Европа провалила план по конкурентоспособности

Автор  17 мая 2010
Оцените материал
(0 голосов)

С кого Беларуси нужно брать пример

Ярослав Романчук

Европейский Союз не стал самым конкурентоспособным регионом мира. Лиссабонская стратегия провалена. ЕС-27 с оценкой 4,81 баллов из семи возможных оказался позади не только США (оценка 5,27), но и Восточной Азии, которая стала мировым лидером с общей оценкой конкурентоспособности 5,28. За исключением показателя «устойчивое развитие» Европейский союз проигрывает другим регионам по остальным восьми критериям. Ситуацию усугубляют вырвавшиеся из-под контроля дефициты бюджетов и внешние долги. Беларусь тоже стоит перед провалом – третьего пятилетнего плана. Вертикаль хотела на совковом двигателе обогнать рыночные страны. Не получилось.

Хотели, как лучше, получилось, как всегда

В 2000г. европейские политики и бюрократы решили смоделировать развитие ситуации на 10 лет вперед. Они приняли Лиссабонскую стратегию. Очень хотели догнать и перегнать Америку, превратить Евросоюз в «самую конкурентоспособную, динамичную экономику знаний в мире». Методики такого рода планирования схожи с советскими. Затея в теории была идеалистичной, а на практике оказалась провальной. Такова судьба всех «социальных инженеров» вне зависимости от времени, технической оснащенности и уровня IQ членов правительства.

Сегодня Евросоюз оправдывается, ищет причины провала. Как чаще всего бывает в таких ситуациях, в Брюсселе говорят о непредсказуемости развития событий в мировой экономике. Лиссабонская стратегия принималась еще до массового банкротства dot.com-ов начала 2000-ых, первого в истории интернет пузыря. Тогда казалось, что в Европе установился вечный мир и порядок. Пришел конец истории. Осталось только нажать на нужные кнопки и педали, включить форсаж и оказаться впереди планеты всей.

По факту оказалось, что жали не на те кнопки, не с той интенсивностью и не там. Главная причина провала заключается в том, что распорядители чужого (евробюрократы и их партнеры с национальных правительств и парламентов) слишком сильно централизовали процесс принятия решений, существенно ограничили власть обыкновенных предпринимателей. Когда один чиновник с годовой зарплатой в 200 тысяч евро в год принимает решения вместо 100 тысяч малых предпринимателей, рано или поздно экономика войдет в ступор.

Экономическую свободу подменили государственными программами

Европейские плановики-затейники не представляли себе, что с 2004 года ЕС увеличится на 12 стран. Они проделали большую работу, чтобы выполнить нормы и стандарты Союза, а вот политической воли идти дальше, реформировать глубже, избавляться от излишней опеки бюрократии, явно не хватило.

В 2005 году была предпринята попытка вдохнуть новую жизнь в Лиссабонский процесс. Программа «Партнерство во имя роста и рабочих мест» была направлена на создание новых рабочих мест, либерализацию экономики и повышение социальных стандартов. Много красивых, правильных слов тысяч парламентариев и евробюрократов мирно уживались с их же желанием жить не по средствам, раздувать госрасходы и вытеснять частные инвестиции из научно-исследовательской деятельности. Финансовый кризис 2008-2009гг. стал лишь первой частью более глубокого структурного кризиса, активную фазу которого мы наблюдаем в Греции. На очереди Португалия, Испания, Британия, Италия…

У Германии и Голландии явно не хватит внутренних ресурсов, чтобы и дальше тянуть европейский проект за свой счет. Безработица растет. Разница между самыми благополучными и бедными странами ЕС в 2010 году оказалась даже больше, чем в 2000г. Попытки подменить свободный рынок реализацией популярной среди политиков и чиновников концепции «устойчивого развития» закончились для Европейского Союза вхождением в полосу стагнации, рецессии и высоких рисков социального неблагополучия.

Схожие процессы проходят в Беларуси. Только в отличие от большинства стран ЕС у нас не только практически вся собственность находится в руках государства, но и демократические механизмы исправления ошибок заблокированы. Более того, накопленные ресурсы гораздо меньше, поэтому и скорость развития кризисных явлений будет выше.

Наши власти за последние 10 лет приняли два пятилетних плана. Как и у европейцев, расчет был на высокий, «умный» рост, устойчивый спрос и легкий доступ к инвестициям. До поры, до времени, многое получалось, но во второй половине 2000-ых начали появляться явные признаки кризиса. Допечатыванием пустых денег, национализацией и государственными расходами делу не поможешь. Горький опыт ЕС, который не стал самым конкурентным регионом мира, доказывает это.

Сложные вопросы

Наибольшее отставание ЕС-27 от США и Восточной Азии зафиксировано в критически важной сфере – инновации и научные исследования. Лидерство в ней обеспечивает самый большой конкурентный задел. Из всех факторов, по которым Европейский Союз определил конкурентоспособность, европейцы оказались чуточку лучше всего по двум подкомпонентам, модернизация системы социальной защиты и телекоммуникация.

Если взять не общую оценку ЕС-27, а показатели отдельных стран, то получится, что семь стран Европейского Союза имеют лучшие оценки, чем США и Восточная Азия. Это Швеция, Финляндия, Голландия, Люксембург, Германия и Австрия. При этом Финляндия, например, имеет более высокие оценки по инновациям, чем США. Шведы и голландцы имеют лучшие оценки по качеству информационного общества.

По сравнению с первым обзором выполнения лиссабонских критериев в 2002г. Евросоюз улучшил показатели, в первую очередь, за счет информационного общества, инновационности, частичной либерализации и мер по обеспечению устойчивого развития. Кризис 2008-2010гг. поставил под сомнение якобы достигнутую устойчивость. В свою очередь страны Восточной Азии развивались равномерно, а вот показатели США несколько ухудшились. Тем не менее, Европейский Союз так и не смог догнать и перегнать США.

Из стран, которые планируют вступить в ЕС, лучшие показатели конкурентоспособности у Черногории. Она сумела обогнать Хорватию, которая может вступить в ЕС в ближайшие два года. Эта небольшая балканская страна обогнала Польшу, Грецию, Италию, Румынию и Болгарию. Если оценить конкурентоспособность Беларуси по предложенной методике, то мы будем примерно на уровне между Арменией и Сербией, т. е. далеко позади Европейских лидеров.

Полученные результаты ставят вопрос, можно ли защитить европейскую социальную модель и одновременно успешно конкурировать на глобальном рынке. Без ответа остается вопрос, как одновременно увеличить расходы на инвестиции, образование и одновременно решать проблему растущего государственного долга. Перед европейскими полисимейкерами стоит задача расширения единого экономического пространства, но национальные правительства склонны прибегать к разного рода мерам по поддержке своих, национальных потребителей. Протекционизм в виде преимущественно мер нетарифного регулирования и льготного финансирования противостоит свободе торговли и соблюдению правила единых правил игры для всех.

Наконец, политики, кредиторы, профсоюзы и предприниматели мечутся между следующими двумя противоположными целями. С одной стороны, нужно очистить экономику от структурных искажений, инвестиционных ошибок и токсичных активов. А это означает активизацию социально болезненной, политически непопулярной процедуры банкротства. С другой стороны, организованные лоббисты, включая профсоюзы, выступают за спасение проблемных предприятий и финансовых структур за счет бюджета и средств центральных банков. Их точка зрения пока преобладает. Тем самым конкурентоспособность стран в целом страдает, ибо не происходит ее модернизация, усложняется процесс входа на рынок инновационных проектов.

Сложные дилеммы Беларуси

Не только Европейский Союз стоит перед сложными дилеммами. Белорусские власти тоже не знают, как сохранить якобы социальную модель в условиях потери российского энергетического гранта и растущего дефицита конкурентоспособности. Несмотря на многочисленные интеграционные инициативы, перед нами тоже стоит проблема расширения свободного экономического пространства. Пока ни с кем из соседей это не получается, а серьезные инвестиции только в расчете на малый внутренний рынок нашей страны пока не торопятся.

Наконец, самой тяжелой задачей является проведение структурных реформ. Если банкротить хронически убыточные предприятия, то надо что-то делать с безработицей. Если ликвидировать все торговые барьеры внутри страны, то много номенклатурных коммерческих проектов придется закрыть. Без бюджетной поддержки тысячи строек не просто заморозится, а навечно порастет мхом. Не начнешь адаптировать занятость к реальному спросу, загубить конкурентоспособность и, как следствие, еще больше усугубишь социальные и экономические проблемы.

Как у Европейского союза, так и у Беларуси ресурс легких, дешевых, социально приемлемых вариантов истощился. Требуется политическая воля для того, чтобы сохранить лучшее и создать новое. Нет сомнений, что для Беларуси это легче, быстрее и дешевле делать вместе с Евросоюзом, чем отгородившись от него торговыми и политическими заборами.

 

Оценки* конкурентоспособности по лиссабонским критериям:

сравнение ЕС-27, США и Восточной Азии, 2010г.

Критерий Лиссабонского договора

Средний показатель по ЕС-27

США

Восточная Азия

Разница между ЕС-27 и США

Разница между ЕС-27 и Восточной Азией

1. Информационное общество

4,73

5,79

5,56

-1,06

-0,83

2. Инновации, НИОКР

4,23

6,03

5,24

-1,81

-1,01

3. Либерализация

4,80

5,05

5,10

-0,25

-0,30

4. Сетевые сектора

5,39

5,73

6,06

-0,34

-0,67

Телекоммуникация

5,62

5,54

5,89

0,07

-0,27

Коммунальные услуги и транспорт

5,16

5,91

6,24

-0,75

-1,07

5. Финансовые услуги

5,05

5,22

5,41

-0,17

-0,36

6. Предприятия

4,60

5,07

5,17

-0,47

-0,56

Среда для начала бизнеса

4,80

5,31

5,14

-0,51

-0,33

Регуляторная среда

4,41

4,83

5,20

-0,42

-0,79

7. Социальный охват

4,51

4,71

4,93

-0,20

-0,42

Возвращение людей в рабочую силу

4,97

5,39

5,41

-0,42

-0,45

Улучшение умений и навыков

4,47

5,09

5,09

-0,62

-0,61

Модернизация системы социальной защиты

4,10

3,66

4,30

0,44

-0,19

8. Устойчивое развитие

5,16

4,59

4,74

0,57

0,42

Окончательный показатель

4,81

5,27

5,28

-0,46

-0,47

*Максимальная оценка – «7»

Источник: The Lisbon Review 2010. Towards a more competitive Europe? World Economic Forum 2010

 

Конкурентоспособность стран Восточной Европы и Беларуси

(по лиссабонским критериям) 2010, шкала «1» - «7» (самая высокая степень конкурентоспособности)

Страна

Индекс

Информационное общество

Инновации, НИОКР

Либерализация

Сетевые сектора

Финансовые услуги

Деловая Среда

Социальный охват

Устойчивое развитие

Оценка

Оценка

Оценка

Оценка

Оценка

Оценка

Оценка

Оценка

Оценка

Хорватия

4,19

3,95

3,32

4,34

4,60

4,74

4,32

4,28

3,94

Грузия

3,78

3,35

2,79

3,82

3,93

3,69

5,01

3,77

3,89

Украина

3,62

3,04

3,59

3,48

4,32

3,22

4,08

3,89

3,33

Сербия

3,51

3,29

2,95

3,66

3,83

3,68

4,01

3,45

3,19

Армения

3,50

2,70

2,82

3,74

3,94

3,88

4,15

3,79

2,98

ЕС-27

4,81

4,73

4,23

4,80

5,39

5,05

4,60

4,51

5,16

ЕС-15

5,12

5,06

4,66

5,06

5,80

5,33

4,69

4,78

5,61

ЕС-12

4,42

4,32

3,68

4,47

4,88

4,70

4,49

4,19

4,61

Беларусь*

 

3,02

3,0

2,9

3,05

3,1

3,3

3,9

3,0

*Оценка НИЦ Мизеса

Источник: The Lisbon Review 2010. Towards a more competitive Europe? World Economic Forum 2010

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!