Литва после вступления в ЕС. Чем живут наши соседи

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Хорошие соседи всегда хорошо знают друг друга. Полноценный обмен информации, понимание проблем друг друга, участие в совместных мероприятиям и реализация общих проектов – вот что делает страны и людей богаче, ближе и дружественнее. В следующем году Литва станет членом Европейского союза. Литовцы будут избирать своих представителей в Европарламент. Для литовских предпринимателей наступит новый этап интенсивной конкуренции на рынке ЕС. Граждане Литвы уже давно не толпятся за получением виз в большинство стран Европы. Для Беларуси очень полезно изучить опыт наших северных соседей, чтобы не повторять ее ошибок, чтобы не изобретать велосипед и тратить дефицитные ресурсы на некую уникальную национальную модель. Для нас главное – не допустить строительство очередного железного занавеса. О Литве, ее экономических и социальных достижениях и вызовах мы разговариваем с президентом Института свободного рынка Литвы Угниусом Трумпой. Данный научно-исследовательский центр тесно работает с правительством, ведет активные разработки проблем европейской интеграции, является ведущим интеллектуальным центром Литвы.  

Господин Трумпа, Литва добилась членства в Евросоюзе и НАТО. Вы уже давно работает в режиме зоны свободной торговли с Латвией и Эстонией. Ваша страна активно продвигает свои товары на внешние рынки. Чего вы ожидаете от членства в ЕС? Вы не боитесь брюссельской бюрократии? Не потеряет ли Литва свою национальную и культурную идентичность?

Целенаправленность внешней политики Литвы на Европейский Союз и НАТО сыграло важнейшую роль в перестройке экономики и реализации принципов свободного рынка. Благодаря этому мы обеспечили экономический рост и даже политическую стабильность. Сейчас можно только гипотетически представлять, что Литва могла бы пойти своим путем, путем более быстрой и эффективной приватизации, минимизации государственного регулирования экономики и государственного вмешательства в общественную и частную жизнь. Можно лишь догадываться, что было бы при одностороннем введении Литвой режима свободной торговли с остальными странами. Но я уверен, что если бы Литва не стала идти по прямому пути, когда контроль осуществляется не только местными политиками, но и странами-членами международных организаций, то был бы высокий риск того, что в Литве стали бы преобладать интересы и идеалы узких кругов политиков, промышленников и бизнесменов. Они стали бы создавать замкнутое, самодостаточное, национальное государство. Но такие воззрения бытовали, в основном, в XVIII - XIX веках и были опровергнуты экономической теорией и практикой прошлого века. Конечно, вступление в ЕС это политическое решение. На экономические отношения оно будет влиять и положительно, и отрицательно. От членства ожидается получение возможности свободно торговать на общеевропейском рынке, свободно передвигаться и находить работу по всей Европе. Членство в ЕС – это также свободное движение финансов и возможность прямого влияния на формирование общеевропейской политики. Перспектива отношений с брюссельской бюрократией, конечно, настораживает, но с другой стороны нормы и законы ЕС помогут обуздать местную бюрократию. К тому же расширение ЕС поставит крест на укоренившейся и закостенелой брюссельской бюрократии, так как управлять выросшей Европой старыми методами будет невозможно. А настоящая национальная и культурная идентичность всегда зависит от позиции людей и поддерживается людьми, членами общества, а не политиками и политическими решениями. Если люди сочтут нужным поменять национальные и культурные устои, то ни какие государственные средства и политические решения не смогут противостоять. 

Какие группы населения и какие сектора экономики могут пострадать от членства в ЕС в краткосрочном периоде? Что, на ваш взгляд, надо делать правительству, чтобы минимизировать издержки вступления в ЕС?

Негативные аспекты вступления в ЕС почувствуют потребители и налогоплательщики. Расторжение существующих рыночных отношений в сельском хозяйстве, увеличение госрегулирования в этом секторе, рост потребностей госбюджета, а также повышение стандартов приведет, в итоге, к росту цен. Для малых предприятий в сферах производства и переработки труднее и дороже будет адаптироваться к новым стандартам. Им надо будет искать новые инвестиции, чтобы оставаться конкурентными. Надо будет тратить больше времени для предоставления государственным службам статистической информации.

Для крупных  предприятий вступление в ЕС означает подчинение более высоким требованиям по экологии, по обустройству рабочих мест, введение новых косвенных налогов. Но в это же время надо учитывать положительные аспекты интеграции, которые станут противовесом вышеизложенным негативным факторам. К позитивам относится, в первую очередь, снижение и снятие торговых барьеров для предприятий, торгующих с ЕС, а также открытие новых возможностей для “мобильной” части населения по трудоустройству и обучению. Для крупных фермерских хозяйств – это увеличение возможностей финансирования.  Малоразвитые регионы получат доступ к финансовым субсидиям. Для всех потребителей увеличение конкуренции в ЕС приведет к снижению цен и увеличению качества на продукцию и услуги. Новые требования к государственному управлению следуют его более открытым и подконтрольным. Самым разумным ходом с целью уменьшения негативных аспектов интеграции в ЕС была бы дальнейшая либерализация делового климата и снятие административных барьеров.

В каком состоянии сегодня находится экономика Литвы? Готова ли она к конкуренции в рамках ЕС?  Поясните, как можно добиться высоких темпов экономического роста  при дефляции и привязке лита к евро?

Сейчас можно уверенно сказать, что Литва ушла от влияния российского кризиса и преобладания протекционистских пережитков в экономической политике. В этом году Литва стала лидером среди стран региона по росту инвестиций и одним из лидеров в мира по росту ВВП. Наш институт в течение последних шести лет самостоятельно и вне зависимости от официальной статистики исследует и анализирует экономику Литвы. Говоря о причинах экономического роста, я хочу особенно подчеркнуть роль валютного комитета (currency board), который иногда упрощенно называется валютной привязкой. На примере Литвы и других стран мы видим, что такая система в ее строгом варианте вместе со жестким управлением бюджетом и государственным долгом может противостоять политическим и узким экономическим интересам лучше любого классического Центробанка, любого Минфина или даже валютного коридора. Создав такую политически нейтральную денежную систему, можно ожидать экономического роста основанного исключительно на прочных рыночных отношениях. Относительно дефляции и инфляции бытует много экономических суеверий. Необходимо делать различие между дефляцией и инфляцией вызванной манипуляцией деньгами (денежной эмиссией или извлечением денежной массы из рынка) со стороны властных структур с дефляцией и инфляцией вызванной колебанием цен на рынке без государственного воздействия. В Литве низкая инфляция иногда переходящая в дефляцию является следствием чисто рыночных процессов. В Литве низкая инфляция иногда переходящая в дефляцию является следствием конкуренции и ценообразования на рынке. Это выгодно для покупателей, для которых цены практически не меняются, а для предпринимателей - это четкий знак, что надо либо искать новые товары и услуги более высокого качества, либо инвестировать в другие отрасли или сферы экономики. 

В Литве, в основном завершена приватизация. Сейчас правительство занимается продажей предприятий в газовой и энергетической отрасли. Есть ли опасения, что здесь основными игроками на рынке могут оказаться исключительно российские компании? Каковы будут последствия закрытия Игналинской АЭС?

В политических кругах и в обществе, конечно, существуют опасения по поводу политического  влияния на Литву через российские компании, которые инвестируют в нашу страны. Этому не надо удивляться, если вспомнить, что только десять с лишним лет прошло после нашего освобождения от  Советской оккупации. Тем не менее, всем становится понятно, что коммерческие предприятия инвестируют в литовскую экономику для прибыли и, соответственно, при условиях конкуренции будут развивать предприятия и стараться работать для блага потребителей. Поэтому важно, что, проводя приватизацию, правительство создавало равные условия для всех участников, не делая политических суждений о преимуществе одних инвестиций над другими. Лучшее средство для такого рода политически нейтральной приватизации – использование биржи ценных бумаг как посредника для приватизации.

Один из важнейших проблем, которые интересуют белорусов, это состояние жилищно-коммунального хозяйства. Литовские семьи уже давно платят за воду, отопление и свет по рыночным ценам. С какими основными проблемами столкнулась Литва при реализации жилищно-коммунальной реформы? Она у вас уже завершена?

С точки зрения рыночной экономики реформа жилищно-коммунального хозяйства еще не закончена. Хотя преобладающее большинство жилой площади уже приватизировано, и население платит полностью за все жилищно-коммунальные услуги, но еще не все услуги приватизированные и не все цены свободны от государственного регулирования. В связи с этим больше всего страдает качество услуг. Конечно, приватизация и дальше продвигается в сферу  жилищно-коммунальных услуг. В некоторых городах, включая столицу Литвы город Вильнюс ,жители могут  сами выбирать компании, предлагающие жилищно-коммунальные услуги за присмотром домов. Теплоснабжением тоже управляют частные компании, В скором будущем произойдет приватизация электрораспределительных сетей и ТЭС.

Одним из самых проблемных секторов в переходных экономиках является сельское хозяйство. По белорусскому телевидению часто можно слышать нарекания литовских фермеров, что, мол, нам бы лучше, как в Беларуси, колхозы сохранить. Существуют опасения, что членство в ЕС может еще больше усугубить состояние с/х производителей и переработчиков? На сколько обоснованы эти страхи?

Я полагаю, что тосковать по колхозным временам могут только те, которые не хотят быть настоящими свободными  фермерами, ответственными за свои действия на рынке сельскохозяйственных продуктов. Они предпочли бы работу наемного рабочего, за которого все решает председатель колхоза или государство. Практика развития рыночных отношений в сельском хозяйстве Литвы показывает что производительность, инвестиции, конкуренция и экспорт выросли в тех секторах, где меньше всего регулировались закупочные цены, меньше всего производились государственные интервенционные закупы и раздавались государственные субсидии. Примером тому может служить молочный сектор. Но всегда находятся люди не желающие рисковать и работать в рыночной экономике. Для них привычка работать на государство и довольствоваться малым, но стабильным, часто черствым куском хлеба сильней, чем желание получить больше через умелое использование преимуществ свободного рынка. Им легче требовать зарплату у государства, чем оказать качественную услугу потребителю за большее вознаграждение. Вступление в ЕС негативно скажется те сектора (к примеру, сельское хозяйство), где по сравнению с ЕС Литве имеет больше свободного рынка. А широко пропагандируемую европейскую помощь сельскому хозяйству сумеют использовать, как обычно, только те, кто и так бы развивался успешно.

В Беларуси правительство неустанно говорит о точках роста, т.е. о тех секторах, которые должны вытянуть из кризиса всю экономику. А литовское правительство определяет производственные приоритеты? Если был в Литве такой опыт, то чем он закончился?

Экономическая история ХХ века показала, что ни одной стране не удалось построить экономику на одном или нескольких секторах. Любые попытки государств стимулировать отечественных «чемпионов» прямыми или косвенными субсидиями, через некоторое время заканчивались крупными провалами, так как «киты» на которых должны были выплывать остальные предприятия со временем обессиливают и тащат всех на дно. Конечно же, экономику двигают вперед лидеры. Они зачастую представляют один или несколько секторов, но важно то, чтобы этот процесс был бы спонтанным, основанным на рыночных отношениях, знаниях, умении и успехах, а не государственной помощи. Тогда можно ожидать роста и надежности экономики. В Литве успешней всего развиваются как раз те сектора, которые не уповали на государственную помощь, а самостоятельно развивались, обновлялись, совершенствовались и находили новые рынки. Для одних стимулом стала приватизация и требования новых собственников, для других - приход молодого и высококвалифицированного руководства. Для третьих стимулом для реформирования стал российский кризис. Важно и то, что молодое государство не имело столько средств, чтобы их разбрасывать на достижение ложных целей дискредитировавшей себя экономической политики. 

Сколько в Литве бедных? Кого относят в категорию «бедный» в Литве? (возраст, профессия, место жительства). Каковы рыночные решения проблемы бедности? Адаптирована ли образовательная система Литвы для подготовки необходимых рынку специалистов?

В официальной статистике существует два определения бедности: абсолютная черта бедности и относительная черта бедности. Первая связанна с минимальным прожиточным уровнем и на этот день составляет 125 литов (около $43), а относительная черта бедности определяется как половина от среднего показателя расходов всего населения. По статистике в 2001 году относительная бедность достигала 16,8%. Но необходимо учитывать, что показатель относительной бедности не отражает реального дохода или имущества у населения. Самое главное в государственной политике относительно бедности  - это не перейти от цели уменьшения числа бедных к политике уравнивания доходов или имущества. Политика уравнивания всегда ущемляет рыночные процессы и тем самым понижает число возможностей для их использования при создании благ. Таким образом, вторжение государственного регулирования противоречит самой цели этой социальной политики. Никакой чиновник не в силах заставить человека создавать свое благо и не в силах предоставить ему больше возможностей для достижения материальных и духовных благ свободным путем, чем свободный рынок. Любая политика социального обеспечения должна строится строго на имущественном цензе, указывать на рыночные возможности как основу благосостояния и наименьшим образом вмешиваться в них.

Адаптирована ли образовательная система Литвы для подготовки необходимых рынку специалистов?

Сегодня часто можно услышать от крупных работодателей, что высшие школы готовят молодых людей для науки, а не для рынка. С другой стороны, профессора хвастаются высоким  уровнем научной подготовки. Они недовольны только нехваткой средств для научно технической базы и низкими окладами. Решить эту проблему можно только путем реформы финансирования высшего образования. Если государственные средства на образование на первом этапе будут распределятся не высшим школам и университетам, а в форме ваучеров студентам, то это приведет к полезной конкуренции среди университетов и высших школю Такие процессы развития уже сейчас наблюдаются в среде частных вузов. Качество их программ заметно растет, и выпускники легче находят работу по специальности. Более того, частные школы уже создают реальную  конкуренцию традиционным университетам. Будущее образования, особенно прикладного, по моему мнению, только за частными школами и университетами.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 09 2017

Аресты больших начальников крупных белорусских заводов

Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия. «С 5 по…