Польский фильм

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

«Польский фильм» - так чехи часто называют кинопродукцию, которая скучна, многословна и бессмысленная. Наверно, не зря появился такой словесный оборот. Польские политики любят забалтывать проблемы вместо того, чтобы их решать. Сегодня мы как раз наблюдает такой процесс. Новоиспеченный министр финансов Гжегож Колодко начал активно продвигать в Сейме три законопроекта, которые должны помочь Польше выйти из финансового и структурного кризиса. Главный из них – о реструктуризации задолженности предприятий и банков. Андрей Подвицкий
 

Капельница для предприятий Предложенный польским правительством пакет законов имеет много общего со многими указами и декретами белорусского президента. Коллеги премьер-министра Лешка Миллера предлагают целый ряд мер так называемой активной промышленной политики. В него входят списание долгов, выдача новых кредитов на льготных условиях, предоставление банкам и предприятиям госгарантий. Да, предусмотрена активизация процедуры банкротства и санации, но многие решения будут принимать не собственники, а чиновники, которые по-прежнему верят в фетиш полной занятости на государственные деньги. Законопроекты предусматривают избирательный подход к должникам. Стратегически важные» государственные компании угольной, судостроителньой и машиностроительной промышленности, а также отдельные банки наверняка будут первыми в очереди на списание долгов. Ничего более оригинального профессор Колодко пока предложить не смог. Да и зачем, если его политические сторонники – SLD, PSL и Уния Працы и «Самооборона» готовы поддержать именно такой подход к стимулированию экономики и созданию новых рабочих мест. Платформа Обывательска, партия малого бизнеса и более-менее либеральных взглядов, выступила категорически против всех трех предложенных законопроектов. Она уличила власть в лицемерии и двойных стандартах. Халина Новина-Конопка из Лиги польских родзин считает проект о финансовой реструктуризации капельницей для предприятий: прожить чуть больше они смогут, а вот о развитии, расширении экспорта речи быть не может. С одной стороны правительство предлагает ужесточить налоговое законодательство, увеличить штрафы и пени, а также некоторые налоговые ставки, а с другой – простить самым злостным неплательщикам их финансовые прегрешения. Где логика? Там, где экономикой управляют «левые» и популисты, гораздо легче найти политическую целесообразность и оппортунизм, чем желание решать конкретные проблемы. А они ведь явно нарастают. Предыдущий министр финансов РП Марек Бэлька говорил о том, что бюджетные расходы будут увеличиваться на 1% быстрее темпов роста инфляции. Сегодня Г. Колодко скорректировал данный показатель в сторону уменьшения. С его точки зрения госрасходы в номинальном выражении увеличатся только на 3,7%, т.е. до уровня около $47,2 млрд. (при прогнозируемой инфляции 3%). Наверно, поэтому правительство предложило увеличить пенсии в среднем только на $1,15. При большой дефиците бюджета (в районе 5,5 – 6% ВВП, что составляет около $10 млрд.), ухудшающейся товарной конъюнктуре и росте конкуренции на этапе подготовки к вступлению в ЕС, польские финансы явно поют романсы. Пауза затянулась Сектора экономики, которые являются крупными источниками бюджетных доходов, находятся далеко не в лучшей форме. По мнению специалистов Института экономического развития Школы глувнэй хандлевэй ситуация в торговле ухудшается. Люди меньше покупают товаров и услуг, что отражается, прежде всего, на состоянии малого бизнеса. Именно против него, собственно, и направлен новый закон о финансовой реструктуризации. Объем производства добывающей промышленности сокращается уже пятый год подряд. Объем промышленного производства в 2001 г. застыл на месте, строительство «просело» на 9,9%, сельское хозяйство – на 5,6% при том, что поляки собрали в прошлом году почти 27 млн. тонн зерна. – и без объявления чрезвычайного положения. Правительство намеренно сдерживает процесс приватизации. Если в 2000 г. Польша получила от продажи госимущества почти $7 млрд. (благодаря крупных сделкам на телекоммуникационном рынке), то в 2001 г. – только $1,5. С 1997 по 2000 г. было приватизировано 1101 предприятие, а в 2001 г. – только 214. На начало 2002 г. в руках государства по-прежнему находилось 2054 компании. В этому году правительство также пока не решило, что делать с государственными банками и крупными предприятиями в сфере нефтехимии, энергетики и телекоммуникации. Хотя на прошлой неделе Nafta Polska высказала удовлетворение предложением холдинга британской Rotch Energy и российского «Лукойла», который готов купить 75% акций польского гиганта. Возможно, в этой сфере что-то сдвинется. Концерн, в котором 51% акций принадлежит британцам, а 49% - россиянам, оценил крупнейшее польское предприятие в $300 млн. и взял на себя обязательства в течение 5 лет заинвестировать от $500 до 700 млн. Деньги от приватизации понадобятся полякам и на обслуживание внутреннего и внешнего долга, который на протяжении последних пяти лет имеет тенденцию к росту. На начало 2002 г. совокупный долг Польши составлял около $71 млрд. (39,3% ВВП), из них внутренний - $46 млрд. Напомним, что с 1996 по 2000 г. Польша привлекла прямых иностранных, портфельных инвестиций и кредитов на сумму $62 млрд., что для страны с объемом ВВП в $175 млрд. не так мало. Страна сохраняет отрицательное сальдо торгового и платежного баланса. В 2001 г. польский экспорт составил $30,3 млрд., а импорт – $42 млрд., что дает нам торговый дефицит в $11,7 млрд. Сальдо текущего счета в 2001 г. составило 4% ВВП или минус $7 млрд. Самым плохим по этому показателю был 1999 г. когда сальдо было отрицательным на 7,5% ВВП ($11,6 млрд.). Эти тенденции, хотя и вызывают определенное опасение экспертов, при определенной политики легко меняют свое направление. Однако нет уверенности, что Г. Колодко и Л. Миллер будут работать в унисон с председателем Нацбанка Польши Лешком Бальцеровичем. Таким образом, Польша вплотную подошла к решению ряда стратегически важных проблем своей экономики. С одной стороны, ее подпирает Европейский Союз с его жесткими требованиями к инфляции (3%), дефициту бюджета (3% ВВП) и внешнему долгу (60% ВВП). Но это еще полбеды. Открытая конкуренция в рамках ЕС положила бы на лопатки польское село, добывающую промышленность и многие промышленные предприятия, которые все еще являются собственностью государства. Поляки надеются на крупные дотации из Брюсселя (около $5 – 8 млрд.), но для этого надо выполнить ряд институциональных и законодательных требований, в том числе по с/х политике и свободным экономическим зонам. Предложенные Г. Колодко законопроекты – это продолжение «польского фильма», а не проявление системного подхода к не окрепшей, все еще переходной экономике.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!