Экономика Литвы в свете реальной статистики и вступления в ЕС.

Автор  12 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Вместо вступления.

Три вороны – Литва, Латвия и Эстония – сидят на ветке и держат в клювах по кусочку сыра. Лиса -–Европейский союз – бегает вокруг и спрашивает: Хотите присоединиться к ЕС? Три вороны в один голос отвечают: Да. В итоге кусочки сыра падают вниз. Три вороны продолжают сидеть на ветке и вдруг одну из них осеняет: «А что бы случилось, если бы мы ответили «Нет»?» Эта шутка, прототипом которой послужила известная басня, очень популярна сейчас в Литве. Поначалу, она вызывает смех, но, потом задумываешься, что, по сути дела, развитие в «составе» в ЕС или «вне» ЕС в принципе ничего не меняет, если ты «ворона».
 

1 Экономико-социальное положение Литвы.
1.1 Экономика с точки зрения экспертов.
15 апреля Литовский Институт Свободного Рынка (ЛИСР) представил 13-е исследование экономики Литвы, в котором дал подробный анализ развитию Литвы в 2003 году и привел прогноз на 2004 год. В исследовании участвовали 62 эксперта страны. Финансовую поддержку оказали  „Kappa Packaging Baltic“, „Klaipėdos kartonas“, „Linas“, „Santa Monica Networks“, „SBA“.

Если верить статистике, Литва постепенно выходит из затянувшегося экономического кризиса. Положительные сдвиги произошли в сфере инвестиций, возросли экспортные поставки, увеличиваются базовые зарплаты рабочих и административного персонала. Прирост валового внутреннего продукта в трех кварталах прошлого года составил 8 процентов и был самым высоким в странах Балтии и среди стран   - кандидатов в ЕС. В целом прирост ВВП в 2003 году увеличился на 7.4 процента, по сравнению с 5.2 процентным приростом в 2002 году. Прогнозируется, что в нынешнем году расти ВВП будет медленнее, чем в минувшем, и составит 6.8 процента.
Участники рынка назвали предыдущий год удачным в плане роста экономики. При этом они положительно оценивают влияние вступления в ЕС на экономику страны и предсказывают значительный рост в 2005-2007 годах.
Исследование показывает, что в 2003 г. росли и сбережения домашних хозяйств, и инвестиции. По сравнению с 2002 г. сбережения росли быстрее, а рост инвестиций после скачка в 2002 г. замедлился. Второй год подряд быстро растущий объем инвестиций превышает сбережения домашних хозяйств. С увеличением зарплаты и доходов, сбережения и инвестиции домашних хозяйств и в дальнейшем должны увеличиваться.
В 2003 году экспорт рос такими же темпами, как в 2002 году. Однако темпы роста импорта уменьшились. Экспорт вырос на 12 %, а импорт – на 11.4% по сравнению с 12.2%-ым приростом в 2002 году. Снижение темпов роста импорта объясняется замедлением роста инвестиций, а также снижением курса доллара (т.к. импорт, в пересчете на литы, снизился). По прогнозам на 2004 год, ожидается укрепление внешней торговли, причем экспорта увеличится до 12.9 %, а импорта - до 12.1 %.
Согласно исследованию, объем теневой экономики не меняется. В 2003 году, как и в 2002 году, по мнению участников рынка, этот показатель составил 20%. Литовские эксперты уверяют, что в будущем теневой сектор будет уменьшаться, поскольку установятся международные стандарты отчетности, бизнес станет более прозрачным, между странами ЕС не будет таможни, что также отразится на сокращении нелегальной деятельности. С другой стороны, увеличатся импортные налоги на товары из России и Беларуси, что создаст условия для нелегальной торговли между Литвой и Востоком. В нынешнем году ожидается  уменьшение теневой экономики до 19% ВВП.
Интересно, что объемом теневой экономики в странах – кандидатах ЕС очень обеспокоен один из старожилов ЕС – Германия. Она боится, что после расширения ЕС, теневой сектор экономики может увеличиться и в Германии. По подсчетам Немецкого Института Экономики, самый высокий показатель теневой экономики в период с 2000 по 2002 год показали Латвия и Эстония (соответственно 40% и 39% ВВП). В Литве, по оценкам немцев, данный показатель составляет в среднем 29% ВВП. Второе и третье места занимают Болгария (36%) и Румыния (33%). В Польше данный показатель – 27%, а в Чехии и Словакии положение лучше – в обеих странах объем теневой экономики составляет только 18% ВВП. По данным немецкого института экономики, в самой Германии данный сектор составляет 16%ВВП (один из самых высоких показателей теневой экономики в ЕС), во Франции – 15%, в Великобритании – 12.5%.
 К факторам, которые не способствуют сокращению теневой экономики, относят прежде всего налоговое бремя.
В 2004 г. среднестатистический житель Литвы должен проработать 128 дней для содержания расширяющегося государственного аппарата и всевозможных сфер, находящиеся под управлением государства.
По подсчетам экспертов института, в нынешнем году день свободы от налогов в Литве наступит 8 мая - на 6 дней позже, чем в прошлом году.
День свободы от налогов – это символический день года, когда среднестатистический налогоплательщик перестает работать на власти и начинает работать на себя. Это показатель относительного налогового бремени – какую часть создаваемых человеком благ забирают власти и перераспределяют через национальный бюджет и внебюджетные фонды. По словам вице-президента ЛИСР Руты Вайнене, такое увеличение налогового бремени связано с тем, что в текущем году по сравнению с прошлым почти на 2 млрд. литов (700 млн. долларов) увеличились бюджетные доходы за счет налогов, а также с тем, что из-за большого расхода капитала и особого роста отрицательных чистых доходов не так быстро увеличивался общенациональный продукт. Бремя налогов, подсчитанное как соотношение налогооблагаемых доходов и общенационального продукта, в 2004 г. составит 35 процентов (в прошлом году  - 33.3 процента).
«ВВП и экономика растут быстро, Литва присоединяется к ЕС, однако власти использовали эти две хорошие новости на плохое дело – увеличили бремя налогов», - сказала Р. Вайнене. «Однако, в конечном итоге и налог на прибыль, и НДС платит человек, а не предприятия. Если люди создают больше благ, разве это означает, что должны расти расходы властей?» - задается вопросом Р. Вайнене.
По мнению вице-президента ЛИСР, если был бы уменьшен подоходный налог населения, возможно, это и облегчило бы налоговое бремя, однако власти уже сейчас ищут, как компенсировать сниженные налоги другими. «Сейчас снижение налогов называют дырой в бюджете. Мы могли бы жить очень хорошо, если бы набирающий силу рост экономики не тормозился постоянно налогами», - считает Р. Вайнене.
К другим факторам, способствующими развитию теневой экономики в Литве, относят  увеличение акцизов на сигареты и горючее, ухудшение условий для ведения бизнеса индивидуальных предприятий.
Самым примечательным показателем, по мнению старшего эксперта ЛИСР Анеты Пясецкой, являются изменения цен. «В прошлом году рынок оценил рост цен иначе, чем официальная статистика – эксперты не зафиксировали снижения цен, о чем сообщал Департамент статистики (он диагностировал 1% дефляцию). Участники рынка полагают, что цены в минувшем году росли медленнее, чем в 2002 году (0.8 % по сравнению с около 1.2% в 2002 году). Однако в 2004 году прогнозируется более быстрый рост цен (около 2%), ввиду ожидаемого уменьшения безработицы, увеличения зарплат, доходов и потребления домашних хозяйств. Кроме этого, на рост, несомненно, окажет влияние вступление в ЕС, а также дальнейшее увеличение акцизных тарифов.
Благодаря стабильно развивающейся экономике, улучшается положение и на рынке труда. На конец 2003 года рост безработицы составил 11% по сравнению с 12.7% в 2002 году. Ожидается дальнейшее снижение безработицы до 10% в конце 2004г.
Что касается средней заработной платы, то она практически не изменилась по сравнению с 2002 годом, когда наблюдалась стагнация ЗП. Она выросла всего лишь на 0.2 (2 лита в месяц) и составила 1041 лит (около 360$).
Тем  не менее, эксперты прогнозируют все же увеличение ЗП (после двух лет стагнации) в 2004 году на 6 процентов (62 лита в месяц) и в среднем ЗП составит 1106 литов. Такой прогноз связан с уменьшением безработицы, возрастанием спроса на рабочую силу, увеличением прибыльности предприятий и перспективой вступление в ЕС.
Интересно, что, не смотря на рост экономики, не наблюдается увеличения роста доходов домашних хозяйств. По мнению участников рынка,  доходы средних домашних хозяйств увеличились на 2.1% (39 литов), по сравнению с 8% в 2002 году и составили 1905 литов в месяц. Также прогнозируют увеличение доходов домашних хозяйств в 2004 году на 8 процентов.
Согласно апрельскому отчету Правительства, в Литве на сегодняшний день существует 2.5 тысячи принадлежащих государству приватизируемых предприятий, общая стоимость которых оценивается в 1.8 миллиардов литов. По словам премьер-министра Литвы Альгирдаса Бразаускаса,  основные приоритеты в ближайшее время – эффективно управлять государственным имуществом, сделать процедуры приватизации более прозрачными, дать возможность это имущество продавать стоящим покупателям. По словам Бразаускаса, в 2003 году (государственного имущества было продано на сумму 910 миллионов лит) приватизация осуществлялась за счет местного капитала. (4)
По данным исследования, показатели прибыльности предприятий и отдачи от собственности в 2003г. по сравнению с 2002 г. улучшились. В 2003 году чистая прибыльность предприятий составила в среднем 6.3% процента, или на 0.6% пункта больше, чем в 2002 г. Отдача от собственности в 2003 г. достигла в среднем 10.3 процента, это на 0.6 пункта больше, чем в 2002г.
По прогнозам, в 2004 году чистая прибыльность составит 6.5%, а отдача от собственности – около 10.6%.
По мнению экспертов ЛИСР, в период с 1997 по 2001 предприятия увеличивали расходы на инвестиции. Однако в 2002 году эти расходы существенно уменьшились. По мнению участников рынка, в 2003 году было реинвестировано 52% прибыли, по сравнению с 66% в 2001 году.  По прогнозам на 2004 год, ожидается небольшое увеличение реинвестированных средств (54% прибыли).
Однако уменьшение реинвестированных средств не повлияло на объемы расходов на НИОКР (исследования и инновации). В 2003 году на данную сферу приходилось 5.8% всех расходов, т.е. столько же, сколько и в 2002г. Нынешние прогнозы экспертов на 2004 год носят более оптимистичный характер, чем в середине 2003 года. Инновационные расходы предположительно составят  6.8% всех расходов предприятий.
В 2003 году уменьшились стоимости кредитов коммерческих банков, хотя данная тенденция не настолько явная, как 2 года назад. По мнению участников рынка, в конце 2003 года можно было взять годовой кредит под 5.72% годовых (в 2002 году данный процент составлял 7.04), а долгосрочный кредит на 5 лет выдавался под 5.75% годовых, что более чем на 1% меньше по сравнению с предыдущим годом (6. 86%). Уменьшение ставок кредитов связано, главным образом, с тенденциями на мировом рынке. Также влияет высокая ликвидность системы литовских банков и сильная межбанковская конкуренция. 
Однако исследования показывают, что ставка процента по кредитам в 2004 году немного увеличиться (ставка однолетнего кредита составит около 5.93% в год, а 5и-летнего около  5.96% в год).
Что касается не банковской сферы (включая услуги по лизингу и факторингу), то их вес в 2004 году не изменится и составит 18% всего рынка.
По прогнозам аналитиков ЛИСР, один доллар будет равен 2.81 лита.  Такой же курс был зафиксирован в конце январе 2004 года. Таким образом, не существенного роста доллара не ожидается. 
8 апреля правительство Литвы предоставило Сейму отчет о национальной безопасности. В отчете говорится, что банковский сектор очень зависит от одного из иностранных региональных банков – инвесторам из Скандинавии через вторичные банки принадлежит около 68.7% рынка. Поэтому нестабильность на финансовых рынках Северных стран может ухудшить и положение Литовских банков. В отчете был отмечен также и другой угрожающий факт – 90% первичных источников энергии Литва импортирует из России. (3)
Что значит быть привязанным к одному рынку, Литва почувствовала после финансового кризиса в России в августе 1998г. Очевидно, что концентрация капитала любой другой страны в жизненно важных секторах экономики не безопасна.  Литве стоит по максимуму дифференцировать отдельные сектора экономики, развивая связи как с Западом, так и с Востоком.
Следующее исследование будет проведено в середине 2004 года. Оно покажет изменение прогнозов на конец 2004 года –2005 год.
2. Экономика Литвы глазами народа.
Так что же у нас происходит? Может, страна действительно стала на путь входа из кризиса – путь, который ведет к нормальным европейским стандартам уровня жизни?
Люди судят об экономике страны не по парадным цифрам статистических отчетов, а по уровню своей жизни. А он вопреки растущим экономическим показателям оставляет желать лучшего.
Изобилие вроде бы присутствует. В любом супермаркете полки ломятся. Но изобилие должно быть не на полках магазинов, а в холодильниках у людей. Сегодня потребление на душу населения в Литве по сравнению с советским временем упало в два-три раза, а по отдельным продуктам – и того больше.
Власти при этом говорят: «Сегодня у нас в общем-то неплохо, к полному изобилию дело идет. Но еще лучше будет, когда мы вступим в европейский союз. И тогда-то, чего нам не хватает, повалит валом, инвестиции, например».
На самом деле, инвестиций Литве ох как не хватает. Но в Литву пока невыгодно вкладывать. Иностранный инвестор ведь надеется получить, пусть не очень скоро, но весомую прибыль. Рентабельность литовского хозяйства составляет нынче немногим более 3 процентов. Это означает, что, вложив деньги в экономику Литвы, назад их можно получить (это еще без прибыли) через 30 лет. Довольно большой срок для инвесторов. Они, как правило, не в юношеском возрасте находятся и хотят вернуть свои деньги еще при жизни.
Единственное место, куда еще можно вкладывать, - и это делается – банки. Туда вложено столько, сколько влезло. В другие же отрасли инвестировать средства, тем более большие, просто опасно.
Поэтому, прежде чем ждать инвестиций, надо решить вопрос о прибыльности хозяйства. То есть обеспечить такие условия, при которых деньги давали бы отдачу. А не заниматься придумыванием и введением различных налогов.
Наши государственные мужи гордятся тем, что страна строит светлое капиталистическое завтра. Кивают на западный, в том числе американский опыт. Между тем они наверняка даже не подозревают, что в США вплоть до 80-ых годов 19 века налогов не было вообще. Правительство жило за счет таможенных пошлин на ввоз, тем самым защищая свой рынок. В это безналоговое время создавалась база, на которой страна живет по сей день. И только в начале 20 века в США ввели единственный 10-процентный налог на прибыль, потом некоторые другие.
Экономические аналитики справедливо считают, что пора менять систему управления государством. Когда государство начнет зарабатывать, оно поймет, что надо делать и как выбираться из того положения, в котором Литва сейчас оказалась. Тогда и предпринимательство будет развиваться нормально. Ведь государство перестанет обкладывать всех и вся акцизами…
В Литве до сих пор большое значение имеют родственные связи. Различными министерствами и ведомствами управляют целые семейные кланы. Чужаков в них принимают крайне неохотно, будь ты хоть семи пядей во лбу. Однако в этом, по мнению некоторых литовцев, есть и свои плюсы. Родственные связи помогают «коренным жителям» сохранить финансовые и другие рычаги власти, а круговая порука позволяет выносить сор из избы.(2)
Когда сегодня приезжаешь в столицу Литвы Вильнюс, то поражаешься, с какой скоростью растут супермодные небоскребы, преображается центр города, развивается сфера услуг. С каждым годом Литву посещают все больше и больше туристов из Европы.
31 мая 2002 известное рейтинговое агентство Standard & Poor’s присвоило международный кредитный рейтинг Вильнюсу “ВВВ-“, свидетельствующий о стабильном развитии региона.
Несмотря на то, что, по литовским законам, Вильнюс не имеет еще права выпускать облигации, однако он уже может пользоваться данным рейтингом как своеобразной рекламой при привлечении инвестиций.
Более того, весной 2003 года Standard & Poor’s  провело повторное исследование, и увеличило кредитный рейтинг до «ВВВ» , т.е. Вильнюс сейчас известен как «регион со стабильной перспективой».
То, что деньги текут в столицу, и именно столице присваивается кредитный рейтинг, это не удивительно. Для сравнения, инвестиции в Вильнюс составляют около 60% всех инвестиций в Литву.
Но, увы, за красивой вывеской скрываются проблемы, о которых туристам из Европы, да, впрочем, и Беларуси, стараются не рассказывать. Например, коррупция в высших эшелонах власти. Самый яркий пример – электричество. Государство покупает у Игналинской атомной станции электричество по одной цене, а продает своему населению в несколько раз дороже. Отсюда сумашедшие цены за коммунальные услуги, которые не под силу многим жителям Литвы, не говоря уж о вечно обделенных пенсионерах. Как известно, в Беларуси тоже имеет место данная политика, только в отношении газа - покупать по одной цене, а населению продавать в несколько раз дороже. Но в Беларуси, в отличие от Литвы, известно, куда идут вырученные деньги (в фонд президента). В Литве же проследить за этим очень сложно. Деньги, «сворованные у своего же народа» (а иначе это никак не назовешь), распыляются среди сотен заинтересованных людей. К другим проблемам можно отнести разбазаривание траншей Всемирного банка, предназначенных для социальных программ, земельный скандал и другие.(2)
Интересно, что именно Всемирному Банку правительство Литвы заявило этой весной, что в Литве уже закончены структурные реформы. Данное заявление почти не обоснованно. Многие экономические показатели, например, производительность, уровень которой не достигает и 40% уровня ЕС, свидетельствует о том, что структурные реформы еще далеко не закончены. Сегодня очевидно, что сельское хозяйство Литвы не конкурентоспособно, здравоохранение, образование и социальное страхование – неэффективны. А как еще объяснить тот факт, что качеством образования не довольны и студенты, и работодатели, здравоохранения – и пациенты, и врачи, почему в деревнях закрываются аптеки, не ходит общественный транспорт, а вклады крестьян на социальное страхование субсидирует государство. Из этих примеров видно, что социальное окружение и экономика связаны. По сути дела, это две стороны одного и того же процесса. Из-за каждого экономического провала страдают, в первую очередь, малообеспеченные люди – и не потому, что кто-то специально проектирует такой результат – просто когда система не функционирует нормально, более обеспеченные люди (активные субъекты экономики) могут в случае чего покупать альтернативные услуги на рынке, или, так сказать, «договориться» в данной системе – с помощью связей, денег или собственного умения находить общий язык с людьми. Таким образом, структурные реформы еще далеко не закончены. А наиболее заинтересованными в структурных реформах, свободных ценах, частной собственности и других возможностях рыночной экономики должны быть именно средний и низший класс.
По официальной статистике сейчас в Литве 7 процентов богатых людей, 13 процентов зажиточных, 24 процента живущих сносно, 39 процентов бедных и 17 процентов живущих ниже уровня бедности. Может поэтому и опросы показывают, что 54 процента людей считают, что в советское время жить было лучше. Они аргументируют это тем, что мол, после восстановления независимости в Литве сильно вырос уровень дифференциации населения. На мой взгляд, сравнивать советское время с настоящим не совсем корректно. В советское время дифференциация была большая.  Только определялась она, часто, не уровнем богатства, а возможностями подобраться поближе к кормушке распределения (дифференциация возможностей, которая определялась вашими связями). Поэтому и статистика не показывала дифференциации как таковой.  Сегодня дифференциация зависит от способностей человека создать продукт и умения распоряжаться доходами.
3. Пара слов о НАТО.
Руководители Литвы во время  мероприятий, посвященных 11 Марта, радовались огромному успеху Литвы и литовского народа – вступлению в НАТО. Как раз накануне праздников Сейм большинством голосов ратифицировал Североатлантический договор (100 – «за», 4 – «против»), преодолев тем самым последний порог, отделяющий Литву от полноправных членов НАТО.
А чего же им не радоваться, если они получат возможность в большинстве структур этого блока пристроить своих друзей и единомышленников? Это их праздник, а не народа, мнения которого никто не спрашивает. Хотя в Конституции провозглашается, что все наиболее значимые для страны решения принимаются только на референдуме, потому что суверен страны – ее народ, ее граждане.
Мне импонирует точка зрения известного своими нонконформистскими заявлениями члена Сейма Юлюса Весялки, который прямо во время торжественного заседания заявил: «Я не против НАТО, я против членства Литвы в этой организации. Мои аргументы таковы: во-первых, XXI век – век глобализации, а глобализация объективно уничтожает смысл войн и территориальных завоеваний. Территориальные завоевания эффективно заменяют финансовая и экономическая интеграция стран. Нам нужно не воевать, а торговать и конкурировать. Во-вторых, все государства, в том числе Россия, окончательно поняли, что иметь колонии невыгодно, надо руководить на партнерских условиях, так более выгодно. Те, кто боится русских, не могут диктовать государственную политику. Страх неподходящий политический метод. Россия для нас не вызывает военной угрозы. Такую Россию нужно не отталкивать, а превратить ее в выгодного партнера. В-третьих, никогда ни одно зарубежное государство не приносило себя в жертву ради Литвы. И не принесет себя в жертву в будущем, только будет использовать нас. Мы для НАТО нужны только как дополнительная территория для того, чтобы рассеять удары террористов и оказывать еще большее давление на Россию. Мы совершаем историческую ошибку, отдавая свою судьбу в руки других государств».
Кроме опасности военной, пребывание в НАТО серьезно угрожает экономической безопасности. Показательно, что в период подготовки общественного мнения наши проводники в Альянс об этом высказывались очень уклончиво и туманно, приводя абстрактные проценты от внутреннего валового продукта и бюджета. Цифры начинают появляться только сейчас, когда вступление стран Балтии в НАТО является уже случившимся фактом. Только теперь выясняется, что, например, патрулирование воздушного пространства четырьмя натовскими военными самолетами облегчит бюджет в общей сложности на 15 миллионов евро до конца этого года. Но это только одна и далеко не самая большая позиция по предстоящим нам расходам. Если подсчитать, сколько мы сэкономили за годы, пока нас никто не патрулировал и пока мы никуда не вляпались, получится баснословная сумма. Кто-то, наоборот, считает эти деньги недополученными. И собирается впредь не допускать подобный недочет.
Однако нельзя сказать, что наше государство вообще не стоит на страже собственных интересов. Особенно в деле защиты чиновничества. За последнее десятилетие почти четверть населения страны потеряла работу. Это коснулось всех отраслей, кроме одной – государственного управления. Число чиновников у нас постоянно растет. А с вступление в Евросоюз их количество еще более возрастет. Во всем мире частный сектор высасывает работников у государственного. У нас же все наоборот: попасть на государственную службу – вожделенная мечта каждого.
Уникальность географического положения Литвы требует от властей гибкой политики. Да, мы должны работать и торговать с Западом, но не должны забывать и о Востоке. Литва должна «застолбить» себе место в общем рынке, который сегодня создают, а точнее, пытаются создать, страны СНГ. Тем более, что литовские политики любят повторять, что Литва – это мост между Западом и Востоком. Работая с Востоком, Литва получит доступ к дешевым энергоносителям, а это – важное условие для создания конкурентоспособной продукции. Только в таком случае Литва сможет избавиться от виртуальной экономики и создать действительно хорошие предпосылки для улучшения жизни всех без исключения граждан.

2. Каким будет евросоюзный «Общаг»? (8)

Министр финансов Литвы и будущий комиссар ЕС Дайля Грибаускайте вернулась из Брюсселя расстроенной: там она участвовала на состоявшемся 10 февраля 2004 года заседании комитета экономической политики Совета Министров финансов и экономики т.н. Лиссабонской стратегии – плана мероприятий на 2000-2010 годы по реорганизации и модернизации Европы. В нем предусматривается целый комплекс мер по радикальному реформированию сфер энергетики, сообщений, финансов, условий для конкуренции и бизнеса. Одновременно обсуждались главные направления деятельности альянса в период с 2007 по 2013 годы, ну и, конечно, бюджет. Увы, стало уже правилом, что почти каждое обсуждение перспектив выявляет глубокие разногласия внутри Содружества. Не обошлось без них и на сей раз.
Лиссабонскую стратегию, родившуюся четыре года назад, можно иначе назвать планом Европы догнать к 2010 году Америку по основным экономическим показателям. На саммите в Лиссабоне был согласован спектр мер по созданию новых рабочих мест, внедрению новых разработок и либерализации, а также составлена программа экономических реформ начиная от введения общеевропейского патента и кончая взаимным признанием дипломов. Увы, догнать и перегнать Америку оказалось непросто. В опубликованном недавно докладе ЕК вынуждена признать, что в период между 1999 – 2003 годами в странах ЕС не было роста, в то время как показатели США выросли. В прошлом году европейский рост составил всего 0.8%. Производительность с 90-ых годов и сейчас находится в пределах между 0.5 и 1%, по сравнению с 2% в США. Комиссия констатировала вялость инвестиционных процессов, медленные темпы реформ и ухудшение в сфере государственных финансов. В отчете отмечается, что хотя с 1999 года было создано свыше шести миллионов рабочих мест, тем не менее, при общей занятости в 64.3% в 2002 году (на 1.8% больше, чем в 1999 году) к 2005 году будет невозможно достичь промежуточной цели в 67% во всем ЕС. Задача дойти к 2010 году до 70-процентного уровня занятости может быть выполнена, только если страны улучшат свои показатели. При этом отмечается низкая дисциплина в рядах своих членов. Любая реформа реализуется через законодательство, а из 40 законов ЕС, которые должны были на данный момент принять парламенты стран ЕС, во всех 15 странах приняты лишь семь.
Все проблемы решаются через деньги, а их хронически не хватает, несмотря на то, что евробюджет растягивается словно резиновый. Прошлый год закрыт с перерасходом. На саммите обсуждались бюджетные перспективы на период с 2007 по 2013 годы. Определены три главных направления деятельности: это долгосрочное развитие, защита интересов граждан ЕС и создание представления о Европе как о глобальном партнере на мировой арене. Первый приоритет, который охватывает львиную долю средств (116млрд. евро из 133.5 в 2007 году), - это меры по росту занятости, содействию инвестициям, укреплению аграрной политики, а также по подтягиванию «отсталых регионов альянса», то есть стран-новичков. Под защитной интересов граждан (в 2007 году – 1.6 млрд. евро) понимается решение вопросов, связанных с иммиграцией, борьбой с преступностью и терроризмом, впрочем, как и с возможными природными катастрофами, кризисами в отрасли здравоохранения и среды и т.д. Третий приоритет (11.4 млрд. евро) предполагает развитие свободной торговли и инвестиций, объединение транспортных маршрутов, энергетических и коммуникационных сетей с соседними странами. Для реализации такого бюджета прежних взносов не хватает, поэтому глава ЕК Романо Проди предложил членам Содружества поднапрячься. Дело в том, что, согласно старым договоренностям, размеры взносов могут достигать 1.24% от ВВП, а практически редко достигают даже 1% (в этом году – 0.98%). И призыв на большее – скажем, до 1.14% - никакого энтузиазма не вызвал: ведущие доноры – Германия, Франция, Англия, Австрия и др. раскошеливаться не желают. К примеру, немцы считают, что они итак жертвуют на общее благо больше всех, британцы полагают, что не те нынче времена, чтобы наращивать амбиции… При этом богатые страны все более откровенно косятся на новых бедных родственников. Франция и Германия не могут скрыть своего раздражения по поводу проамериканской позиции новичков в иракской войне, они намереваются «наказать» Польшу сокращением дотаций за неуступчивость при обсуждении Конституции ЕС и т.д. Впрочем, раздаются голоса и иной тональности: некоторые европейские политики (Проди, например) советуют присмотреться к позитивному опыту новых стран, особенно Прибалтики, набравших столь высокие темпы роста. У литовского министра сложилось впечатление, что бюджет станет ожесточенным полем боя на долгий период. По ее мнению, бюджет трещит по швам из-за того, что не решается фундаментальный вопрос – аграрная реформа. В результате более половины средств уходит на сельское хозяйство. И этому не видно конца. Дайля Грибаускайте считает, что выход нужно искать не в увеличении взносов, а в более эффективном использовании бюджетных средств.
3. ЕС и перспективы.

Еще раз о том, что изменится в Литве, после вступления в ЕС.
1 мая Литва и еще девять государств станут полноправными членами Евросоюза – крупнейшей в мире международной организации. Литва будет принята в ассоциацию, стремящуюся к более тесной экономической и политической интеграции, ради роста благосостояния своих граждан, мира и стабильности.
Литву принимают в ряды развитых стран Старого Света, поскольку эти страны прекрасно понимают: без расширения Евросоюз утратит возможность конкурировать и с Америкой, и с Японией. Наличие перспективы – вот что представляет теперь наибольшую важность для стран- лидеров.
Научиться играть по новым правилам нам должно быть сравнительно легко: Европа тут поможет всесторонне. Но очень много будет зависеть от самих граждан, властных и коммерческих структур. Ведь от этого, прежде всего, будет зависеть, достигнет ли когда– нибудь минимальная зарплата в Литве размеров португальской (356.6 евро). И тут как нельзя более кстати вспоминаются слова Дж. Ф. Кеннеди: « Не спрашивай, что тебе дала Америка, ответь прежде, что ты дал стране?» От того, что мы дадим Евросоюзу (а через него – всему миру), и будет зависеть наше благосостояние.

1. Цены.
На сегодняшний день внимание Литовских политиков поглощено будущими президентскими выборами (июнь 2004). Усиливается конкуренция между партиями, а в это время жители беспокоятся о грядущем повышении цен и спешно скупают непортящиеся пищевые продукты  (сахар, соль), ходят слухи об исчезновении  с магазинных полок некоторых видов продуктов.
Однако следует еще раз напомнить людям, чего стоит ждать от присоединения к ЕС. В первую очередь, стоит заметить, что с начала следующего месяца (1 мая 2004г.) в литовской экономике изменится мало что. Никаких внезапных изменений не произойдет – т.к. Литва является уже давно почти частью общего рынка  ЕС – не считая 5 процентов торговли, все остальные товары экспортируются и импортируются в ЕС беспошлинно. В Литве действуют почти все правовые нормы ЕС. Поэтому в торговле с ЕС со следующего месяца изменятся только несколько важных вещей – будут устранены последние  пошлины, будут ликвидированы таможенные процедуры. Из-за этого цены на часть  пищевых продуктов могут только уменьшиться. Это касается некоторых алкогольных напитков и других облагаемых пошлиной продуктов, которые в Польше или других странах стоят дешевле. Цены могут упасть и потому, что ликвидируются таможенные процедуры, т.е. и длиннющие очереди на Литовско – Польских границах. 
Одновременно, Литве придется согласовать тарифы на ввоз продукции из некоторых стран, не входящих в европейскую зону (Россия, Украина, США, Китай, Беларусь и др.). Вследствие этого вырастут таможенные пошлины на некоторые товары. Это, в первую очередь, новые автомобили из США и Японии, некоторые сельскохозяйственные товары, обувь. Однако поднятие пошлин не будет существенным, цены изменятся на немного, а если верить предпринимателям, то цены вообще не изменятся. В некоторых случаях, например, с бензином, таможенные пошлины на импорт бензина уменьшаться, и это если не повлияет на цену бензина, то, по крайней мере, нейтрализует негативные изменения цены, вызванные повышением акцизов. Кстати, что касается акцизов, то акцизы на бензин уже установлены, и не будут изменятся. Зато акцизы на сигареты будут повышаться, т.о. сигареты в Литве действительно подорожают. Однако это будет происходить постепенно, а не молниеносно. К 2009 г. почка, к примеру, сигарет «Red & White» подоражает с 2.65 лита до 6.52.
На соль будет введен таможенный сбор – 3 евро за тонну. Практически это означает, что в магазинах соль подорожает на пару центов за килограмм.
Согласно словам председателя комитета по делам Европы, парламентария Витяниса Андрюкайтиса,  повысятся закупочные цены на молоко (на 77.5%), говядину (на 33%) и баранину (на 33.9%). По этим ценам государство будет скупать молоко и мясо у производителей, значит, и в магазине цены на эти продукты вырастут. Но на сколько – точно никто не скажет, это будет зависеть от самих торговцев. В свою очередь закупочные цены на птицу и свинину должны понизиться на 13.9 и 2.1% соответственно.
В целом, в Литве ожидается удешевление отдыха за границей, виски, полетов на самолетах, разговоров по телефону, косметических средств, компьютеров и Интернет. Подорожание ожидается велосипедов, отопления и электричества, мягких игрушек, посещения врачей, хлеба, стройматериалов, мяса, лекарств и стоматологических услуг, бананов, соли, автомобилей, памперсов, страхования транспорта.
И еще об одном изменении, не таком явном, как импортные пошлины. Это стандарты качества, предъявляемые  в ЕС. В Литве в последнее время распространились слухи о том, что некоторые группы товаров, ввозимых из России, Украины, Беларуси, вообще исчезнут с полок магазинов. Отчасти эти слухи обоснованны. Некоторые пищевые продукты и лекарства будут ввозится из этих стран только с условием, что они изготовлены по европейским стандартам.  А поскольку введение новых и более строгих стандартов на предприятии стоит больших денег как производителю, так и потребителю, некоторые продукты действительно исчезнут. Уже исчезли ряд дешевых сердечных лекарств белорусского и русского производства (в частности, корвалол), уступив место дорогим европейским таблеткам аналогичного действия. Это происходит потому, что недорогие лекарства, производящиеся в России и странах СНГ, Турции и Индии, изготавливаются не по стандарту GMP (Good Manufacturing Practice), принятому в Евросоюзе, поэтому путь в Европу таким таблеткам заказан. Таким образом, при вступлении в ЕС происходит в прямом смысле «стерилизация», при которой приходится отказываться от дешевых продуктов обыкновенного качества или старых привычек, таких как вылавливание в магазине из бочки маринованных огурцов и прочее. И хотя более строгие стандарты вводятся для того, чтобы защитить потребителя, все это стоит денег, и не малых. Однако участие в общем рынке ЕС и конкуренция на нем должны компенсировать данный негативный эффект, а цены в следующем месяце действительно не должны сильно изменится.
Еще одной из причин, по которым будет приостановлен рост цен, - это небольшие доходы граждан. По сравнению со средним заработком в Евросоюзе, уровень цен на товары в Литве на 28 процентов превышает уровень доходов жителей.
Сегодня жители Литвы получают одну из самых маленьких (меньше только в Латвии) зарплат. В других странах-кандидатах рост средней зарплаты обгоняет или равен росту экономики (за исключением Словакии), а в Литве он значительно отстает. В то же время многие цены соответствуют, догоняют или должны будут достичь уровня европейских. Однако, опираясь на опыт стран, вступивших в Европейский союз ранее, можно сказать, что во время процесса интеграции доходы жителей традиционно увеличиваются быстрее, чем цены.
Экономисты признают, что большинство цен постепенно приблизится к ценам Европейского союза, так как сегодня уровень большинства цен на товары в Литве составляет 66 процентов, а уровень цен на услуги вообще равен 28 процентам от уровня среднеевропейских цен.
Одним из выходов, который мог бы компенсировать рост цен, является увеличение пенсий и зарплат как в частном, так и в государственном секторах. Если же этого не произойдет, то даже незначительное увеличение цен для большинства граждан сделает весьма горьким начало жизни в Европейском союзе.

2. Иностранная помощь.
Референдум о членстве Литвы в ЕС, проведенный в мае 2003 года, выпустил из бутылки джина исполнения желаний. Лозунги, которыми зазывали народ идти на голосование, говорят сами за себя: «В Европейском Союзе нет бедности», «В ЕС все получат работу и станут много зарабатывать». Не говоря уже о жалких методах «подкупить» население бесплатным пивом и порошком. Но факты свидетельствуют о другом: «Нужда и бедность существует везде. А что касается работы и больших зарплат – то тут, как везде в экономике – одни получат, другие не получат, в зависимости от того, кто и что предложит.» Однако необоснованные обещания действуют как катализатор на менталитет людей. Гораздо приятнее слышать, что ты не виноват в своем положении, что виноваты другие, что можно принять на политическом уровне такие решения, как вступление в ЕС, изменение системы, и жить автоматически станет легче.
Не один аналитик отмечает, что стремление вступить в ЕС консолидировало разные политические силы для достижения общей цели. До достижения заветной цели остались считанные дни. В середине прошлого (2003) года на первое место поставили другую цель – получить из ЕС как можно больше поддержки. Цель очень практичная и всем понятная – ведь кто не любит дареных денег? Однако не зря говорят, что бесплатных обедов не бывает. Экономика как наука об эффективном распределении ограниченных материальных ресурсов показывает, что любые субсидии «вырезают» конкуренцию на рынке. Субсидируемые сферы притягивают все больше экономических субъектов, за счет чего «осушаются» другие сферы. Более того, предприятия, получающие субсидии, оказываются в более привилегированном положении, нежели их конкуренты, что повышает риск банкротства последних и отрицательно сказывается не только на самих конкурентах, но и на потребителе.
Мало того, поскольку большая часть помощи ЕС будет оказываться государственному сектору экономики, то существует опасность того, что последний станет не равноправным конкурентом по отношению к бизнесу. Например, как будет чувствовать себя хозяин усадьбы, получающий основной доход от деревенского туризма, очень популярного сейчас в Литве, когда на деньги ЕС Департамент Туризма рядом начнет строить кемпинги? И это только один из сотен примеров вмешательства государственного сектора в частный. Представители Европейской Комиссии утверждают, что таких вторжений будут стараться избегать. Однако такие похвальные стремления не просто воплотить в реальность, даже при сильном желании.  А будет ли в Литве такое желание – большой вопрос. Слишком уж все заняты реализацией программы «ухватить как можно больше».
Но что собой представляют структурные фонды Евросоюза и на какой объем средств может рассчитывать Литва?
Известно, что до вступления в ЕС странам-кандидатам оказывается финансовая помощь из фондов “PHARE”, “ISPA”, “SAPARD”. С 1 мая с.г., т.е. с момента вступления Литвы в ЕС, эти фонды трансформируются в соответствующие структурные фонды: Европейский фонд регионального развития (EFRR), Европейский социальный фонд (EFS), Европейский фонд ориентирования сельского хозяйства и Финансовый инструмент ориентирования рыбного хозяйства.
Фонд “SAPARD”  прекращает свое действие и уже практически не функционирует, “PHARE” и  “ISPA” закончат свои программы в 2006 году. Помощь, полученная хозяйственными субъектами республики из европейских фондов с частичным участием средств из бюджета страны, составила: из “SAPARD” – 554 млн. лт ( около 190 млн. долл.), “PHARE” – 500 млн. лт.,  “ISPA” – 491 млн. лт. Суммы, вроде бы, и немалые, однако достались они не очень большому числу из многочисленной массы желающих. Как видим, спрос на финансовую помощь превышает предложение. Объем поддержки из структурных фондов значительно больше, чем фонды подготовки (завлекающие) к вступлению в ЕС, и с учетом части средств, выделяемых из бюджета республики, в 2004 – 2006 годах составят примерно 1.7 миллиарда литов ежегодно.(7)
Однако возникает другой немаловажный вопрос – кому пойдут деньги ЕС. Структурные фонды – фонд Регионального Развития, Социальный фонд, фонд ориентирования Рыболовства, а также фонд поддержки и ориентирования Сельского Хозяйства носят довольно специализированный характер. Несмотря на это, области поддержки первых двух сформулированы довольно обширно. Для фонда Регионального Развития – это реструктуризация и расширение производства, инвестиции в инфраструктуру. Для Социального – решение социальных проблем, прежде всего занятости. Фонд поддержки Сельского Хозяйства предназначен также не для традиционных субсидий крестьянам, а для внедрения новых и альтернативных методов хозяйствования. Поэтому выбор областей  финансирования для вступающих государств оставили довольно обширный. Приоритетные направления согласованного в декабре 2003 года с Европейской Коммисией общего програмного документа (основного стратегического документа распределения фондов) на 2004-2006 года следущие: для развития экономической и социальной инфраструктуры выделяется 38.8% средств всех структурных фондов, для развития производственного сектора- 24.8% , развитию человеческих ресурсов – 18.3%,  развитию деревни и рыболовства – 15.1%, технической помощи – 3%. Всего 895,2 млн. евро.
Распределить такие суммы ни среди приоритетов, ни среди конкретных проектов не легко. Надо оценивать не только потребности, но и возможности различных институтов, предприятий и юридических лиц получить финансирование, а получив – реализовать эти проекты. В нормальных условиях эту «работу» выполняет рынок.
Первый вопрос, который возникает у каждого, увидевшего эти цифры – действительно ли транспортная инфраструктура для нас так важна? Четверть средств, выделяемых на развитие инфраструктуры, предполагается выделять транспорту, а на инфраструктуру просвещения и науки – всего 7.4%. Неужели у нас так не хватает дорог и существуют большие проблемы со транспортной связью или безопасностью на дорогах? Конечно, железные дороги Литвы находятся в плачевном состоянии, а будь все наоборот – они могли бы принести много пользы в плане экономического роста и качества жизни. Однако можно поспорить, что львиная доля этих средств достанется не железнодорожным путям, а автомобильным дорогам. Соединение энергетических сетей с энергетической системой Западной Европы могло бы быть самым приоритетным проектом, однако для его реализации нужны огромные средства и международный масштаб: по оценки Европейского банка Реконструкции и Развития, только электрический мост в Польшу стоил бы 1.5 млрд. литов (более 5 миллиардов долларов), а из средств европейского фонда регионального развития всей инфраструктуре Литвы на период 2004 –2006 года предполагается выделить около 1.8 млрд. литов (менее 650 миллионов долларов) в год.
Основываясь на анализе сегодняшних проблем рынка труда и на опыте других стран, приходит в голову мысль, что деньги поддержки ЕС рационально инвестировать в просвещение (также и взрослого населения). Почему? Во-первых, просвещению инвестиции необходимы, т.к. сегодняшняя квалификация рабочей силы не удовлетворяет требованиям экономики. От этого страдает конкуренция между фирмами, увеличивается безработица и социальные проблемы. Во-вторых, образованию нужны большие и долгосрочные инвестиции, которые сложно получить на рынке. В-третьих, результатом поддержки – более качественным образованием – могут пользоваться все жители страны. В-четвертых, разрешив участвовать в конкурсах и частным школам, можно избежать недобросовестной конкуренции и даже усилить конкуренцию как таковую. Почему не принимают такое решение?
Как видно из приведенного анализа, наша жизнь сразу после вступления в Евросоюз не улучшится. И инвестиции, как, впрочем, и помощь ЕС не будут панацеей. Надеяться на них особо не стоит. Надеяться остается на самих себя. Ведь в конечном итоге, многое в экономике зависит от самих людей – от их желания работать, зарабатывать, пользоваться существующими в Литве возможностями деятельности. Членство в ЕС только предоставит новые перспективы или создаст некоторые ограничения.
Одни говорят, что прошлый год был удачным, а этот год будет еще удачнее. Другие говорят, год был трудным, и этот год будет еще более тяжелым. И одни, и другие правы – расширяющийся рынок приносит больше препятствий, но и больше возможностей. Для тех, кому удастся последними воспользоваться, для того и год будет хорошим.
Однако Брюссель все ближе, а горизонт все шире. Скоро, возможно, не избежать Литве головной боли по поводу довольно далеких сегодня проблем: терроризма, эмигрантов, Европейских вооруженных сил, забастовок польских шахтеров и французских водителей транспорта, теневой дейтельности в Германии и медленного экономического роста всей Европы. Поэтому, пока можно, надо решать свои дела, так как чужие проблемы не за горами.
  
Вместо заключения.
Недавно у нас в государстве произошел кошмарный случай. Приехавший из Ирландии журналист одной газеты осмелился в своем издании назвать Литву очень бедной страной.
Свои впечатления он проиллюстрировал картинками жизни Вильнюса. «В городе по улицам ездят только «лады» и «шкоды», совсем как в советские времена. Да и тех так мало, что даже в часы пик нет пробок, улицы полупустые. Люди вынуждены ходить на работу пешком, поэтому они все стройны, как кипарисы. Да и работы осталось немного, поэтому много бродяг, клянчащих у иностранных туристов милостыню. Особенно настырно пристают дети, даже среди ночи предлагающие прохожим купить газеты. Есть и богачи, но их так мало, что не разглядеть и в микроскоп…»
В самом деле, картинка малопривлекательная. Да и от описания веет злым и необоснованным журналистским цинизмом. Однако все же, так уж ли и необоснованным?
Реакция Литвы на картинки, нарисованные живущим на краю Европы журналистом, была молниеносной и очень негативной. Все ежедневные газеты опубликовали комментарии. Посетители интернетовских сайтов обозвали представителя ирландской прессы лжецом и разиней. «Видимо, он выпил столько литовского пива, что смотрел на Вильнюс только через окна гостиницы», «Бедняга, он, видать приезжал в Литву 10 лет назад», «Наверное, этот разиня побывал в Минске и там хорошенько хлебнул «Зубровки», спутав Минск с Вильнюсом…» Такими и похожими откликами на уже успевшую прославиться публикацию ирландца пестрели наши газеты и журналы.
Известно, что приезжий человек многое видит поверхностно, особенно не углубляясь в суть. Если бы он интересовался глубже, то увидел бы и автомобильные пробки на улицах, и узнал о сократившейся в последние годы безработице, о резком росте экономики…
Но представители прессы – народ особый и пристрастный. Они многое видят острее и относятся ко многому более критично.
А по правде говоря, литовцы совершенно напрасно разозлились на журналиста из Ирландии. Им следовало бы посмотреть сообщения Департамента статистики Литвы о социально- экономическом развитии республики, и тогда им самим многое стало бы ясным. Содержащиеся в них данные во многом бы оправдали впечатления путешественника из Ирландии.
Так, по уровню общего внутреннего продукта на душу населения среди 10 стран-кандидатов в ЕС, мы занимаем предпоследнее место, обгоняя только соседей –латышей. А что уж говорить о нынешних членах ЕС! Их уровня жизни мы достигнем только через…30 лет. Об этом сообщают западные эксперты (The Economist).
Но не будем забегать так далеко вперед. Сравним еще раз показатели жизненного уровня в Литве, Латвии и Эстонии. По показателю среднемесячной зарплаты от эстонцев мы отстаем почти на 400 литов (около 140 долларов). Средняя пенсия по старости в Литве – самая низкая по сравнению с соседями. А по высокому уровню безработицы мы уже давно и стабильно лидируем.
Кое-кто утверждает, что у нас цены ниже. Отчасти это так. Например, говядина, свинина, хлеб, водка в Литве действительно дешевле. Но масло, сметана, сахар и даже молоко – намного дороже. И самое странное то, что имея «Мажейкю нафту» и Игналинскую атомную электростанцию, за бензин и электроэнергию мы платим дороже, чем латыши и эстонцы.
В связи с этим следует напомнить, что резкий рост общего внутреннего продукта не сразу гарантирует рост жизненного уровня. Поэтому, похваляясь неплохими темпами роста экономики, лучше делать это сдержаннее, чтобы не озлобить многих граждан Литвы, у которых нет работы или которые зарабатывают лишь по 400 литов (140 долларов) в месяц. Их благосостояние кажется иллюзией, которой еще только суждено когда-нибудь воплотиться. И их взгляд на жизнь в Литве во многом совпадает со взглядом ирландского журналиста.
Согласитесь, что Литва – действительно не Ирландия. Ее дальний сосед по Евросоюзу уже второе десятилетие ведет свои внутренние дела на новой основе и добился в этом союзе значительного прогресса. Кроме того, Ирландии не довелось претерпеть столько исторических катаклизмов в 20 веке, сколько их выпало на долю Литвы. Ирландцам не надо было заново создавать экономику свободного рынка. Их политический строй тоже был очень стабилен. Поэтому не будет удивляться тому, если приехавшие оттуда люди видят в Литве вещи, неприятные для жителей, то, что жителями хотелось бы сделать незаметным. Лучше корректно помолчать, жить с надеждой – если литовцы сумеют использовать свое отличное геополитическое положение в центре Европы, они действительно будут жить неплохо, а может, даже лучше, чем кое-кто на ее окраинах.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

Когда проигрывают все

11 лет тюрьмы австрийскому инвестору Александру Муравьёву. Белорусская Фемида сурова, жестока и бесцеремонна. И слепа к национальным интересам Беларуси. И безразлична к инвесторам, а также…