Как делать налоговую реформу Универсальный рецепт для переходных и развивающихся стран

Как делать налоговую реформу Универсальный рецепт для переходных и развивающихся стран

Автор  10 января 2019
Оцените материал
(10 голосов)

Мир быстро развивается в стороны прорывных, дезруптивных технологий IV промышленной революции. В конце 2010-ых мы общается совсем не так, как 10, 30, тем более 50 лет назад. Никому в голову не приходит шальная идея вернуться к старым телефонам и проводной связи.

В конце 2010-ых мы радикально иначе перемещаемся, совсем не так, как 10, 30 или 50 лет назад. Никому в голову не придёт сумасбродная идея вернуться к автомобилям, самолётам и поездам середины XX века.

В конце 2010-ых мы радикально иначе производим товары и услуги, совсем не так, как 20, 40 или 50 лет назад. Никому в голову не придёт взбалмошная мысль отказаться от роботов, 3D-принтеров и современных композитных материалов.

Есть одна критически важная сфера, которая застряла в глубоком прошлом. Она может загубить современные средства информации, телекоммуникации, передвижения и производства или наоборот дать им мощный стимул развития. Если её правильно построить и настроить, она может укротить дьявола в человеке (зависть, жадность, стремление к халяве), освободить мотивацию творческого созидания, окрылить дух предпринимательства. При ошибочной конструкции, порочных механизмах и инструментах эта сфера губит производителей, предпринимателей и тех, кто живёт по средствам, за свой счёт, а также ориентируется на долгосрочную перспективу.

Речь идёт на налоговой системе. Налоги – это либо разумная, адекватная, понятная плата за строго и точно определённые товары и услуги, которые мы, граждане, уполномочили производить людям, которых мы называем «правительство», либо удавка, ловушка и инструмент порабощения. Сегодня в Беларуси, Украине, Узбекистане и других переходных странах нашего региона налоговая система – это как попытка встроить печатную машинку в мире квантовых компьютеров.

«Правительство» в широком смысле слова – это все ветви власти. Это президент и премьер-министр, глава парламента и председатель Верховного Суда, национальные и местные власти. «Правительство» - это ни в коем случае не страна, даже не юридическое «государство». В идеале это небольшая группа людей, которую мы избрали/назначили для оказания конкретных услуг производства конкретных товаров. Мы, граждане, солидарно, понимая преимущества кооперации и взаимодействия, сбросились деньгами (налоги), чтобы получить услуги, например, безопасности, образования, здравоохранения, общественного транспорта дешевле, качественнее и эффективнее. Бизнес план и бюджет такого производства ничем не отличается от подхода к производству других товаров и услугу. Мы, граждане, нанимаем людей, называя их политиками и чиновниками. Они – распорядители и потребители чужого, т. е. нашего с вами времени, энергии, ресурсов и денег. Наши требования к ним – честность, профессионализм, эффективность, адекватная отдача на каждый полученный от нас, налогоплательщиков рубль/гривну/доллар/сум.

Чем чётче определён закрытый перечень товаров и услуг, которые на наши деньги и ресурсы производят политики/чиновники, чем чётче и прозрачнее работает механизм финансирования этого производства, а также оценки качества произведённых товаров и услуг, тем быстрее растёт наше благополучие, тем больше в наших домах счастья и надежд на светлое будущее. Понятное дело, в такой ситуации мы знаем, за что платим. Если что-то стоит $100 у.е., то мы никогда не согласимся платить за это $1000.

Это в идеале. Но люди в переходных, развивающихся странах никогда не имели шанса начать строить страну с чистого листа. Здесь практически нет чиновников-ангелов, политиков-Данко, правоохранителей – прометеев. Здесь в большом дефиците кредиторы – визионеры, предприниматели – стратеги, инвесторы со щедрым сердцем в отношении гуманитарных, гражданских проектов. Более того, среди распорядителей чужого много тех, кто считает, что государство = страна, правительство = страна, даже президент = страна. Много тех, кто отождествляет коммерческие интересы крупного бизнеса с нацинальными интересами страны. Типа МАЗ/БеЛАЗ/МТЗ/Гомсельмаш = национальные интересы страны.

Более того, в переходных, развивающихся странах большой дефицит тех граждан и налогоплательщиков, которые понимает суть, природу и raison d etre правительства и государства. Сами люди так долго жили под Левиафаном, что срослись с ним, свыклись с мыслью, что это не они – заказчики, плательщики и бенефициары товаров и услуг, которые за их счёт производят распорядители чужого, а наоборот. Это они, граждане и налогоплательщики работают, чтобы политики и чиновники могли выполнять свои планы. Большинство людей не мыслят себе жизнь без бизуна и плётки Начальника. Они продолжают верить, что в недрах Большого государства сохранился, затаился тот самый президент/премьер/политическая партия, который в одном флаконе будет честным и сильным Ильёй Муромцем, сердечной и пассионарной Матерью Терезой, инвестиционным гением Уорреном Баффетом, предпринимательским героем Ричардом Брэнсоном и принципиальным, неподкупным судьёй.

Полноценная, эффективная налоговая реформа начинается с глубокой ревизии функций, полномочий, ресурсов и активов правительства/государства. Прежде чем обсуждать вопросы ставок, налогов, налоговых баз и т.д. надо ответить на вопрос: «Сколько и зачем нужно собрать денег?»

Первое – определить обязательные, несеквестируемые расходы государства, которые необходимы для выполнения экзистенциальных задач страны. Иными словами, что – кровь из носа – нужно профинансировать, чтобы граждане получали критически важные услуги в сфере защиты жизни и собственности граждан, функционирование базовой инфраструктуры образования и здравоохранения, а также были выполнены обязательства перед теми, кто всю свою жизнь платил налоги/взносы в пенсионный фонд.

Для переходной, развивающейся страны расклад по расходам госбюджета примерно такой (в % ВВП, которые легко пересчитываются на $-доллары и национальную валюту):

1) армия – 2% ВВП. В случае находящейся в состоянии войны Украины – 5% ВВП;

2) полиция/милиция, структуры внутренней безопасности – 2% ВВП;

3) суды, прокуратура, специальные службы – 1,5% ВВП;

4) органы исполнительной, законодательной власти (национальный, местный уровень) – 3,5% ВВП;

5) образование – 4% ВВП

6) здравоохранение – 4% ВВП

7) пенсии и базовая социальная поддержка – 11% ВВП

8) поддержка базовой инфраструктуры – 1% ВВП

ИТОГО: 29% ВВП (+/- 1 – 2 процентных пункта ВВП)

Это примерная структура расходов в течение первого этапа проведения системной, комплексной реформы. По мере проведения реформ системы пенсионного обеспечения, здравоохранения и образования, а также увеличения доходов населения структура будет меняться, как и расходы правительства. Страна должна выйти на такие институты, чтобы обеспечивать функционирование государства на уровне 20 – 25% ВВП.

Таким образом, налоговая реформа – это одна часть триединой, неразрывной реформы. Две её другие «головы» - это реформа бюджета и пенсионная реформа. Триединая задача, на решение которой должен быть настроено правительство.

На данном этапе важно определить тот необходимый минимум расходов государства, который соответствует качеству госуправления, эффективности госрегулирования, а также абсолютному императиву обеспечения быстрого (6 -9% в год), долгосрочного (минимум 20 лет) инклюзивного (возможности для выгоды для всех) экономического роста. Именно в таком режиме минимизируется коррупция, ликвидируются основные источники схем по «распилу» бюджета. Именно в таком режиме в течение трёх лет выйдет из тени (при условии проведения системных, рыночных реформ) более 80% «серой» экономической деятельности, если правительство сознательно, последовательно заключит себя в жёсткие рамки финансовой ответственности и невмешательства в коммерческую деятельность, прежде всего, инвестиционную.

Определим данные параметры для Украины, например. Её ВВП в 2017г. составил ~$110 млрд., в 2018г. ~$128 млрд. Значим, предельный размер государственных расходов для оптимального развития и роста мах. ~$40 млрд. Для Узбекистана при его ВВП в 2018г. ~ $55 млрд. такой потолок - ~$17 млрд., для Азербайджана max.- ~$13 млрд., для Беларуси - ~$17 млрд.

Второй этап системной налоговой реформы – определение налоговых баз. Поскольку налоги по определению платят потребители, то важно, чтобы налоговые базы были максимально широкие, универсальные, недискриминационные, простые для понимания и сложные для извращения проверяющими и мошенниками.

Сразу забракуем несколько самых популярных в сегодняшних налоговых системах налоговых баз. Первая – добавленная стоимость. Её определение – очень сложный процесс. Очень редко интерпретация налогоплательщика совпадает с мнением налогового инспектора или представителя другого контрольного органа. Поэтому налог на добавленную стоимость имеет встроенную почву для преследования производителей товаров и услугу. Какие бы инструкции не писали, сколько бы уточнений и разъяснений не делали, всё равно понятие «добавленная стоимость» будет размытым, смутным и коррупциогенным. Распорядители чужого с НДС-ом «продают» свою силу и полномочия интерпретации этого понятия, а также право освобождать (частично или полностью) от уплаты НДС-а. НДС особенно опасен в развивающихся, переходных странах, где низко качество госуправления, силовые, контрольные и правоохранительные органы – на своей волне, а номенклатурные фавориты пользуются налоговыми льготами и преференциями.

Вторая налоговая база, которую необходимо забраковать – прибыль коммерческой организации, производителя товаров и услуг. Что считать прибылью, что и когда включать в издержки производства, как быть с курсовыми разницами – всё это и многое другое вызывает много мнений, интерпретаций и сомнений. К сожалению, слово, мнение и сомнение инспектора/контролёра важнее мнения и точки зрения самого налогоплательщика. Отсюда манипуляции, операции по переводу прибыли туда, где меньше ставки этого налога.

Третья плохая налоговая база – земля и недвижимость. В переходных, развивающихся странах ещё нет полноценного рынка земли и недвижимости. Понятие «кадастровая стоимость земли» подвержено субъективным мнениям и оценкам чиновников. Манипуляции базой для исчисления этих налогов широко распространены. Для производителей реальны риски нарваться на высокие налоги, работая с убытками.

Четвёртая – валовый оборот производителя товаров и услуг (выручка). Рассчитывать легко. Есть выручка – вот и плати налог, но такая база налогообложения – наказание за предпринимательство, особенно малый бизнес. Валовая выручка не означает, что производитель реально заработал что-то.

Оптимальными для переходных, развивающихся стран являются следующие налоговые базы:

1) розничные продажи товаров и услуг. Платится объектами розничной торговли. База предельно понятная – поступления в кассу. Все субъекты в равных условиях, в том числе национальные и импортные производители, реальные и виртуальные, e-магазины. Стимулы уйти в тень минимальны, потому что соблюдается сакральное правило налогообложения – единая, плоская ставка на все товары и услуги, которые приобретают конечные потребители. С распространением современных технологий администрирование данного налога легко и просто. Например, в Украине база для данного налога составляет ~$70 – 75 млрд. При ставке 20% он даст в бюджет ~ $15 млрд.

2) производство алкоголя, сигарет, энергетических товаров, других легальных наркотических товаров. Акцизы на эти товары легко собираются (производителей – ограниченное количество). Товары и услуги этих секторов высоколиквидны. При простых, плоских, невысоких ставках у производителей не будет стимулов уходить в тень. Поступления в бюджет Украины от акцизов составят ~ $14 - 17 млрд.

3) доход физического лица. Это чтобы каждый знал, что он платит налоги, что он участвует в финансировании производства товаров и услуг правительства. Здесь главное – плоская, единая ставка в 10%. Как некогда десятина на Храм. Примерные ежегодные поступления в бюджет в течение первых трёх лет составят ~$4 – 7 млрд.

В случае необходимости (высокие госдолг, экстренные расходы (природные катаклизмы, война) может быть рассмотрена ещё одна широкая налоговая база – импорт товаров. Здесь издержки на администрирование такого налога минимальны. Мотива уйти в тень не будет, если ставка будет в пределах 3 – 5% от импортной стоимости товара. Именно такой тариф существует для «серой» растаможки любого груза. В случае Украины при импорте товаров в ~$55 млрд. поступления в бюджет составят ~ $2,5 – 3 млрд.

Следующая задача – определение конкретных ставок этих налогов. Это возможно только после того, как мы определим конкретный объём госрасходов. Расчёты показывают, что ставка по налогу с розничных продаж товаров и услуг будет в пределах 15 - 20%. Ставки акцизов должны быть установлены так, чтобы общая доля налогов в розничной цене алкоголя, сигарет и энергетических товаров не превышала 60%. Важным индикатором для оценки предполагаемой конечной розничной цены является фактически сложившееся ценовая ситуация с этими товарами на «сером» рынке.

Вот такая простая получается налоговая и бюджетная система. Для её управления нужно создание единого министерства финансирования государственных расходов, которое объединит министерство финансов, министерство налогов и сборов, а также таможню. Отпадёт необходимость содержать армию бухгалтеров и консультантов, а для правительства – контролёров и инспекторов.

Все доходы правительства направляются на финансирование несеквестируемых, т. е. несокращаемых расходов госбюджета. Производители товаров и услуг, особенно экспортёры переживают настоящий бум. За счёт снижения налоговой нагрузки, издержек по уплата и администрированию налогов они смогут резко увеличить свою ценовую конкурентоспособность на внешних и внутреннем рынках. Как только люди убедятся, что такая бюджетно-налоговая политика – всерьёз и надолго, быстро произойдёт выход экономической деятельности из «тени». Резко увеличится объём розничной продажи товаров и услуг, что позволит снизить ставку налога на несколько процентных пунктов.

Таковы общие контуры инновационной бюджетно-налоговой реформы. Она является необходимым, но не достаточным условием для выполнения главной задачи правительства - обеспечения быстрого (6 - 9% в год), долгосрочного (минимум 20 лет) инклюзивного (возможности для выгоды для всех) экономического роста. Если её подкрепить инновационной денежно-кредитной реформой, дерегулированием, созданием мощных институтов защиты прав собственности, тогда в течение одного поколения шансы любой переходной, развивающейся страны мира повысить ВВП на душу населения ~$15 – 20 тысяч равны 85 – 90%.

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!