Тони Блэер повысил шансы стать президентом Европы

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Последнюю неделю января Тони Блэер плохо спал. Перед ним было два тяжелейших испытания. Первое – голосование по весьма противоречивому закону о повышении платы за высшее образование. Второе – доклад лорда Хаттона, который расследовал обстоятельства самоубийства эксперта в области вооружений Дэвида Кэлли и что знали британские власти об Ираке накануне войны. Напомним, что со ссылкой на мнение эксперта в области вооружений, журналист BBC Эндру Гиллиган обвинил правительство лейбористов в фальсификации доклада об угрозе со стороны режима С. Хусейна. Более чем 700-страничный доклад Хаттона расставил точки над «i». С Тони Блэера и его правительства сняты все обвинения, в том числе в причастности к самоубийству Д. Келли. Как установило следствие, он не выдержал давления прессы и сам принял трагическое решение.  

    В чем же оказался прав британский премьер-министр? Во-первых, в том, что на момент принятия решения по Ираку, на основе имеющихся разведданных правительство Британии и США верили в то, что С. Хусейн может в течение 45 минут развернуть и подготовить к использованию оружие массового поражения. Как сейчас оказывается, разведданные могли быть ошибочными, но знать об этом Т. Блэер и Дж. Буш на тот момент не могли. По крайней мере, ни в США, ни в Британии таких доказательств нет. Поэтому корреспондент BBC Эндру Гиллиган врал, когда обвинил правительство в намеренной фальсификации докладов разведки.
    Т. Блэер не приказывал вносить в досье о состоянии Ирака данные, которых не было у разведки. Изменение отдельных слов, усиление акцентов нельзя воспринимать, как фальсификацию. Напомним, что досье было подготовлено в сентябре 2002 года, а Э. Гиллиган в мае 2003 года в радиорепортаже предположил, что Т. Блэер знало том, что тезис доклада о 45-минутной готовности Ирака к использованию оружия массового поражения ложен. Когда всплыло имя Д. Кэлли, он был вызван на заседание парламентской комиссии. Вслед за этим Т. Блэер попросил лорда Хаттона провести тщательное расследование всего дела. Впрочем, сам премьер-министр вызывался для дачи показаний по этому делу.
    Во-вторых, премьер-министр и его правительство не хотели сознательно наказать Д. Кэлли за то, что тот несанкционированно поделился информацией с журналистом. Причем публичное оглашение имени Кэлли в связи с подготовкой доклада по Ираку не была единственной причиной, которая толкнула ученого на совершение самоубийства.
    Поведение Т. Блэера, как главы пользующейся авторитетом в мире страны вызывает уважение. Как только появились обвинения и подозрения, он не стал кулуарно выяснять отношения, чинить разборки внутри правительства или разведки. Он поступил, как уверенный в себе лидер демократического государства: создал независимую комиссию по расследованию всех обстоятельств дела и предоставил ей полную свободу действий. Т. Блэер и не думал снимать с должности руководство BBC, хотя данная медийная структура является государственной компанией, т. е. получает деньги из бюджета. Председатель Совета директоров BBC Гэвин Дэвис и генеральный директор Грэг Дайк добровольно ушли в отставку.
Тони Блэер не оказывал никакого давления на членов комиссии лорда Хаттона, и рад был тому, что весь доклад стал достоянием общественности. Премьер-министр сам, как уважающий закон гражданин Британии, давал показания по расследуемому делу. Даже после оглашения результатов расследования Т. Блэер хотел получить лишь публичные извинения. Никакого административного, тем более уголовного преследования политической оппозиции или государственной компании BBC. Руководство компании само подало в отставку, принеся правительству публичные извинения.
    Данный инцидент показывает, почему Великобритания является образцом демократии и уважаемой державой. В стране четко работает кодекс чести. Как политики, так и журналисты беспрекословно подчиняются не только формальных законам, но и неформальным нормам социального и политического поведения. Расследования проходят при участии авторитетных лиц и под полным контролем общественности. Политическая власть и оппозиция, гражданское общество работают во благо и во имя своей страны, укрепляя и дополняя друг друга. Именно поэтому Британия остается одной из самых богатых стран мира, центром притяжения капитала, «мозгов» и туристов.
    Какой бы богатой не была Британия, даже лейбористское правительство Блэера понимает, что бесплатных завтраков быть не должно. Днем раньше Тони Блэер проходил еще один тест на лидерство. От имени правительства он внес на рассмотрение парламента законопроект о повышении платы за высшее образование. Имея преимущество над консерваторами в Палате Представителей более 160 человек, Блэер добился принятия закона, но только с преимуществом в пять голосов. Кто-то может сказать, что Т. Блэер – социалист, но этот социалист в реально проводимой политике находится правее многих радикальных рыночников в странах Центральной и Восточной Европы. В результате принятого закона британские университеты получат около $1,83 млрд. дополнительных средств от студентов, что позволит им не повысить качество образовательных услуг. Именно они полностью поддерживают британского премьер-министра. В отличие от консервативных предшественников он не побоялся взять на себя ответственность и пробить важный для страны проект.
В настоящее время правительство доплачивает около 2000 долларов субсидий на студента, что составляет около 45 – 48% стоимости обучения. Британские университеты компенсируют вои издержки за счет зарубежных студентов (за пределов ЕС), которые платят за то же образование почти в 10 раз больше. К примеру престижная London School of Economics за последние 20 лет увеличила количество иностранных студентов на 75%. Количество англичан составляет чуть меньше половины. Введение платы за обучение для британцев в размере максимум Ј3,000 позволит лишь частично компенсировать издержки «убыточного бизнеса». Еще хуже положение в престижном Imperial College, который специализируется в естественных науках и инженерном деле. Здесь стоимость обучения составляет Ј15,000. Поэтому «физики» в отличие от лириков требуют повышения порога оплаты отечественными студентами. Иначе престижные британские школы будут доступны только для иностранцев. Для детей из бедных семей все равно будут выделяться ежегодные гранты в размере до Ј2700 и беспроцентный кредит до Ј3555 сроком на 25%.
    Начав реформу системы финансирования университетов, Тони Блэер в очередной раз показал характер лидера, человека, который может держать удар, даже за счет падения популярности в своей родной партии. Как бы ни отрекался главный лейборист от своей соотечественницы Маргарет Тэтчер, есть много общего в том, как он руководит страной. Уважая положения легендарной Магны Карты с 1215 года, подчиняясь законам и традициям демократического общества, Т. Блэер становится реальным фаворитом в борьбе за пост президента Европейского Союза, если такой пост когда-нибудь будет введен.  

 

 

Подпишись на новости в Facebook!