Уроки Китая Не жди 30 лет, когда перед тобой проплывает труп твоего врага

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

К опыту Китая апеллируют две прямо противоположные политические группы. Любители коммунизма и авторитаризма призывают восстановить централизованный контроль, монополию одной политической партии, протекционизм внутреннего рынка и регулирование информационного рынка. Сторонники свободного рынка обращают внимание на чрезвычайно низкую долю госрасходов к ВВП (около 23% ВВП) и очень высокую степень экономической свободы в отдельных зонах. По их мнению, именно они выступают локомотивами китайской экономики.  

Сильное государство

Низкие налоги, дерегуляция, отсутствие социальной нагрузки, безусловная защита прав инвесторов и стабильная валюта – эти факторы экономического успеха не смогли обеспечить многие страны, которые называют себя рыночными и демократическими. Идеологически Китай во многом дурит весь мир. В то время, как США и Европа твердят о рынке, но почему-то все чаще проповедуют социализм, Китай идет другим путем.
Официально в стране сохраняется коммунизм, который теоретически отвергает частную собственность. Однако китайские товарищи сохраняют все старые брэнды и монополию одной партии, но активно поддерживают развитие капитализма. Причем как внутренние, так и внешние инвесторы очень благодарны китайскому государству за то, что оно концентрирует свои усилия на выполнении своих фундаментальных функций – защите жизни и имущества граждан, на принуждению к исполнению контрактов. Именно этого не хватало очень многим странам Центральной и Восточной Европы. В этом заключается первый урок для Беларуси.
В процессе проведения рыночных реформ государство должно быть сильным. Причем его сила и эффективность заключается не в том, чтобы держать всех и вся жесткой хваткой (активы, землю, деньги, банки, торговлю и другие сектора), а чтобы приватизировать все, кроме совести, судов, полиции, армии и других силовых структур. Справедливый судья, прозрачный с точки зрения доходов политик, вежливый милиционер, честный прокурор гораздо больше укрепляют престиж государства, чем современные формы госплана и госснаба.
    Государство должно ставить перед собой реалистичные цели и концентрироваться на их выполнении. Лучше иметь 20-процентную налоговую нагрузку (к ВВП) и собирать все налоги, чем 50-процентную (как сегодня в Беларуси) и загонять половину экономики в тень, за одно изгоняя из страны самый активный бизнес. Сильное и ответственное государство так и поступает. В этом смысле мы должны брать пример с Китая.

Виагра для сельского хозяйства

Второй важный урок для Беларуси из истории Китая – не жди наступления кризиса (или подарков, подачек извне), чтобы начать реформы. Парадоксально, но Китаю повезло, что у него не было нефти, газа и других природных ресурсов, при продаже которых можно было бы безбедно поддерживать государство. Конечно, Китай прошел такие жесткие испытания, которых не пожелаешь ни одной другой стране.
Сегодня Беларусь почивает на лаврах топливно-энергетической ренты вместо того, чтобы пользоваться хорошей конъюнктурой для реформирования государства и экономики. Китайские руководители должны были придумать, как накормить 1 млрд. людей, как создать максимально большое количество рабочих мест. Поскольку ресурсов у самого государства не было, то коммунисты ответственно решили отдать экономику на откуп частному сектору. Не всю и далеко не сразу. Но последние 25 лет Китай неизменно идет в этом направлении.
    Дэн Сяопин начал реформу с бедного сельского хозяйства. Экономическая свобода стала для него супермощной виагрой. По мнению известного экономического историка В. Мау, рост этого сектора в последние 25 лет поход на бурное развитие сельского хозяйства в Европе после 30-летней войны в XVIII веке.
Беларусь также пытается тянуть за уши данный сектор. Однако эти усилия похожи скорее на продолжение эксперимента с коллективизацией советского образца 1930-х, чем на китайский опыт невмешательства в с/х производство домашних хозяйств и фермеров. Разумеется, жизнь сотен миллионов китайцев в деревнях – это все еще борьба за выживание. Но китайское руководство не спешит реализовывать программу развития агрогородков или тратить миллиарды долларов налогоплательщиков на поддержку убыточных с/х производителей. В этом также ценный урок Поднебесной.

Сначала доверие, потом деньги


Поразительно, но формально коммунистический Китай смог завоевать симпатии уехавших из страны или проживающих за границей соотечественников. Мощная китайская диаспора поверила в серьезность намерений руководителей страны и начала активно вкладывать свои деньги в развитие ее экономики. Иностранцами - китайцами двигал не патриотизм, а стремление заработать. Когда весь мир клеймил позором КНР за нарушение прав человека и дефицит демократии, представители Гонконга, Тайваня, Сингапура и Кореи завоевывали первые ниши на огромном рынке.
    К сожалению, у Беларуси нет мощной национальной диаспоры. Наши соотечественники не возглавляют крупные американские или европейские компании. Тем не менее, нам надо активно работать с теми людьми, которые держат свои активы в швейцарских, рижских банках или в оффшорах. Если мы в начале наших реформ убедим белорусский, украинский, российский или польский капитал инвестировать в нашу страну, то крупные «рыбы» мирового бизнеса тут же подтянутся. Главное не отпугивать его золотыми акциями, конфискациями, протекционизмом и бюрократией. Китай уже скоро 30 лет показывает, как это делать.

Не остаться на перекрестке

Несмотря на то, что Китай развивается бурными темпами с 1979 года, многие экономисты достаточно скептично относятся к потенциалу такого роста. В последние пять лет все чаще вырисовывается проблема управления и финансирования неэффективного государственного сектора. Банкротятся казенные предприятия, на ладан дышат крупные госбанки. Едва ли готов к открытой конкуренции финансовый сектор.
В. Мау напоминает, что структура китайской экономики сильно напоминает Советский Союз середины 20-х годов ХХ века. Но рано или поздно председателю КНР Ху Цзиньтао и его коллегам нужно будет сделать стратегический выбор: в пользу бюрократа и чиновника (социализм) или потребителя и предпринимателя (свободный рынок). Продолжительное пребывание на перекрестке систем дорого обходится, в первую очередь, простым людям. Теоретически Китай может повернуть вспять и  попытаться еще раз поиграть с маоизмом в рамках очередной культурной революции. Думается, что с большей степенью вероятности можно прогнозировать постепенное превращение китайской компартии в подобие обычной политической структуры.
Руководство Беларуси пока экспериментирует со своей культурной революцией. В нашей стране замашки старого Мао до сих пор популярны. Чем быстрее за дело возьмется белорусский Дэн Сяопин, Бальцерович и Л. Мизес в одном флаконе, тем быстрее мир заговорит о реальном белорусском экономическом чуде.