Либертарианство за один урок

Автор  03 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Глава 16. Терапевтическое государство "Кризис здравоохранения" -- одна из главных тем споров в обществе. Политики, что неудивительно, хотят ещё большего государственного вмешательства в то, как работать докторам, больницам, фармацевтическим и страховым компаниям. Эксперты в области здравоохранения придерживаются самых разных взглядов -- кто-то призывает к большему, кто-то -- к меньшему государственному финансированию и регулированию медицинского рынка. Поступающая информация обычно несет печать кризиса. У тридцати пяти миллионов американцев не застраховано здоровье! Американцы на здравоохранение отдают из национального дохода больше любой другой нации! Стоимость медицинского обслуживания стремительно растёт! Доктора уходят, поскольку страхование неправильного медицинского лечения слишком дорого! Государственное медицинское обслуживание и медицинская помощь неимущим -- самые быстро дорожающие статьи в федеральном бюджете! Фармацевтические компании извлекают огромные прибыли! Больничные палаты неотложной помощи перегружены и полны насилия! Никто не оспаривает ценность хорошего здоровья или то, насколько для этого важен доступ к медицинскому обслуживанию. Отчего же наша медицинская система кажется такой неудовлетворительной? Как она дошла до такого? Что мы можем сделать для исправления дел? Избежать неразберихи
 

Давайте сначала избавимся от навязчивых ошибок и посмотрим в глаза действительности. Не бывает бесплатных обедов и бесплатного медицинского ухода. Часто возражают, что медицинское обслуживание должно быть бесплатным или что правительство должно его обеспечить. Такие доводы затуманивают реальность, ведь врачи, медсестры, больницы и медицинские чиновники не работают даром. Если те, кто получает медицинскую помощь, не оплачивают её сами, то они -- паразитирующие "халявщики" на тех, кто вынужден платить за это своими налоговыми долларами, более высокими страховыми взносами либо более высокими гонорарами врачам и лечебницам. Ни у кого нет "права" на медицинское обслуживание. Для меня требовать такое право -- значит заставлять других людей обеспечивать меня лекарствами, докторами и лечебницами за их счёт. Принцип самопринадлежности удерживает меня от выдвижение такого нелепого требования. Другие тоже принадлежат самим себе. Я не имею нравственного права заставлять их оплачивать мои желания или нужды. Мирное убеждение, благотворительность - да; насилие - нет. Ошибочное мнение о том, что медицинское обслуживание -- "право", является на самом деле первоочередным источником хаоса в нынешней медицине. Социализм может улучшить нашу систему медицинского обслуживания не больше, чем экономику Советского Союза и Восточной Европы. Здравоохранение включает в себя миллионы тех кто предлагает услуги и тех кто их потребляет, занятых в миллиардах сделок ежедневно. Оно прекрасно могло бы функционировать в условиях свободного рынка, но ему этого не позволяют. Американская медицина уже и так жестко регулируется и контролируется сотнями федеральных и местных служб. Правительство управляет крупными больницами, например находящимися в ведении Управления по делам ветеранов или Окружных властей. Эти учреждения и их пациенты страдают от неэффективности и объективных проблем, неизменно встречающихся при социализме. Более сильное государственное вмешательство не может улучшить дело. Законодатели и чиновники не знают и не могут знать, как направить дефицитные медицинские ресурсы туда, где они будут полезнее всего, с учётом предпочтений тех, кому это более всего нужно -- пациентов. Нет совершенного решения. Утопия не существует. Человеческие существа неизменно страдают от многих недугов, ещё до рождения и до самой старости. Медицинское обслуживание не может изменить этого. Те, кто предлагает медицинские услуги и учёные-исследователи могут помочь лишь ограниченным образом. Наше общество стареет, и пожилым людям чаще требуются медицинское наблюдение, госпитализация и лекарства. Наконец, нам надо, согласиться с тем, что медсёстры, доктора, больницы, фармацевтические компании и прочие медицинские профессионалы не являются Злом от того, что требуют плату за свои услуги. Плохое здоровье, понятно, делает нас сердитыми и ранимыми, но было бы ошибкой ополчаться против тех, кто зарабатывает себе на жизнь заботой и лечением, или призывать к бюрократическому надзору над ними. Возрастание государственного вмешательства в медицинские услуги только уменьшит их предложение, вытесняя наилучших представителей медицинских профессий, и отпугивая полноценную молодёжь от занятий медициной.

Терапевтическое государство
Правительственная политика и согласная с нею американская общественность создали терапевтическое государство. Что же мы понимаем под термином "терапевтическое государство"? Государственная власть срослась с медицинским аппаратом так, что лишает рядовых граждан права самим решать вопросы своего лечения. Только утверждённые государством лица, "доктора", могут предоставлять медицинские консультации или лечение. Только утверждённые государством вещества, "лекарства", можно применять для лечения болезни и только получившие государственную лицензию доктора могут их прописывать. Есть тенденция к распространению понятия "лекарство" на такие вещества как витамины, с целью установления контроля и над ними. Таким же образом термины "заболевание" и "лечение" расширились, подразумевая всё больше аспектов нашей жизни, так что по сути любая человеческая деятельность становится объектом контроля со стороны "медицинского вмешательства", при поддержке закона. Утрата свобод, личной самостоятельности при нашем терапевтическом государстве поистине также серьёзна, как и при государстве теократическом. Основатели этой страны понимали значимость отделения церкви от государства. Они понимали, что когда религия соединена с государственной властью, то люди страдают от потери свободы и от отказа в праве на свободную научную и интеллектуальную деятельность. Теократические государства, например, сегодняшний Иран, показывают нам огромное значение такого разделения. Столь же важно отделить и медицину от государства. Доверчивая публика, по понятным причинам стремящаяся к крепкому здоровью, соглашается с тем, что медицинские вопросы должны быть оставлены для решения специалистам -- докторов и чиновников. Первым шагом для американцев к улучшению здравоохранения должен быть отказ от точки зрения, будто Старший Брат доктор и бюрократ лучше знают что делать. Мы должны потребовать уважения к нашему праву принимать на себя ответственность за решение вопросов собственного лечения. Только тогда мы сможем заложить фундамент перемен, ведущих к эффективному здравоохранению по разумным ценам.

Кое-что из медицинской истории
Медицина ХIX в. была примитивной. Анестезия была во младенческом состоянии, а антибиотики не были открыты. Значение поддержания стерильных условий ещё не было известно. Инфекция убивала многих больных и жестоко ограничивала возможности хирургии. Смертоносные эпидемии были обычным делом, тогда как вакцины для развития иммунитета были неизвестны. Рентгеновская технология ещё не появилась на свет. Лечебницы, по сравнению с домашним лечением, не были безопасным для пациентов местом. Потребители могли законным образом пользовать себя лекарствами, которые они приобретали. В таких обстоятельствах врачи, помимо архаического ухода и советов, могли немногое. Ни федеральное правительство, ни правительства штатов не требовали лицензий для "практикования" медицины. Был ряд медицинских училищ, очень многие из которых обучали чернокожих, после выпуска работавших в общинах национальных и расовых меньшинств. Пациенты имели дело непосредственно с врачами, участвуя в принятии решений касающихся лечения и договариваясь о цене. Монополия Американской Медицинской Ассоциации Открытый доступ к медицинской профессии новых практикующих медиков заставил давно обосновавшихся врачей создать Американскую Медицинскую Ассоциацию (АМА). С появлением АМА стало ясно, что первоочередной целью этой организации является ограничение количества практиков ради сохранения экономических позиций её членов. Её цель: ограничить число докторов так, чтобы каждый работающий врач делал больше денег. АМА вполне добилась успеха. В начале ХХ в. АМА взялась за контролирование медицинских училищ, утверждая или отвергая их учебные программы. Многим существовавшим училищам приходилось закрываться из-за отказа в утверждении. Закрылись двери почти всех негритянских медицинских училищ. В конце концов для врачей-аспирантов в училищах осталось гораздо меньше свободных мест. План АМА не мог удастся без государственной поддержки, поэтому Ассоциация искала её у правительств штатов. Правительства штатов вступили в сотрудничество, проводя законы, требующие для ведения медицинской практики удостоверений об окончании утверждённых АМА училищ. Так родилось медицинское лицензирование. Монополисты от медицины маскировали свои истинные намерения языком общественных интересов. "Мы должны защитить несведущее общество от знахарей и шарлатанов, не имеющих надлежащей медицинской подготовки и чувства этики". Государственная медицинская бюрократия выдвигала тот же аргумент. Это ложь. Медицинское лицензирование имеет мало общего с качественным здравоохранением. Зато оно имеет много общего с ограничениями и контролированием тех, кто предлагает консультации и помощь в отношении здоровья. Комитет по продовольствию и лекарствам Конгресс создал Комитет по продовольствию и лекарствам (КПЛ) в начале века после сенсационных разоблачений, связанных с санитарными вопросами в мясной промышленности. Предполагалось, что только федеральное агентство могло обеспечить чистоту продуктов и лекарств. При выдаче разрешения на продажу фармацевтических средств КПЛ до 1962 г. требовал лишь, чтобы они были безопасны. С 1962 г. КПЛ стал требовать испытаний их безопасности и эффективности при специфическом назначении. Проведение в жизнь правил КПЛ 1962 года вызвало увеличение заболеваемости и сотни тысяч преждевременных смертей. Фармацевтические компании тратят миллионы долларов для выведения нового лекарства на рынок, но не все их исследования приводят появлению у больных медицински полезного препарата. В среднем на утверждение нового лекарства в КПЛ уходит около восьми лет. В результате, лекарства, многие из которых уже давно разрешены в других странах, запрещены для американцев. Кризис со СПИДом высветил те препятствия для здравоохранения, которые создает КПЛ. Активисты борьбы со СПИДом открыто ввозят в страну неутверждённые средства для его лечения, чтобы спасти умирающих жертв этой болезни, и продемонстрировать абсурдность запрещения доступных путей лечения больных, которые в противном случае будут обречены. Их активность побудила КПЛ ускорить некоторые из своих процедур в надежде на открытие средства против СПИДа. Нет никаких логических обоснований для отказа страдающим любым другим недугом больным, в праве самим решать вопросы своего лечения. В чем заключается общественный интерес? Все мы хотим, чтобы медики, занимающиеся нашим лечением, были хорошо подготовлены и компетентны. Мы хотим, чтобы наша медицина была честна и эффективна. Нам нужна информация о медицинских профессионалах и о медикаментах, которые мы приобретаем, для того, чтобы принимать продуманные решения о лечении. Мы можем это получать без медицинского лицензирования или государственных агентств наподобие КПЛ. Государственная лицензия не удостоверяет компетентность врача. Если бы удостоверяла, то не было бы случаев ошибок в лечении. В большинстве штатов лицензирование - лишь базовый уровень общемедицинской практики. Оно просто говорит о том, что врач прошёл аттестацию один раз. Подавляющее большинство докторов являются специалистами, которые после необходимой подготовки получают удостоверение о компетентности по решению совета частных врачей, а не правительства. Очень многие из нас уже сейчас ищут таких специалистов, когда нам требуется лечение полагаясь на советы родственников, друзей или других врачей, которым мы доверяем. Государственная лицензия делает очень мало, за исключением того, что порождает ложное ощущение безопасности и создает препятствия для пациентов, ищущих сведения о врачах и их квалификации. Подобным же образом нет необходимости и в КПЛ как в поставщике соответствующей информации. На американском рынке есть много предприятий, которые предоставляют информацию потребителям. Лаборатории страховых компаний испытывают и сертифицируют электрические приборы. Серьёзный потребитель не купит прибор без ярлыка "ЛСК". Американское общество по испытаниям материалов проверяет и устанавливает стандарты для тысяч материалов, применяемых в промышленности. Союз потребителей публикует "Потребительские обзоры", популярный иллюстрированный журнал, освещающий тестирование сотен продуктов. Если бы правительство покинуло эту сферу, то существующий информационный бизнес расширился бы предоставляя потребителям необходимые данные о медицине. Всё, что вам и мне нужно делать, это быть разборчивыми пациентами и пользоваться с умом имеющейся информацией. Медицинское страхование: отделение пациента от доктора "Медицинское страхование" -- это неправильный термин. Сравните его со страхованием автомашины. Когда страхуют автомобиль, владелец сам платит за повседневную эксплуатацию машины, а страхование, вступает в силу только при событиях, связанных со специфическим риском, таких как авария или угон. Большинство медицинских страховок, обычно предлагаемых в качестве льгот при трудоустройстве, лучше назвать предоплатой любых медицинских расходов. В большинстве случаев больные платят очень мало или совсем ничего из своего кармана за лечение, визиты к врачам или госпитализацию. Как правило, страховая компания почти целиком оплачивает докторский или больничный счета. Неудивительно, что тот, кто почти ничего не платит из своего кармана за медицинское внимание, будет стремиться приобрести его больше, чем если бы он выплачивал полную стоимость, или хотя бы его существенную долю. Таким образом, эта система подталкивает пациентов к перерасходу, заставляя расти спрос и цену. Страховая система склонна также устранить всякую возможность переговоров между врачом и пациентом о том сколько та или иная консультация или процедура будет стоить. В самом деле, многие доктора и пациенты этого просто не знают или им все равно. Они полагаются на страховую компанию (или Государственную систему здравоохранения), чтобы те все решили и сказали им. Любопытно, что когда медицинские процедуры необычны и не покрываются страховкой, например, пластическая хирургия; что пациент и врач действительно договариваются и назначают цену за полную процедуру и лечение ещё до того как к ним приступить. Влияние налогов на медицинское страхование Миллионы людей не имеют никакой медицинской страховки. Значительную роль тут играет федеральная налоговая система. Оплачиваемое работодателем медицинское страхование является налоговым вычитанием для работодателя и не облагается налогом как доход работника. Страховка, приобретаемая человеком независимо, или владельцам собственного дела, наоборот подлежит налогообложению. Поэтому большинство работников не приобретают страховку дополнительно к той что оплачена по месту работы. Если они меняют работу или их увольняют, то они теряют свою страховку. Многие другие благоразумно отказываются от приобретения медицинской страховки в виду ее дороговизны, особенно, если эти расходы не являются вычитанием из налогов. Они предпочитают быть "самоподстраховывающимися". Пока существуют федеральные подоходные налоги, можно провести одну простую промежуточную реформу, установив приобретение медицинской страховки как вычитание из налогов. Это предоставило бы безработным или владельцам собственного дела такие же налоговые льготы, какие получают служащие, чью страховку оплачивает работодатель. К тому же, всякая оплата медицинских расходов из своего кармана должна также вычитаться из налогов. Еще одной реформой было бы правило, которое позволяло бы перечислять страховку работника от одного работодателя к другому или в статус безработного. Тогда работник не будет чувствовать себя связанным с одним работодателем только ради удержания медицинской страховки. Он или она получат большую подвижность на рынке труда. Там, где местные или федеральные законы препятствуют страхователям и работодателям принять эту реформу, такие законы должны быть отменены. Медицинский "ЛПС" и сберегательные счета Два других стоящих предложения по улучшению ситуации при текущей налоговой системе -- медицинский Личный пенсионный счёт (ЛПС) и медицинские сбережения. Медицинский ЛПС распространяется на отчисления по существующему закону о налогах для ЛПС. В настоящее время работающие могут вкладывать в ЛПС 2000 долл.в год не облагаемых налогом, а нарастающие при этом проценты не также не подлежат налогообложению. По выходе на пенсию владелец ЛПС может, когда угодно, снимать деньги со счёта и выплачивать при этом налоги по более низким ставкам, так как доходы пенсионера ниже. Идея ЛПС просто позволяет работающим уберечь от налогообложения больше денег во время трудовой деятельности, чтобы больше денег оставалось для медицинских целей после выхода на пенсию. Медицинский сберегательный счёт улучшает идею ЛПС, решая вопрос текущих медицинских расходов трудящихся. Согласно этому предложению налоговый закон позволил бы работающим откладывать заработки на сберегательный счёт и закрывать его только в случае катастрофических медицинских потребностей. Работающие не могли бы снимать с него деньги на обычные расходы по лечению. Как при ЛПС, так и при медицинских сбережениях, человек выигрывает от уменьшения налогов и от того, что внесённые деньги остаются его собственностью. Если они не используются, то переходят в его состояние, в отличие от системы Медицинской помощи неимущим. В равной степени весомые, эти новшества способствуют передаче силы в принятии решений пациенту от чиновников из правительства или страховых компаний. Больничная страховая система "стоимость-плюс" В 1930--1940-е гг. появились новые способы оплаты здравоохранения. Депрессия снизила до критической отметки доходы больниц, а некоторые из них разорились. Работодатели и профессиональные союзы объединили группы пациентов и вступили в переговоры с больницами и врачами о групповых расценках. Больницы приняли инициативу, предлагая членам групп услуги на условиях предоплаты. Целью этого, в частности, было склонить общественное мнение к тому, что первое место в здравоохранении следует отвести именно больницам и клиникам. А те уже начали получать оплату по новым "страховкам". Главным ценообразующим элементом новой системы была оплата по факту "стоимость-плюс" для больниц. В Синем Кресте и других конкурирующих фондах больные платили деньги в фонд. Фонд затем возмещал больнице стоимость операции на основе доли участников этого фонда, воспользовавшихся этой больницей, плюс, по договоренности, процент прибыли. При системе "стоимость-плюс" у больниц был стимул повышать цены, добавляя как можно больше услуг и технологий. Общеизвестно, что эта система развивалась чтобы помочь больницам, а не улучшить заботу о больных . Другое очевидное следствие такой системы -- дальнейшее разделение тех, кто оказывает медицинские услуги и тех кто их потребляет. Когда пациенты попадают в больницу, то они почти ничего не платят напрямую. У них мало представления о том какие процедуры, какой уход, персонал и лекарства будут предоставлены и нет даже особого интереса спрашивать об этом. Лечащие врачи предписывают медикаменты и процедуры, не зная цен. Счёт за больницу – невнятная тарабарщина для больного, слабо связанный с действительностью. Отказать в неправильных или неприемлемых ценах или нет, зависит от усмотрения страховой компании или Медицинской помощи неимущим. Большая государственная медицина 1960-е годы увидели настоящий взрыв роста государственных программ, государственного регулирования и роста цен на здравоохранение. Работодатель предоставлял медицинскую страховку большинству наёмных работников, однако скрывал тот факт что многие другие страховки не имели. В 1960 г. Конгресс принял закон о финансировании программ медицинских пособий, по которым работали штаты. В 1965 г. Конгресс объявил, что у всех есть право на основную медицинскую помощь и создал систему государственного медицинского обслуживания и медицинской помощи неимущим. Государственное медицинское обслуживание предусматривают непосредственное медицинское обслуживание престарелых, оплачивая как их госпитализацию так и расходы на врача. Meдицинская помощь неимущим это сочетание федеральной и местной программ, которая оплачивает медицинские пособия бедным, независимо от возраста. Государство стало самым большим и единственным покупателем здравоохранения, и переняло самые скверные бюрократические подходы у существующей системы "стоимость-плюс", которая развилась в сферу медицинского страхования. Неизбежным результатом стали заоблачные цены для налогоплательщиков и пациентов. В частности, разделение больного и медика стало больше, чем раньше, а пациент имеет всё меньше и меньше власти над собственном здоровьем. Государственное медицинское обслуживание и Медицинская помощь неимущим -- самые быстрорастущие статьи федерального бюджета. С 1978 до 1988 г. расходы на Государственную медицинскую помощь возросли с 25 до 88 миллиардов ежегодно. Подобным же образом затраты на Meдицинскую помощь неимущим подскочили с 19 до 55 млрд. Очевидно, в период рецессии больше людей теряют работу и появляется больший спрос на систему помощи неимущим. Конгресс, вероятно, повысит налоги для оплаты этих возросших потребностей и тем самым еще больше подавит экономическую активность. Порочный круг. Как и в случае с системой Социального обеспечения, в частности из-за старения нашего населения, Государственная медицинская помощь и Медицинская помощь неимущим, потребуют все увеличивающихся сумм налоговых долларов для удовлетворения в будущем потребностей льготников. Это -- копирка катастрофы. Экономика не сможет выжить под наступающим налоговым гнётом. Более молодые работающие налогоплательщики найдут пути избежать уплату налогов, действуя на теневом рынке. Конфликт между поколениями приведёт к ужасным итогам для молодых и старых. Таковы некоторые неизбежные последствия социализма в медицине. Больше государственного управления неизбежно означает больше регулирования и более высокие цены. От страховых компаний требуют страховать все мыслимые физические и ментальные риски, и не дают права на отказ от страхования представителей групп высокого риска. Люди, привыкшие следить за своим здоровьем, все равно должны платить высокие взносы по страхованию их здоровья. От больниц требуется обслуживать любого, кто вошёл в отделение неотложной помощи, даже если он не может платить. Палаты неотложной помощи стали первоочередным лечебным центром для бедных. В некоторых районах неимущим беременным женщинам рекомендуется избегать дородового ухода и появляться в отделении неотложной помощи, оставаясь работающими. Больницы вынуждены взимать более высокую плату с других больных для покрытия расходов неплатящих пациентов. Кризис неправильного медицинского лечения Ещё одной стороной увеличения стоимости медицины является возрастающая тенденция судей присуждать фантастические суммы в качестве возмещения ущерба пострадавшим от неправильных медицинских действий. (Несомненно, неверная практика иногда имеет место, и пострадавшей стороне полагается компенсация от тех, кто нанёс ущерб.) Страховая премия за неправильную врачебную практику возросла соответствующим образом. Многие доктора некоторых специальностей, например, акушёры прекратили практиковать, так как больше не могут оплачивать страхование. Это сокращение числа квалифицированных врачей определённых специальностей оставляет без помощи одних больных и поднимает цены для других. Продолжающие же практиковать доктора при возросшей стоимости страхования, естественно, будут поднимать цены ради покрытия расходов. Организованная медицина не без успеха лоббирует снижение стоимости такой страховки. В некоторых штатах законодатели уже наложили ограничения на размер страховых премий за неправильную медицинскую практику. Но это лишь залечивает симптом. Корень проблемы по-прежнему в отделении пациента от врача. Люди верят, что достойны совершенного медицинского исхода, и у медицинской профессии нет оснований спорить с этим. Лишая больных значимого участия в принятии медицинских решений, врачи порождают представление, будто профессиональные медики всезнающи. Поэтому, если что-то случается, это означает что доктор сделал что-то не так и должен за это заплатить. Это помогает объяснить рост стоимости медицины в виду развития технологии. Основным правовым стандартом неправильной практики является действовал ли данный профессионал в соответствии с обычной практикой таких же профессионалов в обществе. Но суды стремятся применять к докторам более высокие стандарты. Мы хотим, чтобы врачи, осматривая нас, использовали все возможные диагностические тесты. Следовательно, они подвергнут нас бессмысленному количеству анализов, чтобы избежать ответственности за неверную практику. Расходы за все эти излишние тесты всецело лежат на нас. Мы требуем, чтобы все получали заботу класса "Мерседес" каждый раз, хотя в большинстве случаев подойдёт езда и на "Хонде". Больше социализма ухудшит дело Сегодняшняя ситуация с медициной -- самый сложный из наших внутренних вопросов. Невозможно коснуться даже части из них, не затронув целого ряда непредвиденных последствий. К несчастью, ни один политик не желает поинтересоваться, что же на самом деле делает правительство и не являются ли его действия источником проблем. Некоторые нынешние политические предложения включают в себя: национальную программу по медицинскому страхованию необеспеченных людей, оплачиваемую возросшими налогами; законы, требующие от работодателей предусматривать медицинское страхование своих работников; фиксированные государством ставки окладов врачей и стоимости прочих медицинских услуг; ограничение количества и видов медицинских процедур, оплачиваемых системами помощи неимущим. Одно из часто выдвигаемых предложений состоит в усвоении откровенно социализированной системы медицины, такой как в Канаде. Нашим политикам пора открыть для себя тот факт, что социализм провалился везде где его пытались применить. Все социалистические медицинские системы притязали на бесплатное обслуживание. Мы же знаем, что нет ничего бесплатного. А чем меньше нам известно об истинных ценах, тем выше они растут. Социалистическая медицина склонна к низким стандартам, как можно видеть на примерах таких социалистических учреждений в США, как госпитали Управления по делам ветеранов, окружные больницы и медицинская помощь в индейских резервациях. Американцам весьма не повезло бы, если бы они лишились доступа к самому высококачественному здравоохранению, а ведь в Америке пока еще самое высокое в мире качество. Социализированная медицина контролирует ситуацию путём нормирования доступа к больницам и лечению. Для прохождения несрочных процедур пациенты месяцами ждут очереди в больницу. В то же время в США больные со сходными показаниями к лечению попадают туда с небольшой отсрочкой или вовсе без неё. Многие канадцы, в том числе и политики, приезжают на лечение в США чтобы избежать очередей в Канаде, с удовольствием оплачивая дополнительные расходы ради медицины лучшего качества и экономии времени. Любое государственное вмешательство обречено осложнить ситуацию. Государственное фиксирование цен, т.е. установление верхнего предела цены, которую может назначить поставщик, всегда приводит к уменьшению предложения и качества. Например, фармацевтические компании ежегодно тратят миллиарды долларов на разработку новых медикаментов. Если правительство начнёт ограничивать цены, которые они назначают, то инвесторы прекратят вкладывать деньги в эти компании, и у них останется меньше средств на исследования. Итогом будет меньшее количество новых лекарств, зато больше болезней и преждевременных смертей. Другой пример. Если правительство потребует от всех работодателей иметь медицинский фонд для нанятого персонала, то безработица драматически возрастёт. Многие мелкие компании, уже сейчас работающие на грани выживания, будут неспособны осилить дополнительные расходы и закроются. Те, кто хочет открыть свой бизнес, могут быть не в состоянии этого сделать из-за возрастания себестоимости от медицинского страхования работника.

Некоторые либертарианские подходы
Мы с готовностью допускаем, что для проблемы со здравоохранением нет утопического решения. Однако, мы можем улучшить положение, избавившись от правительственных постановлений, приводящих к обратным результатам, и принимая политику, которая поможет пациентам возобновить контроль над собственной жизнью в области медицины.
1. Предусмотреть освобождение медицинского страхования и индивидуальных расходов на медицину от налогов. В качестве первого шага и промежуточного предложения и только пока существует федеральный подоходный налог, налоговое уложение должно предусмотреть налоговый кредит на все медицинские расходы, оплачиваемые отдельным налогоплательщиком, включая стоимость страхования. (Налоговый кредит лучше "вычитания" для налогоплательщика. Доллар по кредиту равен сокращению на один доллар вашего налогового счёта, тогда как удержание всего лишь уменьшает ваш облагаемый налогом доход) Налоговый кредит позволил бы большему числу людей приобретать медицинское страхование, в частности тем, кто не получает его как льготу по месту работы. Предложение о медицинских ЛПС и сберегательных вкладах, обсуждавшееся выше, также было бы полезной промежуточной мерой.
2. Декриминализировать самолечение.
 Так как все люди принадлежат сами себе, то они имеют право решать сами, как обойтись со своими медицинскими проблемами, у кого проконсультироваться, какие медикаменты и какие снадобья принимать. Для новичков это означает снятие правовых ограничений на доступ к медицинской профессии. Если вы захотите принять решение о собственном лечении определенным лекарством, то никакой закон не должен мешать вам покупать его непосредственно в аптеке, фармацевтической компании или в магазине целебного питания. Вы можете для справки проконсультироваться у врача, но вам не понадобится его или её разрешение (предписание) на использование средств по вашему выбору. Эта реформа сбережёт для больных миллионы из докторских гонораров, которые пациенты платят только лишь за получение утверждённого рецепта.
  3. Заменить КПЛ частным сектором в вопросе испытания лекарств.
 Отзовите полномочия КПЛ в контролировании фармацевтических испытаний. Бюрократический подход на годы задерживает появление опробованных медикаментов и повышает стоимость всех лекарств, которые он в конце концов утверждает. Испытания в частном секторе хорошо себя зарекомендовали и могли бы давать профессионалам и больным всю необходимую информацию, помогающую им самим принимать разумные решения о том, что и с какой целью употреблять. Не будь вмешательства КПЛ, у нас было бы изобилие безопасных, качественных медикаментов по ценам ниже нынешних.
  4. Заменить медицинское лицензирование удостоверениями частного сектора.  Покончите с монополией организованной медицины в здравоохранении. В качестве первого шага законодатели штатов    должны открыть лицензирование выпускников всех медицинских учебных заведений, а не только утверждённых АМА. В других странах есть множество хорошо подготовленных и опытных врачей, которые не могут практиковать здесь. Их дарование должно быть доступно тем, кто желает у них консультироваться. Эта реформа позволила бы вновь открыть медицинские училища, предназначенные для подготовки чернокожих докторов и других представителей меньшинств. При наличии большего количества практикующих докторов упадут цены на их услуги. В конечном счёте государственное лицензирование медиков должно прекратиться. Есть много знающих людей с целительными навыками, которые не являются лицензированными врачами: няни, фельдшеры, повивальные бабки и т.п. Одна из причин, отчего медицинский уход стоит так дорого, состоит в том, что очень многое из того, что компетентно могут выполнить не-врачи, делают согласно закону лишь лицензированные медики. Возможность обращаться к профессионалам-неврачам сэкономила бы больным миллиардные суммы. То, что нужно пациенту, это просто информация о подготовке, опыте и квалификации врача, для того чтобы больной мог купить надлежащий уровень консультации и лечения. В настоящее время существуют частные медицинские советы выдающие свидетельства медицинским специалистам. В отсутствии государственного медицинского лицензирования этот процесс сертификации распространился бы и на профессиональных целителей с различным уровнем навыков и подготовки. Как пациенты мы снова обрели бы власть и ответственность к расширению своих возможностей в принятии решений.
5. Освободить от регулирования больницы и страховые компании.
 Как правило, штаты не разрешают строительство и расширение больниц, пока инициаторы проекта не докажут дополнительную необходимость в них для общины (района). Предприниматели от медицины, желающие предложить госпитальные услуги, должны иметь такую возможность. Конкуренция снижает цены, когда рынокфункционирует в нормальных условиях. Это справедливо и для медицинского страхования. Страховые компании должны быть вольны предлагать и строить свою политику в соответствии с пожеланиями потребителей, а не стричь всех под одну гребёнку как это диктуют бюрократы.
  6. Покончить с программами Медицинской помощи неимущим и Государственного медицинского обслуживания. Со времени своего введения Медицинская помощь неимущим и Государственное медицинское обслуживание нанесли неизмеримый ущерб системе здравоохранения и обходятся в сотни миллиардов в налогах, являясь значительным гнётом для экономики. Многие люди поставлены в такое положение, при котором им трудно понять, как могли бы они выжить без этих программ, поэтому самое большое препятствие к прекращению их действия лежит в политической области. Первым логичным шагом стало бы упразднение медицинской помощи неимущим, поскольку эта программа -- часть финансирования за счёт федеральных налогов программы медицинских пособий, проводимой штатами. Нет никакого смысла взимать с американцев налоги, качать деньги в Вашингтон, а затем рассылать остатки обратно по штатам. Штаты должны затем свернуть свои программы медицинских пособий наряду со всеми государственными пособиями, как об этом говорилось в 12 главе. Медицинская же помощь неимущим -- просто федеральная программа пособий для стариков, большинство которых, сами могут осилить оплату медицинских счетов. Первым шагом к отмене этой программы стало бы выведение из неё тех, кто по финансовому положению способен оплачивать собственные счета. Наконец, полностью программа была бы свернута вместе со всеми остальными социалистическими медицинскими схемами в результате или в течение обсуждений. Вывод Нет замены персональной ответственности. Отдавая контроль над вопросами здравоохранения в руки терапевтического государства, американцы сотворили монстра из растущих цен и тяги к целиком социализированной медицине. Даже находясь в опасности, Америка все еще обладает наилучшим на планете здравоохранением. Самое хорошее решение (совершенных решений не бывает) --каждому из нас потребовать права самому распоряжаться собственным здоровьем. Это означает нашу ответственность за выбор стиля жизни, равно как и за выбор и оплату врачей, лекарств и способов лечения. Наше доброе здоровье зависит от нашего ежедневного выбора. Свободные и ответственные личности всегда делают наилучший выбор. Заключение

"Либертарианское движение" включает в себя миллионы отдельных лиц и неимоверное множество организаций. Все они разделяют фундаментальные выводы ряда этических и политических идей, служащих основанием для великого опыта Америки в терпимости и свободе. Это движение уважает индивидуальные различия; оно ценит личную ответственность; оно ставит сотрудничество выше принуждения; оно ценит независимую мысль и частный характер принятия решений; и оно охотно учится на опыте на пути к будущему. Либертарианцы с нежностью относятся к американскому наследию свободы, личной ответственности и уважения чужих прав. Эти идеи сделали для американцев возможным построение общества изобилия и благоприятных возможностей для всякого, кто готов приложить усилия. Либертарианцы признают ответственность, которую все мы разделяем ради сохранения этого драгоценного наследия для наших детей и внуков. Либертарианцы верят, что вы достойны жить свободной и независимой жизнью. Нам нужна система, которая помогает людям выбирать то, что они хотят в жизни; система, которая даёт им жить, любить, работать, играть и мечтать по-своему, на свой страх и риск, с кем и как они желают, принимая любые, какие бы ни наступили, последствия. Либертарианский путь -- внимательный, ориентированный на людей подход к политике. Мы верим, что каждая личность уникальна. Мы -- за систему, которая уважает каждую отдельную личность и поощряет всех нас к выявлению самого хорошего в самих себе. Мы -- за систему, которая позволяет нам всем реализовать наш потенциал в полной мере; за систему, которая вдохновляет и одобряет развитие гармоничных человеческих взаимоотношений. Либертарианский путь -- логически содержательный подход к политике, основанный на нравственном принципе самопринадлежности. Все либертарианские взгляды на спорные политические вопросы основываются на идее, что каждая личность имеет право сама распоряжаться своим телом, поступками, речами и собственностью. Следовательно, единственная надлежащая роль государства состоит в помощи личностям, когда они нуждаются в защите от любого, кто покушается на их права. Эти либертарианские ценности, в той или иной мере, разделяют люди доброй воли повсюду. Либертарианское движение, международное по размаху, состоит из сотен организаций и миллионов людей, которые осознанно разделяют либертарианские идеалы и ценности и трудятся для их пропагандирования. Сотни миллионов людей каждый день своими действиями показывают своё согласие с ними и соответствующим образом проживают свою жизнь, уважая чужие права абсолютно во всём, что они делают. В то время, когда социалистические и другие тоталитарные режимы терпят крах по всему миру, всё больше людей требуют демократических свобод, свободного рынка и политического строя, который относился бы к ним как к независимым личностям. При наличии выбора большинство людей предпочитает либертарианский путь. Не утопию, а именно свободу и возможности, которые она приносит. В Америке Либертарианская партия -- организованная политическая партия, упорно работающая ради свободы каждого в каждом вопросе и каждый день. В Америке -- она единственная в своём роде потому, что это партия, созданная для распространения и проведения в жизнь политической философии либертарианства. В предшествующих главах мы рассмотрели кое-что из истории и развития либертарианства как характерной для Америки политической философии. И хотя корнями оно уходит в вековые традиции старинного естественного права, только благодаря Американской революции либертарианство перешло к практическим политическим действиям с великолепным для ранней истории успехом. Современное либертарианское движение -- это продолжение той первой либертарианской революции. Настоящая книга затрагивает лишь поверхностный слой огромного пласта либертарианского анализа и учения. Вероятно, у того, кто читает эту книгу в качестве своего первого знакомства с либертарианством, возникнет много вопросов. Это неудивительно. Автор прекрасно понимает, что то, что здесь сказано, весьма противоречит тому, что большинство Американцев учило как "историю" и "политическую науку". Поэтому для тех, кто заинтересован узнать больше, в книгу включена обширная библиография по дополнительному чтению на многие темы, изложенные здесь вкратце. Большинство из книг, перечисленных в "Библиографии для дополнительного чтения", можно получить из различных источников, указанных в приложении "Организации либертарианской ориентации".
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!