Первая конституция ЕС Компромисс по-европейски

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

18 июня на саммите глав государств и правительств ЕС была принята первая Конституция Европейского Союза. Документ, подготовленный группой Валери Жискар д'Эстена, с небольшими изменениями, наконец, был поддержан главами всех 25 стран Союза. Премьер-министр Ирландии Берти Ахерн, который председательствовал на саммите, заявил, что принятие Конституции «сможет сделать Евросоюз более открытым и демократическим организмом». Большинство европейских политиков оценивает Конституцию, как результат компромисса разных точек зрения политиков. Понравится ли такое решение простым гражданам, мы увидим в ближайшие два года, когда Конституция должна быть утверждена парламентами или на референдуме во всех 25 странах.  

Важные поправки Работа над проектом Конституции началась в феврале 2002 года. Первый вариант был представлен на саммите ЕС в греческих Салониках. В декабре 2003 года Брюссельский саммит не смог принять конституцию из-за позиции Польши и Испании по процедуре принятия решений в Евросоюзе. Эти страны настаивали также на включении в документ упоминания о христианских ценностях. После выигрыша парламентских выборов в Испании социалистами, Польша осталась одна против раздраженного большинства. В результате, о чем сильно сожалеет Ватикан, из Конституции ЕС убрали упоминание о христианских корнях. Изменилась процедура принятия многих решений. Внесены также другие важные изменения. К примеру, было поддержано предложение Голландии о бюджете ЕС. Он будет принят только в случае единогласной поддержки всеми членами. Это лишает возможности бедные страны блокироваться и выбивать себе дополнительные деньги. До 2014 года каждая страна будет иметь в Европейской Комиссии своего представителя. Потом комиссаров останется 18. Причем каждая страна будет иметь своего представителя в двух сроках из трех.
    Все решения Совета ЕС относительно налогов и социальных норм будут приниматься только единогласно. За это положение боролась Великобритания, которая не хочет налоговой гармонизации по немецкому или французскому образцу. Ужесточились условия принятия новых стран в зону евро. Прежде, чем решение о вступление в зону евро примет Совет Министров ЕС, страну-кандидата должны пригласить каждая из стран-участников зоны евро. Британия также добилась того, что Глава об основных правах ЕС, которая стала частью Конституции, не будет иметь правовой силы (британцы против навязывания так называемых социальных прав – право на забастовку, на безопасные и достойные условия труда, на социальную и жилищную помощь и т.д.). В будущем Европарламенте страна-член ЕС должна быть представлена, как минимум, шестью депутатами, а сам парламент увеличится до 750 человек.
    Эти небольшие уступки в стороны малых государств сбалансированы более широкими правами больших при голосовании в органах ЕС. Очевидно одно. Ни федералистам, ни конфедералистам не удалось одержать убедительную победу. Каждый из сильных блоков в рамках ЕС получил дополнительные аргументы в пользу своей позиции. Так что принятие Конституции – это не конец жарких споров и дискуссий, а всего лишь перевод их в несколько иную плоскость. Наличие большого числа консенсусных решений наверняка замедлит процесс обсуждения важных вопросов в расширенном ЕС, Процедура голосования Если Конституция будет ратифицирована всеми 25 странами, с 2009 года решения в ЕС будут приниматься 55% всех голосов плюс одно государство, в которых проживает, как минимум, 65% населения Союза, т. е. 15 из 25 государств или 16 из 27 после вступления в ЕС Румынии и Болгарии. Если проект документа предлагает сам Совет Министров (а не Еврокомиссия), то за него должно будет проголосовать, как минимум, 72% стран. Речь идет о вопросах внешней политики, внутреннего правопорядка. Такая процедура защищает права малых стран, которые в Еврокомиссии имеют такую же правовую силу, как и большие, но значительно меньшую – в Совете. Но в целом Конституция сократила количество решений, которые надо принимать единогласно (вместо него веден принцип двойного большинства) на 30 позиций.
ЕС предусмотрела новый механизм урегулирования споров. Правда, эта декларация не является частью Конституции. Если против решения Совета проголосует 34% государств, которые представляют 26% населения, то решение по данному вопросу откладывается на будущее. К решению данной проблемы надо будет вернуться «через разумный промежуток времени, без нарушения законодательных сроков». Этот механизм должен работать до 2014 года. Затем большинством голосов Совет ЕС может его ликвидировать. На практике это значит следующее. Если, к примеру, Британия и Польша захотят заблокировать предложение Франции или Германии об увеличении налогов, то им надо будет заручиться поддержкой еще семи среднего размера государств. В первоначальном варианте из Ниццы достаточно было трех государств. До 1 ноября 2009 года в ЕС будет действовать процедура голосования, утвержденная в Ницце, т. е дающая Польше и Испании, а также малым государствам относительно больше полномочий, чем утверждено в Конституции.

Обречены на компромисс
Таким образом, компромисс по принятию решений достигнут, но борьба за будущее Европейского Союза продолжается. Очевидно, что ЕС пока остается одной из самых удачных интеграционных моделей в мире. Это было возможно при сохранении основных полномочий за национальными государствами. Зона свободной торговли, даже таможенный союз – в этих рамках страны ЕС работали достаточно успешно. Замахнувшись на построение федерации, т. е. на централизацию полномочий в сфере оборонной, внешней и внутренней правоохранительной политики, еврократы могут потерять все то позитивное, которое до сих пор обеспечивало мир, стабильность и производство богатства в Европе.
    При принятии Конституции Польша оказалась в центре внимания. Если бы ее премьер Марек Белька не пошел на компромисс, то июньский саммит завершился бы провалом. Польские дипломаты и политики (кстати, их положение внутри страны весьма шаткое) поверили в европейскую интеграцию. Точно так же, как Германия, когда отказывалась от своей марки. Точно так же, Франция, которая 13 лет после окончания II мировой войны разрешила иностранцам покупать землю. Точно так же, как Австрия, которая отказалась от национальной системы иммиграционного контроля. Великобритании тоже очень тяжело признавала право других государств судить своих граждан. Компромисс – в природе ЕС, как таможенного и денежного союза. Попытки выйти за эти рамки наверняка приведут к более жестким противостояниям. Выборы первого постоянно действующего президента ЕС, которые были провалены в Брюсселе 17 – 18 июня, подтверждают это.
    Правительства 25 стран подчеркивают важность исторического момента принятия Конституции. Британские политики убеждают своих граждан в том, что речь о создании «Федерального супергосударства» не идет, что слухи о таком развитии событий с самого начала были основаны на лжи. Увеличение числа британских евроскептиков в Европарламенте заставляет его прислушиваться к гласу народа. Премьер Испании Хосе Родригес Запарето после принятия Конституции говорил о «обновлении курса» ЕС и о том, что его страна получила большие возможности влиять на принятие решений. С этим, ясное дело, не соглашается испанская оппозиция. Немецкие правые не могут смириться с тем, что в Конституции нет упоминания о христианских ценностях.
Российский МИД считает принятие Конституции «важным шагом на пути укрепления интеграции в рамках Союза, а также развития сотрудничества на всем континенте». Российское руководство также считает, что с новой Конституцией ЕС станет более демократичным и прозрачным. Сейчас на уровне власти каждого из 25 стран будет решаться вопрос о том, в каком режиме будет проходить ратификация Конституции. Один вариант – на референдуме, второй – утверждение парламентом. Если Т. Блэеру не удастся отвертеться от референдума, можно считать, что первая европейская конституция будет провалена. Если британцы скажут «нет» многие французские и немецкие политики грозят вообще исключить Британию из ЕС. Далеко не так однозначно мнение Испании и Польши. Польская оппозиция говорит о капитуляции перед еврократами не имеющего политической легитимности правительства левых. Растет число евроскептиков в Словакии и Эстонии.
Эксперты все чаще говорят о двухскоростном Союзе. Франко-немецкий альянс явно хочет быстро двигаться по направлению к федерации. Скандинавы, британцы и большинство новых членов – склонны работать в рамках существующих правил и процедур. Угроза возникновения серьезных трений между двумя эшелонами одной организации серьезно возрастает. Тем более, что Конституция не делает четкого разграничения между европейским и национальным законодательствами. Многие ее положения обтекаемы и могут быть вольно интерпретированы (к примеру, что такое «минимальные правила, которые относятся к правам жертв преступлений»)? Уроки для Беларуси

Анализ хода конституционного процесса в Европе, суть подписанной Конституции позволяет сделать однозначный вывод. Если Беларусь хочет двигаться вперед, интегрироваться в Европу и стать частью глобальной мировой экономики, она обязана изменить свою Конституцию. Властям и политикам нашей страны надо позаимствовать у ЕС умение слушать друг друга, вести дискуссии за столом переговоров, признавать право меньшинства иметь свою точку зрения. Искусство компромисса, уважение мнения оппозиции – это качества цивилизованной Европы, которых в Беларуси остро не хватает. Нам надо скопировать не только букву европейской Конституции в плане обеспечения независимости судебной системы, принятия процедуры решения споров, но и дух плюрализма и разделения властей. Чем дальше реальная власть от простого человека, тем меньше он ей доверяет. Европейцы дали понять политикам об этом на прошедших парламентских выборах. Поэтому стремление многих белорусских полисимейкеров к воссозданию протосоветской федерации обречены на провал.
    Обидно и грустно смотреть, как белорусские политики и чиновники стремительно теряют свои профессиональные навыки и знания, оставаясь за бортом европейской интеграции. На представителей белорусского МИДа, Минэкономики и Минфина, не говоря уже о других министерствах и Администрации президента, больно смотреть, когда они участвуют в научно-практических и тематических конференциях и круглых столах за рубежом. Они не только не защищают интересы нашей страны. Они создают нам имидж отсталой, застрявшей в прошлой эпохе нации, не способной на самостоятельное принятие решений. Да, проще быть первым парнем на деревне и внушать доверчивым сельчанам, что колхоз, полузаброшенный дом культуры и полупустой магазин – это и есть их «светлое будущее». Но большинство белорусов уже знает, что у Беларуси может быть иная судьба. Беларусь должна вернуться в европейский интеграционный процесс. Дорога в Европу ведет через принятие новой Конституции. Как это делать, нам наглядно продемонстрировал Европейский Союз.  

 

 

Подпишись на новости в Facebook!