Пенсионный феномен Как превратить пенсионера из иждивенца в партнера

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(1 Голосовать)

Чили учит мир, как делать пенсионную реформу. Даже М. Фридман и его коллеги из Чикагского университета не думали, что их ученики пойдут так далеко. США и страны ЕС до сих пор не могут повторить то, что сделали чилийские реформаторы 25 лет назад. С подачи великолепного экономиста и оратора Хосе Пинеры А. Пиночет зажег зеленый свет реформе одного из самых чувствительных сфер экономики– пенсионной системы. Если бы тогда можно было делать ставки на успех данного проекта, как на футбольный матч, то 99,9% экономистов из богатых стран, МВФ и Всемирного банка поставили бы 1000 к 1 против Чили. Для них это было равнозначно тому, чтобы сегодня угадать счет матча «Барселона – БАТЭ». В 2006 году Чили и ее друзья будут праздновать 25-летие пенсионной реформы. Скептики посрамлены. Чилийцы, участвующие в частной пенсионной системе, довольны. Они спокойно могут встретить старость. Как же совершилось пенсионной чудо?  

Не от хорошей жизни А. Пиночет занялся пенсионной реформой. Старая проевропейская модель находилась в глубоком кризисе. Сберкассы не в состоянии были выплачивать пенсии. Правительство и правящие партии без разбору раздавали пенсионные привилегии различным социальным группам. Демагогия и популизм резко увеличили обязательства государства перед пенсионерами. В стране насчитывалось около 100 различных категорий пенсионеров, которые были прикреплены к 32 государственным пенсионным фондам. Практика «выбивания» особых привилегий, создания стимулов для чиновников в виде бесплатного отдыха в резиденциях на престижных курортах стала нормой. Данные затраты входили в стоимость содержания самой системы. Пенсионная система стала стабильным источником коррупции. Некоторые рабочие начинали поучать пенсию в 42 года, в то время как другие вынуждены были работать до 65 лет. Пенсионная система охватывала только 62% рабочей силы и все равно не работала.

Что предложил Х. Пинера

Министр труда Х. Пинера, предложил деполитизацию пенсионной системы. Если государство не умеет управлять заводами и банками, то нет оснований считать, что оно справится с пенсиями. Поэтому был предложен переход на систему индивидуальных накопительных пенсионных счетов. Добровольно, без принуждения.
Прежде всего, реформаторы привели в порядок информацию о трудовой деятельности граждан. Этот чрезвычайно сложный процесс продолжался около 4 лет. Вторым шагом было введение единого пенсионного возраста: для мужчин 65 лет, для женщин – 60. Были упразднены бесчисленные льготы и привилегии. Очередным шагом была принятие решения об автоматической индексации пенсий в случае, если годовая инфляция превысит 15%. Все эти меры касались первого уровня, т.е. государственной системы. В ней оставались люди, которым оставалось до пенсии 10 лет и сами пенсионеры. Те рабочие и служащие, которые переходили в частную систему, получали от государства в счет уже отработанного времени так называемые «облигации признания» (recognition bonds). Они были депонированы на счетах в частных фондах. Срок их погашения наступал в момент выхода на пенсию. Каждый рабочий получил индивидуальную книжку пенсионную книжку, в которой заносились его личные данные и история его пенсионного страхования.
    Чилийцам предоставили право выбора частного пенсионного фонда, который управляет пенсионными накоплениями. Для обеспечения гарантий сбережений был введен принцип трастового управления средствами, жесткие правила отчетности, ограничения по инвестициям и гарантии по обеспечению минимальной доходности (4% в год с учетом инфляции). Затем были также ограничены операционные издержки фондов.
    Каждый, кто только начинал работать, обязан был вносить 10 процентов дохода на свой счет в одном из двадцати частных пенсионных фондов (еще 10 процентов он мог вносить по своему желанию). При этом эти отчисления снижали налогооблагаемую прибыль и входили в затраты. Одновременно были упразднены налоги на зарплату, которые платили рабочие и работодатели. Согласно закону начисляемая зарплата работника повышалась на размер социального налога работодателя (он был освобожден от него) и с этой суммы происходило начисление 10% вклада в пенсионную систему. Помимо пенсионных выплат обязательными были 3% ежемесячный страховой взнос на случай инвалидности и смерти и 4%-ая медицинская страховка.
    Важным аспектом новой системы было определение минимального размера пенсии по старости, по инвалидности и по случаю смерти кормильца. Государство гарантировало перечисления средств на индивидуальный счет рабочего при наступлении этих страховых случаев. Оно принимало данные гарантии, если в момент выхода на пенсию рабочий имел трудовой стаж, как минимум, 20 лет. Не были забыты и те немногие старики, которые по разным причинам не имели такого стажа или достаточного количества средств. Адресная помощь и четкие условия государственного субсидирования не представляли большой проблемы для госбюджета.
   
Доверие к частной системе

В течение первых трех месяцев 25% рабочей силы Чили перешло в частную пенсионную систему. После пяти лет в ней участвовала уже половина населения. Сегодня участниками частной пенсионной системы являются 63% занятых в экономике. Самозанятые, т. е. индивидуальные предприниматели, сами решают, открывать им пенсионный счет или нет. 2/3 из них предпочитают самостоятельно заботиться о старости. Суммарный объем капитала в новой системе превысил $54 млрд. Пенсионные фонды инвестируют средства в различные финансовые инструменты на фондовом рынке, реализуют проекты предприятий. Они создали более 20 тысяч рабочих мест в 447 филиалах по всей стране.
Реформа резко увеличила склонность населения к сбережению. Внутренняя ставка сбережений выросла до 26% ВВП. Это значит, что для одного поколения чилийцев пришлось потуже затягивать пояса, но будущие поколения будут иметь гораздо больше возможностей как для инвестирования, так и для потребления. Среднегодовой реальный доход по пенсионным инвестициям с 1981 по 1997 год составил 12%. В период 1998 – 2003 доходность упала до 6,5%. В среднем за 25 лет на пенсионный счет генерировал доход около 10% годовых. При выходе на пенсию средний чилийский рабочий будет получать 60 – 65% от средней зарплаты по стране. Отметим, что сегодня расходы государства на пенсионное обеспечение составляют только 1,5 -2% ВВП. Для сравнения в Беларуси этот показатель составляет около 10%. В среднем по странах ОЭСР расходы государства на пенсии составляют около 8% ВВП. Если не будет проведена пенсионная реформа, расходы на пенсии в ближайшие 10 лет могут удвоиться. В Чили же самое страшное уже позади.
Благодаря участию в новой системе граждане Чили являются акционерами сотен акционерных предприятий первой категории, т. е. с низким риском. В результате проведенной реформы чилийцы смотрят на отчисления в систему социального обеспечения не как на очередной налог, а на как форму частного сбережения. Конкуренция за средства домашних хозяйств значительно расширила диапазон применения средств, углубила рынок капитала и создала условия для экономического роста. Чили стала малой страной большого количества мелких капиталистов. Около полумиллиона человек получают пенсии в новой системе. Их размер от 50% до 100% выше, чем в старой государственной системе.
Чили сумела успешно заменить убийственный для новых рабочих мест налог на зарплату на стимулирующую создание рабочих мест частную инвестиционную систему. При этом значительно повысились доходы чилийцев после выхода на пенсию и их личное благополучие. Можно сказать, что каждый чилиец владеет акциями экономического успеха страны, так его сбережения инвестируются в доходные национальные и международные проекты. Эта сумма превышает половину ВВП страны. Эти средства в состоянии привести в движение любой прибыльный проект. Каждый чилиец может контролировать, как используются свои деньги. Его старость - в его руках.
Таким образом, рынок создал самую эффективную защиту от корпоративных лоббистских решений отдельных социальных групп. Он доказал свою состоятельность в плане социальной защиты населения. Чилийская пенсионная система не только экономически эффективна, но и моральна. Она награждают за успех в жизни и заставляет людей избавляться от иждивенческих настроений. Если брать пенсионную систему, Беларусь сегодня – это Чили 1980-го года. Каждый год промедления реформы увеличивает фискальное бремя будущих поколений. Чили продемонстрировала всему миру, какой должна быть ответственная пенсионная политика. К сожалению, в этой сфере мы продолжаем идти кризисным американским и европейским путем.