Фальстарт колодки. Польский профессор набрался белорусского опыта

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Опасения экспертов по поводу политики нового министра финансов Польши оправдываются. Первые проекты законов, которые выходят из под его пера направлены не на стабилизацию государственных финансов, а на выигрыш очередных политических кампаний. На этот раз Гжегож Колодко взялся за реструктуризацию крупных государственных предприятий, которых в Польше насчитывается около 2000. Проблема действительно острая, потому что во многих случаях речь идет о градообразующих заводах. Беларусь находится в еще худшем положении, потому что таких предприятий у нас больше. Поэтому интересно проанализировать, с какими предложениями выступило Министерство финансов Польши и насколько они применимы в нашей стране. Андрей Подвицкий
 

Активы и рабочие К разочарованию профессионалов и радости госпредприятий пакет антикризисных мер от Колодки оказался типичным набором кейнсианских рекомендаций. Реструктуризация коснется фирм, на которых на 30 июня 2002 года работало более 1000 человек. Процесс должен начаться в 2003 году и продолжаться максимум два года. Суть его в следующем: если государственный завод имеет долги по зарплате и перед поставщиками, не может обслуживать банковские кредиты, платить налоги или ему не хватает оборотных средств, то государство приходит ему на выручку. Директор обращается за помощью в Агентство развития промышленности. Этот орган рассматривает план реструктуризации и решает, на сколько он обеспечит санацию и «выздоровление» завода. Если чиновники Агентства не уверены в качестве руководства, они могут выдвинуть условие введения в совет директоров своих людей или же настаивать на передаче активов в управление Агентству. В случае, если предприятие получает согласие на реструктуризацию, оно обязано платить все налоги, включая социальные, а также придерживаться условий договора с кредиторами. Если кредитор или поставщик сырья, на долю которого приходится более половина долгов завода, не согласится на план реструктуризации, то он не может быть реализован. В случае согласия кредитора и должника подписывается специальный договор, в котором предусматривается либо списание долгов, либо изменение условий их оплаты, либо участие кредитора в санационных мероприятиях. Долги могут быть переоформлены в облигации или акции. Гжегож Колодко думает, что кредиторы будут более сговорчивыми, поскольку объем прощеных долгов снижает получаемый ими доход и, соответственно, уменьшает налоги. Этот аспект реструктуризации касается активов. Вторая часть проекта посвящен рабочим. Польское правительство понимает, что в большинстве случаев на этих заводах работает много «лишних» людей. В сохранении тысяч рабочих мест часто нет никакого экономического смысла, потому что многие заводы давно не получают прибыли. Проект закона предусматривает, что если рабочий хочет уволиться с предприятия, то он получает солидную финансовую поддержку для того, чтобы начать новую трудовую карьеру. Помимо зарплаты ему будет установлена специальная стипендия (в течение года), которую будет платить Фонда труда. Эта структура также будет источником дешевых кредитов для тех рабочих, которые решатся заняться бизнесом. Можно будет получить до $3350, что равно шестимесячному вознаграждению в данной отрасли экономики. Деньги предоставляются максимум на 2 года по кредитной ставке Национального банка Польши. При увольнении рабочий получает также солидное выходное пособие из Фонда гарантированных выплат для рабочих. При этом в процессе реструктуризации предприятие не может принимать на работу новых людей. Откуда польское государство возьмет деньги на столь щедрые выплаты? Согласно проекта закона Агентство по развитию промышленности должно получить 15% доходов от приватизации. Правда, не уточняется, идет ли речь о поступлениях 2002 года или всех последующих. На 2002 г. было запланировано продать госимущества на $1,65 млрд. Согласно закону «О бюджете» все эти деньги должны были быть потрачены на обслуживание государственного долга. Если законопроект Колодко будет принят, ситуация изменится. Большую часть денег получат предприятия, которые в течение более 10 лет не смогли адаптировать свое поведение к требованиям рынку. Увлекшись кулуарными интригами и перестановками в правительстве, поляки забыли про приватизацию. За первые 6 месяцев от продажи госсобственности было получено всего $167 млн., т.е. чуть больше 10% от годового плана. Так что обещания раздавать не имеющиеся в бюджете деньги делает не только белорусская, но и польская власть. Не зря профессор Колодко так часто бывал в Минске, интересовался особенностями белорусской экономической модели. Представилась возможность – и он быстро применил апробированные А. Лукашенко методы управления виртуальными деньгами и убыточными предприятиями.

Создание нового «мастодонта»
При таком плане реструктуризации Агентство по развитию промышленности кровно заинтересовано в ускорении темпов приватизации. Если будет выполнен годовой план, чиновники получат в свое распоряжение огромные деньги - $250 млн. Эти средства будут потрачены на следующие цели: анализ финансовых отчетов предприятий, оценку их активов, инвестиции в инфраструктуру и на развитие, пополнение оборотных средств и кредитование закупки сырья и комплектующих, а также выполнении функции гаранта при получении предприятиями кредитов в коммерческих банках. В цену реформы необходимо включить сумму налоговых кредитов, предоставляемых крупным промышленным предприятиям. Ее примерный размер – в районе $700 – $1 млрд. Г. Колодко своими руками создает очередного бюрократического монстра с огромными полномочиями. Директор данного агентства становится очень влиятельным человеком, который всегда будет зависеть от политического давления. Директора польских государственных предприятий по своей ментальности и подходу к бизнесу не далеко ушли от своих белорусских коллег. Раз появилась такая «кормушка», они сконцентрируют весь свой умственный потенциал, чтобы оказаться в числе ре-структурируемых по указке сверху предприятий. Писать бизнес планы, доказывать свой исключительный статус, убеждать в формальной и неформальной обстановке в необходимости широкомасштабной помощи поляки умеют. Реструктуризация коснется, прежде всего, убыточных судоверфей, нерентабельных шахт и погрязших в долгах металлургических предприятий. Сплошные «лидеры» рынка, известные тем, что на протяжении последних 10 лет они живут в основном за счет бюджета и протекционистской политики. Открытым остается вопрос: «Что будет после того, как новая порция бюджетных средств закончится? Откуда появятся «живые» деньги заинтересованных инвесторов?» Вердикт рынка, т. е. потребителя, опять подменили мнением чиновника. Благородная идея помощи людям на рынке труда опять вылилась в банальную формулу «взять из одного кармана и переложить в другой». Раз средства от приватизации предполагается направить на другие цели, то в бюджете образуется большая брешь. Быстрого роста налоговых поступлений не предвидится. Открытие нефтяных или газовых залежей Польше не грозит, значит, правительство опять прибегнет к известному средству финансирования своих расходов – выпуску ГКО, т.е. увеличению и так немалого долга. Профессор Колодко, следуя устарелым советам Кейнса, пытается «нарисовать» деньги, скрывая за ширмой умных слов и популистских предложений одну простую истину: «государство забирает у одних, чтобы раздать другим». Причем забирает у бюджетников, пенсионеров, учителей, врачей и детей, чтобы поддержать чиновников и управляющих, которых не устраивает спрос потребителей. Экономического смысла в операции, когда на каждый доллар помощи государственному заводу чиновники тратят $0,7 по статье «операционные расходы» нет. Вопреки теории и назло фактам Есть еще один важный аспект, на который обращают внимание польские аналитики в связи с предложенным законом о реструктуризации – равные условия хозяйствования и конкуренция на рынке. Государственные предприятия не работают в изоляции и не выпускают некую уникальную продукцию. Если они получают от государства помощь, более льготные условия кредитования и уплаты налогов, можно смело говорить о дискриминации частного сектора. Спасая 10 рабочих мест на убыточном не реформированном предприятии правительство губит 10 рабочих мест в компаниях, которые без бюджетной помощи работают на рынке и платят налоги. От реализации предложенного плана реструктуризации в Польше не появится больше рабочих мест, зато усилятся структурные проблемы, которые через 2 – 3 года выльются в рост безработицы. Немецкое правительство на протяжении 10 лет подобным образом экспериментировало со строительной отраслью. Сейчас в ней наблюдается сильнейшая рецессия. Японцы десятилетиями стимулировали цементные, судостроительные и машиностроительные производства. Сегодня страна «заходящего солнца» имеет беспрецедентную для свой страны безработицу, стагнацию и нарастающий банковский кризис. Список стран и отраслей, которые на протяжении последнего десятилетия поддерживали таким образом «стратегически важные предприятия» содержит тысячи позиций. Никому еще такая методика спасения убыточных компаний не помогла. Таковы законы экономики, которые профессор Колодко, подобно Марксу и Кейнсу, хочет опровергнуть. Если в 100 случаев из 100 подобные меры не сработали, почему польский Гарри Поттер считает, что ему удастся? При этом правительство не гарантирует, что после инъекции такой дозы денежного «наркотика» предприятия заработают. Это подтверждает идеологическую, а не экономическую направленность польской промышленной политики. Ни один частный банк или компания не вкладывала бы такие деньги под честное слово чиновника. Ни директора госпредприятий, ни профсоюзы не берут на себя обязательства после получения помощи начать работать по-рыночному и больше не обращаться к политикам за очередной порцией субсидий. Они все еще живут с мыслью о своей исключительности, и что при помощи забастовок, блокады дорог и портов, откровенного шантажа можно заставить и парламент, и правительство, и президента поддержать их пролетарский дух и карман. Таким образом, предложенный Г. Колодко проект закона не решает ни одной реальной проблемы польской экономики. Он лишь перекладывает бремя долгов и ответственность за болезненные, но необходимые решения на будущие поколения. Не факт, что банки поддержат предложенный план, ведь именно они должны согласиться на реструктуризацию взамен за право считать «плохие» кредиты издержками. Опять же правительство надеется на помощь тех кредитных учреждений, в которых оно является одним из учредителей и на решения которых оно может влиять. Частные банки не заинтересованы в том, чтобы показывать в балансе невозвратные кредиты, потому что их наличие дискредитирует менеджмент и снижает рейтинг доверия к данному финансовому институту. «Пряник» для банков, который придумал Г. Колодко, при ближайшем рассмотрении оказывается очень горьким и черствым угощением. Его попытки проводить активную промышленную политику попахивают нафталином и основаны на опасной идеологеме, что большие промышленные предприятия имеют некое стратегическое, особое значение для страны, что граждане им обязаны по жизни. Законодательная блокировка процедуры банкротства – это очень неудачное решение для страны, которая претендует на статус лидера рыночных преобразований и членство в ЕС уже в 2004 г. Необратимых реформ не бывает. В этом мы в очередной раз убеждаемся на примере Польши. Ни правые, ни левые правительства на протяжении последних 12 лет не решились на реструктуризацию и жесткий рыночный разговор с крупными промышленными предприятиями. Власть показывала свою слабость. Чиновники бравировали своими возможностями. Директора социалистических по своей сути заводов уверовали в свою исключительность. К сожалению, Беларуси нечему поучиться у Польши в этом аспекте реформ. А. Лукашенко и его правительство сами кого хочешь научат, как помогать «точкам роста». Арсенал средств белорусских полисимейкеров значительно шире и изощреннее. На прошлой неделе глава государства в очередной раз говорил, что Минский тракторный завод никогда не будет частным, что государство по жизни будет его поддерживать. Наверно, он начитался книг Г. Колодко, которые внимательно изучают и пропагандируют в колыбели «рыночной» мысли Беларуси – Европейском гуманитарной университете в Минске. И на что тратятся деньги дядюшки Сороса, который слывет идеологом капитализма?

 

 

Подпишись на новости в Facebook!