Поможет ли Украине отставка правительства?

Автор  25 января 2016
Оцените материал
(0 голосов)

В контексте постоянных скандалов, сотрясающих украинский политический класс, то и дело звучат призывы к отставке правительства Яценюка.

На первый взгляд, особой дискуссии по вопросу отставки украинского Кабмина быть не может. Правительство, имеющее столь плачевные результаты деятельности, должно уйти.

Начнём с того, что экономический спад 2014-2015 годов существенно превысил даже весьма болезненный кризис 2008-2009. По многим параметрам страна откатилась на 10 лет назад. Ключевой для перспектив экономического роста показатель — валовое накопление, сократился с 28% в 2007, до 14% в 2015 году, что отображает крайне низкую готовность населения инвестировать имеющийся капитал в силу колоссальной налоговой и инфляционной нагрузки, резкого падения доходов и незащищённости прав собственности. В этом смысле, все заявления со стороны «Оппозиционного блока», утверждающего, что при новой власти произошло драматическое ухудшение ситуации, вполне оправданны. Но отчасти правы и сторонники правительства, указывающие на российскую агрессию и последствия неверных управленческих решений правительства Азарова, как на причины складывающегося кризиса. Извечное перекладывание ответственности между властью и оппозицией является традиционным способом уклонения украинского истеблишмента от анализа причин кризиса в экономике страны. Между тем этих причин несколько.

1. Российская агрессия. Этот фактор не следует сбрасывать со счетов. Если аннексия Крыма сравнительно мало повлияла на экономику страны, в силу экономической обособленности континентальной Украины от АРК, то «гибридная война» на востоке оказала крайне негативное влияние. Крупнейшие компании Украины: Группа СКМ; ИСД; «Приват» и ряд других коммерческих структур потеряли миллиарды гривен в результате разрушения промышленной инфраструктуры, разрыва производственных и логистических цепочек, элементарного грабежа на оккупированных территориях. Сюда же можно отнести и полную/ частичную потерю российского рынка.

2. Системный кризис украинской экономики. Этот фактор развивался не один год. Невзирая на декларируемые программы экономических преобразований, институциональные условия ведения бизнеса в Украине к моменту начала Евромайдана, были одними из худших в Европе. Нарастание государственного долга, снижение ЗВР, как результат искусственного удержания курса гривны, высокое налоговое и коррупционное бремя, отсутствие полноценной частной собственности, создавали для украинских предпринимателей существенные трудности. Фактически, сложилась система номенклатурно-олигархического интервенционизма, бесконечно далёкая от капиталистической модели. Архитекторами этой модели следует признать весь украинский политический класс. Возлагать персональную ответственность только на Януковича, Тимошенко, Кучму или Ющенко было бы бессмысленно, в силу этатистского и коррупционного консенсуса всей правящей элиты.

3. Напряжённые внешнеэкономические условия. Нельзя однозначно сказать, что ситуация в мировой экономике столь уж неблагоприятна для Украины. Падение цен на нефть и газ имеет ряд позитивных аспектов для многих украинских компаний. Однако прекращение бума на сырьевых рынках, постепенное схлопывание очередного пузыря фидуциарных денег, привело к снижению цен на основные экспортные товары. По некоторым товарным позициям, оно доходит до 40% за последний год.

4. Провальная экономическая политика Нацбанка и Кабинета Министров Украины. Все предыдущие факторы весьма серьезно повлияли на экономическую ситуацию, однако не они являются основной причиной столь драматичного ухудшения ситуации. Ведь нельзя забывать о существенной финансовой помощи со стороны международных структур. По некоторым оценкам, по итогам этого года, она может составить 17 млрд. долларов. Кроме того, ЕС пошёл и на смягчение торгового протекционизма в отношении украинских компаний. Всё это дало бы эффект при правильном курсе украинских властей. Однако Нацбанк Украины не прекращает наращивать денежную массу, что уже обвалило гривну в несколько раз за последние два года, привело к установлению недоступных для большинства экономических субъектов ставок по кредитам. Основные усилия правительства Яценюка были направлены на косметическое усовершенствование работы государственного аппарата, а не на коренной слом кланово-бюрократической системы управления. Как итог, условия осуществления экономической деятельности в Украине одни из худших в мире. Это касается экстремально высокого налогового бремени, отсутствия гарантий собственности, функционально и количественно раздутого государственного аппарата.

Рецепты исправления ситуации вполне понятны, включают тотальную приватизацию и дерегулирование с выходом на 5-7 министерств; полноценную свободную торговлю, нестеснённую мерами тарифного и нетарифного таможенного регулирования; уход государства из производства экономических благ; демонтаж институтов социального государства; либерализацию финансового рынка с минимизацией, а в идеале упразднением, функций Нацбанка. Итогом этих мер стал бы мощный толчок к развитию экономики, преодолению последствий войны. Однако нынешнее руководство Украины предпринимает совершенно иные меры. В частности, новый Налоговый Кодекс лишь несколько упрощает и оптимизирует процедурные вопросы налогообложения, но абсолютно далёк от реальной либерализации.

Когда речь идёт о способах разрешения подобных ситуаций, традиционно предлагается отправить в отставку премьер-министра. Несомненно, Яценюк несёт политическую ответственность за несостоявшиеся структурные реформы. Однако возникает закономерный вопрос, является ли экономический кризис следствием лишь непрофессионализма премьер-министра и Кабмина, или причина кроется в чём-то другом?

Представляется, что основная проблема состоит в сформировавшемся интервенционистском консенсусе. В связи с этим, политический дискурс Украины содержит ритуальные призывы к реформам, однако что подразумевается под реформами, совершенно непонятно. Аналогично туманны отсылки к «идеалам Майдана». Очевидно, что для активистов ЛГБТ-движения, анархистов и сторонников «Правого сектора» эти идеалы выглядят совершенно по-разному, а ведь это лишь малая часть участников недавней революции.

Трагедия Евромайдана заключается в том, что концептуального видения будущего страны у его участников, равно как и у лидеров, не было. Обычно речь шла о европейском пути развития, под которым каждый понимал то, что хотел. Однако стратегия реформ предполагает ориентацию на вполне конкретный и идеологически непротиворечивый план действий. При всей декларативной приверженности институтам свободного общества, в украинском политикуме постоянно циркулируют идеи активного вмешательства государства для достижения тех или иных целей. Этому в немалой степени способствует зависимость гражданского общества от финансовой поддержки со стороны республиканского или местного бюджетов. Кроме того, партийные структуры давно встроены в механизм распределения политической ренты, лоббирования интересов групп давления. Именно это приводит к тому, что почти любая партия Украины предлагает набор стандартных популистских мер.

К слову, все украинские партии можно разбить на несколько групп, каждой из которых соответствует определённый вариант политической ситуации в стране:

1. Бывшие регионалы: «Оппозиционный блок, «Возрождение», «Наш Край», «Сильная Украина», «Морская партия», «Доверяй делам», часть членов Блока Петра Порошенко.

2. Национал-популисты: ВО «Батькивщина», РП Ляшко, «Гражданская позиция».

3. Европопулисты, партии выступающие от имени "гражданского общества", неравнодушных граждан и т.д: «Самопомощь», «Сила людей», «Народный контроль»...

4. Ультрапатриотические, националистические силы: ВО «Свобода», «Правый Сектор», УКРОП, УНА-УНСО.

5. Правящие партии: включают профессиональных бюрократов и примыкающих к ним политических приспособленцев, часть региональных элит, гражданских активистов, военных и т.д. — Блок Петра Порошенко «Солидарность» и «Народный фронт».

6. 5.10: либертарианцы.

7. Региональные партии: «Единый центр», «Конкретные дела», «Украинская галицкая партия» и др.

8. Фрики — «Интернет-партия», Блок Дарта Вейдера и т.д.

Приход к власти в результате досрочных выборов партий первого типа маловероятен, однако реализация этого сценария теоретически возможна в случае углубления системного кризиса в стране. Никаких перспектив развития этот «контрреволюционный» сценарий не имеет, ибо реальных программ реформирования экономики у бывших регионалов нет.

Второй вариант более вероятен, его реализация означает окончательный отход от проведения рыночных реформ, с ориентацией на усиление социального патернализма в духе Кабинета Тимошенко. В условиях предельно сжатой ресурсной базы, воплощение данного варианта чревато дефолтом и прекращением поддержки со стороны Запада.

Достоинством третьего варианта является полное одобрение и финансовая подпитка со стороны ЕС. В частности, речь идёт о внедрении проектов экологического нормирования, гендерного равенства, сообщественного принятия решений и прочих элементов евросоциалистического дискурса. Однако регулятивное бремя на украинскую экономику несомненно возрастёт, равно как и коррупционные издержки освоения европейской финансовой помощи. В конечном счёте, речь идёт о некритическом восприятии модели западного интервенционизма, что для неразвитой экономики весьма опасно.

4-й вариант я бы назвал «якобинским». Он подразумевает приход к власти наиболее радикальных сил, ориентированных на полное преобразование Украины. Этот сценарий чрезвычайно конфликтен, хотя и перспективен. При его реализации, произойдёт полное обновление политической элиты. Это позволит начать серьёзные реформы в модели «Национальной революции». Но велики риски потери управляемости ситуации, равно как и начала гражданской войны. Кроме того, страна лишится помощи со стороны ЕС и США, перейдя в почти автаркическое состояние.

5-й вариант реализуется в настоящий момент. Единственное, можно отметить, что в силу разношерстного состава, БПП и НФ имеют немало неплохих специалистов различного профиля. Другой вопрос, что в нынешних условиях они далеко не всегда востребованы.

6-й вариант связан не только с «5.10», многие либеральные и либертарианские активисты представлены в других партиях, в том числе в «Самопомощи», БПП, НФ, УКРОПе и т.д. Так, например, в рядах БПП «рыночная» фракция группируется вокруг Михаила Саакашвили. Однако именно партия Геннадия Балашова является концентрированным воплощением либертарианских идей. К сожалению, слабость и маргинальный характер этой структуры очевидны. Но потенциал подобных проектов довольно велик. Нарастание недовольства грабительскими налогами, коррупцией и лоббизмом, неэффективным государственным сектором, объективно приводит к усилению прокапиталистических сил.

7-й вариант возможен в случае начала фрагментаризации Украины. Бесконечные политические дрязги в Киеве, вместе с бедственным положением отдельных регионов, способствуют усилению региональных элит, которые не прочь конвертировать имеющийся политический капитал в контроль над областной властью. Это характерно как для запада, так и для востока Украины. При этом любые кампании центральной власти против подобных проявлений сепаратизма, являются сугубо паллиативной мерой.

8-й вариант можно не рассматривать, хотя рост популярности фрик-проектов ярко демонстрирует потенциал протестного голосования населения.

Таким образом, прежде чем говорить об отставке Яценюка, необходимо задуматься, имеется ли реальная альтернатива? Понятно, что в Украине есть множество специалистов, куда как более компетентных, нежели Арсений Петрович. Однако при принятии решения, необходима консолидированная воля украинского политического класса. Он должен определить стратегию, под которую будет сформировано новое правительство. Если эта стратегия выбивания денег из западных фондов, то на роль главы Кабмина идеально подойдёт госпожа Яресько. А вот когда речь идёт о подлинной капиталистической трансформации, то реформатор должен быть уровня Саакашвили, а то и выше. Иначе говоря, институции важнее личностей, поэтому определение желаемой модели трансформации должно предшествовать обсуждению конкретных персоналий. Очевидно, что коалиционное соглашение, содержащее массу противоречий и популистских тезисов, не может стать основой такой модели. К слову, понимание необходимости реформ проистекает из элементарного политического выживания. Сейчас основная угроза для украинской политической системы исходит не от России. Путинский режим сталкивается с чрезвычайным сокращением ресурсной базы, что до некоторой степени уравновешивает шансы Украины и России. А вот доведённый до крайней степени бедности народ, является ключевым вызовом для бюрократической машины украинского государства. В своё время, польская, грузинская, эстонская политические элиты находили должный ответ на подобные вызовы. Смогут ли это сделать украинские власти, находясь перед угрозой социального взрыва, покажет время. Для Беларуси же главный урок состоит в том, что смена власти и реальная трансформация социально-экономической системы, весьма разные вещи. Ну а пока остаётся лишь наблюдать за позорными баталиями в стенах Верховной Рады, надеясь, что политическая элита южного соседа, наконец, повзрослеет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Другие материалы в этой категории: « Майдан два года спустя Капитализм для Украины »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…