История японского чуда Как всходило японское солнце

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Многие белорусы думают, что Япония всегда была богатой. Что японские магнитофоны, фотоаппараты, автомобили и камеры были с нами всегда. Что японские гены предопределяют трудолюбие и усердие. Что страну сакуры давно надо было бы называть страной не восходящего, а давно взошедшего солнца. Что оно будет светить вечно, и Японии не грозят экономические напасти. Экономическая история этой страны убедительно доказывает, что место в элите мировой экономики никому не гарантировано. Его добиваются не чиновники, а творческие, свободные предприниматели.   

Во второй половине XIX века Япония буквально на протяжении жизни одного поколения прошла путь от отсталой страны к динамичной экономике. Ей удалось сделать это гораздо быстрее, чем европейцам или американцам, причем при значительно меньших объемах внешнего капитала. Нет фактов, которые бы подтверждали созидательную роль государства в виде активной промышленной политики. Правительство лишь устранило препятствия для развития предпринимательства. Инвестиции, которыми управляли чиновники, неизменно генерировали долги. Легкая промышленность вносила гораздо больший вклад в развитие страны, чем тяжелая, которая «купалась» в разных формах господдержки.

Равенство возможностей


До середины XIX века военные диктаторы из рода Токугава почти два века держали страну в изоляции от внешнего мира. Смерть грозила каждому, кто осмелился покинуть остров. Купцам разрешали торговать только на маленьком острове Дейджима неподалеку от Нагасаки. В период «великого покоя» даже внутри страны нельзя было свободного торговать. Японцы не могли свободно выбирать себе род занятий. Простым людям запрещалось покупать предметы роскоши. В стране часты были вспышки голода, потому что крестьяне не могли торговать излишками продовольствия. В конце концов, разъяренные люди избавились от диктатуры. Не без помощи американцев, которые хотели торговать с Японией. В 1857 году сёгун согласился на условия американцев: торговать не только в Нагасаки, но и в пяти других городах, взимать таможенную пошлину 5% в течение 40 лет и рассматривать споры не в японском суде, а в американском посольстве. Вскоре аналогичные договора были подписаны с Англией, Францией и Россией.
    Простые люди и элиты с негодованием приняли уступки сёгуна. Еще долго японское общество оставалось нестабильным. Просвещенные японцы убеждали соотечественников начать модернизацию. Они даже предлагали детям выучить десять западных изобретений, которые нужно скопировать: газовые лампы, паровые двигатели, пароходы, громоотводы, доставку почты, конный транспорт, телеграф, фотоаппарат, газеты и школы. Такой был тогда инновационный путь развития.
    В рамках радикальной реформы все классы общества – бывшие феодалы, самураи, купцы и крестьяне – были объявлены равными перед законом. Правительство упразднило все препятствия для внутренней торговли и на свободу передвижения. Практически каждый мог купить землю. Многие купцы, которые долго не ощущали конкуренции, обанкротились, а Япония постепенно наполнялась частными заводами и фабриками. Историк экономики из университета Нагойя Й. Хиршмайер в отчете о 50 наиболее успешных предпринимателях того времени писал, что главным фактором успеха было не происхождение, а деловой опыт в портовом городе. Бурно развивалась шелковая промышленность и хлопковое производство. Частные железные дороги и пароходства утирали нос государственным аналогам.

Провал государства и торжество капитализма

Такой прогресс не давал покоя чиновникам. Они были полны решимости помочь рынку за счет государственной программы стимулирования промышленности shokusan kogyo. Правительство взялось за капиталоемкие сектора. Была создана почтовая связь, телеграф и сеть железных дорог. Помимо этого чиновники управляли кораблестроением, производством кирпичей и выработкой шелка. Почти все инвестиционные проекты Японии оказались провальными. Государственные железные дороги при строительстве оказывались в два раза дороже частных. Другой типичный пример – добыча железной руды. Правительство потратило 2,5 млн. йен и производило железа всего на 175 тысяч йен. После этого эксперимент был закрыт.
Чиновники рассматривали судостроительные заводы, как важнейший фактор национальной безопасности, но смогли организовать на верфях Нагасаки лишь мелкие ремонтные работы. Они не имели никакого понятия, как создавать ценность. Веком позже наследники японских чиновников, вооруженные компьютерами, сработали не лучше. Японию спасало то, что госрасходы составляли всего лишь 12 – 14% ВВП. Попробовали бюрократы и точечную поддержку различных предприятий. Во второй половине XIX века помощь оказывалась трем торговым домам – Симода, Оно и Мицуи. После отмены субсидий выжил только последний, причем, в основном за счет монополии на поставку товаров в армию.
    Ивасари Ятаро получил монополию государства на производство кораблей и основал компанию Мицубиси. Хиросе Сайхэй преобразовал инертную медную монополию в современную корпорацию Сумитомо. Эти привилегированные компании назывались дзайбатсу. Они цементировали японский интервенционизм, давали вятки за сохранение монополий. В народе эти предприниматели получили название «сайшо», политические торгаши. При этом крупнейшими экспортерами оставались не получавшие господдержки производители шелка и хлопка. 60% населения все еще было занято в сельском хозяйстве (земельный налог приносил не менее 75% доходов бюджета). Именно эти отрасли, а не поддерживаемые крупные промышленные гиганты, по мнению экономического историка Принстонского университета У. Локвуда «явились первоочередными причинами роста производительности и национального дохода в ходе данного периода». Госрасходы увеличивали долги и приводили к инфляции денег.
    В 1882 году новый министр финансов граф Мацуката Масайоши прекратил практику выдачи госдотаций, продал убыточные госпредприятия и максимально изолировал государство от экономики. Приватизация показала, насколько неэффективным было государство. Так в 1885 году предприниматель Фурукава Ичибей купил анийские медные рудники за 338 тыс. йен, хотя государство потратило на них 1,7 млн. йен. Стекольный завод, в который чиновники заинвестировали 350 тыс. йен, ушел с молотка за 80 тысяч. Железный рудник в Мамаиши было «закопано» 2,4 млн. йен бюджетных денег. В конечном итоге он был куплен за 12,6 тысяч. Средства от приватизации пошли на выплату национального долга. Постепенно начала формироваться устойчивая национальная банковская система. Разумеется, без участия государства. Изменилось и отношение общества к предпринимательству. Свободная торговля, рациональный образ действий, прибыльность воспринимались тогдашними публицистами, философами и PR-щиками гораздо выше, ем конфуцианское неприятие торговли. Западные публикации о моральном аспекте рыночной экономики пользовались невероятной популярностью. Так «Помоги себе» Смайзла была продана тиражом в 1 млн. экземпляров.
    Таким образом, Япония быстро преодолела путь от феодализма к современности не за счет мудрого управления государства активами и финансами, а за счет частной инициативы. Земля и подавляющее число предприятий были частными. Богатство и добавленная стоимость создавалась ими, а не монополистами. Один Шибусава Эичи, выходец из деревни, сделал для становления современной Японии больше, чем весь японский Госплан того времени. Он сам постиг банковское дело в Западной Европе. Затем организовал школу японских банкиров и предпринимателей. Он обучал представителей 200 частных банков, участвовал в капитале 45 ж/д компаний и более чем 450 других предприятий. Торговец хлопком Кашима Манпей построил первую хлопкопрядильную фабрику и в отличие от государства  никогда не терпел убытков. Таких ярких примеров проявления частной инициативы в истории Японии очень много. Именно благодаря таким людям страна вошла в мировую элиту и создала фундамент для появления таких брэндов, как «Сони», «Панасоник», «Фуджи» или «Тойота».

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

декабря 08 2016

Пустой бубен

Лукашенко и Путин в ритуальном танце «Никуда не денешься» Не стыкуется А. Лукашенко с В. Путиным. Разные они. Волей судьбы и геополитических интересов они вынуждены…
 

Будьте на связи