Удар по конкурентоспособности ЕС

Автор  09 марта 2009
Оцените материал
(0 голосов)

Провал десятилетнего европейского плана

Лиссабонская стратегия (ЛС) Европейского союза была принята в 2000г. для того, чтобы к 2010г. превратить ЕС в самый конкурентный регион мира. Печально, но факт: Евросоюз провалил свой план. Сегодня разница по разным показателям, определяющим конкурентоспособность, между странами ЕС даже больше, чем в год принятия ЛС. Отставание от США увеличилось. Большинство стран Союза просто проигнорировали ЛС, не считая необходимым адаптировать свою политику под общеевропейские императивы. Такой вывод сделали эксперты Центра европейских реформ (Center for European reform) в феврале 2009 года.

Ярослав Романчук

Национальные тропы ближе политикам, чем Лиссабонская дорога

Саймон Тилфорд (Simon Tilford) и Филипп Уайт (Philip Whyte), авторы доклада «The Lisbon scorecard IX. How to emerge from the wreckage», считают, что ни принятие Лиссабонской стратегии, ни вступление в ЕС не повлияло на ход реформ в большинстве стран ЕС, особенно в больших государствах. Британия в привычной для себя атмосфере евроскептицизма проспала почти десятилетие, не став лидеров ни по одной из категории реформ. Франция провела отдельные структурные реформы, но они были вызваны скорее внутренними императивами, чем стремлением выполнить положения ЛС. Только Германия, как дисциплинированный участник проекта «ЕС», приняла у себя документ «Повестка дня 2010», установив четкую взаимосвязь между европейской и внутренней политикой.

В малых странах связь между ЛС и национальными программами реформ также была очень слабой. Политическая корректность, принятая в Евросоюзе, не позволила руководителям Еврокомиссии в открытую критиковать аутсайдеров. Ни шатко, ни валко реформировался ЕС. Тем не менее, ЛС задала некое общее направление реформ. Ход ее выполнения странами-лидерами еще раз позволяет развеять миф о том, что «страны, которые либерализуют рынки товаров, услуг и рабочей силы, обречены на ухудшение социального положения по сравнению с теми, которые сохраняют национальный протекционизм». К сожалению, во время кризиса большинство стран ЕС игнорирует данный вывод. Мифы давно минувших дней, как злых духи прошлой изоляционистской эпохи, возрождаются в виде новых псевдонаучных теорий.

Сегодня усилились споры о будущем Лиссабонской стратегии. Даже ее сторонники говорят, что нет смысла этот проект продолжать. Невыполнение с помпой принятого десятилетнего плана разрушает имидж ЕС и укрепляет уверенность евроскептиков в том, что за фасадом красивых слов и обязывающей политкорректности скрывается смысловая пустота. Напомним, что положения ЛС можно сгруппировать в пять основных блоков: 1) инновации, 2) либерализация, 3) реформа делового климата и изменение отношения к предпринимательству, 4) занятость и социальный охват, 5) устойчивое развитие и окружающая среда.

Дело в том, что у Брюсселя нет ни полномочий, ни средств выполнять задания в данных сферах. Только национальные правительства могут принимать соответствующие меры и менять законы. Поэтому, как говорят скептики, большого смысла в продлении данного документа нет. Отдельные политики все же считают необходимым сохранить в каком-то виде данный документ, чтобы менее реформированные страны имели маяки, на которые нужно ориентироваться при продвижении реформ. Это слабый аргумент. Есть много организаций и экспертов, которые гораздо точнее, чем общая Лиссабонская стратегия укажут путь развития.

Наказаны за самоуверенность и инерцию

Европейский Союз начинал 2008 год с полной уверенностью, что он гораздо лучше готов противостоять глобальному кризису, чем Америка. Развитие событий выявило серьезные структурные дисбалансы и слабости старушки Европы. Быстро не стало дешевых кредитных ресурсов. Резко сокращаются объемы промышленного производства. ЕЦБ вслед за ФРС снизил процентные ставки практически до нуля, но финансовые рынки и реальный сектор отреагировали дальнейшим падением. Безработица растет, как на дрожжах. В свете вбрасывания в экономику сотен миллиардов свежее напечатанных долларов, евро и фунтов резко выросла угроза инфляции.

Мы являемся свидетелями самого глубокого со времен 1930-х экономического кризиса. Его природа рукотворна. Распорядители чужим задумали осчастливить всех всеми экономическими благами. Финансовые компании ловко создавали финансовые пирамиды денежных суррогатов, а обыкновенные люди с головой погрузились в парадигму жизни потребительства взаймы.

Выход стран большинства ЕС и самого Брюсселя из кризиса похож на тушение пожара бензином. Национализация коммерческих банков, накачка компаний и финансовых учреждений бюджетными деньгами, защита от внешней конкуренции и банкротств – все в лучших традициях уже не раз дискредитировавшего себя кейнсианства и марксизма. Еврокомиссары, евродепутаты и десятки тысяч обслуживающих их чиновников и экспертов, очевидно, забыли, почему развалился социализм, отчего это вдруг М. Тэтчер начала курс глубокого лечения старушки Британии.

Левая по ценностям и взглядам Европа проводит «левую», т. е. некачественную, антикризисную политику. Даже традиционно консервативные центральные банки (ЕЦБ, Банк Англии, следуя за дурным примером американской ФРС), внедряют новые инструменты для легализации вброса в экономику вновь напечатанных денежных банкнот.

МВФ постоянно критически относился к хроническим бюджетным дефицитам стран ЕС, но в 2008-2009гг. призвал европейцев тратить как можно больше и быстрее. Такие же «мудрые» советы озвучили ОЭСР, Всемирный банк и саммит Большой двадцатки (G-20). Зарегулированные государством финансовые рынки и зоркое око надзорных органов проморгали глобальный кризис. Теперь зуд ужесточения регулирования настолько усилился, что может привести к существенному ухудшению работы финансовых рынков Европы в целом.

Сотни миллиардов евро были уже потрачены на меры монетарного и фискального стимулирования. Этого требуют П. Кругман, Дж. Стиглиц и десятки других мейнстримовских экономистов. Именно на них лежит ответственность в теоретическом зомбировании полисимейкеров. Политики, как заколдованные делают все, что велят нобелевские лауреаты, а конца и края кризису нет. Более того, темпы падения промышленного производства, экспорта и ВВП только ускорились.

Лиссабонская стратегия должна была либерализовать рынки товаров, услуг и рабочей силы, повысить уровень знаний и умений людей, реформировать пенсионную систему и т.д. Не добившись выполнения этих целей, страны ЕС столкнулись с циклическим кризисом. Многие политики поспешили свалить всю вину на США, но данное обвинение лишено оснований. ЕС построил модель мощного бюрократического государства с высокой степенью интервенционизма в финансовые и товарные рынки, в рынки услуг и труда.

Находясь в плену кейнсианских рецептов, экономисты ЕС уверены, что сегодня нужно делать акцент на экономику спроса, т. е. всячески стимулировать покупки. Если люди и бизнес отказываются продолжать безумный потребительский бум, государство делает это за них, преимущественно на их же или заемные деньги.

Чтобы оставаться в рамках этой теоретической модели руководство ЕС и национальные правительства в большинстве своем пожертвовали важнейшими экономическими показателями Пакта стабильности и роста. Некогда солидная база для перспективной общеевропейской макроэкономической политики рассыпается на глазах. Дефицит бюджета в богатых странах ЕС в 2009г. может превысить 7% ВВП. Внешние долги стран заметно больше порогового значения 60% ВВП. К концу 2009г. даже инфляция может вырваться из-под 3-процентного потолка. Такая политика говорит о неуважении к евро и создании предпосылок к развалу зоны первой общей европейской валюты в среднесрочной перспективе. Поразительно, но критики Лиссабонской стратегии говорят о кризисе неолиберализма, англо-саксонской модели и требуют дальнейшего ослабления экономических критериев. Просто диву даешься цинизму и креативной изворотливости европейских социалистов.

Скандинавская некопируемая модель

Швеция и Дания занимают верхние строчки в рейтинге выполнения положений Лиссабонской стратегии. Авторы ЛС хотели бы, чтобы таким был весь Евросоюз: высокие налоги, щедрые социальные выплаты, конкурентные рынки и даже высокая степень гибкости рынка труда, особенно в Дании. Плюс еще высокая степень прозрачности всех операций государства, а также культура не брать чужое, быть скромным, трудолюбивым и делиться с ближними.

Создание такой культуры – уникальный процесс. Его нельзя воссоздать ни Лиссабонской стратегией, ни даже всем aquis communitaire Евросоюза. Даже в скандинавских странах созданная модель начала давать сбои. Например, в Швеции один из самых высоких уровней молодежной безработицы. Пользуясь щедрыми медицинскими пособиями, в этой стране регистрируется очень большое число больных.

Если взять от скандинавской модели бюджетную часть и модель распределения, а не свободную торговлю и открытую конкуренцию, то можно быстро попасть в ловушку интервенционизма, которая прямиком ведет к номенклатурно-олигархической модели. Поэтому, по мнению Центра европейских реформ, страны, которые не проводят системные реформы, прописанные в ЛС, обрекают себя на снижение производительности труда, темпов роста и ухудшение качества жизни. «Трудно избежать вывода о том, что многие правительства безрассудно потратили возможности реформирования, которые появились в результате благоприятной экономической ситуации 2000 – 2007 годов. ЕС вступила в период, который обещает быть продолжительной и глубокой рецессией. Проведение реформ будет, вероятно, будет затруднено перед лицом растущего социального недовольства и протеста. На самом деле, существует риск, что правительства поддадутся искушению свернуть реформы, разрушить единый рынок и отказаться от единой валюты».

Франция, Германия, Италия, Испания и Британия производят 75% ВВП ЕС. От того, как будут себя вести правительства этих стран, зависит судьба всего Евросоюза. Поскольку во власти здесь находятся убежденные интервенционисты, ожидать прорыва к новому качеству не приходится. В новых странах ЕС проблем гораздо больше. В отличие от Швеции и Дании, которые характеризуются, как герои Лиссабонской стратегии, Польша и Венгрия классифицируются, как ее злодеи. Венгрия провалила макроэкономическую политику, сделав акцент на внешние заимствования и огромные бюджетные расходы. Вкупе с зарегулированным рынком труда и защищенными секторами данная страна, по сути дела, воссоздала Венгерскую социалистическую республику. За это сейчас и вынуждена платить, в том числе ресурсами МВФ и ЕС.

По выполнению критериев ЛС Польша занимает далекое 24-ое место из 27 стран. В этой стране один из самых зарегулированных рынков труда, а также неблагоприятный бизнес климат. Низкий уровень инвестиций и инновационной деятельности не позволяют строить оптимистические планы на долгосрочный устойчивый рост нашего западного соседа. Несмотря на такую жесткую оценку выполнения Польшей положений ЛС, эта страна наряду с Чехией достаточно профессионально справляется с кризисом.

Провал Лиссабонской стратегии симптоматичен. Большие, богатые страны ЕС втянули бывшие коммунистические государства в модель западноевропейского интервенционизма, с элементами частной собственности и свободной торговли. Приглашенные за общий стол новички быстро пообтерлись, благо, просить и перераспределять их коммунисты хорошо научили. А вот с производительностью труда, качеством управления активами и ответственностью за свой выбор гораздо хуже получилось.

Марьяж старой и новой Европы 1990-хы, начала 2000-х, проходил на кураже, под воздействием мощного драйва развала коммунистического тоталитаризма. Время романтики и рыночного оптимизма прошло. Сегодня впервые богатая и бедная части ЕС переживают острый кризис. Европейские институты проверяются на прочность. Если европейские страны не откроют заново фундаментальные принципы свободы торговли, конкуренции и частной собственности, быть беде.

Выполнение критериев Лиссабонской стратегии, 2007-2008 годы

Страна

Место в 2008

Место в 2007

Швеция

1

2

Дания

2

1

Голландия

3

4

Австрия

4

3

Финляндия

5

5

Ирландия

6

6

Великобритания

7

7

Германия

8

8

Чехия

9

14

Франция

10

9

Эстония

11

11

Люксембург

12

12

Бельгия

13

13

Словения

14

10

Кипр

15

15

Латвия

16

17

Литва

17

18

Словакия

18

20

Испания

19

16

Греция

20

19

Португалия

21

21

Италия

22

23

Венгрия

23

22

Польша

24

26

Болгария

25

25

Румыния

26

24

Мальта

27

27

Источник: Center for European reform «The Lisbon scorecard IX. How to emerge from the wreckage» http://www.cer.org.uk/

 

 

Подпишись на новости в Facebook!