Равенство агрессора и жертвы

Автор  07 апреля 2014
Оцените материал
(1 Голосовать)

Идеология так называемого социального государства является главной причиной моральной серости, двойных стандартов и деградации Запада. Шведский политики и идеолог Пер Альбин Ханссон (1885 – 1946) хотел, как лучше. Сам был скромен. На посту премьер-министра ездил трамваем. Он верил в великую утопию равенства, братства и справедливости из рук государства.

Он наивно верил в «светлые» идеалы октябрьского государственного переворота в России в 1917 году. Как Франклин Рузвельт, он социализировал экономику своей страны. Нет, он не стал кровавым большевиком, но идеи государства всеобщего благосостояния оказались живучее марксизма. Вроде бы свобода, но не всегда, не для всех и иногда никому, кроме правителей. Вроде бы свобода предпринимательства, но не везде, а в некоторых секторах вообще никак – и всё под зорким взглядом государства.

Ханссоновская концепция народного дома – опасная утопия, вредная сказка, не реализуемая в реальной жизни модель. Швед мечтал о стране без привилегий, чтобы сильный не грабил слабого, чтобы не было богатых и бедных, и все дружно помогали другу. Витая в облаках, Пер Ханссон допустит одну грубейшую ошибку. Он не понял и не учёл природу государства, радикально иную мотивацию и ценности, которые имеют распорядители чужого (политики и чиновники). Он не понял, что пословица «насильно мил не будешь» относится к попыткам принуждения государства быть честным, справедливым и всем делиться.

Говоря о равенстве, Ханссон говорил о необходимости разрушения социальных и экономических барьеров, в том числе, между ГРАБИТЕЛЯМИ и ОГРАБЛЕННЫМИ. Представляете, вор с пистолетом в руках сломал дверь в вашем доме, забрал кошельки и семейные драгоценности, закрыл вас в ванной и на прощание съязвил: «Делиться надо! Между нами не должно быть никаких барьеров».

От принятия социальной и моральной нормы «нет разницы между грабителями и ограбленными» один шаг к акцептации нормы «нет разницы между агрессором и его жертвой» как в быту, так и в международных делах. Какая разница, кто на кого напал, кто кого убил, кто разрушил чей дом? Агрессоры имеют солидную идеологическую основу начала XX века: мы стираем социальные и экономические границы.

 Кровавые войны XXI только начинаются. Сегодня их идейной основной является грубая, искаженная, доведенная до абсурда идеология социального государства всеобщего благосостояния. Она замешана на национальный, страновой коллективизм.

Это социализм light. Это насилие, но под благородным предлогом защиты «наших», «правильных». Это разрушение ценности под прикрытием разрушения барьеров. Это война моральных уродов за моральное превосходство.
Аттилы и Шаманы мира снова идут в атаку на Творцов (философские характеры Айн Рэнд). Заканчивается период мирной борьбы, научного, медийного и философского противостояния. Начинают говорить автоматы, пушки, танки, дроны и всё то, что убивает. Россия, Украина уже не остановятся. Поздно. Чем раньше вмешаются силы добра, тем меньше будет жертв. Пока всё идёт по самому плохому сценарию.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!