на прежнем уровне?". Менеджеры госпредприятий в два раза чаще отвечали, что объем продаж и количество клиентов от этого не изменится. Классический пример из учебника. В СНГ предприятия, особенно государственные, не ощущают такого сильного конкурентного давления ни со стороны отечественных фирм (лицензированием и администрированием регулируется количество участников рынка), ни со стороны иностранцев. Против них выстроен плотный заслон из высоких импортных пошлин. В странах ЦВЕ и Балтии производители все чаще корректируют свое корпоративное поведение, исходя из действий внутренних конкурентов. При этом для частных компаний это более ощутимый фактор. Конкуренция реализует весь свой социальный потенциал, только если фирмы самостоятельно, на свой страх и риск проводят производственную политику и привлекают потребителей. Если есть возможность выбить некие привилегии и дешевые ресурсы, то вся энергия руководства компаний, особенно крупных государственных, направляется именно туда, на чиновника - против потребителя. Мягкая бюджетная политика – это лояльность по отношению к тем, кто не знает, как эффективно распоряжаться ресурсами, как на равных конкурировать с частным бизнесом. Это политика против малых и средних фирм, которые не имеют денег, чтобы «купить» себе эксклюзив. В странах ЦВЕ и Балтии объем субсидий меньше, чем в СНГ. Он варьируется от 0,5% ВВП в Армении до 6,5% в России. Конечно, в Беларуси, Украине и России львиную долю субсидий получают госпредприятия. Вторым важным источником поддержки госсектора является списание налоговых долгов и терпимое отношение к кредиторской задолженности. Это относится, в первую очередь, к энергодолгам. Правительства многих стран, в том числе Беларуси, никак не могут понять простую истину: электроэнергия, газ, коммунальные услуги – это экономические товары, производство которых требует больших затрат. По результатам исследования можно сделать вывод, что крупные государственные компании больше других склонны накапливать долги. Новые быстрорастущие частные фирмы оказываются наиболее дисциплинированными. При этом налоговые органы гораздо чаще борются именно с ними. Инвестиционный климат в РБ: опасно для денег Помимо степени конкуренции, бюджетных ограничений и проблем с менеджментом существенное влияние на поведение фирм и принимаемые решения о реструктуризации оказывает инвестиционный климат в более широком понимании этого термина. Участники опроса оценивали, насколько различные аспекты макроэкономической политики, налогообложение, стабильность законодательства, регулирование бизнеса, правопорядок и защита прав собственности, инфраструктура помогают или мешают развитию бизнеса. На недавней конференции по инвестициям наши министры в один голос заявляли, что Беларусь чуть ли не мекка для инвесторов. А вот белорусские директора в анонимном опросе высказывают прямо противоположную точку зрения. Максимальное количество баллов – 4 – это удушающий инвестиции климат. Словения, Венгрия, Эстония, Польша имеют лучшие показатели. Белорусские менеджеры оценили состояние белорусского инвестиционного климата на 2,5, в то время как в России и Украине – 2,8. Хуже только в периферийных странах СНГ. Крупные государственные предприятия склонны оценивать инвестиционный климат выше. Неудивительно, принимая во внимание тесные связи с политическим руководством страны. За рамками опроса остались малые и средние компании, которые по разным причинам вынуждены были уйти с рынка. Мнение их руководителей наверняка подпортило бы даже этот, не самый благоприятный для Беларуси инвестиционный индекс. Недавно один мой коллега сделал примечательную описку, характеризуя состояние Беларуси. Мол, страна оказалась «у разВитого корыта» вместо "разБитого". Образ, на мой взгляд, очень подходящий для реального сектора Беларуси. Правительство старается развивать экономическую систему, которую, как корыто, нельзя трансформировать в современное высокотехнологическое устройство. Иногда в это корыто подливают ресурсов из российского (косвенно) и белорусского бюджета. Явно недостаточно, чтобы хватало всем. Белорусское корыто больше не развивается. Оно рассыхается. Нельзя до бесконечности относиться к производителю, как к существу, которое питается только из корыта, и держать его впроголодь. Либо скотина сдохнет, либо… Хотя вряд ли белорусские директора могут прогнать со двора своего хозяина...
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!