Уроки Рейгана для Беларуси Человек, который верил в идею свободы

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Мир простился с Рональдом Рейганом, сороковым президентом США. Актер и политик, визионер и юморист, он вошел в историю, как горячий приверженец идеи свободы. Он не боялся называть вещи своими именами (СССР - «империя зла»). Вопреки политической корректности, он заявил, что «государство не является решением наших проблем. Оно – наша проблема». Рональд Рейган попытался сделать политику более эмоциональной и человечной. Он декларировал стремление к свободному рынку. Он не держал зла на своих оппонентов и был источником неиссякаемого оптимизма. Рейганомика, как особый набор экономических инструментов, вошла в учебники. Она не стала некой уникальной панацеей для решения всех социально-экономических проблем. Ее мотор, Рональд Рейган, сам того не подозревая, в очередной раз показал миру опасность краткосрочных решений и прелесть экономической свободы. 

«Родственники» Ивана Сусанина

Рональд Рейган не был экономистом. Он, как актер, хотел хорошо сыграть роль президента, который освобождает человека от бюрократов, а Землю – от тиранов. В искренности его стремлений практически никто не сомневается, а вот исполнения обещаний во многом не получилось. В этом – первый урок для Беларуси. Одной веры в светлое будущее мало, чтобы реформировать экономику страны. Нужны конкретные последовательные программы, глубокие знания современной экономики. Надо учитывать как объективные, так и человеческий факторы. Р. Рейган, как убежденный консерватор, вел Америку к свободному рынку. Не привел. Не сумел победить бюрократию, которая предложила выгодные себе программы и решения.
А. Лукашенко, убежденный коммунист, обещал нам процветание и стабильность. Не сдержал слово. Не понял причин провала социалистической системы и попал в ловушку ловко мимикрирующей местной номенклатуры. Краткосрочные выгоды от рейганомики не спасли от краха фондового рынка 1987 года и заложили долговую бомбу замедленного действия под государственную пенсионную систему и госпрограммы Medicare и Medicaid. Инфляционное финансирование и «канализация» ресурсов в целый ряд крупных госпредприятий Беларуси не спасает нашу страну от крупных структурных перекосов и потери конкурентоспособности.

Суть рейганомики и ее лоббисты

С научной точки зрения рейганомика – это смесь консервативного кейнсианства, монетаризма М. Фридмана и сторонников школы предложения (supply-side economics). Когда Р. Рейган стал президентом, американская экономика находилась в кризисе (по их меркам). Он предложил простое и понятное людям решение: 1) уменьшить налоги (подоходный налог был уменьшен на 25%), 2) сократить присутствие государства в экономике, 3) увеличить госзаказ для военных предприятий. Советники Рейгана рассуждали так. Сокращение налогов приведет к тому, что люди начнут тратить больше денег - увеличится спрос. Это приведет к оживлению экономики и созданию новых рабочих мест. Больше средств останется и у компаний. Их ресурсы пойдут в новые технологии и производства.  "Уход" государства из экономики, т. е. ее дебюрократизация, позволят бизнесу сократить свои издержки и думать о повышении конкурентоспособности, а не о лоббировании своих интересов в Вашингтоне. Наконец, капитало- и ресурсоемкое военное производство позволит уменьшить безработицу и оживить фондовый рынок.
Для людей, которые не понимают природы человеческой деятельности и считают, что экономика – это точная наука, которую можно загнать в рамки эконометрической модели, Пакет антикризисных мер от Рейгана казался прорывом в социально ориентированное будущее. У нее появились активные, могущественные сторонники. Во-первых, от сокращения налогов выиграли, в первую очередь, крупные корпорации. Рейган не предложил (в отличие от России двумя декадами позже) плоский подходный налог, а лишь уменьшил его предельные значения. Во-вторых, быстро воспрянули духом ВПК и те отрасли, которые его обслуживали. Для них появилась возможность получать бесплатные ресурсы. Программа «Стратегическая оборонная инициатива» ("Звездные войны") стала любимым детищем людей в погонах. В-третьих, научные и образовательные центры также видели себя под долларовым «дождем» госзаказа. Они должны были участвовать в разработке новых вооружений и технологий. Наконец, СМИ и общественность подкупило обещание создания новых рабочих мест.

Не состоявшийся свободный рынок

В 1980 году во время своей первой президентской кампании Рейган обещал своим избирателям вернуться к свободному рынку. Реализация данного лозунга означала следующее: 1) резкое сокращение госрасходов и к 1984 году выход на сбалансированный бюджет, 2) сокращение налоговой нагрузки, 3) возвращение к золотому стандарту, когда деньги будут отделены от государства, 4) резкое снижение тарифных и нетарифных ограничений на внешнюю торговлю. И вот каких результатов сумел добиться Р. Рейган. В 1980 г., когда страной руководил Джимми Картер, расходы федерального правительств составляли $591 млрд. (21,6% ВНП). В 1986 году они составили $990 млрд. (24,3% ВНП), т. е. они увеличились на 68%. Вопреки распространенному мнению, Рейган никогда не предлагал проект бюджета с сокращение госрасходов. Щедрые государственные заимствования резко взвинтили национальный долг. В 1981 году он впервые в истории превысил $1 трлн., а в 1988 году достиг $2.6 трлн.
    Самым большим провалом Рейгана стал дефицит бюджета. Д. Картер сохранял этот показатель на уровне $40-50 млрд. и в конце своего правления довел его до $74 млрд. В 1984 году, когда, если верить обещаниям Рейгана, должен был бы быть сбалансирован бюджет, дефицит составил около $200 млрд. Советники президента быстро поменяли свои взгляды и представили публике несколько моделей, которые оправдывали распутство государства. Они обвинили экономиста Артура Лаффера (он предложил снижение налоговой нагрузки) в экономическом шаманстве. Они ожидали, что доходы бюджета будут расти с такой же скоростью, как расходы. Публике представили козла отпущения, а чиновники довольно потирали руки от новых госпрограмм.

Налоговая контрреволюция

Промашка вышла и с налогами. На самом деле «резкое сокращение налогов» 1981 года так и осталось пустым лозунгом. Сокращение предельных ставок подоходного налога для богатых сопровождалось ростом налоговой нагрузки на средний класс. Предельная ставка подоходного налога в США в 1981 году составляла 70%. Предельная ставка налога на прибыль была сокращена с 46% до 34% ВНП. Во-первых, инфляция «надувала» номинальный доход, и граждане попадали под более высокую ставку налога. Во-вторых, выросли социальные налоги, увеличив общую налоговую нагрузку. Национальное Бюро США проанализировало эффект налоговой реформы и пришло к следующему выводу: более 40% налогоплательщиков страны начали платить больше и только 11% сократили налоговые платежи на 10% и больше. В 1986 году частные лица платили налоги, используя сложную шкалу. Уровень налоговых отчислений в федеральный бюджет колебался от 11% до 50%. Рейган упростил эту систему, введя три постоянные ставки - 15%, 28% и 33%. В результате реформы налогов на юридические лица за период с 1981 по 1983 год более половины из 250-ти крупнейших компании США, как минимум, один год вообще не платили налогов в федеральный бюджет. Семнадцать компаний за три года не заплатили ни цента.
Администрация Рейгана повышала налоги каждый год своего правления. В 1980 г. федеральные налоги давали $517 млрд. поступлений в казну. В 1986 г. - $769 млрд. С точки зрения доли в ВНП доля налогов практически не изменилась: 18,9% в 1980 г. и 18,3% в 1986 г. Чтобы сохранить свое политическое лицо, Р. Рейган и его команда вместо слова «налог» использовали термин «сбор» и претворялись, что налоговая нагрузка не растет. Закон 1986 года «О налоговой реформе» должен был упростить налоговое законодательство и сократить издержки населения и бизнеса по уплате налогов. В действительности налоговые консультанты и аудиторы праздновали успех. Простому человеку и бизнесу без их помощи нельзя заплатить налоги. Даже сами налоговики перестали понимать, как работает их система.

Победа бюрократов и протекционистов

Не смог Рейган справиться с растущей американской бюрократией. Обещание отменить ценовое регулирование на рынке газа не было выполнено. Не был упразднен и департамент по энергетике, который и стал впоследствии основным виновником энергетического кризиса. Не сократилось число госслужащих федеральных органов. Наоборот, появились новые структуры и чиновники. Кристофер Мус, глава авторитетного American Enterprise Institute с горечью заявил, что бизнесу в Америке за два срока Рейгана работать легче не стало. Новые правила работы фондового рынка не спасли от коллапса 1987 года и заложили основу для энронизации многих компаний на Wall Street. Именно во время президентства Рейгана посадили в тюрьму на год и наказали штрафом в $100 млн. одного из гениев фондового рынка М. Минкена. Показательна реакция администрации Рейгана на коллапс фондового рынка 19 октября 1987 г.. Вместо его либерализации пришла новая волна регулирования. Несмотря на очевидную неэффективность с/х политики (субсидии, ценовой контроль, защита от импорта), Р. Рейган один за другим подписывал постановления о резком увеличении дотаций, субсидий и ценовом регулировании. В результате цены на с/х продукцию выросли, заставив простых американцев раскошелиться.
    Внешнеторговая политика Рейгана была прямой противоположностью предвыборных деклараций о свободной торговле. Это на этапе предвыборных обещаний гон оворил об А. Смите и Ф. Бастиа. В действительности внешнеторговая политика Рейгана была самой протекционистской и националистической со времен Г. Гувера. Постоянно повышались тарифы и сокращались квоты на импорт. Дешевые и качественные товары из Японии были объявлены чуть ли не угрозой национальной безопасности. Даже известный сторонник рейганомики У. Нисканен признал, что за два президентских срока Рейгана «международная торговля стала более зарегулированной... Президент Рейган предоставил больше защиты американской промышленности, чем любой из его предшественников за последние 50 лет». Не меньше зла для системы международных финансов принесла политика регулирования обменных курсов, проводимая фридманцами. Обещание вернуться к золотому стандарту было забыто, зато правительство активно помогало обанкротившимся правительствам, выдавая им дешевые кредиты. Поддержка афганских муджахединов, «Хамаса», финансирование Усамы бин Ладена и целого ряда других международных проектов едва ли добавила привлекательности для рейганомики.
Администрация США в сентябре 1985 года начала процесс удешевления доллара по отношению к основным мировым валютам. За два года доллар подешевел на 50% по отношению к немецкой марке и японской йене. Объем американского экспорта (американские товары становились дешевле по отношению к товарам иностранных конкурентов) за это же время вырос на 22.2%. Однако "доллару Рейгана" была суждена недолгая жизнь. В 1987 году страны "Большой Шестерки" договорились замедлить темпы снижения курса доллара. В результате за шесть лет объем экспорта уменьшился в шесть раз. В 1990-е годы доллар подорожал по отношению к 34 основным мировым валютам на 28%.

Уроки для Беларуси

Один из главных уроков для Беларуси из президентства сорокового президента США  оценивай экономическую политику по делам, а не словам. Р. Рейган искренне верил в свободу, но его могущественное окружение умело манипулировало своим патроном, реализуя свои шкурные интересы. С добродушной наивностью Рейган увеличивал роль и место государства в экономике, хотя обещал делать прямо противоположное. Он доверял окружающим его профессорам. Они его и подвели. Аналогия с Беларусью кажется грубой, но все же. Допустим, что А. Лукашенко также хотел построить экономику с человеческим лицом. Он окружил себя профессорами, которые знали только лицо социализма с приятными для них лично пайками, столами заказов и номенклатурными привилегиями. 10 лет строят – ничего не выходит. Ничего – для простого человека. Потому что строит по планам тех же самых архитекторов, которые довели до гиперинфляции, потери вкладов и обнищания людей.
    Следующий урок Рейгана для Беларуси – увеличением госрасходов, будь-то на ВПК или сельское хозяйство, ужесточением госрегулирования и манипуляциями с национальной валютой проблемы экономики не решишь. Богатая Америка, страна десятков миллионов ответственных собственников, может исправить ошибки своих политиков. У них доллар – мировая валюта. Для бедной Беларуси, которая не существует в мировой экономической элите, каждая ошибка обходится очень дорого.
    Наконец, пример Р. Рейгана показывает, что реформы под копирку правых и левых кейнсианцев (читай – сторонников обширного государственного интервенционизма) – это благо для богатых лоббистов и проклятие для бедных. Актера Рейгана умело поставили на место президента как раз те, кто затем получал огромные экономические привилегии. Миллионы людей потеряли жилье, выросло число нищих. Зачастую малый бизнес платил больше налогов, чем многомиллиардные корпорации. Так называемая «социально ориентированная» политика А. Лукашенко привела к аналогичным результатам. Богатые номенклатурщики и крышуемые ими бизнесы богатеют за счет предпринимателей и потребителей. Бедные получают меньше помощи из бюджета, чем богатые, ну а о беспристрастном суде и справедливой милиции вообще лучше не вспоминать.
    Несмотря на все провалы экономической политики, есть одно историческое достижение Рональда Рейгана, за которое его добрым словом будет вспоминать современная цивилизация. Он, несомненно, является одним из могильщиков советского тоталитарного империализма, жестокого и бесчеловечного. Р. Рейган вошел в историю, как человек, которые посвятил себя борьбе как раз с той системой, которую в экономическом плане безуспешно пытается восстановить А. Лукашенко в отдельной взятой стране. К нашему несчастью, это наша в вами страна.

Что такое supply side economics

Р Рейган считается активным сторонником supply side economics. Рассмотрим ее основные положения. Проблема в определении специфики взглядов экономистов данной школы заключается в том, что в разных источниках они по-разному описываются и интерпретируются. К примеру, в сфере денежной политики сторонники школы предложения (supply side) могут высказывать поддержку таким разным взглядам, как система свободных банков (free banking), правило увеличения денежной массы по Фридману, золотой стандарт или активная монетарная политика по Кейнсу. По мнению Роя Кордато, неправильно было бы сводить экономику предложения к тезису о том, что налоговая политика должна пытаться максимизировать доходы государства (по кривой Лаффера). Тем более не описывает ее суть наивный взгляд о том, что сокращение налоговых ставок всегда приводит к увеличению налоговых доходов.
    Базовые темы экономики предложения весьма близки австрийской школе экономики. Во-первых, ее сторонники глубоко верят в закон Сэя, т. е. что обмен производственных поведения генерирует возможность потребления. Во-вторых, фискальную политику необходимо оценивать, используя инструменты неоклассической микроэкономики, а не макроэкономики спроса Кейнса. Как писал сторонник данной школы Тюре «supply side economics –  это только применение теории цен или микроэкономики к анализу проблем, касающихся экономических агрегатов или макроэкономики”. Тема, которая объединяет сторонников школы предложения – это налоги и фискальная политика в целом. Тезис, которые четко определяет суть подхода данной школы заключается во фразе «люди не облагаются налогами. Облагаются налогами виды экономической деятельности». С позитивистской точки зрения supply side economics изучает налоговые базы, нагрузки, порядок уплаты налогов и воздействие различных налогов на экономическую деятельность. Одним из самых признанных эффектов, изучаемых экономистами данной школы является воздействие подоходного налога на производственную деятельность (на сбережения, инвестиции), а также на организацию работы. При высоком подоходном налоге включается мотивация не работать. Активная позиция сторонников школы предложения по сокращению подоходного налога или даже по введению регрессивной шкалы не находит широкой поддержки среди политиков и СМИ, потому что аргументы экономистов данной школы требуют сложных пояснения и не являются политически корректными. Supply side economics считает, что налогообложение должно быть нейтральным по отношению к относительным ценам. Ее сторонники делают акцент на описании предложения под воздействием налогов, вводимых на потребление, в особенности на потребленном подоходном налоге. По их мнению, подоходный налог на широкую базу смещает экономическую деятельность к потреблению, сокращает стимулы к сбережению. Подоходный налог сокращает доход от потребления однажды, а от сбережения – дважды. Возьмем, к примеру, человека с валовым доходом (до уплаты налогов) $100. При отсутствии налогов у него есть эта сумма для потребления или сбережения. При процентом доходе в $10 в год, человек выбирает, тратить ли ему $100 сегодня или $110 через год. Австрийцы считают, что его решение зависит от субъективно оцениваемого временно предпочтения. Если же человек должен платить подоходный налог $10 со своего дохода, то не только сокращается его возможности в потреблении, но также доход от сбережения на 10%, с $10 до $9. Но если применяется налог на дивиденды и на процентные доходы, то сбережения облагаются налогом дважды. Вместо дохода в $9 человек получит $8,10. Поэтому подоходный налог не является нейтральным по отношению к балансу «потребление – сбережение». Т. е. он институционализирует дискриминацию сбережения.
    Школа предложения советует отменить подоходный налог на доходы от сбережений или же на объем доходов, который человек сберегает от налоговой базы (потребленный подоходный налог). Противники такого подхода утверждают, что такая форма субсидирования сбережения является формой промышленной политики. На самом деле, это политика упразднения наказания за сбережения, а не предоставления субсидии.
    Еще одна тема, которая объединяет австрийцев и школу предложения – это отношение к амортизационной политике и исключению всех бизнес расходов из налогооблагаемой базы в течение периода, когда эти расходы были реально произведены. Противники данного подхода настаивают на том, что амортизация должна быть расписана на определенный период, а не списываться в один год. Австрийцы и школа предложения оспаривают стандартный подход, что стоимость активов должна вычитаться из налоговой база только когда активы генерируют доход. Они считают, что данный подход игнорирует фактор времени в процессе принятия решений. Поскольку бизнес расходы – это форма сбережения, они не должны включаться в налогооблагаемую базу. Если налоговое законодательство навязывает покупателю средств производства амортизационные отчисления, растянутые во времени, реальные отчисления будут меньше, чем полные затраты по сегодняшней стоимости. Доллар завтра стоит меньше, ем сегодня. Если строительная компания покупает кран за $60’000 в этом году, то включение полной суммы в затраты в этом году приведет к полному удержанию суммы. Если же срок амортизации составляет 5 или 10 лет, то отчисления будут меньше, чем изначально затраченная сумма. Чем больше срок амортизации, тем больше будет разница между реальной ценностью активов и ценностью налоговых отчислений. В такой системе создается стимул заменить, где это возможно, использование активов с коротким сроком амортизации, на активы с длинным сроком. Иными словами, если брать активы с коротким и длинным периодом амортизации  с одинаковой стоимостью до уплаты налогов, то при такой амортизационной системе стоимость после уплаты налогов активов с коротким сроком амортизации будет больше. Полное включение затрат ликвидирует это искажение.
    Таким образом, самый большой вклад supply side в экономическую политику заключается в том, что правительства начали активно снижать предельные ставки подходных налогов. Началась активное движение по сокращению общей налоговой нагрузки. Однако в перспективе 20 лет можно сказать, что значимого сокращение налоговых доходов, как доли в ВВП не произошло ни в одной западной стране. Более того, за этот период налоговые доходы как в ЕС, так и в США увеличились. Так что основные выводы школы предложения, равно как и австрийцев еще ждут своей реализации на практике.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

декабря 08 2016

Пустой бубен

Лукашенко и Путин в ритуальном танце «Никуда не денешься» Не стыкуется А. Лукашенко с В. Путиным. Разные они. Волей судьбы и геополитических интересов они вынуждены…
 

Будьте на связи