Санкция жертвы

Автор  24 ноября 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Айн Рэнд

Поскольку тема этих семинаров — инвестиции, я должна начать с заявления о том, что я не экономист и не могу дать вам чисто экономических советов. Но мне бы хотелось обсудить с вами предпосылки, позволяющие вам зарабатывать и сохранять деньги, которые затем можно инвестировать.

Я начну с вопроса, основанного на чужой идее: какое человеческое занятие самое полезное с общественной точки зрения?

Чужая идея — это концепция общественной пользы. Моя философия не предполагает оценку вещей по общественным стандартам. Но сегодня это господствующий стандарт ценности. И иногда может оказаться очень поучительным принять стандарт врага. Поэтому ненадолго воспользуемся понятием «общественных» интересов — лишь для того, чтобы ответить на вопрос: какое из человеческих занятий самое полезное с общественной точки зрения?

Поскольку основной инструмент выживания человека — это его разум, то важнейшее занятие — открытие знаний, то есть занятие ученых. Но ученых не интересует общество, общественные проблемы или другие люди. Ученые, в сущности, одиноки; они стремятся к знаниям ради знаний. Огромное множество научных — и технологических — фактов было известно задолго до промышленной революции и никак не влияло на человеческое существование. Например, паровой двигатель был известен в античной Греции. Но подобное знание оставалось исключительно заботой ученых, жило и умирало вместе с ними — и, век за веком, не имело связи с жизнью остального человечества.

Теперь предположим, что группа людей решила нести людям результаты научных достижений и сделала это своим основным занятием — с тем чтобы применить научные знания для улучшения жизни человека на земле. Разве не стали бы такие люди величайшими благодетелями общества (какими они были со времен промышленной революции)? Разве не должны озабоченные общественными интересами гуманисты, полагающие общественную пользу высочайшей ценностью, считать таких людей героями?

Если я скажу: нет, такие люди сегодня не считаются героями — это самые ненавидимые, порицаемые, осуждаемые люди в обществе гуманистов — поверите ли вы мне? Или вы подумаете, что это какой-то абсурдный вымысел? И скажете, что в подобном обществе происходит что-то плохое, ужасно плохое?

Но и это еще не все; есть кое-что гораздо хуже. Дело не только в том, что эти героические люди — жертвы неописуемой несправедливости: дело в том, что они сами осуществляют эту несправедливость по отношению к себе, занимая в обществе «позицию» вечного самооправдания и всеобщего умиротворения, объявляя себя виновными в абстрактном зле, вымаливая прощение у каждого никчемного интеллектуала, каждого чернорабочего, каждого безработного политика. Эта группа людей, уничтожающая сама себя, — вы, американские бизнесмены.

Когда я говорю «вы», я имею в виду группу в целом — исходя из принципа о том, что присутствующие исключаются. Но если кто-то из вас услышит что-то для себя знакомое — тем лучше.

Карл Маркс предсказывал, что капитализм убьет себя сам. Американские бизнесмены претворяют в жизнь это предсказание. Уничтожая самих себя, они уничтожают капитализм, символом и продуктом которого они являются, — и Америку, величайший и свободнейший пример капитализма, когда-либо созданный человечеством. Не существует внешней силы, способной уничтожить таких людей и такую страну. Только внутренняя сила способна сделать это: сила морали. А именно — сила отвратительной идеи, принимаемой за моральный принцип, — идеи альтруизма.

Помните, что «альтруизм» не означает доброты или заботы о других людях. Альтруизм — это моральная теория, проповедующая, что человек должен пожертвовать собой ради других, что он должен поставить интересы других выше своих собственных, что он должен жить ради других.

Альтруизм — это чудовищное понятие. Это мораль пожирающих друг друга каннибалов. Это теория глубокой ненависти к человеку, к разуму, к достижениям, к любой форме человеческого успеха или счастья на земле.
Альтруизм несовместим с капитализмом — и с бизнесменами. Бизнесмены — это энергичный, добродетельный, оптимистический, преимущественно американский феномен. Суть их занятия — в постоянной борьбе за улучшение человеческой жизни, за удовлетворение человеческих потребностей и желаний, а не в покорности и почитании страданий. И здесь лежит глубокая пропасть между бизнесменами и альтруизмом: бизнесмены не жертвуют собой ради других — если бы они делали это, то спустя несколько дней или месяцев они были бы вынуждены уйти из бизнеса, — они получают прибыль, они становятся богатыми, они получают вознаграждение, как это и должно быть. Вот за это альтруисты, коллективисты и прочие разные «гуманисты» ненавидят бизнесменов: за то, что те преследуют личные цели и достигают их. Не обманывайте себя, считая, что альтруистами движет сострадание к страждущим: ими движет ненависть к успешным.

Вокруг нас множество примеров, но мне запомнился один, крайне красноречивый. В начале 1930-х годов помощница Джейн Адамс, знаменитого социального работника, отправилась в Советскую Россию и написала книгу о своих впечатлениях. Я помню такую фразу оттуда: «Как прекрасно было увидеть всех одинаково убогими!» Если вы думаете, что следует попытаться умиротворить альтруистов, то вот кого вы умиротворяете.

Великая трагедия капитализма и Америки в том, что большинство бизнесменов приняли альтруистическую мораль и пытаются жить в соответствии с ней — а это значит, что они уже изначально обречены.

Другим злом, потворствующим этому, являются философские корни альтруизма: мистицизм — вера в сверхъестественное, которая требует презрения к материи, к богатству, благополучию или счастью на земле. Мистики постоянно призывают проявлять жалость, сострадание, помогать менее удачливым — и они осуждают вас за все те качества характера, благодаря которым вы в состоянии им помогать.

Теории зла должны опираться на соответствующие методы для того, чтобы удерживать свои жертвы в подчинении. Альтруизм и коллективизм не могут обращаться к человеческим достоинствам — они вынуждены обращаться к человеческим слабостям. А если слабостей не хватает, то они их создают. Это в природе альтруистов и коллективистов — чем больше они заинтересованы в человеке или в группе людей, тем активнее они осуждают свои жертвы, вызывают в них чувство вины и стремятся не дать им возможности обнаружить свою собственную значимость и приобрести самоуважение. Так называемым гуманистам бизнесмены нужны больше всех — потому что они создают средства к существованию, которых «гуманисты» произвести не в состоянии. Врачи — следующие в иерархии тех, кто нужен «гуманистам», — и посмотрите на враждебность по отношению к ним, на осуждение и попытки поработить врачей в современном обществе.
Большинство бизнесменов сегодня согласились испытывать чувство вины, которое вызывают у них альтруисты. Их обвиняют в самых невообразимых грехах, например экологи осуждают их за отказ пожертвовать собой ради дартера-моллюскоеда и мытника.
Но на самом деле вина бизнесменов заключается в том, что они предали сами себя и одновременно — свою страну. Утверждение, вызвавшее ярость коллективистов: «Что хорошо для General Motors, то хорошо для страны» — было верным. Обратное также верно: что плохо для промышленности, плохо для страны.
Я здесь для того, чтобы задать вам свой собственный, не основанный на чужой идее, вопрос: что вы делаете для защитников капитализма, в первую очередь молодых?
Умиротворение — это предательство не только по отношению к собственным ценностям, но и по отношению ко всем, кто разделяет эти ценности. Если — по какой-то причине — бизнесмены безразличны к философии и не знают ее, в особенности моральную и политическую философию, то лучше, если они будут молчать, а не распространять ужасную рекламу, заставляющую нас сжиматься от смущения. Под «нами» я понимаю сторонников капитализма. Mobil Oil давала в New York Times такую рекламу (цитирую по памяти): «Из фразы «свободное, частное, ответственное предприятие» мы выбрасываем слова «свободное» и «частное» как несущественные». Одна из крупных компаний рекламирует на ТВ, что в ней «люди работают для людей», а другая компания объявляет в рекламе, что ее цель — «идеи, которые помогают людям». (Я не знаю, чего хотели от нас жуткие пиарщики, придумавшие эти слоганы: чтобы мы думали, что компании работают «за спасибо» или что они торгуют с людьми, а не с животными?)
Наихудший пример из этого набора — некая новая группа из Вашингтона, которая называется как-то наподобие «Комитета за американский путь». Она выпустила рекламный ролик, в котором показаны какие-то заурядные некрасивые люди, заявляющие, что им нравится тот или иной тип музыки («Мне нравится рок-н-ролл», «А мне нравится джаз», «А мне нравится Бетховен» и т. д.), и который заканчивается фразой: «Вот американский путь — когда у каждого есть право иметь и выражать собственное мнение».
Я, родившись в Советской России, могу уверить вас, что дискуссии и различия такого рода были и остаются разрешенными там. А как насчет политических или философских вопросов? Почему эти сторонники американского пути не показали людей, выступающих против ядерного оружия? Или по поводу абортов? Или по поводу борьбы с дискриминацией? Если этот комитет выступает за американский путь — такого пути больше нет.
Обратите внимание, что сегодня процветают группы давления — при этом худший из чернорабочих считается «общественностью» и выдвигает к обществу претензии во имя «общественных интересов», его поощряют отстаивать «право» на заработок — но у бизнесменов, умных, креативных, успешных людей, делающих возможным заработок этого рабочего, нет прав, нет (законных) интересов, нет права на свой заработок (свою прибыль) и они не являются частью «общественности».
Всякая этническая группа чрезвычайно чувствительна к любому неуважению. Если кто-то непочтительно отзовется об иранских курдах, тут же десятки голосов зазвучат в их защиту. Но никто не вступится за бизнесменов, которые ежедневно подвергаются нападкам и оскорблениям.
В чем причина такой невероятной несправедливости? В собственной политике бизнесменов: в предательстве собственных ценностей, в умиротворении врагов, в компромиссах — все это соединяется в ауру моральной трусости. Добавьте к этому тот факт, что бизнесмены создают и поддерживают собственных разрушителей.
Источники и центры нынешнего философского разложения — университеты. Бизнесмены одновременно испытывают презрение и суеверный страх к предмету философии. Здесь возникает порочный круг: у них есть все основания презирать философию в том виде, в каком ее преподают сейчас, но ее преподают так потому, что бизнесмены оставили интеллект самым низшим, нетрудоспособным кругам. Все условия и идеи, необходимые для превращения людей в жалких рабов диктатуры, монопольно правят институтами современного высшего образования, за немногочисленными и редкими исключениями. Ненависть к разуму и почитание слепых эмоций, ненависть к индивиду и пиетет перед коллективом, ненависть к успеху и поклонение самопожертвованию — вот фундаментальные понятия, господствующие в сегодняшних университетах.
Если вы хотите увидеть, как философия страны определяет ее историю, призываю вас прочитать книгу «Грозные параллели» Леонарда Пейкоффа[1]. Эта блестящая книга рассказывает о философских параллелях между состоянием американской культуры сегодня и состоянием немецкой культуры в Веймарской республике в годы, предшествовавшие подъему нацизма.
Деньги бизнесменов поддерживают американские университеты — не только в форме налогов и государственных дотаций, но, что гораздо хуже, — в форме добровольных, частных взносов, пожертвований и т. п. При подготовке этой лекции я попыталась изучить природу и объемы этих взносов. Мне пришлось оставить свои попытки: это слишком сложное и чересчур широкое поле для усилий одного человека. Для того чтобы распутать это сейчас, потребуется крупный исследовательский проект и, вероятно, годы работы. Могу сказать только то, что крупные предприятия передают университетам миллионы, миллионы и миллионы долларов, причем донорам ничего не известно о том, на что тратятся эти деньги и кого они поддерживают. Достоверным является лишь тот факт, что в таких проектах бизнесмены частично финансируют злейшую пропаганду, направленную против бизнеса и против капитализма.
Деньги — это великая сила, поскольку в свободном или даже в полусвободном обществе они представляют собой замороженную форму производительной энергии. Поэтому расходование денег — это тяжелая обязанность. В отличие от того что говорят альтруисты и защитники так называемой академической свободы, будет моральным преступлением давать деньги на поддержку идей, с которыми вы не согласны; то есть идей, которые вы считаете неверными, ложными, плохими. Моральное преступление — давать деньги на поддержку собственных разрушителей. Но именно этим с поистине беспечной безответственностью и занимаются бизнесмены.
Среди преподавателей большинства колледжей и университетов сторонники разума, индивидуализма и капитализма составляют крошечное меньшинство, которое годится лишь на то, чтобы слегка подсластить эту пилюлю. Но отважное меньшинство настоящих бойцов храбро борется против численно преобладающего противника, и ряды его растут, хотя и очень медленно. Рассказ обо всех трудностях, несправедливостях и преследованиях, которым подвергаются эти молодые защитники разума и капитализма, — слишком тяжел для краткого изложения. Вот те молодые люди, которых должны поддерживать бизнесмены. А если бизнесмены слишком невежественны в научных вопросах, они должны забыть о них. Но поддерживать иррационалистов, нигилистов, социалистов и коммунистов — непроницаемым барьером ограждающих молодых сторонников капитализма, лишающих их работы, признания и возможности быть услышанными, — непростительный поступок со стороны безответственных бизнесменов, считающих, что с точки зрения морали давать деньги высшим учебным заведениям безопасно.
Долговременное влияние университетов обусловлено тем, что большинство людей ставят вопросы об истинности или ложности философских идей только в юности и то, чему их учат в колледже, остается с ними на всю жизнь. Если им дают интеллектуальный яд, как сегодня, то они несут это в свою профессию, особенно в сфере гуманитарных наук. Посмотрите на безжизненную серость, скучную посредственность сегодняшней культуры — пустую претенциозность и слащавую сентиментальность нынешней сцены, кино и телевидения. Серьезных драм больше нет — а те немногие, которые пытаются быть серьезными, несут в себе левацко-коллективистский заряд.
Об этом я говорю на основании личного опыта. На протяжении нескольких лет известный голливудский продюсер пытался снять телевизионный мини-сериал или фильм по моему роману «Атлант расправил плечи». Его остановили две вещи: (1) он не нашел сценариста, который смог бы написать романтическую драму, хотя в Голливуде много хороших сценаристов; и (2) ему не удалось найти денег на этот проект.
Позвольте мне сказать, хотя мне и не нравится говорить об этом, что если бы существовал роман той же значимости и популярности, что и «Атлант расправил плечи», но написанный для прославления коллективизма (что было бы терминологическим противоречием), то он давно бы вышел на экраны. Но сдаваться я не собираюсь — и потому, в ответ на многочисленные вопросы, я воспользуюсь случаем, чтобы сделать важное объявление.
Я пишу девятичасовой телесценарий для романа «Атлант расправил плечи».
Я собираюсь сама продюсировать мини-сериал.
Скорее всего, я буду искать для этого внешнее финансирование[2].

В завершение позвольте мне кратко затронуть другой часто задаваемый вопрос: что я думаю о президенте Рейгане. Наилучшим ответом будет такой: я о нем не думаю, и чем больше я вижу, тем меньше думаю. Я не голосовала за него (или за кого-либо другого), и то, что происходит, меня оправдывает. Ужасающий позор для президентской администрации — его связь с так называемым Моральным большинством и прочими телепроповедниками, стремящимися — очевидно, с его согласия — вернуть нас в Средние века путем неконституционного союза религии и политики.
Угроза будущему капитализма заключается в том, что Рейган может потерпеть столь серьезный крах, что станет еще одним привидением, вместе с Гербертом Гувером, которое лет пятьдесят будут приводить как пример провала капитализма.
Посмотрите на робкие попытки Рейгана поднять страну с помощью вдохновляющих призывов. Он прав, полагая, что стране нужен элемент вдохновения. Но он не найдет его в болоте Бог—Семья—Традиция.
Вдохновить и повести страну за собой может самая типичная американская группа: бизнесмены. Но они могут сделать это только путем обретения философской самозащиты и самоуважения. Вот что по этому поводу могут сказать молодые американцы. Цитирую по издаваемому Питером Шварцем бюллетеню The Intellectual Activist (выпуск от 15 мая 1980 года):
«Феминистки угрожают опубликовать имена психологов, которые проводят свой съезд в штате, не одобрившем поправку о равных правах. Профсоюзники протестуют против политических функций, из-за которых подается салат, не одобренный Сезаром Чавесом. А бизнесмены готовы не просто терпеть осуждение свободного предпринимательства, но и финансово поддерживать его».
И еще. Цитирую статью М. Нортропа Бюхнера «Корни терроризма» в выпуске The Objectivist Forum, публикуемом Гарри Бинсвангером (октябрь 1981 года):
«Представьте себе эффект, если бы крупные бизнесмены... должны были защищать на публике право на собственную жизнь. Представьте себе сильнейшую реакцию в обществе, если бы они отстаивали моральное право на свою прибыль не потому, что она необходима для экономического прогресса или уничтожения бедности (это чисто коллективистские основания), а просто потому, что живое существо имеет право на то, чтобы жить, развиваться и делать все что в его силах для своей жизни на всем ее протяжении».
Я в высшей степени рекомендую вам оба эти издания.
Что касается меня самой, то я закончу цитатой, которая, возможно, вам знакома, и скажу, что битва за капитализм будет выиграна, когда найдется президент, способный произнести вот это:
«Мир, к которому вы стремитесь, достижим, он существует, он реален, он возможен, он ваш».
Но чтобы завоевать его, надо посвятить ему всего себя, надо полностью порвать с вашим прошлым миром, покончить с представлением о человеке как о жертвенном животном, существующем ради удовольствия других. Сражайтесь за ценность своей личности. Сражайтесь за то, что является сущностью человека, — за верховенство его разума. Со светлой надеждой и полной уверенностью сражайтесь, осознавая свою безусловную правоту и веря в нее, ибо ваш нравственный принцип есть принцип жизни, ибо вы ведете бой за все новое, ценное, великое, доброе — за все светлое и радостное на земле.
Это последнее произведение, написанное Айн Рэнд. Она прочитала эту лекцию в Новом Орлеане 21 ноября 1981 года перед аудиторией из бизнесменов — участников семинаров, спонсируемых Национальным комитетом по денежной реформе. Она планировала прочитать ее снова на Ford Hall Forum; вместо нее эту лекцию прочел Леонард Пейкофф 25 апреля 1982 года, примерно через полтора месяца после ее кончины. Текст лекции был опубликован в The Objectivist Forum в апреле 1982 года. Перевод с английского Ю. Новгородского.

Источник: Экономическая политика. 2008. № 4.

http://www.inliberty.ru/library/569-sankciya-zhertvy

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!