Кто украл мой сыр

Автор  03 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Итоги работы экономики Беларуси в первом квартале 2002 года подтвердили самые пессимистические прогнозы. В стране почти каждое второе предприятие убыточно. В бюджет поступает меньше 50% запланированных на квартал средств. Недоимка увеличилась более чем в 3 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года рентабельность упала в два раза и составила чуть более 5%. Наконец, когда на складах пылится товаров более чем на один триллион рублей, официальная цифра безработицы 2,5% вызывает тревогу, смех и ярость.  

Урок психологии перед курсом экономики

Население не разделяет безумный оптимизм власти в отношении рынка труда. Люди чувствуют, когда они нужны на заводах и фабриках, а когда их там просто держат, как балласт. Страх потерять работу парализует волю и блокирует способность видеть очевидные причинно-следственные связи. Люди готовы быть на работе за 40, 50, 100 тысяч рублей, лишь бы только не уволили. У правительства опасений не меньше: они не представляют себе, как решить проблему занятости, как создавать новые рабочие места, как быть с градообразующими предприятиями, многие из которых работают с отрицательной рентабельностью. У власти нет программы развития рынка труда. Ни А. Лукашенко, ни Г. Новицкий, ни Национальное собрание не решаются начать общеэкономические реформы, реструктуризацию промышленности и санацию прогнившей колхозно-совхозной системы. Они боятся перемен. Боятся оказаться в новой ситуации, когда надо будет снова садиться за парту и учиться. На рынке труда памяркоунасць приводит к высокой безработице и стагнации производства. Эту важнейшую социально-экономическую проблему американский специалист по менеджменту Спенсер Джонсон предлагает начать решать с психологии, с осознания причин нашего страха перед переменами и выработки стратегии действия. Миллионам белорусов нужен этот психологический урок, чтобы без «руководящей и направляющей» роли государства, наконец, начать активно искать свой новый, вкусный Сыр. «Сыр» - это все то, что человек хочет иметь в жизни: свобода, хорошая работа, профессия, деньги, здоровье, крепкая семья или здоровый дух.

В басне участвуют четыре персонажа: две мыши Шмыга и Спешка, а также два маленьких человечка Кшыштоф и Михась. Все они находятся в Лабиринте и ищут Сыр. «Лабиринт» - это то, чем мы живем: работа, общество, семья и рынок. Приключения этих четырех героев помогает нам иначе взглянуть на проблему рынка труда в Беларуси и отношение к реформам в целом. Каждый из нас живет в своем Лабиринте, ищет свой Сыр. Для оптимизации поисков, снижение издержек и повышения качества жизни полезно изучать чужой опыт, анализировать чужие ошибки и стараться не повторять их.

Искать новый Сыр или ждать подачек?


В Беларуси перемены на рынке труда неизбежны. Басня с «сыром» помогает нам понять, как к ним относиться и как с ними справляться. Недавно в Бронксе я спросил одного слабо говорящего по-английски афроамериканца: «Трудно ли выбиться из нищеты?» Пожалуй, 4 года назад, когда он приехал в Нью-Йорк, он был беднее среднего белоруса. Уэсли работал по 14 – 16 часов в день, учил язык, не чурался никакой работы, хотя у себя на родине в Африке был хорошим по местным меркам инженером. Бронкс – это маленький анклав переходной экономики в рамках огромного богатого мегаполиса. Люди не боятся перемен. Предприниматели с легкостью относятся к банкротству и неудачам в бизнесе. Гибкость – это главное отличие между бедными иммигрантскими кварталами Америки и Беларусью. У них дух капитализма витает в воздухе. Они ценят стремление заработать и восхищаются теми, кому удалось добиться успеха. У нас душок аморальной и плановой экономики, холявы травит атмосферу, которая насквозь пронизана завистью и неприятием состоятельных людей, как класса. Нищий иммигрант, попавший в среду, где ценятся экономическая свобода, где царит закон, где есть доступ к рынкам, где главное – найти своего потребителя, спокойно может отправить своего ребенка учиться в университет. Ребенок нищего иммигранта спокойно говорит: «Если ты хорошо учишься, то к тебе будет стоять очередь людей, желающих дать кредит на обучение в университете». Побывав в Поставах и Белыничах, Речице и Осиповичах, Бресте и Гродно с горечью понимаешь, что помимо премудростей экономики и информационных технологий, белорусы психологически не готовы к переменам.

Во-первых, надо признать очевидный факт, что ни Шушкевич, ни Горбачев, ни директор твоего завода не разваливали Советский Союз. Ты лично не мог контролировать кардинальные изменения экономической среды. Во-вторых, тебе надо признать, что другими стали отношения «потребитель – производитель». За сломанным «железным занавесом» люди увидели, что в мире работают, учатся и думают иначе. Из 4,5 белорусских рабочих большинство продолжает искать того человека или структуру, который виноват в переменах... и голосуют за того, кто обещает им старый «сыр». Они все еще живут в «лабиринте», где уже нет и никогда не будет той работы, тех отношений, к которым они привыкли за последние 20 – 30 лет. Что лучше, искать новый сыр или обреченно ждать подачек от государства? Басня о мышал и людям помогает нам ответить на этот вопрос.

О мышах и людях

Мышки Шмыга и Спешка каждый день находятся в поисках своего сыра. Они – простые грызуны, и ищут философский смысл бытия. Им надо выжить, полагаясь исключительно на свои инстинкты. В отличие от них Кшыштоф и Михась, как homo sapience, рассчитывают на свои умственные способности. Каждое утро мыши и люди надевают кроссовки и бегают по лабиринту в поисках своего любимого сыра. Среди множества перегородок, тупиков, хранилищ и комнат легко заблудиться, но, если хорошо поискать, если изучить лабиринт, то всегда можно найти сыр на любой вкус. Шмыга и Спешка используют методику проб и ошибок, т.е. работают методом тыка. Они по запаху определяют, где может быть сыр, и быстро двигаются в этом направлении. Далеко не всегда получается – такова жизнь. Кшыштоф и Михась со своим сложным мировоззрением ищут сыр, полагаясь на свои аналитические способности, на ошибки и опыт прошлого. Наконец, каждый находит свой любимый сыр в комнате Гармонии. Каждое утро люди и мыши приходят в комнату и наслаждаются ароматом своих любимых видов сыра. Вскоре новшество превращается в рутину.

Поведение мышей и людей меняется. Шмыга и Спешка по-прежнему встают рано утром и делают интенсивную пробежку по лабиринту. В комнате Гармонии они снимают кроссовки, но не прячут их в чулан, а всегда держат в прихожей, наготове. Они внимательно изучают обстановку, отмечают состояние запасов сыра и его качество. Вначале Кшыштоф и Михась также встают рано утром и проделывают обычную работу, но постепенно утро начинается позже. Они с важным видом приходят в комнату Гармонии, уверенные в том, что сыр от них никуда не денется. Они не знают, как сыр оказался в комнате, кто его туда положил, но предполагают, что он там будет всегда. В комнате они чувствуют себя хозяевами: прячут кроссовки, надевают удобные домашние тапочки и наслаждаются сыром. Михась был уверен, что сыра хватит на всю жизнь. Незаметно люди начали считать Гармонию своей. Они рядом построили свои дома, открыли клубы и дискотеки. Иногда Кшыштоф и Михась приглашали гостей и с гордостью показывали им запасы своего сыра. «Мы заслужили его» - повторяли они гостям с заграницы. Прошло немало времени. Уверенность людей переросла в высокомерие. Они не считали нужным обращать внимание на происходящие вокруг перемены.

Старого Сыра нет и не будет

Однажды Шмыга и Спешка пришли в комнату Гармонии и обнаружили, что сыра там нет. Они были к этому готовы, поскольку давно заметили, что запасы сыра подходят к концу. Поиск сыра в хитросплетениях лабиринта был неизбежен. Кроссовки на ноги – и мыши целеустремленно бежали навстречу новому сыру. Они не занимались сложным анализом. Для них проблема и ее решение были простыми и понятными: раз нет сыра в одном месте, надо искать его в другом. Мыши быстро адаптировали свое поведение к новой реальности. Когда ближе к обеду Кшыштоф и Михась пришли в комнату и не увидели сыра, они были в шоке: «Как это нет сыра?» - повторяли они все громче и громче, как будто от этого сыр появится. «Кто украл мой сыр?» - завопил Михась. «Это не справедливо!» - бубнил он под нос. Для Михася сыр в комнате Гармонии означал стабильную жизнь, работу и традиционную семью. Как же сейчас жить без привычного и положенного ему сыра? Люди не могли придумать ничего лучшего, как начать поиски сыра в той же комнате. Им надо было в двадцатый раз убедиться, что сыра в привычном месте нет. Михась впал в депрессию. Он построил жизненные планы вокруг сыра. Все провалилось. Почему их никто не предупредил? Голодные и злые они пошли домой. На следующее утро они опять пришли в комнату Гармонии, надеясь, что кто-то все-таки принесет туда сыр. Но пустая комната была такой же, как вчера. Люди не знали, что делать. Михась закрыл глаза, заткнул уши, пытаясь закрыться от жестокой реальности. Он не замечал, что количество сыра уменьшалось постепенно. Ему приятнее было думать, что кто-то украл его сыр: «Почему они со мной так поступили?» Кшыштоф пытался найти Шмыгу и Спешку, но мышей нигде не было. «Неужели они знают то, чего мы не знаем?» «Да нет же, это глупые мыши. Они реагируют на то, что происходит. Мы, люди, мы особые». Кшыштофу казалось, что умные люди должны были действовать, а не жаловаться на жестокую жизнь, обвиняя всех на свете, включая заграницу. В результате сложных умозаключений он пришел к выводу, что люди должны изменить свое поведение и приспособиться к новой реальности. Михась по-прежнему стоял на своем: «Мы – особые. Даже если это случилось, нам положены привилегии и компенсация». Кшыштоф не понимал, почему кто-то должен им давать им сыр. Михась ссылался на права человека, на конституционные гарантии и на долг людей из других лабиринтов. «Не мы создали эту проблему. Пусть тот, кто украл сыр, думает, как нас вытащить из проблем».

Кшыштофу начало надоедать ворчание Михася. Он был готов вспомнить старое и отправиться на поиски нового сыра. В то время как люди продолжали выяснять отношения, мыши обследовали новую часть лабиринта и, наконец, нашли огромные запасы сыра в комнате Славы. За время поисков пришлось и поголодать, и плутать в тупиках, но упорство было вознаграждено. А Михась с Кшыштофом все еще спорили в пустой комнате Гармонии, обвиняя друг друга в том, что случилось. Кшыштоф представлял себе, что их друзья - мыши уже давно наши что-то. Воображая новый сыр, он непроизвольно глотал слюну. «Хватит киснуть, пошли!» - обратился Кшыштоф к Михасю. Но тот был неумолим: «Мне здесь хорошо, все знакомо, все под контролем. К тому же, в лабиринте опасно». Он забыл, что когда-то регулярно искал сыр в лабиринте, но возраст и привычки выбили его из колеи. «Я не хочу делать из себя клоуна, я же не мальчик, чтобы бегать по лабиринту». Люди по привычке приходили в комнату Гармонии, жаловались, но страх перемен был сильнее. Появились головные боли, бессонница или кошмары. Они начали пробивать стены, думая, что кто-то спрятал сыр в тайниках. Работали с утра до ночи, но сыр в пустой комнате так и не появился. Кшыштоф начинал понимать разницу между просто деятельностью и производительностью. ВВП людей росло, а вот сыра как не было, так и нет. Люди похудели, осунулись, но старались решить проблему в рамках старой комнаты.

Перемены – это хорошо

Наконец, Кшыштофу все надоело. Он решил отправиться в лабиринт на поиски нового сыра. Михась боялся выходить из привычного ритма жизни. Неизвестное будущее пугало его. Кшыштоф достал из чулана старые кроссовки и отправился в лабиринт, а Михась продолжал ждать в разбитой комнате Гармонии, что кто-то принесет ему сыр. «А что если в лабиринте нет сыра? А что если мы его не найдем?» Эти мысли блокировали способность Михася к активной жизни. Кшыштоф же начал смеяться над собственной глупостью: «Почему мы так долго сидели в этой пустой комнате? Понимаешь, друг, если мы не изменим свое поведение, то мы попросту вымрем». Михась продолжал бубнить: «Кто украл мой сыр?» Кшыштоф с возрастающей уверенностью напевал: «Надо было быстро двигаться за сыром». Поиски в неизвестных частях лабиринта нравились ему. Первые шаги давались очень трудно. Сказывалось отсутствие навыков. «В будущем я не допущу такой бессырной ситуации. Ладно, лучше поздно, чем никогда». Вскоре Кшыштоф начал находить небольшие количества сыра, угощал Михася, стараясь убедить его начать поиски. Каждый раз, когда отчаяние и тревога начинала одолевать Кшыштофа, он говорил себе, что поиски сыра в лабиринте гораздо лучше, чем нытье в пустой полуразрушенной комнате. Гораздо лучше держать ситуацию под контролем, а не плыть по течению жизни. Если мыши смогли найти сыр, почему человек должен сдаваться? В поисках нового сыра Кшыштоф начинал понимать, что ситуация не была бы такой тяжелой, если бы они не игнорировали признаков грядущих перемен, если бы готовились к ним, а не ждали манны небесной: «Надо постоянно следить за сыром и понимать, когда он теряет качество».

Через боль и терпения Кшыштоф понял, что только поиски в новых частях лабиринта могут привести к сыру. К своему изумлению, он обнаружил, что в процессе поиска исчезает страх. Оказывается, изменение могут не ухудшать, а улучшать ситуацию. Сидя в пустой комнате и жалуясь на жизнь, к такому выводу не придешь. Кшыштоф часто натыкался на комнаты, в которых находил крохи от невиданных доселе видов сыра. Он понял еще одну истину: чем быстрее человек почувствует порчу старого сыра, чем серьезнее подготовится к ним и быстрее начнет действовать, тем быстрее он найдет свой новый сыр. Он не забывал приносить другу кусочки нового сыра, но Михась с грустью отказывался: «Я не думаю, что мне по душе новый сыр. Я хочу, чтобы мне вернули мой старый сыр. Я не изменюсь, пока мне не дадут то, что я хочу, к чему я привык». Михась игнорировал перемены. Старые убеждения блокировали очевидные даже для простых мышей истины.

А хто там iдзе

И вот, наконец, после долгих поисков Кшыштоф нашел комнату Славы, которая была наполнена огромным количеством сыра. На куске прекрасного голландского сыра он увидел старых друзей Шмыгу и Спешку. По их толстым брюшкам было видно, что они были в этой комнате далеко не первую неделю. Кшыштоф присмотрел замечательный вид сыра, отломал кусочек и начал трапезу, предварительно сняв кроссовки и поставив их рядом с собой. Он хорошо усвоил уроки прошлого и предложил тост «За перемены!» В этот момент он подумал о Михасе, который угасал в далекой, заброшенной комнате, тупо штампуя ВВП и обвиняя весь мир в пропаже СэСэСыРа. Кшыштоф хорошо усвоил уроки прошлого. Несмотря на большие запасы сыра, он каждый день внимательно осматривает окрестности, изучает лабиринт и готовится к возможным переменам. Однажды вечером он услышал за углом чьи-то робкие шаги. «А хто там iдзе?» - подумал он и с надеждой пошел открывать дверь.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…