Европа 79

Швеция является типичной страной welfare state, родиной рыночного социализма. В Беларуси очень часто неправильно определяют причинно-следственные связи между разными экономическими явлениями данной страны. Именно интервенционистской политике государства приписывают богатство Швеции. Именно Швецию ставят в пример тому, как можно при помощи бюрократии привести капитализм в цивилизованное состояние, нейтрализовать провалы рынка. Именно Швеция считается эталоном «Третьего пути». Многие политики в переходных странах предлагают копировать шведскую модель, забывая при этом взглянуть в суть происходящих там экономических явлений, забыв проанализировать генезис шведской модели. При ближайшем рассмотрении становится понятным, что в начале 21 века Швеция поворачивается лицом к своей собственной истории, предпринимая активные попытки стать европейским Сингапуром, страной с одним из самых высоких индексов экономической свободы в мире.  


Первомай 2004 года принес большую геополитическую новость. В Европейский Союз вступили 10 новых стран. Ликование и брызги шампанского в Европе. Безразличие к данной третьеразрядной новости в США (если судить по ТВ). Тревожные ожидания, глухая зависть, смешанная со злобой – все это в странах, которые даже в претендентах на вступление не ходят. Кто-то в предвкушении прибыли и новых перспектив потирает руки. Другие напряженно думают, как справиться с новой конкуренцией. Для бизнеса и человека расширение ЕС – это баланс плохого и хорошего. Есть только одна социальная группа, которая является безусловным бенефициаром расширения ЕС.  


По информации крупнейшей похоронной службы Франции Les Pompes funиbres gйnйrales за первые три недели число людей, умерших от жары, составило 10416 человек. До конца августа число жертв может увеличиться до 13700. Без войны, терактов, без страшных вирусных эпидемий в мирной Франции за три недели погибло в 35 раз больше людей, чем во время второй войны в Ираке. Французское правительство, имея ВВП страны в объеме около 1,5 трлн. евро, не смогло защитить своих стариков от жары. Тысячи французов, имея более $24 тыс. на душу населения в год, при монополизированной и отвратительно управляемой государством медицине, не успели купить кондиционеры за $500 - и погибли. Отставка «стрелочника» в лице Люсьена Абанхайма (Lucien Abenheim), главного хирурга страны, предполагаемый уход с поста министра здравоохранения Жана Франсуа Матея (Jean-Francois Mattei) временно разрядит напряжение в обществе, но вряд ли исправит безнадежно устарелую французскую систему здравоохранения.  


Если судить о Финляндии по анекдотам о ее жителях, то можно подумать, что в стране Суоми живут о-очень памяркоуныя люди. Белорусы привычно думают, что все в этой скандинавской стране проходит неспеша, тихо и медленно, вдали от шумного Брюсселя и хаотичного Нью-Йорка. Однако в последние 20 лет эта страна удивила мир именно скоростью, инновационностью и напором. Речь не только о традиционно сильном финском хоккее. Наряду с «Нокией», мировыми хитами стали сотни товаров с лейблом made in Finland. Честность, упорство и трудолюбие финских предпринимателей, политиков и гражданского общества, правильный выбор стратегии развития  лег в основу финского экономического чуда.  


Ни одной стране мира не гарантировано богатство и процветание. Можно сидеть на нефтяных скважинах, а большая часть населения будет жить в нищете. Финляндия долго шла к статусу самой конкурентной страны мира. Настоящее чудо в экономике не происходит по указу президента или решению правительства. Ему предшествует напряженная работа, консолидация общества и бизнеса на протяжении многих поколений. 


Беларусь – это страна с малой открытой экономикой, расположенная в самом центре Европы. Исторически территория современной Беларуси была площадкой для беско-нечных войн между Европой и Россией. В XXI веке, когда войны остались в прошлом, в новых геополитических условиях и глобализирующемся мире, Беларусь имеет уни-кальные возможности роста, находясь между крупнейшим мировым рынком – огром-ным рынком нового ЕС с численностью более 450 млн. человек и растущим рынком России. И хотя основным торговым партнером Беларуси по-прежнему является Рос-сия, доля европейских стран в товарообороте Республики Беларусь со странами вне СНГ составила в 2003 г. 78.6%, в абсолютном выражении достигнув 6297 млн. дол-ларов США (в общем товарообороте это, правда, менее 20%). Географическое рас-положение Беларуси предопределяет важность оказания ею транспортных и тран-зитных услуг, в том числе и в надежном обеспечении ею российского сырьевого экс-порта в Европу. Развитие взаимовыгодных двусторонних отношений Беларуси и ЕС в различных сферах деятельности и на различных уровнях соответствует и кратко-срочным и долгосрочным интересам и Беларуси, и ЕС, и сопредельным странам-соседям которые заинтересованы в сильной и преуспевающей стране-соседке).

Одним из самых убедительных доказательств привлекательности экономической политики является число молодых людей, которые уезжают из страны, т. е. голосую ногами. В отличие от 1980-х, в первой половине 1990-х впервые с 1970-ых наблюдался устойчивый приток молодой рабочей силы. В этом смысле Ирландия выглядит гораздо привлекательнее ЕС. Большую часть рабочих мест продолжали создавать иностранные компании и местные фирмы, занимающиеся программных обеспечением.  


Когда страна на протяжении более 10 лет удерживает среднегодовые темпы роста экономики 8% и больше, это можно назвать экономическим чудом. Федеративной республике Германия (ФРГ) удалось это в период 1951 – 1960. ВВП прирастал в среднем на 8% в год. Следующая декада (1961 – 1970) была в два раза хуже: среднегодовые темпы роста ВВП составили всего 4%. Неплохо по европейским меркам, но недостаточно, чтобы обогнать Америку. Беларусь сегодня может извлечь много ценных уроков из новейшей истории Германия, ее побед и поражений в сфере социально-экономических реформ.  


Ничто на бизнес Олимпе не вечно, даже самые раскрученные имена и компании. Эту простую истину недавно открыл себе председатель совета директоров итальянского молочного гиганта «Пармалат» Калисто Танци (Calisto Tanzi). 15 декабря он подал в отставку, оставив свою семейную компанию в очень непростом положении. Европейское сообщество с ехидцей наблюдало за крушением американских гигантов Enron, Worldcom или Arthur Andersen. Представители бизнеса утверждали, что качество корпоративного управления в Европе постоянно улучшается. Но идиллия продолжалась недолго. Сначала кризис с французской компанией Vivendi потряс Европу. Потом начался скандал с голландской розничной сетью Ahold, которая также была уличена в бухгалтерских махинациях. И вот сейчас неожиданно зашатался итальянский гигант Parmalat. Компания с годовым оборотом более $9 млрд. (52% ВВП всей Беларуси) не смогла разместить ?60 млн. облигаций, чтобы погасить старые долги. К концу года «Пармалату» надо найти еще $400 млн., чтобы рассчитаться с миноритарными инвесторами в своей бразильской «дочке». Поисками ресурсов и антикризисным управлением будет заниматься Энрико Бонди (Enrico Bondi), опытнейший менеджер, которому платят большие деньги за вытягивание компаний из кризиса.  


Проблему реформирования монопольной системы ЖКХ успешно решили десятки стран и тысячи муниципалитетов мира. Если руководство нашей страны действительно захотело навести в жилищно-коммунальном хозяйстве, то оно могло бы внимательно изучить, к примеру, опыт западногерманского города Карлсруэ, восточногерманского Франкфурта-на-Одере или известного города болгарских шутников Габрово.  


Великобритания успешно удерживает ведущие позиции в мире в сфере производства услуг системы высшего образования. Дипломы британских университетов резко увеличивают возможности выгодного трудоустройства. Выпускники Кембриджа, Оксфорда, лондодск4ой школы экономики и десятков других университетов часто оказываются на топе корпораций и правительств. С одной стороны вузы страны являются коммерческими организациями. Они продают свои услуги, но до свободного рынка в данной сфере еще далеко.  


После распада социалистической системы многие политики и экономисты Европы часто повторяли тезис об уникальности перехода от плана к рынку. Тем самым они оправдывали свое присутствие в экономике, подменяя невидимую руку рынка ручным управлением непросвещенных бюрократов. Игнорирование опыта десятков стран, совершивших переход от различных форм социализации экономики к капитализму, привел к совершению очень дорогих и болезненных для людей ошибок.  


Европейский Союз, как любая другая уважающая себя организация, имеет жесткие правила членства. В престижный клуб не берут каждого встречного. Помните, даже членство в компартии требовало определенного поведения и знаний. Когда речь идет о тесной политической и экономической интеграции стран, естественно, встает вопрос об унификации тысяч параметров, об общих фундаментах и правилах игры. Организацию начинают уважать, когда входящие в нее страны а) безусловно выполняют взятые на себя обязательства, б) получают от членства экономические и социальные выгоды, в) служат примером политического, гуманитарного и правового поведения.  


5 – 6 декабря Литовский институт свободного рынка проводил в Вильнюсе крупную международную конференцию под названием «Налоговая конкуренция и конкурентоспособность. 10 лет опыта и вывозы на будущее». Активное участие в дискуссиях экс-премьер министра Эстонии Маарта Лаара, министра финансов Литвы Далии Грибаускайте, советника президента России по экономическим вопросам Андрея Илларионова, госсекретаря латвийского правительства Валентины Андреевой, ведущего экономиста польского научно-исследовательского Центра CASE Эвы Бальцерович, а также представителей структур ЕС и американских научных центров показало, что налоги еще долго останутся горячей темой Европы. 


Можно ли судить лидера крупнейшей немецкой компании Mannesmann за проведение удачной сделки и получение высокого вознаграждения? Оказывается можно. Корпоративная среда Германии не приемлет чрезмерно высоких личных доходов. Речь идет о сделке поглощения компанией Vodafone немецкой телекоммуникационной группы Mannesmann в 2000 году. Среди шести подсудимых по статье Untreue или обманные действия находится Йозеф Акерман (Josef Ackermann), глава крупнейшего в Европе Deutsche Bank. Этот уважаемый в мировой бизнес элите финансист был членом наблюдательного совета, который решил выделить менеджерам «Маннесмана» ?57 млн. Среди получателей головокружительных по европейским меркам бонусов был и тогдашний управляющий компании Краус Эссер (Klaus Esser). Только за эту сделку он получил ?16 млн. Американская Фемида даже бы не обратила внимания на такие суммы, потому что объем сделки составил ?180 млрд. Это значит, что сумма вознаграждения по рекомендации главного акционера Маннесмана» гонконгской компании Hutchison Whampoa составила всего чуть больше 3% от сделки. Для сравнения реакция американской общественности была куда более мягкой на вознаграждение руководителя Нью-Йоркской фондовой биржи Д. Грассо в размере $188 млн.  


Экономическое чудо – это не вечный двигатель. Даже самые успешные реформы обречены на неудачу, если у правительства просыпается зуд перераспределения чужих денег. Германия прошла испытание послевоенного восстановления, но не справилась с богатством. Политики уверовали, что дело сделано и начали активно строить «всеобщее благосостояние». Когда государство перераспределяет каждый второй евро в стране (около $1,1 трлн.), оно не только облагает бизнес большими налогами, но и культивируют культуру иждивенчества.  


18 июня на саммите глав государств и правительств ЕС была принята первая Конституция Европейского Союза. Документ, подготовленный группой Валери Жискар д'Эстена, с небольшими изменениями, наконец, был поддержан главами всех 25 стран Союза. Премьер-министр Ирландии Берти Ахерн, который председательствовал на саммите, заявил, что принятие Конституции «сможет сделать Евросоюз более открытым и демократическим организмом». Большинство европейских политиков оценивает Конституцию, как результат компромисса разных точек зрения политиков. Понравится ли такое решение простым гражданам, мы увидим в ближайшие два года, когда Конституция должна быть утверждена парламентами или на референдуме во всех 25 странах.  


Введение евро не разрешило длительного спора между евроскептиками и еврофилами. И те, и другие оперируют определенными фактами и логическими выводами. Адвокатами и одной, и другой стороны выступают известные ученые. Они представляют различные экономические школы, подходы к монетарной политике и роли денег в экономике. Евро вполне может выступить в роли интегратора одних процессов, экономических групп, а также в роли дестабилизатора старых привычек использования монетарных инструментов для решения общесистемных задач – стимулирования спроса, повышения инвестиционной активности, нейтрализации колебаний бизнес цикла и др. Евро стало реальностью, на которую Беларусь не может оказать никакого влияния. Поэтому необходимо изучить этот объективный фактор и сделать выводы для нашей национальной монетарной политики. 


Ирландские чиновники подтвердили непреложную экономическую аксиому. Планировать структуру экономики из кабинетов правительства, а не из офисов частных компаний затратно и опасно. Опыт развития телекоммуникационного сектора и авиации доказывает, что без Госплана и бюджетных инвестиций, страна быстрее производит дешевые и качественные услуги. 


Тема расширения Европейского Союза, его внутренние реформы, новая архитектура Европы, взаимоотношения «старых» и «новых» членов ЕС, являются одними из самых популярных тем не только многочисленных заседаний политиков, конференций аналитиков, но и предметом спора для практиков, политиков и ученых. Процесс формирования новой политической и экономической архитектуры проходит на достаточно пестром фоне, основными элементами которого являются  


Страница 3 из 4

 

 

Подпишись на новости в Facebook!