Человек за $140 миллионов

Автор  05 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Даже видавшая вида корпоративная Америка пришла в негодование, узнав годовой доход председателя Нью-йоркской фондовой биржи (NYSE) Дика Грассо. Он составляет $140 млн. Традиции имущественного равенства за океаном явно не культивируются, но в этом случае на фоне падения котировок многих акций, балансирования США на грани рецессии такая компенсация руководители акционерного общества показалась чрезвычайно щедрой. Но не только уровнем доходов привлек внимание общественности Дик Грасо (Dick Grasso). Когда Комиссия по ценным бумагам (SEC), заподозрив неладное, потребовала от Совета директоров NYSE пояснения относительно заработка ее председателя, она не ожидала неожиданно шага самого Грассо. Кстати, в этой истории есть и личные эмоции. Дело в том, что этой Комиссией (SEC) руководит Уильям Доналдсон, который был во главе NYSE в начале 90-ых и получал совершенно иную зарплату. Узнав о текущей деятельности своего последователя, он пришел в шок. Несмотря на то, что компания представила убедительные доводы в пользу $140-миллионной зарплаты, Д. Грассо совершил совсем неожиданный шаг. Он добровольно отказался от дополнительного будущего вознаграждения в размере $48 млн., чтобы Биржа сконцентрировала внимание непосредственно на своей профессиональной деятельности, а не на обсуждении доходов своего шефа.  

Это, по истине, уникальный случай, когда руководитель крупнейшей в мире фондовой биржи и важнейшей для корпоративного мира структуры отказывается от такой огромной суммы дохода. Д. Грассо в очередной раз разбивает миф о том, что «жадные» американцы все делают ради денег, что, только считая «баксы» в роскоши своих пентхаусов, они могут получать удовольствие. Быть лучшим в мире – вот прекрасная мотивация. Поведение Грассо выявило еще одну особенность современной американской культуры. Даже в самом капиталистическом обществе мира, даже в мире корпоративных финансов, инвестиционных банков и атмосфере Wall Street часто встречается нетерпимость к высокой разнице в доходах.

Нью-йоркская фондовая биржа – это частное предприятие. Казалось бы, кому какое дело дол того, какую зарплату определили члены Совета директоров для своего председателя? Ан, нет, любителей считать деньги в чужих карманах предостаточно не только в Европе, но и в США. Завороженные цифрой $140 млн. чиновники из Комиссии по ценным бумагам, трейдеры, почему-то не обращают внимание на то, за какие такие заслуги Грассо получает  столько денег. Начав работать на NYSE 8 лет назад, он превратил данное предприятие в супер прибыльный проект. Но американское государство в лице г-на Доналдсона, движимое непреодолимым желанием регулировать все и вся, решило вмешаться в саморегулирующий механизм NYSE и навязать частному предприятию свои правила игры. Появилась угроза, что Биржа может потерять самостоятельность в определении правил ведения бизнеса у себя на площадке. Соперники Грассо по бизнесу, а также некоторые аналитики отмечают, что Биржа часто использует различные недозволенные приемы в отношении компаний, которые котируются на Бирже (к примеру, правило «500», которое затрудняет уход с Биржи). Как это часто бывает в современном бизнесе, неугодных, вырвавшихся вперед конкурентов убирают при помощи органов государственного управления. Конечно, до расправы с NYSE далеко. Инвесторы вряд ли допустят, чтобы чиновники на столько распоясались, но первый тревожный звонок уже прозвучал. Жалобы на то, что NYSE не достает прозрачности, открытости звучат уже давно. Но никто еще не доказал, что руководство биржи проводит некие незаконные махинации против компаний, которые котируются на NYSE.

За последние восемь лет, когда биржей руководит Д. Грассо, она стала действительно площадкой номер один в мире по торговле корпоративными ценными бумагами. За что же все-таки акционеры Биржи платят председатели такие деньги? Ответ прост – за ту прибыль, которую он им приносит. На Нью-йоркской фондовой бирже 1366 участников имеют свои торговые места. Они имеют право совершать операции по ценным бумагам. В 1999 году цена одного места взлетела до $2,6 млн. Даже сегодня, несмотря на продолжающийся третий год «медвежий» рынок, цена места составляет $2 млн. Когда Д. Грассо был назначен на пост председателя в 1994 году, одно место стоило $760 тысяч. За эти годы акции самой Биржи приносили на 80% и более процентов больший доход, чем в среднем по NYSE. Для сравнения акции NASDAQ сработали всего лишь на 16,4% лучше. Это прекрасный результат, за который и получает свое высокое вознаграждение Дик Грассо, принося пользу не только себе, но и бюджету и стране в целом. В сложной макроэкономической среде, пережив не один кризис в атмосфере растущей конкуренции, этот топ-менеджер сделал компанию, которая является мировым лидером в своем бизнесе. И если собственники Биржи с радостью платят ему $140 млн. частных денег, то государство вообще до этого не должно быть дела. Вот в Беларуси все наоборот. У нас проводится политика равенства в нищете. Поэтому у нас никогда не будет такой Биржи. К нам на работу никогда не приедет человек уровня Дика Грассо. Пока мы не поймем, что супер талантливые люди, уникальные в своей профессии заслуживают больших денег.