Мессия мира. Иоанн Павел II в объятьях поляков

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Его знают во всем мире и католики, и православные, и мусульмане. Каждый глава государства считает честью встретиться с ним. Он сыграл одну из первых ролей в борьбе с коммунизмом. Католическая церковь, возглавляемая этим невысоким чрезвычайно харизматическим поляком, продолжает оставаться одной из влиятельных институтов мира. Его поддержкой стремятся заручиться, его благословения пытаются получить президенты и парламентарии, артисты и политики, простые люди со всех континентов. 17 августа Иоанн Павел II приехал к себе на родину. Папа-миссионер, папа-моралист, папа-объединитель в очередной раз привлек к себе внимание буквально всей Польши. Когда 2,5 млн. человек внимают каждому слову одного человека, то это говорит о многом.

Андрей Подвицкий
 

Новый контекст 8-го визита

Это был восьмой визит Кароля Войтылы к себе на родину в качестве папы. 3 раза он приезжал еще в Польскую народную республику, ломая все идеологические установки компартии. Со времени его первого визита в 1979 году многое изменилось как в Польше, так и в мире и в самом костеле. Не стало ненавистного социализма. Потеряла былой блеск «Солидарность», превратившись в скучный профсоюз по выбиванию привилегий одним за счет других. Первые реформаторы стали врагами рабочего класса, который обрел себе защитников как в лице католического «Радио Марыя», так и лепперовской «Самообороны» и «Союза польских семей». Экс-коммунист Александр Квасьневский стал набожным, а Лех Валенса сбрил усы. Польша готовится в Евросоюз, но не готова отдать в собственность гражданину другой страны ни пяди родной земли.

После 11 сентября 2001 г. стало ясно, как идеологически уязвима западная цивилизация. Агрессивному фундаментализму противопоставили широкую донорскую помощь через МВФ и десятки других структур. В высоких кабинетах Токио, Брюсселя и Вашингтона призывы бедных стран по либерализации рынка с/х продукции, текстиля и металлов внимательно выслушиваются и .. игнорируются. Протекционизм ЕС, США и стран G7 убивает миллионы рабочих мест в ЮАР и Индии, России и Бразилии. ООН, так и не сумев предотвратить ни одного большого кровавого конфликта после II мировой войны, провозглашает борьбу с бедностью, поддерживает идею налогообложения мировой торговли, но его серьезно не воспринимают как раз те, кто нарушает мир и принципы свободной торговли. Все это происходит под одобрительные, лицемерные речи западных профсоюзов, которые настаивают на высоких таможенных барьерах. Бедные беднеют и через ООН и религиозные организации выпрашивают у богатых помощи. Двойные стандарты и идеологическая бесхребетность, высокомерие политиков и голливудский шик порождают зависть, ярость и злобу. Отчаянные и часто вооруженные ресурсами благотворительных фондов, экстремисты объединяются и «мочат» неверных даже в сортире. Исламский фундаментализм в полной мере использует аморфность и загнивание постмодернистского мейнстрим западного общества.

Экономическая повестка дня христианства

А что в это время делают идеологические стражи западной цивилизации - христиане? Призывают к кардинальной реформе ООН и МВФ? Благословляют малый бизнес на создание новых рабочих мест? Обращаются к правительствам стран G7 отменить протекционизм? Нет, повестка дня современных идеологов Запада совершенно иная. Скандал со священниками - педофилами в Европе и США не утихает. Бесконечные споры по поводу того, быть или не быть женщинам священниками и можно ли ксендзам жениться превратился в мыльную оперу. Склоки между русским догматическим православием и Ватиканом привели к блокировке визита папы в Россию. Отсутствие полноценного диалога между самыми многочисленными христианскими конфессиями воспринимается простой паствой как склоки богатых церковных номенклатурщиков. Дискуссия об абортах проходит на фоне интенсивного потока католичек, которые ездят в соседние страны для проведением этой операции. С высоких церковных трибун клеймят несправедливость и аморальность рыночной экономики, где надо самому зарабатывать себе на жизнь и где права собственности священны.

Католицизм перемещается в бедные страны

Институты христианства в подавляющем большинстве поддерживают антикапиталистическое мышление и интервенционизм государства. По сути дела, они являются частью антиглобалистского движения. На этом фоне не удивительна динамика числа сторонников христианства. Эксплуатируя терминологию мягкого марксизма, Ватикан возрождает идеологию давно минувших лет. Не определившись после распада Советской системы с приоритетами, так и не поняв экономического и социального смысла свободного рынка и торговли, данная религия начала терять авторитет и даже проигрывать другим по темпам роста верующих. Сегодня число католиков составляет около 17,4% человечества (около 1 млрд.). При резком уменьшении верующих данной конфессии в богатых странах Ватикан выручают как раз бедные регионы. В 1900 г. в Африке было только 2 млн. католиков. Сегодня – почти 120 млн. (15% от их общего числа на Земле). В Латинской Америке живет 43% всех католиков. При этом четко обозначился тренд миграции священников из бедных стран в богатые. Азия – это регион самого чувствительного поражения христианства. Так уж получилось, что именно данный регион на протяжении последних 50 лет быстрее других вышел из состояния нищеты. На континенте, где проживает почти половина населения Земли, Ватикан имеет только 3% поддержки (105 млн., из которых 60 млн. на Филиппинах и 15 млн. в Индии). Так что визит первого в истории папы поляка на свою родину проходит в чрезвычайно противоречивой обстановке. В стране, где 95% населения считают себя католиками, 30 – 35% поддерживают левые и правые радикальные антирыночные политические структуры, десятки тысяч женщин делают аборты за границей, где правительство выбросило в песок $20 млрд. на поддержку промышленности и села во имя социальной справедливости, а профсоюзы все продолжают требовать не заработанного, явно нужна идеологическая шоковая терапия. Способен ли Иоанн Павел II в очередной раз встряхнуть Польшей? Как визит Папы может повлиять на политический и экономический расклад страны?

Когда ликуют посткоммунисты-католики

Визиты 1983 и 1987 г. поддержали поляков в их борьбе против социализма. В 1991 г. папа впервые побывал в свободной Польше, но его выступления начали диссонировать с взглядами реформаторской польской элиты, которую в то время представлял премьер-министр Ян Кшыштоф Белецкий. Костел отличался пристрастием к сильному государственному регулированию экономики, поддерживал «левые» взгляды и не мог одобрительно взирать на программу Лешека Бальцеровича. Свобода от коммунизма, за которую так боролся Ватикан, имела не совсем приемлемый для него вид. Во время последующих визитов стандартная антипредпринимательская риторика шла в паре с настоятельной рекомендацией подписания конкордата, т.е. соглашения между Ватиканом и Республикой Польша. Не удивительно, что посткоммунист, некогда атеист Александр Квасьнеский быстро нашел общий язык со своими идеологическими партерами. Левые партии Польши, наследницы ПНР, получили мощную поддержку от своего бывшего заклятого врага. А правые, так и не начав реальную идеологическую революцию, с позором были изгнаны из парламента, опошлив понятие «либерализм» и получив в общественном сознании имидж виновника всех польских бед.

Девиз последнего визита папы в Польшу «Бог богат милосердием» был взят из энциклики Dives in misericordia 20-летней давности. В приветственной речи Иоанн Павел II сказал: «Я рад, что так много моих соотечественников в духе учения костела включается в процесс строительства нашего совместного родного дома на основе справедливости, любви и мира. Знаю, что многие критически оценивают систему, которая пытается управлять современным миром, которым овладела материалистическая концепция человека. Костел всегда напоминал, что нельзя строить счастливого будущего общества на людской беде, на обиде человека, на терпении брата. Людям, которые придерживаются духа католической общественной этики, не может быть безразличная судьба тех людей, которые остаются без работы, живут во все большей нищете без перспективы улучшения своей судьбы и судьбы своих детей». Он подчеркнул, что Костел не против вступления Польши в ЕС. Быть членом европейской семьи – это не значит потерять национальную идентичность. Правда, папа так и не пояснил, почему это богатые европейские родственники плотно отгородились от своих бедных соседей высоким частоколом тарифных и нетарифных барьеров, что именно богатые страны мешают бедным реализовать их концепцию своей мечты. Перед огромной толпой он опять заявил о своей нелюбви к пропаганде либерализма, но не к тому, каким его понимают Мизес или Хаек, Бальцерович или Илларионов, а к либерализму в интерпретации марксистов. Папа сказал, что «свобода без правды и ответственности» не допустима, что костел должен декларировать «одну вечную философскую правду – креста Христа». Либерализм без ответственности – это не либерализм, а грубое пропагандистское клише. Неужели Ватикан считает, что вмешательство бюрократов и политиков в процесс производства и продажи товаров и услуг делает экономику правдивее и моральнее? Священникам в бедных странах наверняка известны масштабы коррупции и теневой экономики в тех странах, которые замыкают список стран по индексу экономической свободы. Поиск третьего пути в социалистической экономике Югославии также закончился трагедией для сотен тысяч людей. Костел так и не расстался с иллюзией о справедливости социалистической экономики. Поэтому польские левые от министра финансов Г. Колодки до А. Леппера, наверняка, посветят не один «отче наш» за Ватикан и его идеологическую поддержку.

Миссия сомнительного качества

Папа-миссионер возглавляет огромную структуру, которая занимается распространением идей христианства. Помимо священников на Ватикан работает около 160 тысяч миссионеров. Наиболее активными идеологами являются представители Голландии, Бельгии, Франции, Италии, Испании и США (наверно, лучшие уехали в зарубежные миссии, поэтому на старом континенте наблюдается кризис католицизма). Польских сестер милосердия и ксендзов насчитывается около 3000. Подавляющее большинство этих людей наверняка несут теплоту и добро в дома бедных и обездоленных. Они учат детей и взрослых, распространяют гуманитарную помощь, создают атмосферу социального взаимодействия в городских и сельских приходах. Во многих населенных пунктах католические храмы стали местом встреч и общения для обездоленных и забытых властью сельчан. В задушевных беседах речь идет не только о духовности, но и об экономике, частной собственности и бизнесе. И вот здесь Ватикан и его люди, к сожалению, не доносят до своей паствы тот факт, что среди 10 заповедей целых три посвящены защите прав собственности. Вряд ли многие миссионеры понимают, что если бы Христос родился в социалистической стране, где все принадлежит государству, то владелец колхозного сарая сразу бы «сдал» беременную Марию в полицейский участок или доложил бы о чужаках местному вертикальщику в Вифлееме, потому что существовал бы институт прописки. Так что рынок также внес свой вклад в рождение Иисуса, обеспечение его безопасности и, следовательно, рождение христианства. Сегодня же среди институтов и организаций, которые стимулируют и поддерживают проведение системных рыночных реформ в бедных странах Центральной и Восточной Европы, католической церкви нет. Папа Иоанн Павел II, безусловно, оказал большое влияние на ход событий в мире в конце XX века. Каждое слово о любви, милосердии и взаимопонимании – это золото. Но требовать, чтобы одна небольшая социальная группа – бизнесмены - изо дня в день обеспечивала хлебом насущным всех и при этом испытывала чувство вины за свой труд, это как-то не по-божески, т.е. не по-либеральному. Поэтому миссия Ватикана по евангелизации мира на сомнительной общественно-экономической теории трудно выполнима, каким бы харизматическим не был Кароль Войтыла.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 18 2017

Далеко за рамками здравого смысла и порядочности

Белорусские власти не перестают шокировать, раздражать и делать такое, что хватаешься за голову и кричишь: «Неужели это возможно?» 12 мая 2017г. премьер-министр правительства Беларуси Андрей…