Гарвенсазимит и гарфраполия Опасные болезни российской и украинской экономик

Автор  18 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Болеют люди, болеют экономики. Диагностировать болезни человека гораздо проще. Современная наука далеко шагнула в этом направлении. Традиционные приборы, томографы, лазеры и вездесущие камеры позволяют заглянуть в каждый закоулок людского тела. Диагностировать экономические болезни гораздо сложнее. В природе нет универсального термометра, при помощи которого можно было бы измерить температуру в экономике. Нет прибора, чтобы зафиксировать циклические и структурные сбои и искажения. Да и само понятие «экономика» - это словесная метафора, а не живой человек. Отсюда возникают сложности как с диагностикой, так и с лечением. Тем не менее, использование медицинской терминологии помогает лучше понять хозяйственные проблемы той или иной страны.

Ярослав Романчук
 

То, что украинская экономика больна, практически ни у кого нет сомнений. Высокая инфляция, дорогие кредиты, чрезвычайно низкий уровень иностранных инвестиций, высокие налоги, большая коррупция и всеобъемлющая бюрократия – все это явные симптомы целого букета болезней отечественной экономики. К сожалению, правительство до сих пор не удосужилось правильно продиагностировать ее и не определила необходимый курс лечения. Давайте поможем нашей обновленной власти. Страна-то у нас одна.
Для определения болезни Украины воспользуемся методикой известного российского экономиста Андрея Илларионова, бывшего советника президента В. Путина. Недавно он диагностировал российскую экономику и установил в ней букет из целых пяти опасных болезней. Он придумал для нее название - гарвенсазимит. Поскольку Россия и Украина соседи, плотно общаются и практически не предохраняются от нежелательных контактов, то  велик риск того, что Украина заразилась болезнью восточной соседки. На нашей национальной почве ее вирус мог мутировать и породить своих экономических монстров. Сразу скажем, что по объективным причинам Украина не могла заразиться гарвенсазимитом. Однако отдельные составляющие этой болезни  нас поразили. В связке с другими они и породили украинскую болезнь - гарфраполию. О ее симптомах и способе лечения мы и поговорим. Но сначала – о букете болезней российской экономики. Умные должны учиться на чужих ошибках. Профилактику украинских болезней также следует начать с анализа зарубежного опыта. Если за ошибки правительств заплатили налогоплательщики других стран, зачем их повторять Украине?

Российский гарвенсазимит

По мнению А. Илларионова, Россию поразили пять опасных болезней: голландская, аргентинская, венесуэльская, саудовская и зимбабвийская. Из первых букв этих болезней и образовано слово «гарвенсазимит». Посмотрим, насколько подвержена этим болезням Украина. Голландская болезнь – это «сохранение высоких темпов инфляции и рост реального курса национальной валюты, ведущие к нежелательным» структурным изменениям и расточительной бюджетной политике». Этой болезнью страдают страны, богатые нефтью, газом и другими полезными ископаемыми, цены на которые на мировом рынке быстро растут. В результате страна сталкивается с резким ростом валютной выручки, что ведет к удорожанию национальной валюты. Несырьевые сектора экономики сталкиваются с проблемами сбыта, зато правительство может себе позволить тратить больше, не думая о реформах.
    На первый взгляд, Украине не может «подцепить» голландскую болезнь – у нас нет больших запасов нефти или газа. Однако в Украине есть одна важнейшая для ее экспорта товарная позиция – металлы. На ее приходится около 40% всего экспорта. Когда цены на металлы резко пошли вверх, Украина столкнулась с резко выросшими потоками валютной выручки. При неуклюжей политике Центробанка мы столкнулись с удорожанием украинской гривны. Правда, оно не было столько существенным, как, к примеру, подорожание евро по отношению к доллару США, но все равно такое развитие ситуации значительно усложнило жизнь другим секторам экономики. Так что определенные симптомы голландской болезни в украинской экономике прослеживаются. Они говорят о недостаточно профессиональной работе Центробанка и беспечности правительства. Наши власти в благополучные для страны времена не занимаются наведением порядка в собственном доме, «прожигая» деньги и время.

Болеем аргентинской, избавляемся от зимбабвийской

Вторая болезнь российской экономики, по мнению А. Илларионова, родом из Аргентины. Он диагностирует ее, как «применение «промышленной политики» для исправления «нежелательных» структурных сдвигов путем перераспределения добавленной стоимости из отраслей, ее производящих (топливной), в отрасли и сектора, добавленную стоимость потребляющие (машиностроение, военно-промышленный комплекс, государственный аппарат)».
Украина давно страдает аргентинской болезнью. Правительства при всех президентах и Верховных Радах не только занимались агрессивных протекционизмом,  защищая так называемые национальные приоритеты. Они также активно «канализировали» деньги госбюджета на инвестиции – во имя того самого исправления структурных сдвигов. Деньги для бюджета страны зарабатывали одни, а тратили их другие. Отсутствие единых правил игры на рынке, блокировка процедуры банкротства, постоянная помощь государства избранным корпоративным любимчикам и свободной конкуренции при закрытости госструктур от контроля и независимого аудита – все это явные признаки хронической аргентинской болезни украинской экономики.
    Следующие две болезни, которыми болеет Россия, не присущи Украине. Первая из них – это венесуэльская болезнь. А. Илларионов диагностирует ее, как «национализацию и квазинационализацию частной собственности в нефтяной и газовой отраслях, транспорте, строительстве, автомобиле- и авиа- строении». В первый год правления В. Ющенко появилась угроза ренационализации. Многих инвесторов напугала политика премьера Ю. Тимошенко, когда заговорили о тысячах предприятий в списке для возврата государству. К счастью, сегодня в Украине у реальных дисижнмейкеров нет спроса на национализацию тех предприятий и секторов, которые приносят стране наибольшее количество валютной выручки. Более того, в планы правительства входит приватизация целого ряда крупных предприятий. Кто его знает, как повели бы себя власти страны, будь у них такие же богатства нефти и газа, как в России.
Так или иначе, нас миновала нефтяная «наркотическая» зависимость. Соответственно, мы по определению не можем заболеть Саудовской болезнью, которая определяется, как «использование энергетического оружия в международных отношениях». Украина на своей шкуре испытала его со стороны России. Саудовская Аравия через ОПЕК традиционно применяет это оружие для получения для себя наиболее выгодного положения на мировом рынке. Рынок нефти только очень небольшой период своего развития был полноценным рынком. Все остальное время на нем преобладают не рыночные, а политические механизмы. Ну и, слава богу, что Украина не имеет в своем арсенале энергетического оружия. Лучше дружить со своими соседями, торговать со всем миром на равных, а не выкручивать руки при помощи газового, нефтяного или металлического оружия.
    Пятую и, пожалуй, самую опасную болезнь российский экономики А. Илларионов назвал зимбабвийской. Вот ее симптомы: «Создание «вертикали власти», установление близкого к тотальному контроля власти бюрократии над общественной жизнью страны путем разрушения политических и экономических институтов современного общества, не следующих за «генеральной линией», – самостоятельных законодательной и судебной властей, политических партий, автономных региональных властей, частных компаний, предпринимательских объединений, средств массовой информации, негосударственных организаций». Речь идет о разрушении принципа разделении властей, монополизации политической сферы, отдаления государства от человека и лишения его важнейших инструментов контроля над действиями политиков. По большому счету, нам не надо ходить далеко в Африку, чтобы посмотреть на развитие этой болезни. Ею давно и в острой форме болеет Беларусь. Поэтому ее вполне можно назвать белорусской.
    Украина болела зимбабвийской болезнью до Помаранчевой революции. Она пережила острый кризис, за которым, к счастью, последовало выздоровление. До полного излечения еще далеко. В Украине далеко не все в порядке с судебной властью. Стране остро необходима глубокая административная реформа и сокращение полномочий чиновников. Региональная политика часто приводит к разрушению единого экономического пространства в самой Украине. Местные бюрократы склонны превращать свои регионы в самостоятельные, удельные княжества. Государство в Украине остается слишком большим, закрытым и неэффективным. Риски рецидива зимбабвийской болезни остаются высокими. Тем не менее, одно из бесспорных достижений Украины последних двух лет – это демократизация страны и начало либерализации рынка информации.

Украинская гарфраполия

Букет самых опасных украинских болезней состоит из компонентов, отличных от российского. В дополнении к голландской и аргентинской недугам Украина больна французской и польской болезнями. Каждая из них по-своему опасна и представляет угрозу для устойчивого развития страны. Французская болезнь в экономике – это, во-первых, дискриминация иностранного капитала на рынке услуг и в так называемых стратегических секторах; во-вторых, торговый протекционизм, высокие издержки пенсионной системы и здравоохранения; в-третьих, толерантное отношение к тоталитарному кровавому режиму большевиков и идеологии коммунизма. Французы претендуют на лидерство в области защиты прав человека. Коммунистические режимы уничтожили десятки миллионов людей, но осуждения от французской интеллектуальной и политической элиты (за редким исключением) пока не получили.
Украина, не проведя суд над действиями коммунистического режима в Украине, сохранила на своей территории не поврежденные корни очень опасной для страны идеологии. Оранжевая революция окончательно победит в экономике и в мозгах людей только тогда, когда она станет революцией идей. Французская болезнь парализует волю не только украинского правительства, но и национальной элиты. Она становится постмодернистской, декаданской, не способной генерировать адекватные решения для экономики страны. Если украинская элита не начнет интенсивный курс лечения от французской болезни, она в очередной раз похоронит надежды миллионов обычных украинцев на благополучную жизнь и достойную старость.
    Украина также «подцепила» польскую болезнь. Близкое соседство и интенсивные контакты способствовали тому. Польская болезнь – это создание народом и политиками великолепных исторических шансов для слома старых моделей и институтов, шансов для построения свободной страны и экономики. Однако вместо реализации шансов, планов и надежд политики их беспечно разбазаривали. Во-вторых, это утрата народного доверия к государству и политикам; в-третьих, разрастание бюрократии и коррупции, которое ведет к уходу значительной части экономической деятельности в тень. Наконец, это статизация института частной собственности через многочисленные механизмы государственного интервенционизма. Впрочем, последний симптом присущ многим странам. Просто в Польше он проявился особенно ярко в контексте правильных, ярко рыночных деклараций и явно реакционных, социалистических практик. Польша одна из первых вступила на путь слома старой социалистической экономики. Она была лидером по темпам реформ. Однако политики и французско-немецкая экономическая школы быстро остудили реформаторский пыл поляков.
    Украина также попала в ловушку западного экономического mainstream. При обсуждении законопроектов в нашей стране именно западные эксперты, представляющие важные международные организации, не приемлют последовательно либеральных решений. Украина  избавиться от опасного симбиоза французско-польской болезни, когда в ней появился фигура типа немецкого Людвига Эрхарда. Знаменитый экономист после второй мировой войны взял на себя ответственность за проведение в Западной Германии системных либеральных реформ. Тогда во Франции и Англии произошли электоральные социалистические революции, и построение капитализма у европейских победителей было правилом дурного тона. Л. Эрхард, бросивший вызов мейнстиму, заложит основы немецкого экономического чуда XX века.
    Украина не может себе позволить просто плыть по течению распространенной сегодня в Европейском Союзе экономической модели. Она серьезно больна. Она не вылечится при помощи число европейских лекарств. Ей нужна нетрадиционная для старого континента терапия. Украинцам поможет глубокий курс лечения по созданию институтов и основ капитализма. Украина уже отвоевала демократию. Однако ее одной стране явно не хватает, чтобы защитить людей от рецидива аморальной, губительной для природы и человека централизованной плановой экономики.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…