Борьба за будущее Германия вступает в полосу реформаторской турбуленции

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Будущему канцлеру Германии достанется сложное наследство. Высокая безработица, стремительно стареющее население, высокие налоги, бюджетный бардак и дефицит творческих людей. На примере Германии подтверждается тезис: либералы создают, а социал-демократы транжирят. Уходящее правительство Г. Шредера начало многие важные реформы, но избиратели едва простят ему то, что Германия бездарно растеряла многие свои преимущества. Кто бы ни пришел к власти, ей надо будет ужесточить программу реформ Agenda 2010, что снова стать локомотивом Европейского Союза.  

Пора менять стабильность на свободу

Самой радикальной мерой в пакете реформ является принятие законодательства по безработице и социальным выплатам. Оно известно, как Hartz IV. С января 2005 года жизнь 1,8 млн. долгосрочных безработных (38% от их общего числа) стала не такой беззаботной. Отныне получение пособия по безработице зависит от дохода и наличия средств. Отказ от предложенной работы наказывается сокращением пособия. На самом деле, эта программа носит явно половинчатый характер. Она не привела к созданию новых рабочих мест, но почти $10 млрд. увеличила бюджетные расходов. Более того, рабочие и безработные демонстрируют низкий рейтинг доверия к экономическому будущему, что влияет на динамику внутреннего спроса.
    Немецкий бизнес, конечно, приветствует либерализацию рынка труда, но этой меры явно мало, чтобы сократить административные и налоговые издержки. Компании требуют снижения налога на прибыль юридический лиц с 25% до 19%, сокращение налогов на фонд зарплаты. Это будет один из важнейших вопросов после формирования нового правительства. До выборов ни одна партия не хочет делать публичные обещания на этот счет. Десятилетиями сформированные привычки и стереотипы очень сложно ломать. Как говорит бывший министр экономики ФРГ Graf Lambsdorff, «немцы скорее выберут определенность и равенство, чем свободу. Вместо того чтобы 6есть на велосипед и поехать искать работу, или начать свое дело, они склонны цепляться за то, что они знают, утешая себя тем, что все они находятся в одной лодке».
    Тем не менее, перемены хотя и медленно, но идут. Число самозанятых увеличилось с 4 млн. в начале 2005 г. до 4,4 млн. в конце июня. Так называемые рабочие места за один евро (работодатель платит один евро в час плюс человек получает социальные выплаты) стали популярной схемой. На таких условиях работает более 200 тысяч человек. Набирает популярность и занятость на «мини-рабочих местах» за ?400 в месяц. Однако все эти «заплатки» на рынке труда не заменят полноценной либерализации. Предусмотренное в Agenda-2010 партнерство между бизнесом и правительством по реализации программы «капитал на создание рабочих мест» пока не состоялось. По мнению инвестиционного банка Morgan Stanley, более 30% рабочей силы Германии занято на временных работах или не на полный рабочий день. С одной стороны, это признак более гибкого рынка труда. С другой – явная угроза еще большего роста безработицы при неправильной политике властей. Похвальная адаптативность бизнеса Чтобы сломать тренд утечки капитала за рубеж, немецкий бизнес должен был пойти на сокращение расходов на рабочую силу. Сегодня некоторые оптимисты говорят, что эпоха чрезмерно высоких затрат на рабочую силу в ФРГ осталось в прошлом. Действительно, по сравнению с 1999 годом относительные затраты на рабочего в Германии сократились на 12%, в то время как в Италии и Испании выросли на 8%.
    Помогло бизнесу изменение налогового законодательства. С 2004 года немецкие фирмы могли продавать свои акции в других компаниям и не платить с получаемого дохода налог. В результате начался процесс активной реструктуризации акционерного капитала. Корпорация «Германия» начала распадаться на тысячи самостоятельных коммерческих предприятий. Компании начали концентрироваться на своем основном бизнесе. Крупные фирмы (Volkswagen, DaimlerChrysler, Siemens и другие) столкнулись с серьезными вызовами. С одной стороны, надо вести сложные переговоры у себя дома с профсоюзами, которые жестко отстаивают свои социальные позиции. Здесь ТНК сумели договориться об увеличении рабочего дня и сокращении социальных выплат. С другой, глобальный рынок требует сокращения издержек и адаптации к новой ценовой политике конкурентов, которые в отдельных случаях тратят на рабочую силу на 80% меньше.
Сегодня средний немецкий рабочий в промышленности получает ?27,6 в час. В Британии этот показатель составляет ?19,9, в США – ?18,8. В странах Центральной и Восточной Европы рабочему можно платить меньше ?5 в час. Не удивительно, что немецкий бизнес предпочитает переносить производства в Словакию, Чехию или Польшу. Примером нового немецкого подхода к организации бизнеса может служить производитель шин Continental. Эта компания показывает великолепные результаты своей деятельности, потому что разместила почти все свое производство за пределами Германии. При этом Continental у себя на родине по-прежнему сохраняет 32 тысячи рабочих мест. Такие промышленные гиганты лишь условно называются немецкими, потому что давно стали глобальными. Немецкие власти не могут игнорировать эту объективную реальность.
    Выходят из апатии и периода реструктуризации немецкие банки. Все крупнейшие учреждения привели в более-менее приличный порядок свои балансы. Большинство плохих долгов, в том числе тех, которые были выданы под залог недвижимости, пришлось продать за копейки. Например, второй по величине банк HVB Group в начале 2005 года списал плохих кредитов, выданных под недвижимость, на сумму ?2,5 млрд. Чуть раньше он же списал ?1,8 млрд. Сейчас идет процесс выстраивания партнерских отношений с малым и средним бизнесом. При интенсивной конкуренции со стороны других европейских и глобальных банков немецким финансовым учреждениям будет непросто сохранить свои позиции даже на внутреннем рынке.
    Многие глобальные банки обратили свои взоры на Германию. По мнению ABM Amro, ценные бумаги на фондовом рынке ФРГ явно недооценены. Эта тема может привлечь в ФРГ миллиарды долларов. В отличие от других развитых стран цены на дома в Германии в течение 1990-х падали. В 1985 году дом здесь стоил в три раза дороже, чем в ююбой другой европейской стране. Сегодня цены примерно одинаковые. По отношению к доходу дома в Германии дешевле, чем в других странах зоны евро. Эксперты прогнозируют рост цен на недвижимость. В Германии только 44% домов принадлежат частным лицам. Остальные находятся в собственности компаний и муниципалитетов. Выполняя задачу привести бюджеты в порядок, они начнут продавать дома. Рынок недвижимости может стать «горячим пончиком», если правительство решится на системные реформы экономики. Хроническая нерасторопность государства Несмотря на огромные вливания из Берлина, Восточная Германия остается относительно неблагополучной зоной. Строительный бум закончился кризисом. Миллиарды евро «заморожены» в проекты, которые должны были создать новые инвестиционные возможности для бизнеса. Немецкий «Госплан», как и его советский аналог, явно провалились. Саксония и Тюрингия стали региональными центрами автомобилестроения. Здесь активно работают производители полупроводников. В Саксонии - Анхальте нашли свое место целый ряд химический компаний. Но здесь по-прежнему сохраняется высокая безработица.
Мекленбург-Померания может похвастаться только сельским хозяйством, кораблестроением и потенциалом для развития туризма. Бранденбург с треском провалил несколько инвестиционных проектов. Несмотря на все усилия государства, Восточная Германия, по информации журнала Economist, по-прежнему ежегодно требует ?90 млрд. трансфертов, что составляет 4% ВВП страны. Несмотря на такую огромную помощь Берлина и Брюсселя, ни одна крупная немецкая компания не перенесла свою штаб-квартиру в Восточную Германию. Исключением является фирма Jenoptic, работающая из Йены, и DHL, дочерняя компания Deutsche Post. Она переместилась в Лейпциг. Наоборот, успешные компании с Востока активно переезжают на Запад страны.
В Восточной Германии 850 тысяч рабочих мест созданы на федеральные трансферты. ФРГ не смогла решить проблему Востока административными методами и государственным регулированием. Пора бы попробовать рыночные, капиталистические решения. Они были успешно обкатаны в той же Германии в 1950-х. В этом случае и Западу надо было бы изменить свое отношение к Дяде Гансу (эквивалент американского дяди Сэма, федерального правительства). В лучшем случае Восточным землям понадобиться 15 – 20 лет, чтобы добиться сегодняшнего уровня Баварии.

Новые мозги, новые люди
Развитие экономики в глобальном мире невозможно без инвестиций в человеческий капитал. Банки и корпорации стали активней поддерживать новые технологии, развивать венчурное кредитования. Германия в большинстве своем проспала как зеленую (с/х производство), так и красную (медицина и биотехнологии) революцию. В результате сегодня они вынуждены догонять и пользоваться продуктами интеллектуального труда американцев и японцев. Совсем на ином уровне, но это уже было после второй мировой войны.
Как показал опыт последних 30 лет, государственные инвестиции в сферу науки и образования, неспособны заменить частные. Наконец, немцы серьезно взялись за национальную систему образования, не надеясь только на помощь государства. Готовить философов неомарксистской школы, эконометристов и постмодернистов на государственные деньги можно, но что потом делать с этой ярко выраженной антикапиталистической, антипредпринимательской элитой? Ее вклад в добавленную стоимость, создаваемую страной, на протяжении десятилетий остается негативным.
Остановить молодых ученых при помощи денег можно, а вот решить демографическую проблему - едва ли. В 1960 году в Германии родилось 1,3 млн. детей. В 2004 г. это число сократилось до 700 тысяч. Если так дальше пойдет, в 2050 году половина населения Германии будет старше 50 лет. Берлинский институт населения и развития предложил следующий выход из кризиса: 10% женщин, рожденных в 1960-ые (им сегодня от 35 по 45 лет) должны родить по ребенку, чтобы увеличить число работников, которые будут платить им налоги в пенсионную систему. Иначе их ждет резкое снижение доходов на старость лет. Возможно, новый Папа-немец Бенедикт XVI убедит своих сограждан отказаться от контрацептивов и начать новый baby boom.
    Так или иначе, Германии нужны новые мозги: для генерации прорывных технологий и организации их массового производства. Нужны новые мозги для того, чтобы извлечь негативные и положительные уроки из своего прошлого. Нужны дети, чтобы Германия не превратилась в страну пенсионеров, на которых будут работать молодые китайцы, турки, индусы и поляки. В такой ситуации никто не гарантирует стабильности молодой немецкой Федерации. 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!