Повязанные нефтью. Состояние российской экономики. Версия ОЭСР

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Российский внутренний рынок стал мощным локомотивом для Беларуси. В 1998 году мы больше других пострадали от российского дефолта и девальвации. Сейчас наши предприятия попали под нефтегазовый валютный дождь. Устойчивость белорусского экономического «чуда» зависит от того, на сколько хватит пара в российском «локомотиве». По этому поводу в начале июля высказались эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В своем более чем трехсотстраничном докладе они подробно описали состояние экономики нашего восточного соседа. Многие выводы этой работы надо учитывать нашим полисимейкерам, если они не хотят попасть под обломки российского нефтегазового «чуда». Ярослав Романчук  

Устойчивость экономического роста По мнению ОЭСР, «основной экономической проблемой, стоящей перед Россией, является обеспечение долгосрочного устойчивого роста, который позволит относительно быстро приблизить уровень жизни в России к уровню жизни в странах – членах ОЭСР». Богатеющие нефтяники и газовики – это не богатеющий народ. В этом убедилась Венесуэла, в которой нефтебароны прочно удерживают власть. По этому скользкому пути идет Россия. Государство сохраняет командные высоты на чрезвычайно прибыльных сегодня рынках природных ресурсов. Признаков демонополизации и создания условий равной конкуренции пока не видно. Доходы от экспорта нефти, газа и металлов гораздо сильнее пропитывают ткани российской политики, чем демократия, законность и права человека.
    Процесс насыщения идет достаточно интенсивно и гарантирует стабильность при высоких мировых ценах на природные ресурсы. Но если цены упадут – а это вполне вероятно в ближайшие 2 – 3 года - тогда нам гарантирована российская смута, беспощадная и непредсказуемая. И в этом – главный вызов для белорусской экономики. Кто бы ни руководил Беларусью через три года, он не сможет повлиять на порядок в Кремле. Поэтому нам срочно нужны глубокие, системные реформы сегодня, когда еще сохраняется спрос на белорусские товары, а российское правительство не замечает мелких (по российским меркам) протекционистских «укусов». В какой-то степени нам проще будет нейтрализовать местных олигархов. Во-первых, их меньше и размерами они помельче, во-вторых, они не имеют опыта цивилизованного лоббирования, в-третьих, они не являются законными собственниками активов. Так или иначе, наши реформы должны быть глубже и последовательней, с учетом как западных, так и российских ошибок.
ОЭСР, безусловно признавая Россию страной с рыночной экономикой, предупреждает об опасностях существующей структуры реального сектора, который «в значительной степени зависит от экспорта ограниченного круга полезных ископаемых, в основном углеводородного сырья и металлов». Среди особых проблем отметим удорожание рубля, высокую зависимость бюджета от налогов, поступающих от продажи природных ресурсов, слабые рыночные институты. ОЭСР считает, что «проблемы перехода к рыночной экономике остаются актуальными. В круг таких проблем входят создание эффективных рынков и обеспечение прав собственности, а также завершение реформ в тех секторах, в которых еще с советских времен в основном сохранились прежние структуры и методы работы». Чтобы справиться с падением цен на нефть и газ, правительству РФ нужно установить железную финансовую и бюджетную дисциплину, реформировать газовый и энергетический сектора, а также провести «реструктуризацию крупных контролируемых государством монополий в банковском секторе».
Экспертам ОЭСР легко говорить о «разумном регулировании» рынка. В исполнении российских бюрократов этот невинный, на первый взгляд, термин приобретает зловещее значение. Только ленивый не говорит о коррупции в России. Однако западные эксперты не до конца понимают, что любая форма европейского «разумного» регулирования, которая наделяет властью чиновников, является источником этой коррупции. При дележе нефтегазового пирога под руководством популярного президента острых конфликтов не возникает, а вот при другом политическом раскладе губительных для устойчивого развития разборок не избежать. Понимая это, ОЭСР предупреждает: «Без значительных улучшений с точки зрения неподкупности, эффективности и подотчетности судов, чиновников и других государственных учреждений, будет чрезвычайно трудно осуществить структурные реформы, а само по себе государство будет значительно тормозить экономический рост». Когда рост ВВП радует единицы Доля населения, живущая за чертой бедности в России, с 1999 года сократилась на треть. Безработица упала с 13% до 8%. Это следствие того, что правительство начало меньше мешать людям работать и заниматься бизнесом. Несмотря на макроэкономический позитив, ОЭСР констатирует, что «показатели здоровья и смертности населения продолжают ухудшаться... Это свидетельствует о безотлагательной необходимости в проведении реформы здравоохранения, что, по всей вероятности, потребует как структурной перестройки системы, так и дополнительных расходов». В России есть то, что называется «русский дух». В это загадочное понятие, вероятно, входит не только отвага и склонность к высокому риску, но и характерные запахи жилищно-коммунальных услуг. А вот духа рыночных реформ в это понятии, к сожалению, становится все меньше. Пассивность и апатия элит, когда те, кто может, не хочет, а тех, кто хочет, все еще слишком слабы, – это серьезная опасность для будущего российской экономики. Техническое правительство М. Фрадкова довольствуется мелкими косметическими изменениями. Хронически склонный к компромиссам В. Путин особо не возражает. Скатывание к бюрократической модели синдикализма идет очень стремительно. В ней улучшение здоровья и увеличение продолжительности жизни крайне затруднено. Беларусь с ее 10-процнетным ростом ВВП сталкивается с аналогичными проблемами. Доходы нескольких десятков предприятий не доходят до простых людей, оседая в бюрократических лабиринтах. Важное отличие от России заключается в том, что у нас никто даже не пытается имитировать рыночные реформы.

Тенденция есть, но этого мало
В отличие от российских предпринимателей ОЭСР похвалил правительство РФ за фискальную политику: «Разумная налогово-бюджетная политика была, возможно, самым значительным вкладом правительства в обеспечение экономического роста в последнее время». Похвалы удостоились отмена оборотных налогов, снижение НДС и налога на прибыль, введение 13-процнетного плоского подоходного налога, планы по снижению ставок социального налога. Действительно, профицит федерального бюджета существует с 2000 г. расходы консолидированного бюджета сегодня на 10 процентных пунктов ВВП ниже, чем были в период до кризиса в 1998 году. При этом «предоставление услуг государственным сектором не ухудшилось, а задолженность по заработной плате и пенсиям почти исчезла». По оценкам Экономической экспертной группы при Министерстве финансов РФ, отмена всех оборотных налогов в 2001–2003 гг. снизила налоговую нагрузку на промышленность на 8,5 процентов добавленной стоимости, на строительство на 7,3 процентов, а на отрасль транспорта – на 5,8 процентов. При этом фактическое сокращение нагрузки было приблизительно в два раза большим по обрабатывающим отраслям, чем по отраслям, занимающимся добычей полезных ископаемых.
ОЭСР поддерживает предложение правительственных консерваторов повысить налоги на ресурсные сектора, снизив их для всех остальных. Такую меру едва ли можно назвать либеральной, но это, безусловно, лучше, чем белорусский вариант роста налоговой нагрузки к ВВП. Если российская перерабатывающая промышленность, сектор услуг добьются снижения налогов, то конкурировать им с белорусскими и европейскими товарами будет еще проще. Белорусским полисимейкерам это также надо учитывать. Стартовать нужно не после россиян, а на два корпуса раньше их. Иначе отставание нам гарантировано.
    Есть много аналогий в политике Центрального банка РФ и Нацбанка РБ. Как отмечает ОЭСР «для кредитно-денежной политики в последние годы было характерно фундаментальное противоречие между двумя разнонаправленными целями: снижением инфляции и ограничением темпа роста реального курса рубля (РКР)». Перед ведомством П. Прокоповича ставят еще более противоречивые цели. Нацбанк отвечает за курс белорусского рубля. Он по статусу обязан отвечать за стабильность цен. Ему вменяют в обязанность стимулирование национальной экономики. Не обходится и без оказания благотворительной помощи правительству. ОЭСР рекомендует России сконцентрироваться на снижении инфляции до приемлемого уровня (до 3% в год). Для поддержания национальной конкурентоспособности Нацбанку также следовало бы заняться снижением инфляции не до 14 – 18%, а до 2 – 4% в год. Во времена нефтяного и газового кризиса в России это будет сделать гораздо сложнее. Тем более что у роста реального курса при снижении инфляции есть целый ряж преимуществ. Повысится покупательная способность домашних хозяйств. Легче будет обслуживать внешний долг. Дешевле станут кредиты. Расширится финансовый рынок. У предприятий появится дополнительный стимул проводить реструктуризацию. Это надо делать, поскольку, как прогнозирует ОЭСР, «в нынешних условиях повышения реального курса рубля избежать практически не удастся». В Беларуси, конечно, нет такого долларового дождя, как в России, но заметный рост валютной выручки значительно облегчает работу Нацбанка по стабилизации курса белорусского рубля. Самое время взяться за одну из самых опасных болячек белорусской экономики – инфляцию. Государство остается слабым ОЭСР приветствует продолжение структурных реформ российской экономики. Имеется в виду преобразования электроэнергетики, дальнейшие реформы в сфере налогообложения, реформы пенсионной системы и железных дорог. Отметим, что данные реформы еще только начинаются. «Пакет законов, призванных ограничить вмешательство чиновников в деятельность предприятий, уже позволил достичь ограниченных, но, тем не менее, ощутимых результатов в деле улучшения делового климата». Хвалят международные эксперты российскую реформу технического регулирования, когда пересматриваются не только нормативы и правила, но и «процедуры выработки и принятия новых регламентов и стандартов». Добрым словом отзываются о начале банковской и судебной реформы (принятие новых процессуальных кодексов для различных судов). Но речь идет всего лишь о начале, о намерениях осуществить реформы в этих сферах. А ведь с начала реформ в современной России прошло уже почти 15 лет. Следующий вывод ОЭСР – это ответ тем, кто утверждает о проведении радикальных рыночных реформах и расцвете капитализма в России: «До сих пор улучшение качества законодательства не сопровождалось сопоставимым улучшением качества тех институтов, которые воплощают в жизнь такое законодательство или обеспечивают его принудительное соблюдение. В настоящее время слабость, неэффективность и – во многих случаях – коррумпированность органов государственного управления, судебных органов и органов правопорядка относятся к числу самых важных факторов, которые ограничивают продвижение по пути реализации структурных реформ». Получается, что как в России, так и в Беларуси реального рынка, не зараженного социализмом капитализма еще никогда не было. Несмотря на разные стартовые площадки, преодоление этой проблемы на пути реформ – это самый мощный вызов реформаторам обеих стран. Две «раковые опухоли» России

Есть две сферы, которые вызывают особое беспокойство ОЭСР в отношении России. Первая – энергетика, вторая – газ. Реформа вотчины А. Чубайса до сих пор не началась, но сама Концепция во многом ущербна. Характеристика западных экспертов по отношению к РАО «ЕЭС» вполне подходит к реформированию государственной белорусской экономики в целом: «Здесь существует две опасности. Первая из них заключается в том, что заинтересованные группы из частного сектора приобретут стратегические пакеты акций, которые позволят им реализовать свою власть на рынке или даже монопольную власть на местном уровне. Вторая заключается в том, что само государство будет использовать закрепленные за ним активы, а также значительные имеющиеся у него полномочия по регулированию в целях «управления» рынком». Схема реализации всех планов не предусматривает наличия сильного и независимого органа регулирования. Значит, чиновники по-прежнему будут управлять рубильником. Провалы по обыкновению спишут на разгул либерализма.
    Еще хуже обстоят дела в газовом секторе. Реформы здесь неоднократно откладывались. В. Путин оставил на работе А. Миллера, несмотря на то, что тот «завалил» работу. Как пишет ОЭСР, «несмотря на свое гигантское значение, отрасль природного газа остается наименее реформированным крупным сектором российской экономики. Преобладающая часть газа по-прежнему продается по регулируемым ценам, которые не позволяют окупать затраты, хотя регулируемые тарифы для всех потребителей, за исключением домохозяйств, в настоящее время быстро приближаются к уровню, обеспечивающему такую окупаемость». Белорусские энергетические монополии также остались в летаргическом сне социалистического реализма. Правительству Беларуси их надо обязательно реформировать, чтобы подготовиться к новой ценовой политике «Газпрома» и РАО «ЕЭС» в перспективе 3 – 5 лет.
    Таким образом, на основании детального анализа ОЭСР можно сделать вывод, что Россия в ближайшие 5 – 7 лет будет оставаться страной с неустойчивой, переходной экономикой. Она не достигла уровня необратимости реформ. Ни одна из значимых системных реформ не закончена, а многие начатые грозят серьезными опасностями. Страна не сошла и пока не собирается сходить с нефтегазовой «наркотической» иглы. Шальные деньги блокируют волю реформаторов. Бюрократия и силовики при помощи закона и административного ресурса увеличивают свою экономическую мощь. Они, очевидно, ставят свечки за здоровье управляющих ОПЕК и тех, кто пока блокирует вход иракской нефти на мировой рынок. Блеск и нищета России многому могут научить Беларусь. Чему и как подсказывает специалисты авторитетной ОЭСР.  

Россия в зеркале цифр

Показатель

1998

1999

2000

2001

2002

2003

Реальный ВВП (среднегодовые темпы роста в %) 

-5,3

6,3

10,0

5,1

4,7

7,3

Инвестиции в основной капитал (среднегодовые темпы роста, в %, с учетом инфляции)

-12,4

6,3

18,1

10,3

3,0

12,9

Рост потребительских цен (в %, дек/дек)

84,5

 

36,6

20,1

18,8

15,1

12,0

Обменный курс (руб./долл., средний за период)

9,7

 

24,6

28,1

29,2

31,4

30,7

Безработица (по методологии МОТ, в % от рабочей

силы, на конец года)

13,2

 

12,4

9,9

8,7

8,8

8,0

Экспорт товаров (млрд долл.)

74,4

 

75,6

105,0

101,9

107,3

135,9

Импорт товаров (млрд долл.)

58,0

39,5

44,9

53,8

61,0

75,4

Профицит/дефицит (расширенное правительство, в % ВВП)

-5,3

 

-0,5

3,5

3,1

0,3

1,2

Валовые золотовалютные резервы Банка России

(млрд. долл., на конец года

12,2

 

12,5

28,0

36,6

47,8

76,9

Доходы расширенного правительства

31,7

34,6

38,7

38,5

38,1

36,1

Расходы расширенного правительства

37,0

35,1

35,2

35,4

37,8

34,9

Профицит (+)/дефицит (–)

-5,3

-0,5

3,5

3,1

0,3

1,2

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении

Мужчины

женщины

 

 

61,3

72,9

 

 

59,9

72,4

 

 

59

72,2

 

 

59

72,3

 

 

58,5

71,9

 

Источник: ОЭСР, Министерство экономического развития и торговли РФ, Министерство финансов РФ, Экономическая экспертная группа, Госкомстат РФ.

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!