Друзья-конкуренты

Автор  12 мая 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Понятие «Запад» становится все более размытым

Одной из самых типичным ошибок в рассуждениях политиков и обыкновенных людей является ссылка на некий единый и чуть ли неделимый Запад. Многие по умолчанию принимают единство позиции ЕС и США только на том основании, что они представляют собой демократии и рыночные экономики. При ближайшем рассмотрении взаимоотношений между ЕС и США наблюдается очень много противоречий и даже открытых конфликтов. Судебные разборки по разным товарным группам в рамках ВТО, проблемы обеспечения безопасности, борьбы с терроризмом, видение разрешения конфликтов на Ближнем Востоке, Афганистане и Ираке, конкуренция доллара и евро  - США и ЕС выступают не как один, а как два полюса.

Ярослав Романчук

Раздвоение полюса

Мир давно перестал быть однополюсным. Запад распался на блоки. Их размер и состав зависят от конкретных вопросов. Черно-белой ситуации времен холодной войны давно уже нет. Есть мозаика взглядов, переплетение интересов, формирование временных коалиций и часто принятие решений, логику которых понимаешь только при анализе влияния мощных ТНК на процесс принятия решений. Часто мы имеем дело не с немецкой, французской или итальянской позицией против мнения США. Концентрация лоббистской власти происходит по линии «большие старые члены ЕС – новые участники интеграционного проекта», «сторонники свободной торговли – протекционисты», «фермеры и с/х лобби всех стран – противники аграрного социализма», «сторонники НАТО стремительной оборонной политики – желающие создавать параллельные североатлантическому альянсу военные структуры». Такие линии противостояний проходят по десяткам разных других проблем.

Несмотря на всю слабость внешней политики ЕС, сбрасывать его со счетов было бы ошибкой. Он стал полноценным полюсом на мировой шахматной доске. Это значит, что у части членов ЕС по определенным вопросам появилась позиция не совпадающая с американской. Трансатлантическое единство находится под угрозой, хотя ее интенсивность пока не стоит преувеличивать. Сегодня еще легче и дешевле исправить его, чем через 15 – 20 лет пытаться создавать заново.

Американцы помогали и создали конкурента

Без поддержки США проект европейской интеграции едва был бы таким успешным. В 1960-ые – 1970-ые годы ЦРУ, проанализировав деятельность ЕЭС, пришло к выводу, что этот интеграционный проект выгоден США. Именно этим можно объяснить политическую, финансовую и военную поддержку Америки. Она «проглотила» Общую аграрную политику, рассчитывая на то, что ее временный характер приведет в конце концов к созданию реального свободного рынка как между странами ЕС, так и с США.

Политики и эксперты чуть ли не по умолчанию считали, что Европа будет разделять ключевые ценности и приоритеты США. Реальность оказалась иной. Со временем разница между США и ЕС стали заметны невооруженным глазом. Ирак, Палестина, Иран, система противоракетной защиты, международный трибунал, генетически модифицированные продукты питания, Киотский протокол, поддержка фермеров, Китай, Тайвань, Куба, смертная казнь и целый сонм торговых споров – вот вам и разнополюсный мир. При общении с европейскими экспертами приходишь к выводу, что едва ли можно найти хотя бы одного лидера европейской страны, который бы искренне разделял взгляды США.

Недемократические институты

Американцы слабо понимают, что происходит в ЕС в плане институционального строительства и борьбы за централизацию, т. е. против национального государства. Надеясь на лучшее, они явно игнорируют недемократический характер структур ЕС. Недавно один бывший еврокоммисар договорился до того, что сказал критерии к новым членам Союза нельзя применять к старым. Двойные стандарты ни разу не укрепляли ни одну страну, не говоря уже о почивших в руинах федерациях типа Югославии и СССР.

Американцы любят демократический подход «снизу – вверх», а Брюссель ведет политику «сверху вниз». Европейские федералисты ведут себя так, как будто создание Соединенных штатов Европы – это элитный проект, требующих только терпения и технической проработки деталей. Реальность же совершенно иная. Такого понятия, как «европейский народ» не существует. Значит не может быть опроса «европейского общественного мнения». Тем более абсурдно говорить об одном языке. Даже с целью сокращения издержек страны ЕС не могут договориться до некого единого средства коммуникации. Трудно себе представить, что такого рода чувствительные вопросы можно будет решить при помощи утверждения простым большинством.

            Еще больше претензий у американцев к ЕС в области экономической и торговой политики. Авиация, инфраструктура, с/х продукция, товары легкой промышленности, программное обеспечение – каких только споров не вели США и ЕС. Из-за сильной социализации экономик стран ЕС-25 их ВВП на 45% меньше, чем в США. Регуляторный зуд ЕС настолько силен, что он способен напугать любого, даже самого преданного партнера. По мнению Джона Бландела, руководителя авторитетного британского мозгового центра Institute of Economic Affairs, «институты ЕС враждебны к любым различиям между членами. Они не готовы к тому, чтобы они со временем сами исчезли в процессе нормальной конкуренции. Вместо этого ЕС выражает сильное желание «гармонизировать» и навязывать решения».

За красивым словом гармонизация» следует очень некрасивые и дорогостоящие регуляции. Сегодня каждая страна, которая вступает в ЕС должна адаптировать на национальном уровне около 30 тысяч документов объемом 75 тысяч страниц. Причем каждый год добавляется 2500 новых. Всего же законодательная база ЕС превышает 200 тысяч документов.

            Страны члены зоны евро – очевидно политического проекта - не могут похвастаться экономическими успехами. Германия никак не может выбиться за рамки 3-процентного роста ВВП. Немецкие эксперты все чаще обвиняют в этом Европейский центральный банк и политику единой процентной ставки. В среде международных финансовых учреждений спорят, кто первым выйдет из зоны евро, Испания или Италия, чтобы решить растущие экономические проблемы. В то время как экономика СШа вытягивала мир из рецессии, стимулируя потребление и инвестиции, ЕС безуспешно пыталась выполнять Лиссабонскую программу «Догнать и перегнать Америку». При существующий темпах экономического развития американская экономика удваивается каждые 25 лет, а европейская  - каждые 140 лет.

Опасная утопия

Роль и значение Европы в мире постоянно сокращается. Европейцев остановится все меньше. В 1900 г. в Европе жило 25% населения Земли. В 1950г. ее доля сократилась до 22% и до 17% в 1975г. При существующих демографических тенденциях все страны ЕС начнут терять население. Причем в новых членах ЕС потери будут более значимыми, чем старых. Откуда взять деньги на пенсии, здравоохранение и страховки при непомерно высоких налогах и жестком рынке труда никто толком ни в Брюсселе, ни в европейских столицах не может. Амбиций на создание общеевропейской федерации хватает, а вот политической воли и прагматизма адаптироваться к реальности пока нет. Слишком многие европейские политики все еще пребывают в плену призрака утопических идей, сформулированных в далекие 1930-х годы несколькими французскими мыслителями.

Осложнение трансатлантических отношений является одним из последствий этого идеологического плена. Раздвоение некогда единого полюса «Запад» на ЕС и США явно не добавит стабильности и конкурентоспособности миру. В результате те бесспорные достижения, которыми сегодня гордится Евросоюз в виде мира, безопасности и высоких социальных стандартов могут оказаться под угрозой. Желающих погреть руки на трансатлантическом конфликте полно во всех частях земного шара.

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 25 2017

Адвокаси Кэмп интеллектуальных и гражданских активистов 2017

Мир наизнанку. Параметры нового нормального   Аналитический центр «СТРАТЕГИЯ» Научно-исследовательский центр Мизеса Время: 21 июля (пятница) – 25 июля (вторник) 2017г. Место: комфортный пансионат на…