Альтернативы народному капитализму нет

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Интервью с директором Института трансформации общества, ведущим экспертом в области экономической политики Олегом Соскиным, бывшим советником президента Украины Кучмы. Украина переживает далеко не самые лучшие времена своей истории. Как и Беларуси, ей с нуля пришлось строить базовые институты государственности, национальной экономики. Не избежала Украина гиперинфляции, острого дефицита бюджета, формирования кланов, которые распределяли потоки капитала, товаров и услуг совсем не по рыночным законам. В результате – разворованные инвестиции, растраченный кредит доверия, низкий уровень жизни и... новый старый президент с еще большими полномочиями после референдума.
 

– Проведение референдума вызвало большое количество противоречивых слухов. Правые партии, коммунисты высказались против его проведения. А каково ваше отношение к данному мероприятию? – Отрицательное, потому что референдум незаконен даже с точки зрения существующего правового поля. Почему? Потому что нет закона про референдум, который бы соответствовал Конституции Украины. Не сформулирована такая юридическая дефиниция, как народная инициатива и так далее. Что же касается чисто практической стороны дела, то, во-первых, никто не видел подписей выразителей этой самой инициативы. Во-вторых, известно, что они собирались под жестким давлением существующей государственной системы. В-третьих, мы должны говорить о том, что фактически референдум нужен лишь узкому кругу властьпридержащих, а именно кланово-финансовым группам и бюрократической номенклатуре. И, наконец, не прописаны, не спрогнозированы, не смоделированы последствия референдума для Украины как государства. – То есть вы считаете, что политическая ситуация в Украине не улучшилась, что страна не приблизилась к заветной цели стабилизации и повышения степени доверия? – Политическая ситуация в Украине сложная. Проведенный референдум повлияет на переструктуризацию общественных, политических и партийных сил в Украине и возникновение новых альянсов. Формируется союз кланово-олигархических групп и административно-бюрократической номенклатуры, контролирующий государственные институты власти. Клановые группы располагают большими финансовыми ресурсами, а государственная номенклатура – административными ресурсами и властными рычагами государственного аппарата. С помощью референдума участники этого союза хотят создать политическую монополию на власть, которая в конечном итоге приведет к финансово-экономической монополии и формированию кланово-бюрократической касты. Им противостоят такие политико-идеологические силы, как левоцентристские и правые партии, объединившиеся на государственно-патриотической, антикоррупционной основе. Борьба между этими двумя блоками политических сил развернется за выбор пути развития нашей страны: либо Украина будет формироваться как демократическое, европейское государство, либо как кланово-бюрократическое государство, азиатско-деспотического типа. – Очень важный вопрос, как формируется информационное поле президента Кучмы? Кто, на ваш взгляд, имеет наибольший доступ к "телу"? – Доступ к Президенту Украины сегодня чрезвычайно ограничен, он контролируется в значительной мере нынешним главой президентской администрации В. Литвином. Примечательно, что о такой структуре, как Администрация Президента, нет ни единого упоминания в Конституции Украины. Поэтому правильнее назвать АП обыкновенной канцелярией президента, а должность теперешнего главы – заведующим канцелярией. Этот человек формирует определенное пространство вокруг президента Украины, в том числе и информационное. В последнее время я стал замечать, что Л. Кучма все больше стал говорить словами В. Литвина. Думаю, что на Президента имеют влияние такие лидеры мощных финансово-политических групп, как В. Медведчук, В. Пинчук, А. Волков. Леонид Кучма находится в доверительных отношениях с министром внутренних дел Ю. Кравченко и главой СБУ Л. Деркачом. О каких-либо других фигурах, влияющих на президента при принятии государственных решений, говорить не приходится. – Недавно президент Кучма подписал Указ о легализации теневого капитала, об амнистии доходов. Может, это и есть начало построения цивилизованной прозрачной экономики, где все будут играть по правилам? – Понятия "теневой капитал" и "теневая экономика", сегодня утратили свой первоначальный смысл. Необходимо говорить о существовании в Украине социалистического, командного по своей сути государственного сектора экономики (формального) и рыночного сектора экономики (реального). Государственная экономика, является основой коррупции и взяточничества в Украине, это паразитическая, мертвая экономика, которая удерживается только за счет рыночной экономики. Последняя же, к сожалению, в нашей стране еще не утвердилась, а частная собственность не стала ведущей. Поэтому сегодня следует вести речь не о легализации теневого капитала, а о ликвидации государственной экономики социалистической по сути и паразитической по характеру. Что же касается термина "амнистия", то я против него. Люди, которые многие годы в поте лица работали, рисковали, а не лежали на диване и жаловались на плохую жизнь, должны получать амнистию, как будто они в чем-то виновны? Они не совершали никакого преступления, и нечего применять к ним лексику из Уголовного кодекса. – Государство в Украине – это главный судья, игрок, собственник. Можно ли согласиться с таким тезисом? Налоговая система страны – это лучший индикатор на определение его правильности. – В Украине главным "вымогателем" стала государственная машина, инструментом для сбора налоговой дани и Государственная налоговая администрация. У нас действует около 50 налогов и различных отчислений. Налоговая администрация превращена в репрессивный, карательный орган, тормозит развитие рыночного хозяйства, предпринимательства, среднего класса как основы рыночной экономики. Частный бизнес не в состоянии развиваться, когда все регламентировано, когда любая экономическая инициатива расценивается как преступление, когда Налоговая администрация в течение нескольких дней может фактически уничтожить любое предприятие и частного предпринимателя. Известны случаи, когда предприниматели, не выдержав натиска Налоговой администрации, ликвидируют свои предприятия, поджигают себя, кончают жизнь самоубийством. Последний пример и фактическая расправа ГНАУ над руководителями украинских банков "Славянский" и "Крещатик". В Украине зарегистрировано лишь 300 тысяч малых предприятий, тогда как в Польше их количество составляет более 2,5 миллиона. Эти цифры говорят сами за себя. В стране, где существует такой "монстр" как Государственная налоговая администрация и большевистское экономическое НКВД, не может быть речи о развитии бизнеса, повышении уровня жизни. До тех пор пока в Украине не ликвидируют ГНАУ и не будет введена 5-элементная система налогообложения, а уровень налоговых сборов составит 10 % от совокупного дохода, пока существуют идентификационные номера, заведены электронные досье на каждого гражданина и т.п., нормальное развитие Украины как европейского государства невозможно. Выжить в существующих сегодня условиях могут только те, кто принимает правила этой игры, кто находится на верхних этажах властной пирамиды. – Можно ли говорить об украинских эквивалентах Березовского, Абрамовича и других олигархов? – У нас нет олигархов как таковых, происходит подмена понятий. Олигарх – это тот, кто за несколько десятилетий и столетий создал систему, машину по зарабатыванию огромных масс денег и на этой базе ведет формирование системы власти. У нас этого нет, поэтому вместо олигархов, у нас есть нувориши, "жирные коты", компрадорская буржуазия, во многом зависимая от российских нуворишей. А особенность "жирных котов" в том и состоит, что они, с одной стороны, быстро появляются, а с другой – быстро исчезают. Сегодня одни нувориши и "жирные коты", а завтра – другие. Поэтому говорить о том, кто из них больший нувориш, больший "жирный кот" – это даже смешно. В недавнем прошлом это был П. Лазаренко, до П. Лазаренко – Е. Звягильский, до Е. Звягильского – были другие люди, а теперь их уже нет. Сегодня есть А. Волков, Г. Суркис, И. Бакай, В. Пинчук и другие. Ну, так это сегодня, а завтра их просто не будет, потому что порочна сама модель их появления и развития – она изначально запрограммирована на уничтожение. Правительство Лазаренко начало отдавать высоколиквидные стратегические промышленные предприятия, такие как ивано-франковская "Ариана" (нефтехимия), Дрогобычский нефтеперерабатывающий завод, Одесский НКЗ, Николаевский глиноземный завод и другие. По сути, была введена модель расхищения государственных ресурсов в интересах узкоклановых групп. – Одной из основных проблем Украины являются ее долги. Есть ли у вас предложения по ее решению? Готова ли Украина отдавать за энергодолги акции своих прибыльных конкурентоспособных предприятий? – Я не согласен с тезисом, что Украина должна отдавать свои предприятия за долги. Надо выставлять России претензии по поводу ее долгов Украине. И тогда вопрос о передаче стратегических украинских предприятий отпадет сам собой. А что касается дефолта и реструктуризации долгов, то я не радуюсь, когда говорят, что И. Митюкову это удалось сделать. Правительство Марчука признало долги "Газпрому" и выпустило облигации, так называемые "газпромовки" на 1,4 млрд. Usd под 8,5 %. Это была колоссальная ошибка, за что Марчук так и не понес соответствующего наказания. Ведь что произошло? Фактически проведенная реструктуризация увеличивает наш внешний долг через семь лет с 2,6 миллиарда долларов до 4,6, то есть в два раза. Тогда возникает ряд вопросов: господа, а кто вам дал право таким образом увеличивать долг Украины? Кто платить будет? Вы наелись, стали богатыми, состоятельными людьми (об этом даже Л. Кучма сказал), а платить будем мы? Я считаю, что такая реструктуризация в принципе не решает проблемы, а лишь перекладывает ее решение во времени – на следующие правительства, а фактически – на народ Украины. Следовательно, вопрос о реструктуризации долгов подлежит обсуждению в Верховном Совете, что сделано не было. Таким образом, незаконно проведенные финансовые акции должны повлечь за собой соответствующую юридическую ответственность. – Можно ли назвать успешной монетарную политику Украины? Гривна – достаточно стабильная валюта. – Да, история гривны, безусловно, более успешная, чем, скажем белорусского рубля. Но я бы хотел напомнить об обвале финансовой пирамиды 1998 года. Тогда гривна с 2 до 3,5 за 1 Usd. При помощи данного нехитрого способа государство откачивало из экономики финансовые ресурсы. Облигации ОВГЗ выпускались под 60, 70, даже 140 % годовых. Это был так называемый наркотический синдром. И самое страшное, что неизвестно, куда эти деньги были использованы. Правительство так и не отчиталось, как были потрачены привлеченные средства. Сейчас опять эта проблема вышла в виде скандала с кредитом МВФ. Через кипрский филиал прошло более 600 млн. Usd. Еще не опубликованы результаты аудита. Идут публикации в Financial times. Говорят, что некоторые коммерческие банки заработали на этом около 200 млн. Usd. Этот скандал наносит серьезный ущерб имиджу Украины. – Украина активно взаимодействует в МВФ, Всемирным банком и другими международными организациями. Вам, в отличие от Беларуси, денег дали гораздо больше. Помогло? – Конечно, можно найти и негативные моменты в работе с этими авторитетными международными организациями. Но эти программы были важны тем, что они учили нашу государственную менеджерскую элиту работать с финансовыми потоками, они фактически вводили нашу государственную машину в систему мирового хозяйства с ее правилами игры и стандартами. Работа с ними позволила нам выйти уже на рынки частного капитала. Многие нормативы рынка капитала были отработаны непосредственно в тесном взаимодействии с экспертами МВФ и ВБ. Так, была проведена банковская реформа, установлен минимальный уставный капитал для банков – 1 млн. евро. Более 160 украинских банков выполнили данный норматив. Была поставлена задача стремиться к образованию так называемых системных банков с уставным капиталом 5 млн. евро. Сегодня около 30 банков имеют такой капитал. – А как складываются внешнеполитические и экономические связи? Украина наверняка пострадала от финансового кризиса России 1998 года. – Украина активно участвует в работе различных европейских структур (Совет Европы, ОБСЕ). Динамично развиваются отношения с США, Польша была объявлена нашим стратегическим партнером. При этом происходит диверсификации внешней торговли. Оборот с Россией постоянно уменьшается. В 1999 года падение торгового оборота с Россией составило еще 20 %. Сегодня доля России в нашем торговом обороте составляет около 30 %. Я прогнозирую, что в следующем году данный показатель сократится до 25 %. Как позитив я рассматривают несоздание российско-украинских финансово-промышленных групп, которые, как правило, представляют клановый капитал. Мы столкнулись с эмбарго со стороны России на экономические отношения. Повышена до 20 евро цена за тонну нефти, введен диктат на энергоносители. Конечно, Россия защищает свой рынок. Это нормально. Нам тоже надо думать, как себя защищать. Будем менять экономическую политику в отношении портов, трансмагистралей, воздушного пространства и железнодорожных коммуникаций. – Каковы позитивы и негативы украинской модели системных реформ? – За 10 лет население страны уменьшилось на 2,5 миллиона – до 49,6 миллиона человек. В стране эпидемия туберкулеза, быстро растет число заболевших СПИДом. 50 % населения живет на черте или ниже черты бедности. Средняя зарплата составляет в эквиваленте 45 Usd. Пенсия – 20 Usd. Задолженность по зарплатам и пенсиям составляет около 400 млн. Usd. Если в 1992 году не было внешнего долга, то сейчас он составляет 12 млрд. Usd. Это 39,2 % от ВНП за 1999 год. За 2000-й Украина должна заплатить за обслуживание долга 3 млрд. Usd. Мы на грани дефолта. Рейтинговое агентство Moody’s недавно опустило нас с позиции В3 на Саа1. Чтобы понять, что значит этот кредитный рейтинг, скажу лишь, что ниже Украины находится Эквадор Саа2. У него дефолт, и недавно он ввел в обращение доллар. А мы на уровне Пакистана, который тоже практически не платит по еврооблигациям. Долг по ОВГЗ составляет 1,2 млрд. Usd. Официальная безработица – 1,3 %, неофициальная – 4 млн. человек. Почти 100 % колхозно-совхозных предприятий на селе убыточны. Окончательно сформировалась так называемая трехсекторальная модель экономики. Частный сектор, который производит 50 % ВНП, государственный сектор – 30 %, и натуральный сектор – 20 % ВНП. Среди позитивов отмечу следующие моменты: впервые было создано правительство реформаторов и принята рациональная программа системных реформ. Поставлена четкая задача: в течение двух лет войти в ВТО, стать ассоциированным членом Европейского Союза. Было принято важное решение о всестороннем развитии экономических связей с Польшей. Можно говорить об относительной стабилизации национальной валюты в режиме плавающего курса. Началась административная реформа, созданы механизмы передачи земли в частную собственность, идет ликвидация колхозов и совхозов. Произошло снижение учетной ставки рефинансирования Нацбанка до 29 % годовых. Важным элементом является создание альтернативной системы поставок нефти. Идет строительство трансмагистрального реверсного нефтепровода Одесса – Броды – Адамова Застава – Плоцк – Гданьск. После окончания строительства Украина может отказаться от поставок нефти из России. Сейчас идет проработка вопроса по поставкам норвежского газа, а также украинской добычи газа, чтобы отказаться со временем (3 – 4 года) от поставок газа из России. Украина предпринимает также усилия по созданию нефтепровода через Черное море до Азербайджана. – На мой взгляд, Украина, окончательно определилась со статусом независимого суверенного государства и не хочет ни в какие союзы с Россией или другими государствами. А вот каково место русского языка в Украине? – Украина – унитарное государство, титульной нацией которого является украинская. В ст. 10 Конституции Украины записано, что государственным языком в нашей стране является украинский язык. Эти нормы соответствуют европейским стандартам. Так, государственный язык в Германии – немецкий, во Франции – французский, в Италии – итальянский. Поэтому вопрос о государственном языке должен быть решен однозначно: в унитарном государстве, каким является Украина, единственным государственным языком на всей ее территории должен быть язык титульной нации, то есть украинский язык. Замечу, что сегодня российский язык в нашей стране достаточно распространен и фактически занимает господствующее положение по сравнению с украинским языком. Ситуация тотального распространения иностранного языка ненормальна, поэтому нельзя пересматривать положение Конституции и идти на поводу у тех, кто не в состоянии признать и выучить государственный язык страны, гражданами которой они являются. Придание статуса государственного русскому языку может стать угрозой украинской государственности и способствовать неоколониальной экспансии России. – Можно ли наполнить неким содержанием такую "мертвую" на сегодняшний день структуру, как Союз Независимых Государств? И в этом контексте, видите ли вы Украину членом НАТО? – Не нужно забывать, что СНГ был создан как компромиссная форма для цивилизованного разъединения государств, входивших в советскую империю и бывших ее колониями. На сегодняшний день СНГ выполнило свои функции, поэтому Украине необходимо выйти из этой структуры и двигаться в сторону НАТО. Украина – европейская страна. НАТО – международная военная, политическая, научная, организация. Заявка на вступление Украины в НАТО будет означать наш принципиальный геополитический и геоэкономический выбор, зафиксирует европейскую ориентацию Украины, поднимет ее международный статус. Если же Украина останется членом СНГ, то это будет способствовать восстановлению России как панславянской империи. Для того чтобы сделать Украину стабильным, богатым, процветающим государством необходимо строить либерально-консервативную модель народного капитализма. В денежной сфере, необходимо привязать гривну к евро. Второй важный аспект реформ – изменение налоговой системы, расформирование государственной налоговой инспекции и переход от 50 налогов к 5. Третье – развитие малого бизнеса, введение уведомительного принципа регистрации предприятий. Четвертое – изменение методики формирования бюджета: снизу – вверх, что позволит усилить местные органы власти. Пятое – выход из СНГ и закрытие украинско-российской границы и введение соответствующего визового режима. Шестое – создание международного нефтяного консорциума Одесса – Броды для поставок каспийской нефти. Седьмое – трансформация банковской системы, продажа украинских банков английским, немецким. Без доступа иностранного капитала на внутренний рынок мы не обойдемся. В Украине идет борьба по выбору модели развития. Я вам представляю свое видение.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!