Рынок и партия – едины

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Модно стало говорить о перспективности китайской модели для переходной экономики. В. Путин неоднократно заявлял о том, что надо во многом брать пример с Большого азиатского брата. Вот и А. Лукашенко встретился с руководством КНР. Надо думать, что вскоре последуют реверансы в сторону создателей Великой китайской стены и приказы использовать положительный хозяйственный и политический опыт. Помнится, после приезда из Франции еще в начале своего президентства А. Лукашенко говорил о внедрении опыта страны первой коммуны и "Марсельезы". Так получается,  к сожалению, что серьезные решения принимаются на основе поверхностных наблюдений государственных "туристов", которые спешат закончить нудные официальные встречи и погрузиться в интенсивный шопинг на сэкономленные командировочные. Боюсь, что и с Китаем может так получиться. Вместо тщательного анализа всех аспектов китайской модели, учета преимуществ и недостатков, реальных возможностей адаптации китайских институтов в Беларуси, власть обойдется пустыми декларациями и несколькими контрактами на поставку удобрений и вооружения. А зря, потому что Китаю очень дорого обошлись его успехи. Китаю непросто решать свои противоречия, но политической воле руководства, ориентированной на рынок и на компартийное руководство одновременно, можно позавидовать. Социализм по-китайски вполне совместим с приватизацией, развитым фондовым рынком, защитой частной собственности, десятками миллиардов иностранных инвестиций и инфляцией до 1% в год. "China Incorporated" растет по 8% в год, имеет 160 млрд. золотовалютных резервов и стабильный курс юаня к доллару вот уже несколько лет. Для объективности надо сказать, что внешний долг Китая составляет 160 млрд. Usd. ВВП Китая превышает 1 трлн. Usd, на душу населения приходится около 1 000 Usd, что меньше, чем в Беларуси. Как и в любой другой переходной стране, тем более такого размера, существует проблема статистики, поэтому все эти цифры имеют определенные допуски. Торговый оборот Китая превышает 330 млрд. Usd. Из них на Беларусь приходится почти 100 млн. Usd или 0,03%. Китайский социализм совместим с институтом банкротства. Не рассчитываться по долгам и не получать прибыль считается злостным нарушением партийной дисциплины.  

Иными словами, это вообще не социализм в понимании советских партфункционеров. Китайские товарищи решили не инвестировать огромные средства в раскрутку новой "экономической марки", а тихо поменять суть старой. С учетом неизбежности трансформаций собственности и перетеканию общенародного в частное, китайская компартия решила не экспериментировать с чековой приватизацией и равным, справедливым делением. У них своеобразное понимание социальной политики, которое отвергает существование государственной проевропейской пенсионной системы. Они правомерно считают ее слишком затратной и неэффективной. Всеобщая система социального обеспечения просто не существует. Раз государство не имеет ресурсов, партия решила дать возможность крестьянам самим себя кормить и по возможности не мешать им зарабатывать деньги, проявляя чудеса предпринимательства. Получается неплохо, если принять во внимание огромную сеть китайских ресторанов, школ кунг фу по всему миру, ширпотреб всех значимых торговых марок в торговых сетях большинства стран мира. В Китае интенсивно работают свыше половины ведущих транснациональных компаний мира, которые заинвестировали свыше 200 млрд. Usd. Из бизнес-планов вытекает, что очередные 300 млрд. Usd ждут своей очереди, что делает Китай второй в мире страной по объему иностранных инвестиций после США. Интересно складываются отношения с Гонконгом. Вместо того чтобы "зажарить" курицу, которая несет золотые яйца, Пекин внимательно изучает рацион питания и стиль жизни гонконгцев, чтобы понять, как они производят "золотые яйца".

Легкомысленно было бы описывать Китай как пример торжества принципа laissez faire, потому что государство (компартия) по-прежнему распоряжается значительными ресурсами, контролирует стратегические ресурсы и потоки. Спорный вопрос, что было бы  с Китаем, если бы компартия этого не делала, а предоставила возможность развиваться псевдорыночным олигархическим отношениям a la Russia. Централизованная рука китайского рынка также совершает серьезные ошибки. Чего стоит закрытие крупнейшей инвестиционной компании Gitic. Нарастают проблемы с обслуживанием внешнего долга. Крупнейшие финансовые игроки State Development Bank, Investment Corporation и China International Trust приостановили планы разместить облигации на внешнем рынке. Центральный банк принялся за реструктуризацию и санацию около 240 трастовых и инвестиционных компаний, понимая, какое внимание после азиатского и мирового финансового кризиса обращают крупнейшие мировые кредиторы на ликвидность и прозрачность проводимых операций. Выпуск облигаций на сумму 33 млрд. Usd, чтобы помочь проблемным компаниям, это не самое тяжелое испытание для китайского правительства. Но во время больших проблем со сбором достаточного количества налогов на финансирование реструктуризации промышленных предприятий, среднегодовой выпуск ГКО на сумму 75 млрд. Usd кажется правительству самым удобным и безопасным. Но вкупе с большими затратами на развитие инфраструктуры, стимулирование государством спроса вряд ли позволит компартии обойтись без болезненного сокращения госрасходов. Как показывает экономическая история, стимулирование роста за счет дефицитного расходования бюджетных средств – не лучший рецепт на выпечку богатой супердержавы и достижения уровня богатства хотя бы стран Центральной и Восточной Европы.

Но не надо преувеличивать значение международных займов, которые составляют лишь несколько процентов от общего объема кредитных ресурсов. 90% всего кредитного бизнеса ведут 4 крупнейших государственных китайских банка. Несмотря на все проблемы, китайцы очень внимательно изучили уроки мирового финансового кризиса и на уровне руководства партии, т.е. страны, принялись за разработку мер по санации не только финансового, но и реального секторов, в котором львиную долю долгов генерируют как раз государственные компании.

Не обходится без ошибок и в других сферах экономики. Так некогда огромная проблема дефицита электроэнергии превратилась в проблему наличия избыточных мощностей для ее производства. В течение последних 10 лет ежегодный ввод мощностей на общую сумму свыше 10 GW привел к тому, что предложение электроэнергии резко возросло. Общие генерирующие мощности превышают 260 млн. кВт (kW). Плановикам Китая, как и любой другой стране мира, невозможно знать, когда надо остановиться, чтобы достигнуть баланса, каким они его видят. Как часто бывает с энергорынком, возникают проблемы с оплатой для неместных производителей энергии. Вызывают большие споры и протесты планы строительства огромной дамбы. Для этого надо было бы отселить 1 млн. людей и сделать озеро 600 км длиной, затопив при этом большой участок дикой природы. Проект, достойный советских гидроэлектростанций, где в последнюю очередь обращалось внимание на влияние техногенных проектов на окружающую среду. Все равно за все отвечает чиновник и, в конечном итоге, ответственного за негативные экстерналии не найдешь.

Запустил Китай и жилищно-коммунальную реформу. В 1998 г. премьер-министр провозгласил конец бесплатной раздачи жилья рабочим, предложив вместо этого покупать квартиры у государства или платить значительно высокую квартплату и полностью покрывать издержки на жилье. В городах типа Шанхая рынок недвижимости давно сформирован частным сектором, но для всей страны в целом такая реформа инициирует изменение способа жизни китайцев. Выгодно становится инвестировать в стройиндустрию с вытекающими отсюда последствиями. Это вам не белорусская программа "Жилье", предполагающая бесплатную раздачу квартир по спискам, выверенным чиновниками. Сам факт начала такой реформы говорит о сильном государстве и наличии политической воли проводить реструктуризацию страны с мыслью о долгосрочной перспективе, а не о краткосрочных политических дивидендах.

С развитием информационного рынка, принятием решения о вступлении Китая в ВТО, лоббированном, кстати США, можно говорить о скорой кончине информационной монополии. Даже в глухих провинциальных городах можно видеть огромные плакаты, рекламирующие мобильную связь, которая на порядок дешевле белорусской. 8 мощных оптоволокнистых линий пересекают Китай с севера на юг и 8 – с запада на восток, создавая возможность для быстрой телефонизации и интернетизации страны. В 1990 г. в Китае было менее 10 млн. телефонных линий. Сегодня их число превышает 125 млн. Ежемесячно добавляется 2 млн. линий. В 1995 году число мобильных телефонов было всего 5 млн., а сегодня – более 57 млн., что делает Китай одним из самых динамично развивающихся телекоммуникационных рынков мира. Хотя правительство поощряет конкуренцию среди IPS, выйти в Интернет можно только через четыре государственных провайдера, работу которых жестко контролирует соответствующий государственный орган. Были случаи блокировки различных веб-сайтов, среди которых странички информационных изданий, правозащитных и некоторых религиозных организаций. Коммерческие веб-издания не имеют права располагать на своих страницах информацию, которая ранее не была опубликована в одном из государственных изданий.

Китай строит социалистический рынок, в котором все большую долю занимает рынок и все меньшую – социализм. В Беларуси с ее рыночным социализмом происходит все с точностью наоборот. Можно, конечно, пытаться имитировать социалистические элементы китайской системы, игнорируя важнейшую рыночную составляющую. Тогда в Беларуси для сохранения стабильности системы надо будет прожить не один Тяньаньмен.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

декабря 08 2016

Пустой бубен

Лукашенко и Путин в ритуальном танце «Никуда не денешься» Не стыкуется А. Лукашенко с В. Путиным. Разные они. Волей судьбы и геополитических интересов они вынуждены…
 

Будьте на связи