Европа: социализм контратакует

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Европа не сделала выводов из поражения социализма. Запад торжествовал, когда рушилась Берлинская стена, когда Горбачев заявлял о перестройке и гласности, когда матрешки и шапки-ушанки продавались праздно шатающимся по Москве туристам. Такой победы практически никто из экспертов и политиков не ждал. В эйфории успеха запад совершенно забыл о своем социализме, припудренном риторикой о правах собственности и свободе выбора. Не был проведен серьезный анализ причин развала социализма, корректировка поведения элит, курсы образовательных учреждений, программы политических партий. Запад идеологически оказался не готов научить постсоциалистические страны капитализму настоящим образом. Богатые страны не готовы делиться своим пирогом с бедными на существующих сегодня условиях. Пустая риторика миллениумной тусовки в ООН, тщетные попытки реформировать МВФ и ВТО, затягивание процесса расширения ЕС – все это признаки острого кризиса существующей в мире системы экономических отношений. Разговоры о списании долгов, о борьбе с бедностью стали атрибутом политически корректного, но практически не реализуемого. Бушующие в Западной Европе забастовки являются свидетельством и о кризисе внутри самой системы государства так называемого всеобщего благосостояния.  

Парижская коммуна II

Кто в Европе является законодателем мод в сфере коллективизма и коммуны? Конечно, французы. 2 недели назад рыбаки поставили на колени правительство, заблокировав французские порты, которые связывают Францию и Англию. Причина – повышение цен на солярку для своих кораблей и шхун. Рыбаки вслед за фермерами и авиаторами являются реальной законодательной силой. В середине года правительство решает выделить компенсацию активным портовым лоббистам. Оно не в состоянии разговаривать с бунтарями с позиции закона. Получается, что право на забастовку выше права собственности? В километровых очередях не привыкшие к такому обращению англичане (им бы в Брузги или Брест на стажировку на белорусско-польскую границу) были доведены до белого каления. Восемь лет назад дошло до насилия. Сейчас обошлось мелкими стычками. Показательны слова одного французского рыбака: "Мы ничего не имеем против англичан. Мы просто хотим обратить внимание средств массовой информации". Представьте, во сколько обошлась не рыбакам эта PR-овская акция, насколько убеждены забастовщики в идеологическом единстве с журналистами и телевизионщиками. Только частный телеканал SKY NEWS Руперта Мердока делал робкие попытки отстаивать права собственности и задавать вопросы о компенсации.

Прошла неделя. Париж и вся Франция были заблокированы таксистами, дальнобойщиками. Протест в форме "езжай медленно" заставил правительство социалиста Жоспена пойти на очередные уступки. Сошлись на компенсациях из бюджета. Справедливость восторжествовала? Богатые нефтяные компании наказаны? Бедный человек защищен? Такое коммунное поведение всегда характеризовалось лицемерием. Кто компенсирует транспортным компаниям задержку доставки грузов и его порчу? Кто заплатит за простой в очередях, невыход на работу, сорванные контракты и упущенную выгоду? "Скорая помощь" также не летает: кто заплатит за не вовремя оказанную помощь? О нервных срывах и моральном ущербе я уж не говорю. Три года назад англичане пытались судиться с французским государством с целью получения компенсаций. Результат – выброшенные деньги на адвокатов, судебные издержки и никакого наказания организаторам забастовок. Получается, что воровство и нанесение ущерба под видом забастовки – это не нарушение закона? Если хулиган ударит человека на улице, его могут посадить за решетку. Если он это сделает в забастовочном пылу или на стадионе, то его лишь пожурят за чрезмерную эмоциональность. Изумляет поведение чиновников Евросоюза. В результате блокады банкротятся малые компании, семейные предприятия, которые работают на местном рынке и не имеют возможности купить дорогих адвокатов или переждать народную смуту. Кому навредили рыбаки и дальнобойщики? Именно бедным. Кто заплатит компенсации? Налогоплательщики. Коллективный узаконенный рэкет есть форма перераспределения богатства от более конкурентоспособных к не менее эффективным.

Франция находится на втором месте после Англии по дороговизне бензина. 70 % цены составляют налоги. Забастовщики не выступали за снижение налога. Они выбивали компенсации именно себе. Интересна позиция французских "зеленых" и солидарных с ними коммунистов. Они заявили, что пришли во власть, чтобы повысить налог на топливо. Может, забастовщики выступали против антигуманной политики ОПЕК? Не видел я плакатов против этой мощной межгосударственной монополии. Популярные медийные группы (BBC, CNN) своими комментариями также показывали симпатии забастовщикам. Материалов об ОПЕК, как об одном из источников роста цен на топливо, не было. Почему Microsoft "щемят" за то, что она снижает цены на свои продукты и постоянно их совершенствует, а нефтяных баронов, которые работают под крышей правительств, никто не трогает? Медия также упускают моральный аспект: высокие цены на нефть – это в конечном итоге высокие цены на транспорт, на продукты питания и медикаменты. Корень зла – власть государств (а не рынка!) регулировать объемы добычи  нефти – ни забастовщики, ни французское правительство, ни социализированные медийные группы не трогают. В этом их огромная слабость. В этом их предательство интересов бедных стран.

Когда вся Франция была заблокирована, люди бросали в Париже свои машины, чтобы пешком дойти домой или на работу, ЕС сделал формальный запрос относительно того, обеспечена ли во Франции свобода перемещения товаров. Интересно, какой ответ ожидали получить европейские чиновники от французских. Запад декларирует приверженность рыночной экономике, свободе капитала, товаров, услуг и людей, но не имеет механизмов наказания тех организаций и стран, которые эту самую свободу блокируют. Вот если бы через ЕС была наказана хотя бы одна крикливая группа за нарушение прав собственности и нанесенный ущерб, тогда бы и авторитет европейских структур среди населения был другим. Бездействие ЕС, отсутствие внятной позиции европарламента лишь подтвердили тезис о кризисе данных структур. И нечего наезжать на бедного социалиста Романа Проди, шефа ЕС: коль нет согласия среди членов, нечего искать стрелочника. Когда в одном уставе записано право на труд, на забастовку, на достойный заработок, на свободу передвижения капитала, гарантирована частная собственность, то различные трактовки и, следовательно, конфликты неизбежны

Английское хулиганье

Вслед за французами историю вспомнили британские трейд-юнионисты. Заблокированные нефтеперерабатывающие заводы, 2/3 пустых заправок, введение норм отпуска продуктов питания в одни руки, отмена экстренных операций, сотни тысяч сорванных встреч, подорванная репутация. Прямой ущерб оценивается в 1 млрд. Usd. Об упущенной выгоде даже противники Т. Блэра предпочитают молчать. Забастовщики хотели создать новые рабочие места, наказать жадные нефтяные компании. В результате больше всех пострадали как раз бедные, малый бизнес. Крупные компании восстанавливают свою деятельность за месяц. Многие малые фирмы уже не поднимутся никогда. А это ведь тоже люди, дети, инвалиды. Западные медия, которые вроде призваны объективно освещать события, противопоставляют народных трибунов (рыбаков, фермеров, дальнобойщиков) богатым компаниям. Почему они не показывают семьи потерявших работу в результате забастовки, больных, которым нельзя сделать операции, бюджетников, которым в результате удара по фирмам будет выделено меньше средств, потому что было заплачено меньше налогов?

Отдадим должное премьер-министру Тони Блэру. Несмотря на свое "красное" прошлое, он, как и Маргарет Тэтчер, не дрогнул перед шантажом и вымогательствами нарушителей прав частной собственности и общественного порядка. "Если мы в середине года изменим бюджет, то потеряем доверие," – золотые слова. Показательное уважение к закону, к данному избирателям слову. Англичане предпочитают демократический способ решения проблемы – через выборы. Самое интересное, что избиратели считают альтернативой социал-демократическому правительству… консерваторов Хейга, который обещает вполне реальную вещь – снижение налогов на топливо. Надо иметь смелость сказать избирателю, что вслед за этим неизбежно последует сокращение государственных программ. Политики настолько заигрались, что окончательно запутали избирателей: левые разгоняют забастовки, правые выступают за социально ориентированное снижение налогов. После того как была разблокирована Великобритания, правительство и забастовщики начали переговоры о снижении налога на топливо. Еще одна метаморфоза: профсоюзы выступают за низкие налоги, т.е. за лозунг "Больше рынка – меньше государства". Все-таки в Англии больше уважают право собственности: Блэр отдал распоряжение использовать силу, чтобы разблокировать нефтеперерабатывающие заводы. Слова одного из забастовщиков: "Нас поддерживает народ, и когда он нам скажет, мы блокаду снимем", – повисли в воздухе. Пустые прилавки супермаркетов, баки машин "скорой помощи", емкости заправочных станций были ему ответом. После этого последовала просьба(!) Блэра к нефтяным компаниям рассмотреть вопрос ценообразования и по возможности не поднимать цены.

Камень в мутные европейские воды

Было бы странно, если бы другие государства Западной Европы покорно проглотили повышение цен на топливо. Там ведь тоже профсоюзы являются одним из столпов общества. Немецкие и бельгийские водители продолжают борьбу за привилегии в виде компенсационных выплат из бюджета или более низких цен. Бельгийское правительство уже выплатило почти 100 млн. долларов. Радикальным группам забастовщиков этого мало. Паралич продолжается. В Германии избиратели дружно поддержали одну из партий власти – зеленых, которые выступали за повышение налогов на топливо. Коллеги Йошки Фишера выполнили свое обещание – сейчас расхлебывается вся страна. О компенсации за нанесенный материальный ущерб правительство не заикается. Демарш в отношении ОПЕК также не стоит на повестке дня. Получается, что экономически выгодно бастовать, объединяться в группы, которые, по сути, напоминают лесных братьев Робин Гуда. Они, игнорируя существующие законы, по своим собственным понятиям вершат справедливость.

Как европейские правительства и их интеллектуальные центры могут объяснять бывшим соцстранам, что такое частная собственность, рынок, верховенство закона? Снисходительно кивая на бедных восточных соседей, богатая Европа в очередной раз двойные стандарты, не понимания экономического смысла категории "частная собственность". Она не сделала работу над ошибками Советского Союза, не извлекла уроков из 10 лет трансформаций. Она, как страус, спрятала голову в песок и старается не замечать свои проблемы, корни которых в господствующей идеологии статизма и коллективизма. Синдикализм, лоббинг сельскохозяйственных рабочих, транспортников и других мощных групп ставит под сомнение все проекты, которые рождаются не на уровне простого человека, а в тиши бюрократических кабинетов Брюсселя и Страсбурга.

Как правительство той же Польши может справиться со своими транспортниками, которые пригрозили заблокировать Варшаву и другие регионы страны? Потенциальные рэкетиры кивают на Запад: "Если им можно, то почему нам нельзя?" Зачем при этом сравнивать толщину бюджетного кошелька, конкурентоспособность экономик, ресурсы производителей? Только поляки возбудили уголовные дела против фермеров, которые уничтожили чужое (венгерское) зерно в справедливой борьбе за частную собственность, Европа тут же дает козыри в руки экстремиста Анджея Леппера – коммуниста, кандидата в президенты Польши. В европейских столицах еще не поняли, что слепое копирование их модели неизбежно порождает экономические и социальные кризисы и, в конечном итоге, обеспечивает приход к власти популистов социалистического образца. Без начала широкой образовательной кампании, без изменения содержания университетских курсов, прежде всего экономики, без разъяснения журналистам последствий подобных забастовок для всех социальных групп Европа еще долго будет догоняющей среди технологических лидеров мира.

Беларуси также надо извлечь уроки из очередного нефтяного кризиса Европы. Европейцы чем-то напоминают правительство нашей страны: они выступают с резкими словами там, где это проходит безболезненно для их кошельков и общественной поддержки (акции в отношении Австрии со стороны ЕС и Югославии со стороны Беларуси), и боятся предпринимать необходимые, но болезненные решения. Болезненные в краткосрочной перспективе и для узких групп так называемых правительственных предпринимателей. Власть должна быть сильной и решительной в защите прав собственности и обеспечении гарантий выполнения контрактов. Именно для этого мы платим ей налоги. Если она этого не делает, то все собираемые налоги можно считать потраченными впустую. Социализм в Европе контратакует. Это очередная возможность для Беларуси и других переходных стран привлечь к себе частные европейские капиталы, заблокированные тягачами, катерами и такси. Ситуация развивается так, что вызовы, стоящие перед бедными странами Центральной и Восточной Европы, катализирует реформы самой западной Европы. Главное – вовремя вскочить в поезд глобализации, стремительно мчащийся по рельсам Интернета к богатому будущему, стабильно развивающемуся на основе частной собственности.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…