Чтобы в россии было и жить комфортно, и работать приятно

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Сейчас у нас в стране довольно противоречивая ситуация. Экономические показатели очень хорошие. Таких мы никогда не имели не только за период трансформации, но и задолго до этого. За 8 месяцев экономический рост – 8% ВВП, рост промышленного производства – больше 10%. Рост инвестиций – больше 14%. Рост последнего показателя означает, что бизнес оценивает свои перспективы на российском рынке как долгосрочные. Мы хорошо исполняем текущий бюджет. Если правилом было недовыполнение бюджета, проведение секвестра, накопление задолженности по обязательствам бюджета, то в этом году получаем дополнительные доходы. Это создает некое впечатление комфортности. Но мы понимаем, что во многом все это упирается в благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру, хотя не только в нее. Когда рост экономики в России связывают с девальвацией и улучшением условий для конкуренции, снижением относительных издержек для предприятий, это, безусловно, правильно. Когда связывают с хорошей конъюнктурой на нефть и на газ, цветные металлы, то это тоже правда. Но это не вся правда. Мы имели сходную картину по динамике цен экспорта, но имели не рост, а серьезный спад производства. Рост сейчас означает, что сформировался рыночно ориентированный сектор, который научился реагировать на макроэкономическую динамику. Для предприятий уже работают бюджетные ограничения. Это значит, что бизнес находит возможности снижать издержки.  

При нынешней конъюнктуре внешнего рынка нам не нужны кредиты МВФ. Что нам нужно от ЕС, так это придание России статуса страны с рыночной экономикой. Этот шаг серьезно поможет нам в осуществлении реформ. Сегодня помощь со стороны международных организаций осуществляется несколько хаотично. Разные министерства в своих собственных режимах ведут переговоры. Нам бы хотелось, чтобы техническая помощь осуществлялась в рамках десятилетней стратегии развития России. При всей благоприятности ситуации существуют определенные ловушки. Можно чувствовать себя комфортабельно и не проводить серьезные реформы. Вообще, правительства проводят глубокие реформы, как правило, во время кризиса. В наших условиях это расслабляет. Однако хорошая бюджетная ситуация позволяет использовать открывшееся перед нами окно возможностей. Оно открыто уже несколько месяцев. Будет открыто еще приблизительно столько же. Точно сказать, сколько, нельзя. Это то время, которое отпущено нам, чтобы провести реформы. До сих пор мы существовали в условиях серьезного фискального кризиса. Все средства тратились на текущее финансирование. Необходимо было повышать налоговую нагрузку на экономику, чтобы выполнять все бюджетные обязательства. Таким образом, налоговая нагрузка росла, финансовое положение предприятий ухудшалось. Вроде бы сокращались обязательства, но все это делалось несогласованно. Налоги и тарифы становятся меньше Мы работали над Налоговым кодексом 6 лет. В 1997 – 1998 годах были близки к успеху, но потерпели неудачу. И только в этом году смогли провести налоговую реформу, которая предполагает существенно снизить фискальную нагрузку на предприятия. Вторая часть Налогового кодекса включает серьезные упрощения налоговой системы, сокращение общего числа налогов, отказ от большинства налоговых льгот, обеспечением нейтральности налоговой системы относительно разных категорий налогоплательщиков, разных видов хозяйственной деятельности. До недавнего времени налоговая система была избирательной, что не способствовало развитию рациональности в экономике. Мы смогли снизить общее номинальное налоговое бремя на 3,5% от ВВП. Ввели упрощенную систему налогообложения. Сейчас мы имеем подоходный налог с фиксированной ставкой 13%. Ввели единый социальный налог 35,4%, куда включили отчисления в пенсионный фонд, медицинское и социальное страхование. Была утверждена также регрессивная шкала по социальному налогу. То есть, чем выше доход, тем ниже отчисления по социальному налогу. Мы надеемся, что это будет способствовать легализации доходов. Смогли также снизить и почти отменить систему оборотных налогов как наиболее тяжелых для предприятий. Два основных российских налога – это НДС и налог на прибыль. Динамика последнего самая подвижная. Собираемость остальных налогов – стабильна. Сборы по налогу на доходы корпорации стабильно снижались и лишь в последнее время резко пошли вверх. Он больше всего отражает финансовое состояние экономики. Кстати, хорошо отражает позитивную финансовую динамику предприятий рост сборов налога на прибыль. Идет относительное сокращение доли налоговых поступлений нефтегазового хозяйства, в то время как растут поступления от иных секторов экономик. Мы планируем серьезную реформу тарифной системы, исходя из принципа простоты, нейтральности, отказа от дискриминации как по виду деятельности, так и по виду предприятия. Вводится четырехставочная система – 5, 10, 15, 20 процентов. Это большой шаг навстречу бизнесу. Государственное давление и вмешательство сокращается. Работать на микроуровне становится проще и легче. Одновременно ужесточается финансовое администрирование. Мы будем требовать более жесткого исполнения налоговых и таможенных обязательств, чем это было до сих пор. Ряд налогоплательщиков имеют графики и порядок уплаты налогов, отличный от того, что требует налоговое законодательство. Рост и никакой инфляции Мы понимаем, что этого недостаточно для того, чтобы создать серьезные основы рыночной экономики. Разрешился спор между проинфляционными и контринфляционными силами. Нам всегда говорили, что проблема российской экономики в том, что в ней недостаточно денег. Была проблема спроса на деньги. Сейчас же на свободные остатки средств на счетах предприятий порядка 100 млрд. рублей. Банковская система имеет еще столько же свободных средств. Депозиты имеют отрицательные ставки. Эта избыточная денежная масса не находит себе применения экономике. Экономика не проявляет достаточного спроса на эти деньги. Почему так? Потому что инвесторы расценивают риски как очень высокие для инвестирования. Когда я говорил о 14-процентных инвестициях, я имел в виду инвестиции прежде всего самих предприятий. Это инвестиции при практически стагнирующем фондовом рынке и такой же банковской системе. Владельцы денег ищут доказательств тому, что риски снижаются, что декларируемые правила и принципы будут выполняться, что залоги будут обеспечены. И мы в ближайшее время будем работать в этом направлении. В России ставка рефинансирования Центрального банка является учетной величиной. На самом деле влияние на спрос денег оказывает ставка ломбардного кредита. Она отличается от ставки рефинансирования. Сейчас идет дискуссия по поводу того, какова должна быть стратегия формирования монетарной политики. Корректировка должна вестись по ставке рефинансирования или иначе? Мы пришли к выводу, что по этому методу работать в России еще рано. Корректировка будет вестись по уровню инфляции. Конкуренция в среде ранее неприкасаемых Важнейший вопрос – реструктуризация естественных монополий. Уже в ближайшие дни правительство рассмотрит проект реструктуризации железной дороги. Это уникальный остров в нашей рыночной экономике, где сочетается бизнес и государственное управление. Министерство путей сообщения – это одновременно и часть правительства, и коммерческая организация, которая оказывает услуги и получает за это деньги. Они сами устанавливают цены на свои услуги (этим занимается коммерческая организация) и сами контролируют цены (этим занимается правительственная часть). Пришло время ликвидировать такой расклад. Будем выделять отдельно коммерческую составляющую железнодорожной отрасли. Это будет компания, которая распоряжается собственно железнодорожным полотном. Затем формируются несколько перевозочных транспортных компаний, каждая из которых располагает своим парком вагонов и локомотивов. Они конкурируют на рынке сбыта своих услуг. Тарифы будет контролировать министерство по антимонопольной политике. Вообще на железной дороге перекрестное субсидирование приняло самые причудливые формы. Грузовой перевозчик субсидирует пассажирского. Внутри пассажирских перевозок длиннодистанционный перевозчик субсидирует пригородного. А внутри грузовых перевозчик экспортный субсидирует перевозчика внутреннего. Совершенно искаженная система. Такому раскладу осталось жить считанные недели. Планируются серьезные меры по реструктуризации нашего электроэнергетического сектора. Речь идет о развитии нормального рынка. У нас по-прежнему существует практика прикрепления потребителя электроэнергии к производителю. В такой ситуации возможность снижения тарифа равна нулю. Мы будем идти по пути отделения собственно монопольной составляющей от рыночной, т.е. той, где возможно развитие конкурентной среды. Генерирующие станции, добывающие предприятия могут быть разными, но доступ к трубе или проводу должен быть одинаков. Это – равенство условий хозяйствования. Финансовая дисциплина без внебюджетных фондов В ближайшее время снизится и фискальная нагрузка. Это важно не только с точки зрения баланса доходной и расходной части бюджета. Мы сейчас предложили парламенту сбалансированный бюджет. Важный аспект – это так называемые нефинансируемые мандаты. Федеральное законодательство выдало ряд мандатов, скажем, обязательства по выплате детских пособий, пособий для инвалидов, многодетных семей, но законодатель забыл определить финансовые источники. То есть, государство имеет мандаты, но не имеет ресурсов для их выполнения. Их цена – около 6% от ВВП. Такое положение дел подрывает авторитет государственной власти. С 2001 года мы приводим все обязательства в точное соответствие с возможностями. В рамках бюджета будет создан специальный фонд, где будут концентрироваться около 15% доходной части бюджета. Средства данного фонда будут направлены на выполнение социальных обязательств. С 2001 года мы отказываемся от нефинансируемых мандатов. Кстати, технический кредит Беларуси в бюджете на 2001 г. не предусмотрен. Считаем, что лучше дать белорусам удочку и научить их ловить рыбу, чем просто дать рыбу. Мы учимся у МВФ. В свою очередь мы говорим, что готовы предоставить кредиты, если будем уверены в их правильном, экономически рациональном использовании. Предлагаю разработать согласованную программу, чтобы это кредитование реально принесло пользу. Реформирована будет и система различных фондов. Сегодня у нас существует система федеральных внебюджетных фондов (пенсионный, социального страхования, медицинского страхования и занятости), 11 целевых бюджетных фондов. В рамках реформы мы привязываем определенные статьи расходов к доходному источнику, переходим на принцип совокупного покрытия бюджетных расходов всеми бюджетными доходами. У нас больше не будет целевых бюджетных фондов. Будет отменен фонд занятости, сохранен пенсионный фонд и в один будут объединены медицинский и фонд страхования. На уровне регионов существует огромное количество внебюджетных фондов. Часть из них не предусмотрена законодательством. В некоторых субъектах федерации до половины доходов спрятаны в этих внебюджетных фондах. Это резко снижает прозрачность финансов, потому что бюджет – это серьезный документ с большим количеством обоснований, а в случае внебюджетного фонда представлена одна страничка, где написаны три цифры и все. Мы стремимся к тому, чтобы внебюджетные фонды вошли в бюджеты и на уровне регионов. Это важно и с точки зрения расчетов. Именно во внебюджетных фондах сохранились неденежные формы расчетов (взаимозачеты, бартер и т.д.). 40% всех поступлений на уровне регионов – в неденежной форме. На этом существует целый бизнес, когда платежи идут песком, щебенкой и т.д. Я надеюсь, что мы с этим окончательно покончили. В ближайшее время начнем вводить комплексное законодательство о государственной помощи, которое бы определяло равные принципы и правила доступа к государственным ресурсам для всех граждан. Необходимо переходить от системы корпоративной помощи и льгот к системе проверки нуждаемости. Кстати зарплаты профессоров и профессорско-преподавательского состава совсем невысокие. Могу сказать, что зарплаты министров тоже низкие. Стыдно сказать, сколько они составляют – около 330 Usd в месяц. Министр получает только зарплату и больше ничего. Заместитель получает зарплату 165 Usd и еще надбавки. Это проблема бедного государства, но задержек по выплате зарплат больше нет. Университеты относятся к федеральному уровню обязательств – задержек там нет. Средняя школа относится к региональной системе финансовых обязательств. Там задержки по зарплате есть, хотя сейчас они совсем небольшие. Это было актуально для 1997 – 1998 годов. Сейчас это как проблема не существует. Мы открыто говорим, что ряд обязательств не может быть профинансирован. Не считаем определенные статьи социальными приоритетами. К таким относятся, например, выплаты по организации отдыха, так называемое санаторно-курортное обслуживание. Происходит дотирование низко эффективных предприятий по организации отдыха. Это не имеет серьезного социального смысла. Поэтому мы решили отказаться от подобных расходных статей. Тем более что дотации и льготы – это источник коррупции. Россия – слишком малая страна для того, чтобы в ней уживались государство и мафия. Латиноамериканская Россия Да, Россия страна с высокой дифференциацией доходов. У нас латиноамериканский уровень. Децильный коэффициент – 13, коэффициент Джини – 0,46. Это гораздо больше, чем в Европе, но нормально для стран типа Аргентины и Бразилии. В рамках наведения порядка по социальным выплатам мы переводим реально существующие льготы из натуральной в денежную форму. Например, существуют льготы на проезд в городском транспорте, по оплате жилищно-коммунальных услуг для определенных категорий госслужащих. В результате перекрестного субсидирования кто-то должен платить по двойному тарифу. С нового года мы будем выполнять данные обязательства в денежной форме и тем самым освобождать коммерческие предприятия от гнета перекрестного субсидирования. Следуя вышеуказанным путем, мы снимаем проблему финансирования государственных мандатов и создаем прозрачную государственную систему. Каждое обязательство должно быть профинансировано. В этой связи мы сейчас разрабатываем программу повышения эффективности государственных расходов, куда мы вводим и 100-процентное казначейское исполнение бюджета. Со следующего года бюджет министерства обороны также будет исполняться через казначейство. Мы распространяем казначейскую систему по всей территории. Было только два исключения – Татарстан и Башкортостан, которые предполагали особые отношения с федеральным бюджетом. Теперь этой "особости" больше нет. Данные субъекты возвращаются в общее фискальное поле федерации. Сейчас мы реализуем принцип «деньги следуют за больным, за учеником». Необходимо поощрять конкуренцию бюджетных учреждений, чтобы увеличивать качество услуг населению. Российская бюджетная торговля Все эти положения мы учитываем при составлении бюджета на 2001 год. Хотел бы прояснить суть полемики, которая ведется вокруг бюджета. Как я уже сказал, бюджет сбалансирован. Это первый бюджет, в котором предусмотрено сокращение внешнего долга, он достаточно прозрачен и, несмотря на это, а, может быть, благодаря этому, встречает острую оппозицию в стенах парламента. Нам говорят, что мы показываем недостаточный уровень доходов, а если доходы показать большие, то весь процесс пойдет гораздо быстрее. Но для нас это принципиально. Это проблема принятия допустимых или недопустимых рисков в государственной финансовой системе. Если мы будем исходить из благоприятной динамики роста ВВП, то при изменении ситуации не в состоянии будем выполнить все обязательства. Ожидание инфляции также обостряет проблемы. Ведь если номинальная часть доходов будет больше, мы должны будем индексировать обязательства. С другой стороны, хотелось бы нарушить историческую традицию. Еще никогда бюджет не принимался в первом чтении. Ситуация была очень простой: в первом чтении бюджет отклонялся, а во втором – начиналась торговля. Небезынтересное занятие для обеих торгующихся сторон, но вряд ли для экономики. Мы бы хотели сделать так, чтобы меньше всего заниматься бюджетной торговлей, а заниматься формированием политического понимания бюджета. Нам хотелось бы сформировать политическую коалицию вокруг сходного понимания макроэкономических, бюджетных проблем. Мы очень довольны, что правые фракции Думы СПС и "Яблоко" достигли принципиальной договоренности о поддержке основных параметров бюджета. Проправительственная фракция «Единство» также заявила о поддержке. Нам понятны основания претензий противников бюджета. На это мы говорим: «Если появятся дополнительные доходы, то в соответствии с бюджетным законодательством направим их на финансирование внешнего дога, а также на те приоритеты, которые нам укажут парламентарии». Мы должны договариваться не о цифре, а о принципах формирования бюджета и о прозрачности использования средств. Мы готовы заключить политическое соглашение с основными политическими партиями парламента. Мы готовы пойти на систему ежеквартальных поправок в закон о бюджете, чтобы обеспечить полную подконтрольность его исполнения. Если нам удастся этого добиться, то мы уверены, что финансовая система страны в состоянии будет обеспечить такие параметры, как экономический рост 4% ВВП, стабильная национальная валюта, погашение внешнего долга. Все это позволит укрепить кредитный рейтинг страны, частных заемщиков, обеспечить лучший инвестиционный климат. Мы сделали только несколько первых шагов. Надо реформировать и судебную систему, и систему государственной службы, контрактные отношения. Раздел страны на федеральные округа, которые не совсем совпадают с военными округами (есть Приволжско-Уральский военный округ, а федеральных округа два) – способ разделить федеральные и региональные полномочия. Федеральный округ не посягает на полномочия субъекта федерации. Это способ объединить вместе федеральные полномочия – а это прокуратура, судебная система, банковская надзорная система, страховая надзорная система. До настоящего времени федеральные полномочия на самом деле не исполнялись. Федеральные структуры в гораздо большей степени были структурами региональными, и выполняли указания местных органов, а не Кремля. Только четкое распределение полномочий и обязательств поможет создать нормально работающую федерацию. В нашей Конституции зафиксирована частная собственность на землю, но до сих пор не введен Земельный кодекс, который определяет оборот земельных участков. А глава 17 Гражданского кодекса определяет частную собственность на землю и основы рыночного оборота. Пока действует мораторий на ее реализацию. В парламенте есть два варианта Земельного кодекса. Один вариант, подготовленный аграрной партией, исключает частную собственность. Другой – подготовлен СПС и предусматривает частную собственность и легальный оборот земли. Сейчас сложилась патовая ситуация. Все последние годы Россия показывала себя страной, в которой очень интересно работать, особенно на временной основе, но не очень комфортно жить. Мы надеемся, что результатом принятия бюджета и проведения реформ будет ситуация, в которой в России будет чудесно работать и комфортно жить.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!