Вторая берлинская стена Уроки французского противостояния для Украины

Автор  18 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В начале 1990-х политики и аналитики мира сознательно или по незнанию совершили одну страшную ошибку. После развала Советского Союза, распада социалистической системы лидеры ведущих стран Запада, авторитетные международные организации заявили о полном и безоговорочном поражении социализма и централизованной плановой экономики. Серпы и молоты были заменены орлами. Госпланы стали министерствами экономики. Преподаватели критики буржуазных учений быстро адаптировались к Economics и менеджменту. Все внимание мира было переключено на постсоциалистические страны. Ярослав Романчук
 

Отсроченный развал А в это время во Франции, Германии, Бельгии, Италии и других странах Западной Европы социализм затаился, лег на дно, перекрасился, чтобы, не дай бог, и его за компанию с советским собратом не подвергли экзекуции. Прошло почти 17 лет, и вот во Франции зреют условия для очередной социалистической революции. Империя зла контратакует. Уже не через Москву, Пекин или Гавану, а через Париж, Сорбонну и погрязших в постмодернизме и иждивенчестве гламурных французов.
Западные идеологи утверждают, что социалистическая революция произошла только в рамках советской империи. На самом деле она случилась в 2/3 стран мира. В Западной Европе социализм прижился с демократией и свободной слова. Когда дискуссии шли лишь о том, под каким соусом у богатых забирать деньги, когда командные высоты в экономике, в том числе контроль над деньгами, прочно заняло государство, когда внутренний рынок жестко защищался от конкурентов, де-факто во Франции господствовал и продолжает господствовать тот самый социализм, которого Украина, как могло показаться в начале 1990-х, «наелась» вдоволь.
    После развала Советского Союза свобода, равенство и братство французского образца хлынули в 26 новых стран, в том числе Польшу, Украину и Россию. Обратно в Западную Европу пришли огромные деньги, уворованные партийной номенклатурой и новыми «демократами» в малиновых пиджаках. Под лозунгами прав и свобод человека, демократии и равенства национальное добро ушло из-под контроля очарованных французскими лозунгами народных масс. Спрос на западный ширпотреб и продукты питания в постсоветских странах резко вырос. Западные бизнесмены и банкиры без угрызения совести вывозили вместе с украинскими или российскими партнерами сырье по бросовым ценам. Ценовую ренту делили вместе. Деньги, естественно, оседали, в основном, в западных банках. Историческая декада великого перераспределения породила не только отечественных олигархов. За 15 лет были увеличены состояния многих западных деловых людей и чиновников. Бюджеты западноевропейских стран также получили послабление, получив новые источники щедрых поступлений. Таким образом, развал западноевропейского социализма был отсрочен падением социализма тоталитарного.
    Однако любой красивой распределительной схеме рано или поздно приходит конец. Украина и Россия справились с основными трудностями переходного периода. Появились свои мощные олигархи. Политики захотели равного статуса своих стран с западными. Свобода перемещения товаров, услуг, денег и рабочей силы – так интерпретировали в переходных странах лозунги европейского государства всеобщего благосостояния. Однако Западная Европа имела по этому поводу совсем иное мнение. Идеология на экспорт и для внутреннего потребления сильно отличались друг от друга. Французские учителя теории свободы и практики рынка столкнулись с ситуацией, когда их ученики буквально поняли предлагаемые заповеди и потребовали от Запада liberté, egalité и fraternité. Для всех в Европе. Без изъятий и ограничений.
Франция, как один из родоначальников мирового социализма, поняла, что для сохранения лица и статуса европейской идеологической столицы надо навести и в своем доме порядок. Слишком уж широкой стала пропасть между декларациями о помощи бедным, партнерстве с развивающимися странами и жгучим XIX-вековым протекционизмом. С другой стороны, жизнь зарегулированной экономики и большого государства затрудняли активные конкуренты (Словакия, Эстония, Чехия), которые предоставляли капиталу гораздо более выгодные условия работы. Китай продолжал активно теснить французских производителей на их традиционных рынках. США на поколения опередила Францию по уровню развития технологий. Желающих получить часть ЕС-овского пирога также стало гораздо больше. Все эти факторы резко увеличили внешнее давление на французский социализм. Он начал явно проигрывать в условиях открытой конкуренции и глобализации.
Высокая безработица, нещадные налоги, дорогая бюрократия, быстро растущие социальные обязательства бюджета – даже при демократической форме правления и независимой судебной системе это верный путь к системному кризису. Отдельные французские политики начали это понимать. Попытки правительства либерализовать рынок труда, сократить социальные выплаты напоминают действия М. Горбачева по сохранению советского социализма. Привыкший к иждивенчеству французский рабочий класс и учащаяся молодежь вкупе с профсоюзами не хотят расставаться с метафизической холявой. Они готовы идти на баррикады за то, чтобы свобода, равенство и братство распространялось исключительно на них и продолжало оплачиваться из чужого кармана. Забастовка против реформы рынка труда Напряжение во Франции резко повысилось после того, как правительство президента Жака Ширака начало реформу социальной системы и рынка труда. Для того чтобы сократить государственные расходы, власти предложили людям увеличить личную ответственность за формирование пенсии и за финансирование услуг системы здравоохранения. Ранее были приняты определенные поправки в законы, которые противодействуют выходу на пенсию в 60 лет, стимулируя более продолжительную занятость. Были сокращены возможности требовать от государства компенсационных выплат за медицинские услуги и лекарства. Все чаще говорят о необходимости отказа от 35-часовой рабочей недели. Некогда большое социальное достижение сегодня является одним из тормозов экономического роста.
Все больше французов понимают, что жить дальше в режиме социалистической, перераспределительной экономики нельзя. Однако профсоюзы и бредящая Че Геварой и К. Марксом молодежь не согласна на закат социализма. Их не убеждает ухудшение дефицита бюджета, бегство капитала и технологическая отсталость. Они не видят причин высокой безработицы и готовы заставлять работодателей создавать под них рабочие места без права на увольнение. О том, что у инвесторов и предпринимателей тоже должна быть liberté, они не думают. О том, что для польских, украинских, словацких производителей также должно быть egalité с французами, они любят рассуждать только в аудиториях и на международных конференциях. Погруженные в постмодернистский маразм идеологи французского социализма предпочитают наслаждаться декольте, варьете, карате, а не liberté, egalité, fraternité. Разумеется, за чужой счет. Петух клюет все больнее Французское правительство зашло в тупик. Политические и интеллектуальные элиты на протяжении целой эпохи приучали людей к социализму, к его моральности и справедливости. Приучили – и сегодня прослезились. Французы до сих пор не понимают, почему развалился Советский Союз, почему люди сказали «нет» централизованной плановой экономике. Они не извлекли уроков из нашего горького опыта, считая, что все дело лишь в демократии, свободе слова и верховенстве закона. А если закон позволяет агрессивному большинству изымать больше половины заработанного, ограничивать возможности использования своей собственности? Закон, который разрешает одному соседу при помощи полиции конфисковать у другого соседа корову, это источник социального зла. Воспитанные на идеалах Бастилии и Сорбонны, лидеры французских профсоюзов, политических партий и образовательных учреждений являются главными авторами сегодняшних и будущих конфликтов во Франции и в других европейских странах победившего социализма.
    Экономический расчет, необходимость выполнять обязательства в рамках ЕС, соблюдение прав частной собсвтенности – это не аргументы для агрессивной французской толпы. Во Франции не бастуют только ленивые и то, наверно, потому, что не додумались до создания своего профсоюза. В марте 2006 г. начали протесты рабочие почты. Они выступает против открытия рынка почтовых услуг даже в рамках Европейского Союза. Глава Троцкистской революционной коммунистической лиги Оливье Безансено (Olivier Besancenot) сам работает на почте. Можно себе представить, что эти люди думают об открытой конкуренции со стороны поляков, чехов, тем более украинцев, которые не входят в ЕС.
Ласковый весенний воздух и призывы социалистов повлияли на чувственные души работников железной дороги. Им также не нравится, что немцы, испанцы или англичане могут предоставлять французским потребителям свои услуги. Работники энергетического сектора не согласны с созданием единого энергетического рынка. Они хотят, чтобы французы потребляли только отечественные киловатт-часы. Какая же волна забастовок без учителей? Ведь именно они некогда учили почтовых работников, энергетиков и железнодорожников liberté, egalité, fraternité. Они традиционно требуют больше денег и меньше работы. Когда вся страна развлекается на забастовках, поедая тоннами круассаны, госслужащие, в том числе служащие налоговых органов, тоже не могут быть в стороне от народа. Они также приняли участие в забастовке. Всего недовольных мягко либеральными предложениями власти собралось 1 – 3 миллиона человек.
Абсурд этой ситуации очевиден. Чиновники, которые и стали причиной стагнации экономики, безработицы и потери конкурентоспособности, поддерживают своих «жертв». Они предлагают им не больше свободы, а еще больше регулирования. Подготовленное социалистическими учителями население реагирует гениально. Не получая базовых услуг государства, сталкиваясь с пробками и проблемами в перемещении по стране, 65% французов поддерживают забастовки. Чувствуя поддержку общественного мнения, профсоюзы в большей мере управляют страной и де-факто владеют частными бизнесами, чем государство.
Сегодня Франция вступает в активную фазу заката своего социалистического государства. После парижских погромов и бунтов 2005 – 2006 гг. не исключено, что постомодернистская толпа в ближайшее годы найдет свою Бастилию, особенно если правительство будет настаивать на либерализации и приведении в порядок системы социального обеспечения. Катализатор французского бунта Искрой, которая взорвала Францию в марте 2006 г., стало принятие закона о первом рабочем месте (принят парламентом 9 марта), который по иронии именуется законом равных возможностях. 23% безработных молодых людей, которые живут преимущественно в неблагополучных пригородах, а также студенты университетов и даже ученики средних школ вспыхнули, как сухой порох. Им плевать на то, что парижский фондовый рынок процветает, что 40 ведущих компаний страны в 2005 г. заработали на 50% больше прибыли, чем в 2004, что французские фирмы стали третьими в мире по количеству поглощений в мире.
Очевидно, правительство Франции не так понимает egalité, как профсоюзы и молодежь. Министры уверяли, что новый порядок найма молодых людей стимулирует занятость среди молодежи в городах, выравнивает условия на рынке труда и противодействует дискриминации выпускников вузов, позволяет молодым родителям уделять больше внимания новорожденным. Власти предложили также создать добровольную программу общественных услуг.
Закон распространялся на молодых людей до 26 лет, которые получают первую работу в компаниях с числом работающий больше 20 человек. В течение двухлетнего испытательного срока на молодого рабочего распространяется много гарантий, но работодатель может уволить его без объяснения причин, как того требует общее французское законодательство о труде. При этом двухгодичный срок может быть сокращен по взаимному согласию. Если молодого сотрудника, который получил работу по данному закону, увольняют в течение первых четырех месяцев, он получает от государства 460 евро в течение двух лет. В дополнении ему ждет компенсация при увольнении. Закон о первой работе предусматривает, что сотрудник уже после первого месяца работы получает право на повышение квалификации, услуги государственной программы по возмещению части аренды жилья. На такую помощь он может рассчитывать на протяжении двух лет испытательного периода. К тому же, перед ним открывается возможность ипотечного кредитования.
    Исследование журнала Le Nouvel Observateur показало, что 96% выпускников лучших технических вузов получают постоянную работу в течение первых двух лет после окончания университета. Они получают среднегодовую зарплату ?30400. Выпускникам факультетов психологи приходится хуже. Только 45% из них находят работу в течение первых двух лет. Да и их зарплата (?19000) заметно меньше технарей. Большинство молодых людей учатся в университетах, которые практически бесплатны (цена обучения составляет ?200 в год). Каждому выпускнику со степенью бакалавра предоставляется место в университете. Лекционные залы переполнены. Университеты лишены автономии и выполняют приказы министерства образования. Не удивительно, что в последние 20 лет уровень образования резко упал.
    Обесценение дипломов и избыток дипломированных кадров со стойкими социалистическими взглядами вошел в клинч с существующей системой найма. Сегодня 64% французов в возрасте 15 – 24 года работают по временным договорам. Заключение постоянных контрактов сопряжено с резким ростом издержек для фирм, поэтому они и предпочитают временные контракты. Предложения правительства направлены как раз на то, чтобы уменьшить бремя найма для работодателей. Они хотят сохранить у себя в стране малый и средний бизнес, который ногами голосует против интервенционизма.
    Такие условия найма на работу - мечта для любого украинца, поляка, венгра или литовца. Однако французскую молодежь это не устраивает. Она требует лишить работодателей права увольнять молодых сотрудников в течение первых двух лет без веских причин. Уровень их экономических знаний – в Сорбонне, очевидно, этому не учат – не позволяет понять, что именно жесткие ограничения на рынке труда привели к росту безработицы, особенно для молодежи.
    Франция, которая гордилась распространением по всему миру своей идеологии под лозунгом liberté, egalité и fraternité, наступила на свои же грабли. Мир изменился, а Франция нет. Мир сталь глобальным, а Франция до сих пор проповедует жесткий протекционизм и интервенционизм. 71% американцев, 66% британцев, 65% немцев считают, что свободный рынок является лучшей системой для создания богатства. Во Франции такой точки зрения придерживаются только 36%. Поразительно, что французы не могут установить элементарные причинно-следственные связи. Они враждебны к той системе, которая превратила их страну в одно из самых богатых государств мира. На протяжении последних 20 лет французские политические элиты боялись прямого, честного диалога с электоратом. Сформировалась политическая культура проведения реформ украдкой, под прикрытием старых лозунгов и при всеобщем охаивании глобализации, либерализма, капитализма и стремящегося к получению прибыли бизнеса. Ж. Ширак, хотя и причисляет себя к правым и иногда звучит, как либерал, по сути ничуть не отличается от коммуниста Ф. Миттерана и его социалистических собратьев.
Демократический социализм вкупе с жестким национализмом во внешней торговле добивает страну, которая претендует на то, чтобы стать примером для желающих вступить в Европейский Союз. Безработица – 10%. За последние 10 лет госдолг вырос с 55% до 66% ВВП. Налоговая нагрузка составляет 44% ВВП. Дефицит бюджета давно не опускается ниже 3% ВВП. По уровню дохода на душу населения французов обогнали не только их извечные соперники британцы, но даже ирландцы. Франция своими руками разрушает те основы монетарной и политической системы, которая она активно создавала. Ее социалистическая партия выступает на ренационализацию электрического рынка. Коммунисты с серпом и молотом на флаге продолжают контролировать самый мощный профсоюз страны - Confédération Générale du Travail. Они считаются добропорядочной системной левой партией. Так что во Франции есть кому бузить. Демократический социализм французского разлива забродил и начал разлагаться. Франция стоит на пороге развала второй Берлинской стены. Речь идет о стене идеологической, которая засела в мозгах как политической, так и интеллектуальной элиты. Давным-давно известный француз А. Токвиль предупреждал нас: «Французы являются самой выдающейся и опасной нацией Европы. Они лучше всего подходят для того, чтобы стать объектом восхищения, ненависти, жалости или террора – но не безразличия». Восхищение архитектурой Парижа, незабываемым вкусом вина, уникальным стилем,  – это все реакция на достижения прошлого. Неужели пришла очередь проявления негативных чувств? Шесть уроков французского для Украины Французы не извлекли уроков из развала Советского Союза. Это стало их проблемой. Украине было бы глупо игнорировать болезненные и чрезвычайно дорогие уроки, которые мы можем извлечь из событий во Франции. Урок 1:  знания о рынке, свободе, капитализме не приходят автоматически. Украина формально избавилась от социализма, но интеллектуальные, образовательные элиты остались в глубоком прошлом. Единственная долгосрочная революция, которая создает устойчивую систему экономического роста и богатства – это революция идей. Украина обязана изменить содержание учебного процесса, отказаться от профранцузской идеологии постмодернизма и социализма, а также полностью приватизировать рынок информации (радио, ТВ, газеты). Основой школьного и университетского гуманитарного образования  должны стать произведения Айн Рэнд, Людвига фон Мизеса, Фридриха фон Хаека, Джорджа Райсмана, а не К. Маркса, П. Самуэльсона или М. Кейнса. Украине нужно инвестировать в идеологию индивидуализма и свободы. Моисей не просто водил людей по пустыне 40 лет. Он им объяснял, почему их догмы и социалистические традиции вредны и аморальны. От того, что украинцам сказали об окончании эпохи социализма, они вдруг рыночниками и сторонниками капитализма не стали.
   

Урок 2: Украине нужен последовательный капитализм и свободный рынок труда.

Франция имеет много мировых лидеров в разных сферах бизнеса, потому что эти компании ведут себя по правилам мирового рынка. Украина имеет шанс создать свой мощный бизнес не при помощи интервенционизма и протекционизма, а посредством интеграции в мировую систему разделении труда. Лучшее лекарство от безработицы – не мешать работодателям самостоятельно, без профсоюзного насилия устанавливать условия найма и занятости. Оно работает только в паре с механизмом банкротства и рыночного наказания за инвестиционные ошибки.
   

Урок 3: Украине нужен полноценный рынок образовательных и медицинских услуг.

Государство не должно лишать граждан права выбора пенсионной системы или формы медицинской страховки. Французские университеты показали, что чуть ли не всеобщее государственное высшее образование порождает большие проблемы на рынке труда, особенно если условия найма обременительны для работодателя. Когда рынок, а не чиновник, будет регулировать, сколько и каких специалистов нужно готовить, у нас не будет сотен тысяч дипломированных борцов против глобализации и свободной торговли.
   

Урок 4. Украина не может себе позволить большое государство и сложные процедуры регулирования.

Не надо защищать человека от его же просчетов и глупостей. Каждый из нас имеет право на ошибку. Мы сами должны нести за них ответственность. Горький опыт Франции учит, что Украина должна стать страной частного бизнеса во всех сферах экономической деятельности, начиная от банков, пенсионных фондов, телекоммуникаций, заканчивая энергетикой, транспортом и почтой. Лучшая защита гражданина – это ликвидация инструментов и рычагов бюрократического воздействия на его экономическое поведение.
   

Урок 5. Украине нужна ответственная политическая элита.

К сожалению, подавляюще большинство политических партий страны в большей или меньшей степени разделяют идеи французских социалистов. Несмотря на огромные жертвы, которые понесла страна в результате советского террора, украинцы до сих пор толерантно относятся к той глубоко аморальной, враждебной идеологии и теории марксизма и ленинизма. Она по-прежнему пользуется популярностью в кругах интеллектуального mainstream Франции и других стран Западной Европы.
Наш вклад в очищение Европы от социалистического кошмара должен состоять в том, чтобы мы рассказали французам, немцам, итальянцам о том опыте, который мы испытали на своей шкуре как в советские времена, так и в течение первых 15 лет после приобретения независимости. Мы должны инвестировать в борьбу идей и критически относиться к европейскому опыту. Не все то золото, что идет с клеймом Made in Europe. Когда Евросоюз находится в поисках своей идентичности, когда его основатели стоят перед угрозой очередной социалистической революции, Украине не надо спешить унифицировать свое экономическое законодательство с европейским, особенно в сфере бизнес регулирования и бюджетно-налоговой политики.

Урок 6. От глобализации вредно закрываться и изолироваться.

Потенциал украинской экономики в десятки раз меньше французского. Если глобализация поставила Францию перед необходимостью адаптироваться к условиям мировой экономики, то Украина тем более должна отказаться от торгового протекционизма, жестких ограничений на финансовом рынке, в сфере услуг и на рынке труда. Причем нам вредно закрывать свой рынок как от европейских, так и от российских капиталов. Именно такие условия позволяют преодолеть пропасть между бедной и развитой страной за 30 – 50 лет. В реальной жизни сократить этот путь за счет государственных инвестиций или передачи активов в управление чиновников невозможно. Даже социализированные французы это поняли, приватизировав не только промышленные, но и энергетические компании.
    Украинские полисимейкеры могут проигнорировать очередной урок французского. Ведь соблазн порулить страной во имя светлого будущего ее граждан велик у каждого поколения политиков. К сожалению, в Украине последних 15 лет наблюдался острый дефицит как раз тех политиков, экономистов и идеологов, которые на хорошем украинском, английском или французском сумели бы объяснить народу, что такое хорошо, и что такое плохо в экономической и социальной политике. Сегодня, когда на наших глазах идет развал французского социализма, аргументы сторонников свободного рынка и либерализма звучат особенно убедительно.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!