Герои капитализма

Автор  08 ноября 2007
Оцените материал
(0 голосов)

Дэвид Келли

Индивидуализм и свободное общество

Пятьдесят лет назад Айн Рэнд опубликовала выдающийся роман «Атлант расправил плечи». Эта книга, объемом в 1168 страниц, по-прежнему популярна и ее тираж только в книжных магазинах ежегодно расходится числом 150 тысяч экземпляров. Особый интерес она всегда вызывала у предпринимателей, и причины этому, по крайней мере на первый взгляд, вполне очевидны.

www.cato.ru

Предприниматели — излюбленные злодеи средств массовой информации. В череде телевизионных программ, фильмов и, разумеется, романов их принято изображать в роли главных виновников экологических катастроф, аферистов, убийц и преступников. Всякий раз, когда поднимаются цены, комитеты Конгресса вызывают к себе руководителей крупных нефтяных компаний, чтобы принародно пристыдить их за страшный грех — получение высоких прибылей. Реальные правонарушения, например, как в случае с компанией Enron, послужили толчком к охоте на ведьм, которая затронула и известного инвестиционного банкира Фрэнка Куаттроне (Quattrone), и медиамагната Марту Стюарт (Stewart).

Напротив, в романе «Атлант расправил плечи» предприниматели — настоящие герои. За смелость, честность и способность создавать богатство в духе романтической традиции Рэнд наделяет их стоическими и героическими качествами. Не они эксплуатируют, но их эксплуатируют: они — жертвы паразитов и хищников, которые хотят заковать их в цепи регулирования и завладеть их богатством.

Книга Рэнд стала приятным исключением для тех, кого чаще всего изображают в качестве злодеев, поэтому неудивительно, что среди ее восторженных поклонников находятся представители верхних слоев бизнеса, такие, как Эд Шнайдер (Snider) из Comcast Spectacor, Philadelphia Flyers and 76ers, Фред Смит (Smith) из Federal Express, Джон Маккей (Mackey) из Whole Foods, Джон Эллисон (Allison) из BB&T, Кевин О’Коннор (O’Connor) из DoubleClick, не говоря уже о многих других, занятых на всех уровнях частного сектора.

Однако важнейшая причина столь долгой популярности романа Рэнд заключается в том, что в нем содержится моральный императив капитализма и предпринимательства. Отвергая давний, но все еще общепринятый постулат, что производство и торговля являются занятиями чисто «материалистическими», Рэнд ярко изобразила духовную составляющую созидания богатства через жизнь своих героев, сейчас хорошо известных миллионам читателей.

Хэнк Риэрден, металлург и отвергнутый коллегами изобретатель, не создал, подобно Моцарту, нового жанра в музыке, но зато в течение 10 лет трудился над новым сплавом металлов, который, как он надеялся, помог бы ему разбогатеть. Дэгни Таггарт — одаренная и смелая женщина; она не защищала Францию от Англии, подобно Жанне д’Арк, зато управляла трансконтинентальной железной дорогой и вопреки всем преградам боролась за строительство новой линии, необходимой для выживания ее корпорации. Франциско Д’Анкония, необычайно талантливый наследник международной компании по добыче меди, претворяется праздным никудышным плейбоем для того, чтобы скрыть свои секретные операции — не ради спасения людей от Французской революции, как Алый Первоцвет [герой одноименного романа Эммушки Орци (1905)], а ради избавления промышленников от беспощадной эксплуатации вашингтонскими клептократами.

Экономистам давно известно, что прибыль — это внешнее выражение ценности, созданной предприятием. Рэнд показала процесс создания ценности изнутри, с точки зрения своих героев, через их смелость, их рациональность перед лицом многочисленных трудностей процесса производства. Эту мысль она вложила в уста второстепенного героя романа, композитора: «Не важно, симфония ли это или добыча угля, любая работа — это акт созидания, который происходит из одного и того же источника: нерушимой способности человека видеть мир своими глазами… Тот чудесный порыв, который испытывают авторы симфоний и романов — неужели его не могут испытать первооткрыватели, люди, которые впервые придумали, как использовать нефть, как управлять рудником, как сконструировать электрический мотор?»

Что же до обвинения со стороны эгалитарных левых и религиозных правых в том, что стремление к прибыли эгоистично, то с этим Рэнд соглашается. Она яро защищает «добродетель эгоизма», как позднее она озаглавит еще одну свою работу. Именно предлагаемая Айн Рэнд моральная концепция эгоизма и критика самопожертвования как нравственной нормы лежат в основе романа. В то же время она рисует уничижающую картину того, что она называет «аристократией блата»: бизнесменов, которые плетут интриги, лгут и дают взятки с тем, чтобы получить привилегии от государства.

Экономистам также давно известно, что от торговли выигрывают все стороны, однако до сих пор большинство сторонников капитализма ведут упорную борьбу с парадоксом, сформулированным еще в XVIII веке Адамом Фергюсоном и Адамом Смитом: «Каким образом личный порок приводит к общему благу, каким образом действия, обусловленные собственным интересом, оборачиваются выгодой для всех?» Рэнд разрубила этот Гордиев узел, отвергнув мнение о том, что стремление реализовать собственный интерес — это грех. Именно потому, что от торговли никто не проигрывает, Рэнд ставит под сомнение веками устоявшееся представление о том, что ты всегда либо отдаешь, либо получаешь.

Центральный эпизод в романе Рэнд — забастовка производителей, их уход из общества, зависящего от них, но в то же время осуждающего их как злодеев. «Отлично, — говорит их лидер Джон Гальт, — мы больше не будем обременять вас своими, как вы называете их, аморальными и эксплуататорскими действиями». Забастовка, конечно, — литературный прием, сама Рэнд описала ее как «фантастическое допущение». Однако это допущение имеет очень важный смысл.

И хотя вполне справедливо утверждение, что свободное производство и обмен служат «общественному интересу» (если это понятие вообще имеет какое-либо реальное значение), Рэнд утверждает, что не это должно стать главным аргументом в защиту капитализма. Капитализм по сути своей — индивидуалистическая система, которая признает человека как самоцель, признает за человеком право жить для себя, право, которое не определяется другими и не зависит даже от взаимных выгод, обретаемых в процессе торговли.

Это тот урок, который многим предпринимателям еще предстоит извлечь из этой книги, независимо от того, насколько они любят роман за изображенную там энергию и красоту созидательного процесса, присущего предпринимательству. В кульминации романа промышленник Хэнк Риэрден предстает в суде за нарушение произвольно установленного экономического регулирования. Вместо того, чтобы извиниться за свое стремление к прибыли или взмолиться о милосердии, он говорит: «Я работаю только ради своей прибыли, продавая продукт, необходимый людям, которые хотят и могут его приобрести. Я не произвожу продукт ради их блага себе в ущерб, и они не покупают его ради моего блага и в ущерб себе. Я не жертвую своими интересами ради них, и они не жертвуют своими ради моих. Мы взаимодействуем как равные на основе взаимного согласия и ради взаимной выгоды — и я горжусь каждым пенни, который я заработал таким образом…»

Уроки легендарного романа Айн Рэнд будут по-настоящему усвоены, когда предприниматели, подобно Риэрдену, перед лицом обвинителей в Конгрессе и СМИ будут готовы встать на защиту своего права свободно производить и торговать, когда они начнут гордиться своей прибылью и перестанут извиняться за то, что создают богатства.

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!