Рынок или директива

Автор  03 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Чиновники рьяно бросились выполнять директиву № 1. Каждый по-своему. Одни стараются выслужиться и правильно понять дух данного документа. Другие – читают между строк – и находят в чужих кабинетах пустые бутылки. Третьи – принялись наводить порядок в распоясавшийся статистике. Белорусская бюрократия дружно встала на борьбу против собственноручно созданной анархии. За железный порядок и дисциплину. За план и прогноз. За вторую пятилетку.
    Более 70 лет коммунисты и большевики боялись анархии рынка. Более 10 лет белорусские власти пугают народ тем же. С одной стороны, их фобии искренни. Они действительно не понимают смысл рынка. С другой стороны, они явно лицемерят. Директивный порядок нужен им для банального зарабатывания денег. За счет бюджета. Т. е. за наш с вами счет. Директива нужна для того, чтобы убрать конкурентов, чтобы поместить дамоклов меч над каждым бизнесом. Сегодня над каждым белорусским предпринимателем висит столько «холодного оружия», что телодвижения бюрократов по регулированию экономики напоминают тотемный танец с саблями перед кровеиспусканием.
 

Все во имя порядка, уравнивающего и беспощадного. Но не ко всем, а только к чужим, т. е. к конкурентам за доступ к потребителю, избирателю или кредитору. Это и есть суть белорусской экономической модели. Это и есть ее идеология нерынка и контранархии. Она построена на сильном иррациональном страхе человека. Страхе потерять работу и не получать пенсию. Страхе остаться хуже, чем сосед. Страхе перед эксплуатацией глобализации и ТНК, что бы это не значило. Белорусские шаманы, т. е. специалисты по идеологии, утверждают, что рынок превратит страхи в реальность.
Советский человек, которого в белорусах еще очень много, привык жить в планах: пятилетних, производственных и даже длиною в жизнь. Чужой дядя уверял, что заботится о нем с рождения до гроба. Не дай бог не оступиться, не ошибиться – не выбиться за жесткие рамки устава завода, партии или профсоюза. Плановики – затейники год от года придумывали разные занимательные схемы, чтобы веселее было: то реки повернуть вспять, то целину поднять, то Полесье осушить, то с пьянством бороться. Никто не думал о последствиях. Никто не платил за ошибки. Наказывали стрелочников, тех, кто оказался в ненужное время в ненужном месте. Ошибки советских директивщиков были такие грубые, их было так много, что даже силовые структуры не могли сохранить империю. Платили не только золотой монетой, но миллионами жизней и загаженной природой. Белорусский идеологический официоз копируют ту же систему.
Пришло время рынка. Предприимчивый человек образовался. Молодежь встряхнулась. Наконец, каждый может получить по труду. Но чиновник вдруг испугался: А как это прожить без плана, без «заботливой руки»?» Ему вторят те нахлебники, которые привыкли жить в коммунизме и быть теми самыми «заботливыми руками», партработниками, профсоюзными и советскими деятелями. «Рынок – это анархия, это хаос. Это человек человеку волк», - вторят они. Единственный путь спасения их системы – заразить нас страхом. Они врут нам про звериное лицо капитализма, про эксплуатацию рынка. А тот, не ведая о наездах белорусских идеологов, продолжал платить рабочим $17 в час. Совсем не похожи на жертвы путешествующие по всему миру «заэксплуатированные» немецкие, американские или итальянские пенсионеры.
Можно ли простого среднего человека назвать анархистом? Можно ли сказать, что он меняет свои вкусы, взгляды и ценности каждый день? Можно ли предположить, что каждый из нас напоминает шизофреника, который не отдает себе отчета в том, что он делает, и кто он есть? Если ты ответил на все три вопроса «нет», значит, ты смело можешь сделать вывод: «Рынок – это не анархия». Это живая, динамичная система. Порядка в ней столько, сколько в планах, целях и действиях каждого человека. В каждом обществе есть свои традиции, культурные особенности, религия. На привычки и стиль жизни влияет климат и месторасположение, доступ к информации из внешнего мира. Многие из них не меняются, даже если сегодня сказать, что мы строим социализм, а завтра то же самое назвать рынком. Нельзя сегодня быть белорусом, а завтра проснуться американцем, даже если язык выучишь. Эти самые общественные институты придают стабильности обществу и человеку. Главное – чтобы они не цементировали его, не лишали права выбора, не били по рукам за излишнюю активность. Рынок дает право человеку на ошибку и возлагает обязательство платить за нее. Главный принцип рынка морален и универсален: возьми, что хочешь, только заплати за это. Нет насилия, есть добровольный обмен. Не хочешь – не меняйся.
Каждый работает на себя, но его работа напрямую связана с удовлетворением желаний других людей. Каждый служит другим. Чем большему количеству людей служишь, тем богаче живешь. С другой стороны, другие служат тебе. Здесь нет никаких противоречий. Рынок направляет усилия человека туда, где он наилучшим способом может удовлетворить потребности других. Причем делает это без принуждения и насилия. Государство также не спит. Оно защищает нас и наше имущество от хулиганов, бандитов и не делает выбор за нас. Оно выступает в качестве третейского судьи, чтобы люди решали споры без кулаков и пистолетов.
Рынок – это самая упорядоченная система, где каждый реально имеет право голоса – заработанным или потраченным рублем. Здесь нет политических или экономических диктаторов, которые требуют беспрекословного подчинения во всем. Здесь нет необходимости принимать директивы. Каждый человек свободен выбирать: работать или не работать, пить или не пить, откладывать на черный день или все тратить на гулянках, платить за обучение или жить неучем. Он и только он решает, сколько и как ему жить. Ну, в какой-то степени, и гены родителей. Беспорядок и сумятицу вносит в строгий, моральный механизм рынка именно государство. Бюрократы в погоне за своей личной властью и богатством пытаются втюхать нам избитые идеологемы. Их суть проста: пятое колесо делает телегу быстрее и эффективнее. Не верьте. В 1917 большевики обещали исправить провалы рынка. «Завалили» десятки стран мира. В 1970-х зеленые обещали гибель Земли от глобального похолодания. Природа лишь посмеялась над ними. В 1990-е нас начали пугать глобальным потеплением, озоновой дырой, перенаселением и генетически модифицированными продуктами питания. Бюрократы весьма изобретательны в выборе новых фобий. Директива № 1 – это проявление фобии, которой мир уже давно переболел. Беларуси пора вернуться к здоровому образу жизни. Пора начать строить рынок.
 

Другие материалы в этой категории: « Что я знаю об Айн Рэнд Она идет по жизни смеясь »

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!