Либертарианство за один урок

Автор  03 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Глава 5. Отличительные признаки Либертарианства

Либертарианская партия и либертарианское мировоззрение существенно отличаются от партий политического истэблишмента.
     Во-первых, Либертарианская партия это политическая организация, созданная для проведения в жизнь определённой политической философии. Все либертарианские взгляды по спорным вопросам происходят и состоят из основных либертарианских принципов. В сжатой форме либертарианское мировоззрение начинается с положения о самопринадлежности. Каждый человек принадлежит самому себе. Следовательно, каждый человек имеет абсолютное право управлять своей жизнью, телом, словами, поступками и честно нажитым имуществом.
     Каждый человек имеет эти права. Следовательно, каждый человек обязан также уважать такие же права всех других людей. От этого исходного пункта можно вывести суждение по любому политическому вопросу, содержащему эти принципы. Человек имеет право защищать собственные права, но при этом он не имеет права нарушать права других. Далее, никто не может уполномочить другого человека на нарушение ещё чьих-нибудь прав. Т.е., я не могу уполномочить своего представителя в правительстве нарушить чужие права, какую бы пользу по моему мнению это бы ни принесло. Ещё одно следствие этой обязанности уважения к чужим правам состоит в том, что каждый из нас отвечает за себя и не может обоснованно притязать на личность, состояние или собственность любого иного суверенного индивидуума. Сравните Либертарианскую партию и её обоснованность с Республиканской и Демократической партиями. Ни у одной из них невозможно обнаружить лежащую в их основе философию. Они её попросту не имеют.
 

Бессмысленные политические ярлыки

Ярлык "демократ" или "республиканец" ничего не говорит о том, какую позицию займёт человек при обсуждении какого-либо вопроса. В отличие от Либертарианской партии, чья платформа исключает отклонения от основных принципов, Демократическая и Республиканская партии принимают платформу на каждом предвыборном собрании, которая может быть слабо или совсем не связана с предшествующей и может прямо противоречить позиции, занятой раньше. Пока Демократическая и Республиканская партии не имеют основополагающих философских принципов, то они попросту разделяют общее настроение и мотивацию. Уставы и поведение руководства обеих старых партий провозглашают элитарные и высокомерные настроения. У них отсутствует уважение к правам людей. В вас и во мне они видят средство для достижения цели; как будто мы, наши тела и собственность это источники, которые они могут эксплуатировать, для чего пожелают. Напротив, либертарианцы всегда действуют с уважением к правам каждой личности и считают, что люди в правительстве должны выполнять необходимые функции без насилия над чьими-либо индивидуальными правами. Демократическая и Республиканская партии стремятся лишь к достижению власти, к контролю над государственным аппаратом, использованию его к собственной и выгоде и выгоде своих друзей. Так как не бывает бесплатных обедов и так как правительство ничего не производит, то единственный способ извлечения правительственной выгоды -- украсть сначала предназначенные для этой цели ресурсы у остальных граждан -- у нас с вами. Напротив, либертарианцы стремятся к уменьшению размеров правительства, к ограничению его вмешательства в жизнь граждан, к закреплению за ним лишь функций помощи гражданам в защите их прав против любого, кто может на них посягнуть. Либертарианцы считают что государство не может предоставить кому-либо благ, не ограбив перед этим кого-нибудь другого. Вот почему либертарианцы выступают за прекращение принудительного пути финансирования государственных функций через налогообложение и призывают к замене налогообложения добровольными способами финансирования необходимых государственных функций. Замена бессмысленному спектру "левые--правые" Часто спрашивают: либертарианцы -- правое крыло или левое? Либеральное или консервативное? Помещать либертарианцев в традиционный спектр "левые--правые" - ошибка. Что определяет традиционный спектр? Ничего! Любопытно, что политические аналитики и комментаторы редко обсуждают этот поразительный недочёт в обычной схеме ярлыков. Наклейки наподобие "левые", "правые", "умеренные" почти также бесполезны, как и традиционные партийные вывески, призванные показать, каких позиций придерживается такой-то политик по данному вопросу.
     Ниже приведённая выкладка, основанная на анализе, первоначально разработанном основателем Либертарианской партии Дэвидом Ноуланом и вдальнейшем углублённом Маршаллом Фрицем из организации "Сторонники самоуправления", объясняет политическую расстановку лучше, ибо она учитывает, за что выступают люди при рассмотрении относящихся к делу и важных мер, касающихся личной и экономической свобод.
     Положение о самоуправлении делит деятельность людей на две главные области: экономическую и личную. Экономические вопросы касаются денег, в том числе занятости, торговли, капиталовложений или деловых взаимоотношений. Личные вопросы не включают в себя деньги, но касаются выбора по поводу того, что читать, есть, пить, курить, носить или с кем вступать в союз, спать или заключать брак. Важный вопрос при определении политической "позиции" состоит в том, как много (какой процент) "самоуправления", т.е. свободы в каждой из этих областей отстаивает человек. Или, наоборот, какой процент контроля над личной и хозяйственной деятельностью со стороны государства необходим человеку.

Либералы и консерваторы: в чем разница?

Из диаграммы мы можем понять, что те, кого обыкновенно относят к "либералам",-- приверженцы относительно высокой степени личной свободы. В свою очередь, либералы призывают к большой доле государственного контроля над экономической деятельностью людей. Либералы дают нам добро по части личной жизни, но хотят строгого надзора, когда речь идёт о бизнесе и коммерции. Типичные "консерваторы" предлагают совершенно обратное. Консерваторы -- это те, кто выступает за относительно высокий уровень экономической свободы, т.е., за низкие налоги и уменьшение государственного регулирования в бизнесе, в то же время призывая к меньшей личной свободе. Консерваторы дают нам добро, когда мы занимаемся бизнесом и коммерческой деятельностью, но хотят наблюдать за нашей частной жизнью, чтоб мы не грешили, не вели себя безответственно или не слишком бурно веселились.
     "Либертарианцы" находятся в верхней четверти этой диаграммы, это место для тех, кто поддерживает высокую степень как экономической, так и личной свободы. Либертарианцы полагают дать людям добро на всё, независимо от того, какой хозяйственной или личной деятельностью они занимаются, и постоянно поддерживают право людей распоряжаться собственной жизнью во всех проявлениях. Люди, по сути полностью оппозиционные либертарианцам, располагаются в нижней четверти диаграммы. Они в целом относятся к сторонникам "тоталитарного государства". К этой группе принадлежат марксисты, социалисты, коммунисты, фашисты, государственники и популисты. Эти люди полагают, что всякая человеческая деятельность должна быть предметом государственного контроля и что сколько-нибудь значительный уровень свободы, как личной так и хозяйственной, приносит великий вред.

Либертарианская позиция: принципиальная и неизменная

Либертарианство не является ни какой-нибудь разновидностью левого крыла или либеральной мысли, ни разновидностью правого крыла или консервативной мысли. Не является оно и сочетанием левых и правых позиций. Диаграмма показывает нам, что либертарианцы имеют общую границу с либералами и консерваторами. Для либералов и либертарианцев нет ничего необычного в том, чтобы занять сходные позиции в вопросах личных свобод, например, свободы слова. Нет ничего необычного и для консерваторов и либертарианцев в том, чтобы оказаться по одну сторону в некоторых экономических спорах. Это больше результат совпадения, а не принципа. Все либертарианские позиции по обсуждаемым вопросам восходят к основным либертарианским принципам самопринадлежности и уважения к таким же правам других, о чём говорилось ранее. Другим политическим группам несвойственен такой неизменный, принципиальный подход. В самом деле, для того чтобы узнать о суждениях какого-нибудь демократа, республиканца, либерала или консерватора по любому данному вопросу в любое время, понадобиться спросить их об этом. Они не обладают единым твёрдым подходом к обсуждаемым предметам, так как у них нет фундаментальных принципов. Лучшее, что можно сделать, это составить перечень суждений, которых они придерживаются по проблеме и проверять время от времени, не появилось ли в нём изменений.
     В противоположность этому, поскольку либертарианцы как раз имеют базовый набор принципов, можно понять, что либертарианец всегда будет на той стороне, которая придаёт самое большое значение личной свободе и ответственности, и которая выступает за уменьшение государственного контроля над личностью. Либертарианец смотрит на людей в любой ситуации и задаётся вопросом, имеют ли они дело друг с другом мирным, добровольным и честным образом. Если да, то никто не имеет права в такой ситуации прибегать к насилию. Ни один из участников не должен употреблять силу, потому что она обязательно нарушает чьи-то права. Никакая третья сторона, включая правительство, не может непрошенной вторгаться в ситуацию с силой, вынуждая людей поступать так, как они по доброй воле не поступили бы. Это не значит, что нужно отклонять предлагаемую помощь, споспешествование или совет, которые люди добровольно приняли бы по поводу своих проблем. Фактически либертарианцы поддерживают идею предложения поддержки тем, у кого возникают проблемы. Но суть политического вопроса такова: когда применение силы правительством оправдано? Нам следует постоянно задавать себе это важный вопрос. Либертарианцы всегда отвечают на него так: лишь когда защищаются права граждан.

Сравнение либерала, консерватора и либертарианца

Далее мы рассмотрим вопросы, наиболее часто возникающие при политических спорах. На каждый такой вопрос приводится типичный ответ от либерала, консерватора и либертарианца. Начнём с вопросов, поднятых в "Самом коротком в мире политическом тесте". Поскольку не все либералы думают одинаково и не все консерваторы занимают одинаковые позиции, то приписываемые им ответы, естественно, могут вызвать протесты со стороны несогласных либералов или консерваторов. Однако, ответы либералов и консерваторов основываются на опыте автора, который слышал или читал утверждения и суждения тысяч людей, причисляющих себя либо к либералам, либо к консерваторам. Ответы либералов базируются на сочинениях либертарианских исследователей, на личном авторском мнении и на Платформе Либертарианской партии.

Сравнение либерала, консерватора и либертарианца


Должны ли существовать призыв в армию, воинская повинность? Либерал: Да, но не в мирное время.  Консерватор: Да, Америка всегда должна быть способна дать отпор потенциальному неприятелю, а молодёжи это нужно для усвоения патриотизма.  Либертарианец: Нет, ни в коем случае. Воинская повинность это рабство. А рабы-- плохие защитники свободы. Должно ли государство владеть газетами, радио, телевидением или контролировать их?  Либерал: Да. Нам нужна общественная вещательная система, чтобы обеспечить существование программ высокого качества, а правительству следует контролировать рекламу, обращённую к детям и другим легковерным людям. Консерватор: Государству не следует владеть печатью или ТВ, но следует контролировать их для предотвращения непристойных публикаций и для установления равновесия в репортажах информационных средств, где преобладают либералы. Либертарианец: Нет. В свободном обществе нет места государственному контролю или владению пишущей или электронной прессой. Владельцы газет и вещания должны сами нести ответственность за то, что они публикуют. Пусть родители или иные потребители отвечают за то, что позволять у них дома. Должно ли правительство регулировать половую жизнь взрослых, в том числе
проституцию?  Либерал: В общем нет. Но при легализованной проституции её следует регламентировать ради общественного здравоохранения.  Консерватор: Да. Проституция, гомосексуализм, супружеские измены и блуд должны быть вне закона, ибо они разрушают семейные ценности.  Либертарианец: Нет. Половая жизнь по взаимному согласию взрослых не нарушает ничьи права. Право взрослых принимать собственные решения в этой самой интимной области надо соблюдать. Следует ли легализовать такие наркотики, как марихуана, кокаин и героин? Либерал: Как правило, нет. Пожалуй, можно легализовать марихуану, но её производство и продажа должны регулироваться и облагаться налогом. Консерватор: НЕТ! В своём ли вы уме? Всем известно, всё плохое в мире --из-за наркотиков, нарко-дилеров и накаченных наркотиками бандитских группировок. То, что нам нужно, это более строгие законы, более длительные сроки заключения и больше тюрем. Либертарианец: Да. Спокойное употребление наркотиков не нарушает личные права других. Люди имеют право распоряжаться своим телом. Законы против наркотиков-- на руку организованной преступности, они вызывают больше преступлений, коррумпируют правоохранительные органы, губят гражданские права и НЕ РАБОТАЮТ! (См. главу 10.) Следует ли разрешить проезд, въезд и выезд в США без ограничений? Либерал: Нам следует больше оказывать помощь людям, пытающимся убежать от бедности и политических притеснений так, чтоб они могли приехать в Америку, но с ограничениями, так как они отнимают рабочие места у американцев. Консерватор: Нет. У нас уже слишком много иммигрантов. Так все захотят приехать в Америку. Они увеличивают стоимость жизни, отнимают рабочие места, способствуют росту преступности и болезней, и отказываются учить английский.  Либертарианец: Да. У всех индивидуумом одни и те же права, невзирая на то, где они рождены и где в настоящее время живут. Каждый желающий взять ответственность за себя, имеет право путешествовать и искать возможностей в жизни, даже за пределами международных границ. Америка всегда была в выигрыше от иммигрантов, которые приезжали без ничего, работали в поте лица, начинали своё дело, получали образование и усиливали американскую экономику.

Глава 6. Либертарианский анализ обсуждаемых проблем


Для рассмотрения какого-либо отдельного спорного вопроса с либертарианской точки зрения надо учитывать два фактора: "моральный" и "практический".
Моральная сторона
    Моральная сторона анализа требует от нас рассматривать обстоятельства и поступки людей применительно к ситуации. Имеют ли они дело друг с другом мирно, добровольно и честно? Если да, то никто не нарушает права другого. В таких случаях было бы безнравственно прибегать к силе. Если один из участников использует силу (или угрожает ею) против других участников, это значит что агрессор попирает чужие права. Агрессивное применение силы должно быть остановлено. Настоящей нравственности соответствовало бы применение государственной силы в помощь тем лицам, чьи права попираются агрессивным использованием силы против них. Для либертарианца первостепенен вопрос нравственности. Определение нравственности, права, направленности действия имеют крайне важное значение. Традиционные политики редко задаются вопросом используется ли государственная сила оправданно (чтобы помогать гражданам в защите их прав) или неоправданно (когда это нарушает права граждан). Либертарианцы всегда будут поднимать этот вопрос и возражать против применения государственной силы в любом случае, кроме помощи гражданам в самозащите.
Практическая сторона
    Вторым элементом суждений является "практический" вопрос. Он включает суждения и предположения о том, что будут делать люди в соответствии с определённым законом, регулированием или правительственной политикой. На сегодняшний день большинство политических дискуссий затрагивают лишь практический вопрос и совершенно не рассматривают нравственный. "Практический" анализ интересуется только тем, будут ли люди выполнять то, к чему обязывают законодатели приняв какой-либо закон. Рассмотрим такие примеры:
если закон налагает уголовные наказания на работодателей, нанимающих незаконных иммигрантов и переселенцев, будут ли работодатели дискриминировать всех переселенцев, законных и незаконных? Если Конгресс урезает налоги, приведёт ли это к большей производительности предпринимателей и работников? Если минимальная заработная плата по закону уменьшается с 4,25 долл./час до 3,00 долл/час, будет ли это стимулировать работодателей нанимать менее квалифицированных подростков? Если обладание стрелковым оружием будет запрещено законом, охотно ли люди сдадут свои ружья или взбунтуются? Приведёт ли смягчение уголовных наказаний за хранение марихуаны к сокращению преступности или породит новые миллионы тех, кто ею пользуется? Вред или пользу экономике США принесёт устранение торговых барьеров?
     Мы все привыкли к политикам и политическим комментаторам, ограничивающимся "практическими" оценками, поэтому странно звучит, когда кто-нибудь, обычно либертарианец, спрашивает, оправдано ли с точки зрения морали предложение применить государственную силу в таком-то случае. Это звучит для всех странно, когда кто-то говорит: если частному лицу делать что-то является незаконным или безнравственным, то правительству поступать аналогичным образом тоже является незаконным или безнравственным.
 Совсем нечасто предметом публичной дискуссии становится нравственная сторона вопроса. Обсуждение нравственности всеобщей воинской повинности - один из таких редких случаев. Во время войны во Вьетнаме и ныне, при обязательной регистрации в призывных списках, многие поднимают вопрос, нравственно ли подвергать уголовным наказаниям юношей, которые отказываются регистрироваться или быть призванными. Перед Гражданской войной тогдашние либертарианцы бросали вызов моральности государственного устройства. То был вызов аболиционистов нравственной обоснованности рабства. Текущие споры по поводу абортов тоже необычны, так как стороны оспаривают друг у друга "моральную" сторону, употребляя термин "права".
     Следующие главы содержат серию коротких изложений по некоторым политическим проблемам. Эти изложения даются с либертарианской точки зрения, а анализ содержит как моральную так и практическую сторону.
     Один из тревожных вопросов в умах людей, даже тяготеющих к признанию нравственности свободы: практична ли она? Работает ли свобода? Имея меньше государственных ограничений в своих действиях, будут ли люди, как правило, эффективней разбираться с жизненными проблемами? Или при отсутствии принудительного государственного надзора, они превратят свои жизни в ужасную путаницу?     Либертарианцы работают на свободу, ибо она настолько же практична, насколько и моральна. Чем больше свободы, тем шире наши возможности добиваться тех целей и ценностей, которые мы выбираем. По мнению либертарианцев, вы сами знаете, что для вас главное и как достигнуть ваших целей, бесконечно лучше, чем государственные власти, которым не понять вас также, как вам самим.

Сравнение либерала, консерватора и либертарианца

Следует ли правительству субсидировать фермеров и предписывать им, что выращивать?
 Либерал: Да. Фермеры должны быть защищены узаконенными расценками на зерно, а сельскохозяйственные программы помогают обеспечивать питанием бедных, малоимущих и нуждающихся.
 Консерватор: Требуется кое-какая поддержка, дабы не несли убытков семейные
фермы, но в общем сельскохозяйственные программы чересчур дороги и
расточительны.
 Либертарианец: Нет. Правительство не должно принуждать налогоплательщиков поддерживать никого, занятого делом. Фермерам следует работать на свободном, конкурентном рынке, точно также, как и в любом другом бизнесе.
    Следует ли правительству устанавливать таможенные акцизы и пошлины или иные ограничения в международной торговле, или у нас должна быть свободная торговля?
 Либерал: Таможенные акцизы и пошлины должны использоваться для сохранения рабочих мест в Америке.
 Консерватор: Торговые барьеры могут быть необходимы для защиты промышленности, питающей национальную оборону, или для сохранения конкурентоспособности американской индустрии.
 Либертарианец: Торговые барьеры нарушают права американцев и иностранцев, желающих торговать. Торговые барьеры снижают производительность всех и стоят большего числа рабочих мест, чем сохраняют. (См. главу 7.)
    Следует ли правительству установить по закону минимальную заработную плату?
 Либерал: Да. Иначе работодатели будут эксплуатировать работников, выплачивая им лишь прожиточный минимум. Все имеют право на удовлетворительный заработок.
 Консерватор: Нет. Работодатели должны быть в состоянии нанимать самых хороших работников. Они в праве придерживаться минимальных цен, устанавливаемых рыночной конкуренцией.
 Либертарианец: Нет. Такой закон нарушает право работника и работодателя заключать сделку по-своему усмотрению. Экономика и история показывают, что закон о минимальной заработной плате ведёт к безработице. (См. главу 12.)
    Является ли налогообложение единственным способом оплаты необходимых государственных служб?
 Либерал: Не будь налогов, не все изъявляли бы желание платить за пособия на бедняков, или за образование, или за охрану окружающей среды, или за очень многие иные важные вещи, которыми может ведать только государство.
 Консерватор: Не будь налогов, не все изъявляли бы желание платить за оборону Америки и её союзников, или за нашу внутреннюю безопасность, или за множество других важных вещей, которыми может ведать только государство.
 Либертарианец: Налогообложение безнравственно, и ничем не отличается от кражи. Нам следует вытеснить налогообложение добровольными методами представляемых услуг. Всеми "государственными" службами должны ведать дельцы частного сектора, благотворительные и прочие организации. (См. главу 8.)

Глава 7. Внешняя политика, свободная торговля и национальная оборона

Либертарианский принцип внешней политики можно описать одной фразой: нейтралитет, свободная торговля и ответственная защита американцев в Америке. Томас Джефферсон сформулировал это так: "Мир, коммерция и честная дружба со всеми нациями, и никаких запутанных союзов и альянсов". Сравните это с двухпартийной политикой Демократической и Республиканской партий за несколько последних десятилетий. Эта политика заключалась в интервенции за рубежом, гонке ядерного вооружения и непродуктивных, узаконенных ограничениях на мирную торговлю и передвижения. Наилучшей новостью последних лет для всего человечества стал крах коммунистических и социалистических режимов и исчезновение угрозы, которую они представляли для мира и свободы. Покончено с противостоянием 1949--1989 гг. и Холодной войной, господствовавшей над всей внешнеполитической мыслью. Распад социалистической системы был неизбежен. Советский Союз и его сателлиты рухнули из-за непроизводительности их централизованной плановой экономики. После 70 лет несправедливого правления Коммунистической партии народ восстал против своей бедности и страданий.
     Что это значит для национальной обороны Америки и её внешней политики? По мнению автора, есть три главных критерия при оценке предложений по внешней политике:
 1) последствия для безопасности американцев при угрозе нападения иностранной державы;
2) последствия для гражданских свобод американцев в связи с государственными мерами, принимаемыми во имя национальной безопасности;
3) последствия для благосостояния американцев в связи: а) с налогами и правительственными расходами на военные цели и другими связанными с ними тратами, такими как помощь другим странам, и б) с государственным вмешательством в мирную торговлю между американцами и народами других стран.

Нейтралитет: ненападение

Первой составляющей либертарианской внешней политики является нейтралитет, или, как говорят некоторые, ненападение. Правительство США не является всемирным правительством и не имеет полномочий действовать как правительство (в военном, экономическом или иных отношениях) в других странах. На земном шаре действуют правительства суверенных наций, каждое из которых обладает властью в собственной стране. В последние десятилетия политика демократов и республиканцев состояла в том чтобы отправиться в любую часть света и делать там все что угодно с кем угодно, до тех пор пока удается выйти сухими из воды. Посмотрите на это с другой стороны и заметьте, насколько абсурдна и опасна эта идея. Если бы какие-то граждане Ирака путешествуя по Америке были бы обвинены в нарушении законодательства Чикаго и если бы иракские солдаты вторглись в Чикаго для их спасения, то восстала бы вся Америка, объявляя это актом войны и призывая к самым серьёзным мерам против Ирака. Эти обвинения были бы обоснованными. Но эти же принципы приложимы и к другой стороне. Американское государственное вторжение в другие страны также неоправданно.
     Но, можно возразить, что если правительство какой-нибудь иной страны, скажем, Кувейта, попросит США о помощи? Мы все помним войну в Персидском заливе. Иракский президент Садам Хусейн послал свою армию в Кувейт. Буш и Конгресс США откликнулись на зов кувейтского монаршего рода о помощи, и мы вступили в войну силами 500-тысячного контингента, морского и воздушного флотов. События вроде нападения на Кувейт не оправдывают военной интервенции США. В любом международном конфликте есть по крайней мере две действующие силы, а часто и несколько, как в случае с Ливаном, Камбоджей или теперь с Сомали и Боснией. Существующее "правительство" -- лишь одно из этих сил. При наличии выбора какие-то американские граждане стали бы придерживаться одной силы, какие-то -- другой, а кто-то , вероятно, большинство, предпочёл бы не ввязываться вообще. Но если правительство США ведёт интервенцию в помощь одной из сил, то это вынуждает всех американцев поддерживать эту силу, поскольку вторжение финансируется нашими налогами. Это нарушает права всех тех американцев, которые сделали бы иной выбор. Более того, такая интервенция увеличивает возможность втягивания всех американцев в большую войну, подвергая риску нашу безопасность. Интервенция порождает враждебность и неприязнь ко всем американцам, где бы они ни были, увеличивая для американцев за рубежами США риск гибели, террора или пленения, особенно на Среднем Востоке. Недавно в Египте исламские фундаменталисты стреляли в западных туристов чтобы отпугнуть их от поездок в Египет. Крах интервенции Продолжительная интервенционистская политика демократов и республиканцев --катастрофа для безопасности. Хуже всего то, что гибнут люди – наши соотечественники.

Вот типичная схема военного вторжения США: где-то в мире две враждующие силы вступают в конфликт. Американское правительство начинает интервенцию в поддержку одной из них, отправляя туда вооружённые силы США. Гибнут молодые американцы. Гибнут другие люди. В конце концов американские войска уходят, и всё возвращается именно к тому, что было до того. В качестве примеров в голову приходят Вьетнам и Ливан или недавняя война в Персидском заливе. Одна арабская страна вторгается в другую, нанося огромный ущерб. В конфликт вступают американские войска, нанося ещё больший ущерб, убивая свыше 100 000 иракских солдат и мирных жителей. Хорошо ещё, что погибло очень немного американцев. Войска США были выведены. Садам Хусейн остался у власти в Ираке, а убийства в этой части света продолжаются уже ежедневно.
     Интервенционизм США также обычно вызывает неприязнь по отношению к правительству США и невиновным американским гражданам, подвергая их риску за границей. В конце концов, американские налогоплательщики несут на себе бремя такой операции, а часто, ещё долгое время, поддерживают и оставшуюся "законную" правящую силу. Ситуации на Гренаде и в Панаме целиком вписываются в эту схему. Продолжающееся военное присутствие США в Персидском заливе -- тоже.

Прекратить военное содержание благополучных стран

В течение десятилетий правительство США размещает за морями сотни тысяч военнослужащих: 325 000 в Западной Европе, 45 000 в Ю. Корее, остальных – в Японии, на Филиппинах, в др. местах. Порой американский военный бюджет доходил до 300 млрд. долларов в год, ок. 65% из которых шли на военные расходы вне США, в первую очередь в Западной Европе и Тихом океане. Средний налогоплательщик в Западной Германии или в Японии платит за оборону своей страны меньше, чем средний американский за оборону Западной Германии или Японии. Это -- "военное пособие" простое и в чистом виде. (Оно уже уменьшило на международном рынке конкурентоспособность американских компаний по отношению к немецким и японским оттого, что оборонные субсидии США облегчают их налоговое бремя.) Многострадальный американский налогоплательщик финансирует оборону обеспеченных стран в Западной Европе, Японию, Ю. Корею и проч., теперь ещё включая Саудовскую Аравию и др. арабских нефтепроизводителей. Эти страны вполне способны сами решать, перед лицом какой военной опасности они оказываются, что им с ней делать и сколько хотят они платить за собственную оборону. У них есть достаточные экономические возможности для оплаты военных расходов, которые им необходимы. Они должны действовать ответственно, принимать решения сами и сами платить за них. Американские военные должны вернуться домой для защиты Американцев и их собственности там. Это можно сделать при значительном сокращении как численности так и стоимости. Простой взгляд на карту мира и реальное положение в мире наводят на мысль, что обычное военное нападение на США невозможно. Ни одна страна не планирует какого либо вторжения в США. Любая такая попытка наверняка и скоро провалилась бы. До недавних пор единственной военной опасностью для Америки была возможность советского ядерного нападения. Этой опасности больше нет. Россия, сохранив контроль над грудой бывшего советского ядерного арсенала, занята его демонтажом. Остаётся лишь опасность того, что ядерное оружие может попасть в руки неустойчивых политических лидеров или террористов. Это также меньший риск, не сравнимый с угрозой массированной ядерной атаки во времена холодной войны.

Либертарианцы против изоляционизма


Некоторые ошибочно путают нейтралитет и ненападение с "изоляционизмом". Либертарианцы хотят объединить американцев с людьми из других частей мира. Либертарианцы прекратили бы военное вмешательство в чужие дела и заняли бы американских военных исключительно обороной Америки. Вместе с тем, американцы могли бы поддерживать оборону народов других стран добровольно. Они сами должны иметь возможность поехать к ним или переслать деньги, провиант, лекарства или оружие за свой счёт в помощь тем, кому они хотят помочь. Один из примеров -- помощь американских евреев Израилю. В то же время либертарианцы хотят устранить все узаконенные преграды в торговле и путешествиях так, чтобы американцы могли вступать в плодотворные взаимоотношения с жителями других стран. Либертарианская политика ненападения и свободной торговли сочетается с устранением препятствий на пути продуктивных отношений между людьми через международные границы, а это, как ничто другое, далеко от понятия изоляционизма.

Ядерная оборонная политика

Со времён Второй Мировой войны единственную значительную военную опасность для американской нации представлял риск ядерного нападения со стороны Советского Союза. США и Советский Союз вели дорогостоящую гонку ядерных вооружений, наращивая ядерные арсеналы, способные несколько раз уничтожить целый мир. До недавнего времени казалось, что этому не будет конца. Сегодня в руках США, России и нескольких других государств имеется около 48 000 боеголовок. Руководители Демократической и Республиканской партий казались неспособными согласиться на политику, которая замедлила бы гонку вооружений. С крушением мирового социализма, с крахом Варшавского Договора и политическим распадом самого Советского Союза Холодная война и гонка ядерных вооружений прекратились. Но, ядерные арсеналы всё ещё существуют. Не смотря на это Конгресс планирует направить 38 млрд. долларов в 1993 г. и 350 млрд. в следующие десять лет на ядерное оружие и системы его доставки, которые больше не нужны. "Стратегический" ядерный арсенал США, приблизительно 10 000 боеголовок, имеет три типа ракет: наземного базирования, носимых подводными лодками и бомбардировщиками. Любой из трёх в состоянии погубить всё человечество. Мы могли бы уничтожить 90% ядерного арсенала США и всё-таки остаться способными сокрушить любую страну или группу стран, имеющих глупость угрожать Соединённым Штатам. Стратегический ядерный арсенал бывшего Советского Союза примерно равен американскому основная его часть находится в распоряжении России, остальное у Белоруссии, Казахстана и Украины. С начала распада СССР быстрым ходом идут переговоры о ядерном разоружении. В 1991 г. Россией и США был подписан Договор о сокращении стратегических ядерных вооружений. Согласно этому договору общее число боеголовок сократилось примерно до 8500 у США и до 6500 у России и её союзников. Текущие переговоры ставят целью уменьшить количество боеголовок до 3500 с каждой стороны к 2000 г. Президент России Борис Ельцин хочет ещё большего сокращения, примерно до 2500 боеголовок с каждой стороны.  В добавок к "стратегическим" ядерным ракетам США имеют около 1000 "тактических" ядерных ракет, размещённых в Европе. У тактических ракет меньше дальность, и они неспособны к межконтинентальным полётам. Тактические ракеты в Европе находятся под контролем США как члена НАТО. Русские тоже содержат тактические ядерные ракеты для применения в Европе -- такова их роль, оставшаяся от распавшегося Варшавского Договора. Американско-Российские переговоры быстро движутся в направлении устранения тактического ядерного оружия в Европе. Обычные вооруженные силы, оставшиеся после распада Варшавского Договора, сейчас не представляют реальной угрозы для безопасности Западной Европы. Расквартированные там русские солдаты возвращаются на родину по мере того, как для них строится жильё.

Стратегическая оборонная инициатива (СОИ)


В 1983 г. Президент Рейган инициировал разработку противоракетных систем космического базирования. Такие системы и относящаяся к ним правительственная политика, получили название "Стратегическая оборонная инициатива", или СОИ. Довод в пользу СОИ состоит в том, что она представляет именно "оборонительную" систему взамен наводящей страх системы оружия массового поражения. Есть несколько аргументов против СОИ. Технологически всегда легче и дешевле развивать наступательные возможности для проникновения сквозь оборонный щит. Ядерные бомбы можно сделать небольшими, подходящими для контрабандного ввоза в США на катерах или грузовичках-пикапах ("ядерные бомбы в портфеле"). Расходы на разработку и строительство СОИ -- астрономические. Кроме того, многие ведущие учёные в США отстаивают мнение, что разработка таких систем технологически невозможна, по крайней мере в течение десятилетий. Последние два замечания имеют смысл, потому что стоимость разработки и исследований в области СОИ продолжают возрастать в наших ежегодных военных бюджетах на миллиарды долларов, в то время как нет никакой фиксированной даты завершения программы, которая будет хоть как то действенна. Взаимное желание мирных и плодотворных отношений пришло на смену усилиям бывших пропагандистов Холодной войны. Настало подходящее время для переоценки СОИ, установка которой была объявлена необходимой для отражения и предупреждения массированного первого удара со стороны Советского Союза.

Сокращение ядерных вооружений и СОИ

В свете текущих обстоятельств автор выступает за следующий курс в отношении ядерного оружия.
  1. Вывести американское ядерное оружие из Европы в рамках выхода США из НАТО. Если западноевропейцы думают что они нуждаются в тактическом ядерном оружии, им следует самим его разработать и изготовить, и самим нести за него полную ответственность. Англия и Франция уже располагают собственным ядерным оружием.
  2. Полностью сократить все ракеты наземного базирования в США и все ядерные бомбардировщики, оставив ядерный арсенал как средство устрашения на подводных лодках с ядерными ракетами. Тысяча субмарин, несущих ядерные ракеты – более чем достаточно для этой цели. Это позволило бы удалить из Америки ракеты наземного базирования как потенциальную цель для любого нападающего и стало бы ясным выполнением сокращения вооружений и дальнейшего уменьшения международной напряжённости.
  3. Отменить дальнейшую разработку и производство ядерных вооружений и систем их доставки, таких как бомбардировщик В-2 и подводная лодка "Трайдент".
  4. Отменить всякие дальнейшие работы по СОИ и прочим антибаллистическим ракетным системам.
  5. Осуществить расширение моратория США на ядерные испытания и проведение переговоров с другими ядерными державами по Договору о запрещении ядерных испытаний.
  6. Стремиться к договору со всеми ядерными державами о демонтаже всех тактических ядерных вооружений.
  7. Продолжать переговоры с Россией и другими бывшими союзными республиками о взаимном сокращении ядерных вооружений.
    В прошлом переговоры о разоружении с Советами проваливались в частности из-за того, что ни одна из сторон не желала проводить сокращений без абсолютно равного сокращения с другой стороны. Соединенным Штатам незачем требовать точного равенства в сокращении вооружений. Безопасность американцев выиграет от предлагаемого здесь курса, даже если сокращение российских ядерных вооружений задержатся.
     Учитывая либертарианскую политику нейтралитета, вывод обычных вооружённых сил из всех регионов мира, свободную торговлю, сокращение ядерных вооружений и конец Холодной войны, мы вполне можем сделать вывод об отсутствии риска ядерного нападения. Есть некоторая опасность, что ядерное оружие попадёт в руки сумасшедших экстремистов. Однако, это не та опасность, которая требует от США содержать ядерный арсенал из тысяч боеголовок. Свободная торговля и международная дипломатия -- вот более надёжные средства уменьшения риска какого-либо применения ядерного оружия.

В НАТО нет необходимости


Несколько десятилетий Соединённые Штаты являются членом Северно-Атлантического Союза (НАТО) примерно с 325 тысячами американских солдат, дислоцированных в Европе. Во время Холодной войны НАТО считалась противовесом коммунистическому Варшавскому Договору, защитой Западной Европы от вторжения со стороны Восточного блока и СССР. Хоть Варшавского Договора больше нет, НАТО продолжает существовать, как впрочем и американские договорные обязательства. В случае войны, затрагивающей европейские страны входящие в НАТО, США обязаны прийти на их защиту. Еще недавно это по меньшей мере подразумевало то что будет использоваться тактическое ядерное оружие. Сегодня Соединённым Штатам нет нужды готовиться к войне в Европе. Фактически у США никогда не было необходимости занимать американских военнослужащих обороной Европы. У Западной Европы больше населения и больше активов , чем у США. Они всегда были в состоянии разработать собственные оборонные программы и оплатить их.. США следует объявить о своем выходе из НАТО и начать планомерный вывод своих военнослужащих, возвращая их на родину для должной им цели обороны американцев в Америке. Очевидно, это задача, которую может выполнить гораздо меньшее число мужчин и женщин, чем занято сейчас в вооружённых силах, со значительным сбережением средств американских налогоплательщиков.

Право на свободную торговлю: мир и изобилие

Свободный торговый обмен -- ещё один основополагающий элемент в либертарианской внешней политике. Либертарианцы отстаивают свободную торговлю по нескольким причинам. Личности имеют право вести хозяйственные и коммерческие сделки с любым другими людьми на мирной, добровольной и честной основе. Не имеет значения, занимаются ли они хозяйственной деятельностью в одном и том же городе, штате, в разных штатах или разных странах. Всякое человеческое существо имеет право предлагать товары и услуги желающим их приобрести. Никто не имеет права наказывать или удерживать их от занятий мирным и честным обменом.
     Свободная торговля способствует международному миру. Всякий раз, когда удаляются преграды на пути обмена, торговля возрастает, и люди улучшают свои условия. Когда население разных стран может вести обмен друг с другом, то оно выигрывает во многих отношениях и не хочет войны, которая прервала бы их торговлю. Любопытно, что правительство США никогда не вступало в войну с другим государством, пока между ними существовали отношения со свободной торговлей. История показывает нам, что государства склонны повторять курс других государств касательно торговых барьеров. Когда одно снижает торговые преграды, другое стремится ответить тем же. Когда одно их повышает, остальные поступают соответственно. Если мы хотим , чтобы другие государства снизили торговые препятствия, то самая практичная политика -- устранить все американские торговые барьеры (тарифы, квоты и т.п.), ограничивающие мирную торговлю между американцами и гражданами других стран. Устранение торговых ограничений --единственный наиболее эффективный путь, способствующий процветанию американцев и всех остальных и улучшению взаимоотношений между американцами и населением других стран.
Обороноспособность любой страны зависит от состояния ее экономики. Хорошо финансироваться оборона может только здоровой и продуктивной экономикой. Если прочие страны будут становиться более преуспевающими благодаря увеличению товарооборота с американцами, они будут более способны защитить себя сами. Далее, коль скоро будет расти благосостояние стран и будут развиваться их дружественные отношения с американцами благодаря росту торговли и развитию рыночной экономики, призывов к социализму будет ещё меньше. Рассмотрим Кубу при Кастро. США вводят эмбарго на торговлю и поездки между США и Кубой. Само эмбарго не причиняет вреда Кастро, потому что другие страны к нему не присоединяются. Когда американцам и американским товарам открыт путь в другие страны, то люди тоже хотят того, что есть у американцев: личной свободы, рыночной экономики и политических свобод с открытыми, демократическими выборами. Поразительно, какое послание несут в себе джинсы, рок-н-ролл и Биг-Мак. Когда людям разрешено видеть эти продукты и вступать в сделки с теми, кто их производит, то угнетённые граждане тоталитарных режимов быстро убеждаются, что их жизнь улучшается с введением свободного рынка и демократии. Установление свободно-торговых отношений вызвало бы конец Кастро за несколько месяцев.

Преимущества либертарианской политики


Теперь дадим оценку либертарианской внешней политике нейтралитета, вывода войск, сокращения ядерных вооружений и свободной торговли. Рассмотрим её влияние на безопасность Американцев, на личные свободы Американцев, и на экономическое благосостояние Американцев.      При либертарианской политике американская безопасность возросла бы. Во-первых, из-за уменьшения напряжённости между США и нашими бывшими врагами по Холодной войне и государствами третьего мира (в частности с арабскими странами.) Во-вторых, возросший торговый обмен улучшил бы мирные и дружелюбные отношения между американцами и гражданами других государств. Что касается личных свобод, то мы уничтожили бы угрозу постановки на воинский учёт и призыва в армию, освобождая юношей от такого нарушения их прав на свободу. Далее, так как мы сокращаем военное присутствие за рубежом, то мы уменьшаем государственный надзор над американскими гражданами во имя национальной безопасности. (Во время Вьетнамской войны ЦРУ и ФБР внедрялись в политические организации, противостоявшие участию США в этой войне, дестабилизируя и разлагая их) Наконец, американцы имели бы больше свободы для зарубежных поездок и торговли с заграницей. Возросло бы благосостояние американцев. Меньшие военные расходы предполагали бы меньшие налоги. Приблизительно две трети текущего военного бюджета уходит за границу. Вместо 300 млрд. долларов в год налогов на военные цели, мы имели бы эффективную оборону лишь за часть этой суммы. Прекратился бы перекос экономики из-за вкладывания американских производительных усилий в военные нужды. Американское благосостояние также существенно бы возросло в виду улучшения товарооборота с народами всего мира.

Нефть Персидского залива

Во время Холодной войны многие беспокоились, что если США выведут военные контингенты из-за рубежа, то Советы тотчас "заполнят вакуум". С прекращением советской угрозы интервенционистам понадобились новые свидетельства для оправдания вторжения за границу. Скажем, иракская армия напала на Кувейт и угрожала Саудовской Аравии. Мировое сообщество, под руководством США, подняло войска для отражения иракского нашествия. Но заметьте, в Аравийской пустыне рисковали жизнью почти исключительно американские солдаты. Даже ближайшие арабские соседи Кувейта почти ничего не предприняли по сравнению с США. Было бы замечательно, если агрессоров, подобных Ираку, можно будет останавливать совсем без затрат. (По иронии судьбы, когда Ирак выступал в роли агрессора против Ирана, США оказывали помощь Ираку долларами из наших налогов.) Однако, всегда существует цена и очень высокая. Доводы в пользу того, что США должны защищать поставки нефти из Персидского залива, не выдерживают критики. Любой агрессор, захватывающий кувейтские и Саудовские нефтяные поля, делает это только для того чтобы получать прибыль от нефти. Кто бы ни распоряжался нефтяными полями, он будет добывать и продавать нефть. На международном нефтяном рынке слишком много других поставщиков, чтобы какой-либо нефтепроизводитель предпринял хоть что-нибудь для отказа от продажи своей нефти. На свободном рынке при прерывании поставок любого товара цены возрастают. Это велит остальным поставщикам увеличивать производство, а остальным потребителям выживать и искать альтернативы. Когда вмешивается правительство, не позволяя работать рынку, откладывается рыночная коррекция. Примером являются "бензиновые очереди" 1970-х гг., когда правительство старалось распределять и нормировать бензин, вместо того чтобы дать это сделать рыночной конкуренции. Короче говоря, если оставить вещи в покое (военные или какие-то ещё), то нам меньше придётся платить жизней, налогов и долларов за бензин.

Военные ограничения для обороны Америки


Пентагон и Конгресс неизменно стремятся отвести главную роль военным. Большой военный бюджет позволяет им чувствовать свою значимость. При отсутствии Холодной войны им требуются новые оправдания для размещения войск за рубежом. Теперь военный персонал борется за границей с наркоторговлей. Они находятся в Сомали для помощи в распределении продовольствия. Они, вероятно, отправятся вместе с ООН убивать сербов, боснийцев и мусульман, с тем чтоб те перестали убивать друг друга. Если всё пойдёт типичным образом, то конечным результатом будет обилие смертей и разрушений по высокой цене для американских налогоплательщиков, а через некоторое время войска США будут выведены, и всё возвратится к прежнему состоянию. Первоочередная законная функция американского правительства – обезопасить американцев от риска нападения со стороны иностранной державы. Американская оборона должна обеспечивать безопасность американского народа дома, в Америке. Либертарианцы выступают за то, чтобы правительство США проводило политику нейтралитета по отношению к другим государствам и вышло из военных союзов или соглашений, которые обязывают США идти на военные действия ради выгоды других правительств. Военно-морским силам США следовало бы вернуться в американские прибрежные воды, а не курсировать по всему свету. Вместо этого последняя военно-морская программа США, основанная на политике интервенционизма, рассчитана на способность США участвовать в нескольких войнах в разных частях мира. Следует остановить эту политику, одновременно проведя сокращение обычных вооруженных сил. До тех пор пока мы, американский народ, не скажем "стоп", американской военной интервенции за рубежом не будет конца. Американцы должны требовать, чтобы их вооружённые силы служили обороне американцев в Америке и ничему более. Людям во всём остальном мире пора повзрослеть и принять ответственность на себя. Они могут научиться многому ценному от американцев посредством мирного обмена. Они не имеют права требовать от американцев, чтобы те платили за решение их проблем.

Глава 8. Налогообложение как кража


Наложить одной рукой власть правительства на собственность граждан, а другой даровать ее привилегированным лицам в качестве помощи частным предприятиям и для создания частных состояний -- это ничто иное как ограбление,  хотя это и делается под видом закона и именуется налогообложением.
Верховный Суд Соединённых Штатов, Из процесса Ассоциации займов и сбережений против Топека

Либертарианцы не делают разницы между людьми в правительстве и людьми вне него. Ко всем приложимы одинаковые нравственные стандарты. Вопрос, каковы должны быть законные функции правительства, такие как оборона и защита конституционных прав, должен обсуждаться отдельно от вопроса нравственных и ненравственных приёмов финансирования этих функций. Традиционный способ финансирования государства называется"налогообложением", и налогообложение также старо, как сам институт государства. В своей книге "Государство" Франц Оппенхеймер показал, что институт, который мы именуем государством, возник из племенных завоеваний и сбора дани с покорённых. Одно племя или группа, завоёвывая другое, неизменно требовало от покорённых платить урожаем, трудом или иной собственностью на долговременной основе. Взамен завоеватели, как правило, защищали побеждённых от прочих мародёрствующих племён. Деньги на защиту, выплачиваемые завоёванным народом, стали называться налогообложением. Либертарианцы хотят называть налогообложение своим истинным именем: "кража". При налоговой системе одни люди просто пользуются силой в своём распоряжении для хищения заработков или имущества у других. Жертва-налогоплательщик попадает под угрозу штрафа или тюремного заключения, когда отказывается платить. Если налогоплательщик сопротивляется государственному грабежу, то налоговые чиновники обладают властью (но не моральным правом) сломить его сопротивление со всей необходимой силой, включая смертную казнь. Становится ли безнравственная кража нравственным налогооблажением от того, что банда растет? Если к вам домой или на работу придёт человек с пистолетом и прикажет вам передать ему часть вашего недельного заработка под угрозой захвата или расстрела в случае сопротивления, то вы расцените это как явное нарушение ваших прав и естественно назовёте его "вооружённым ограблением". Вас возмутила бы несправедливость такой акции. Даже если этот человек явится к вам с 10, 100 или 1000 сообщников, вы едва измените свое мнение. Если бы грабитель сказал вам, что намерен хорошо обойтись с деньгами, например, защищая вас от остальных грабителей, или заботясь о воспитании бедных детей, или занимаясь пропитанием голодных заморских беженцев, то вы бы законно отвергли эти сомнительные обоснования. Независимо от того, что планирует вор сделать с награбленным, воровство безнравственно и не может прощаться в здравомыслящем обществе.

Основополагающие факты и принципы не меняются, когда процесс маскируется политикой или законоуложением. Просто от того, что группа законодателей "проводя закон" приказывает вам подчиняться их ограблению, и просто от того, что в их распоряжении есть люди с оружием, чтобы заставить вас подчиняться, безнравственная сущность механизма под названием "налоговая система" не меняется. Одна из важных либертарианских целей -- показать, что налогообложение строится на принуждении, и всем мужественным людям доброй воли стоит объединить усилия для избавления от принудительной налоговой системы как способа финансирования законных государственных функций. Существуют альтернативы не принудительного финансирования государства, а основанные на уважении к правам людей и на добровольном сотрудничестве.

Избавиться от уголовных наказаний


Одно особенно сильное обвинение в сторону государства состоит в том, что оно вводит в налоговое уложение уголовные наказания. Тюрьма грозит любому, кто игнорирует штрафы за неуплату налогов или не платит согласно налоговому уложению. Налогоплательщик, даже не имеющий средств, не может заявить о своей несостоятельности (банкротстве) и освободиться от податных обязанностей таким же путём, каким рассчитываются с частными долгами. Будучи частными гражданами, мы не можем угрожать тюремным заключением тем, кто нам должен деньги. Мы можем лишь подать гражданский иск и получить деньги после судебной тяжбы. А если наши должники несостоятельны, то они могут объявить о банкротстве и избежать уплаты долгов. Следует провести незамедлительную, непосредственную реформу наших законов о налогах с целью отмены уголовных наказаний и придать государственным налогосборщикам тот же статус, что и у любого частного гражданина, пытающегося собрать долги.

Федеральный подоходный налог

Взглянем на федеральный подоходный налог, самый знакомый всем нам. 16-я Поправка к Конституции США была принята в 1913 г., делая возможным для правительства (согласно спорному решению Верховного Суда) облагать налогом доходы граждан непосредственно. Подоходный налог впервые вступил в законную силу в 1914 г. В ходе дебатов в Конгрессе по поводу того, надо ли вводить федеральный подоходный налог, некоторые утверждали, что, поскольку верхнего предела на налог нет, то Конгресс может увеличивать подоходный налог до 10% от прибылей одного лица. Их освистали как паникёров, но они оказались правы. Уровень подоходного налога поднялся до 91% для людей с самыми высокими заработками! Верховный Суд США подтвердил, что у Конгресса нет конституционных препятствий против учреждения подоходного налога в 100%, и что для Конгресса – оставить граждан с любой долей их нажитого -- дело просто "законодательной милости". Выжить без подоходного налога? Способны ли американцы выжить без подоходного налога? Есть все причины поверить, что способны. Вспомните, до 1914 г. не было никаких федеральных подоходных налогов. Без единого подоходного налога народ Америки процветал. К 1900 г. американцы были на первом месте в мире по росту валового национального продукта на душу населения и первыми по уровню благосостоянии и жизненных стандартов, т.е. тогда, когда уровень иммиграции был много выше сегодняшнего. С 1914 г. и особенно со времён Второй Мировой войны федеральное правительство фантастически выросло в размерах, а федеральные подоходные налоги повысились в астрономической пропорции. Особенно быстро шёл этот рост в последние двенадцать лет. За это время федеральный бюджет перевалил с 600 млрд. в год (огромная сумма) за 1,5 триллионов долларов (невероятная и непостижимая сумма). Федеральный подоходный налог возрастает от 1/3 до 40% от общей суммы денег, которую федеральный бюджет расходует ежегодно. Ограничивая федеральное правительство его надлежащими функциями национальной обороны и защиты конституционных прав, мы могли бы отменить федеральный подоходный налог. И, разумеется, если б это было выполнено, то мы могли бы также обойтись без того федерального агентства, которое внушает особый ужас американцам, --от Внутренней налоговой службы.

Кое-какие альтернативы подоходному налогу

В связи с этим логично задать вопрос: как будет работать правительство, если не будет никакого налогообложения для его оплаты? Иными словами, если б людей не заставляли поддерживать государство, то делали ли бы они это и как? Пока пишется эта книга, федеральный бюджет в наступающем году ожидается в размере около 1,5 триллионов долларов. Из них военные расходы составляют почти 300 млрд. Имеется также бюджетный дефицит, который составит как опасаются, свыше 300 млрд. Дефицит будет финансироваться правительством США за счёт займов на частном финансовом рынке. Если бы федеральное правительство ограничивалось заботой о национальной обороне и защите конституционных прав (за что выступают либертарианцы), государственные федеральные затраты были бы гораздо меньше, вероятно, намного меньше одной трети от нынешних. Поэтому необходимая сумма добровольного финансирования составляла бы небольшую часть от текущего бюджета, который мы оплачиваем налогами и дефицитами. Есть много возможных способов добровольного финансирования легитимных функций федерального правительства. Частные благотворительные, образовательные и другие самодеятельные организации в Америке собирают около 150 млрд. долларов в год деньгами, материалами и услугами с тех, кто по доброй воле поддерживает их усилия. У добровольных фондов мы можем научиться методам сбора ресурсов, применяемых этими организациями.     Большинство людей согласны с важностью национальной обороны и защиты конституционных прав, и поддержали бы это добровольно. Но в то же время большинство по понятным причинам не поддерживает многое из того, что делает правительство США. Вот почему так много людей не хотят платить налоги.

Дарственный фонд в пользу национальной обороны

Один из предлагаемых добровольных способов финансирования -- создание "фонда в поддержку национальной обороны". Государство владеет в США одной третью территории и ежегодно теряет деньги на её содержании. Оно также владеет очень многими другими ценными активами -- электростанциями такими как Tenessee Valley Authority, компанией Amtrak [компания Amtrak – государственная компания пассажирского железнодорожного транспорта. Она обладает монополией (установленной правительством) на все пассажирские перевозки между штатами и по стране. Компания постоянно теряет деньги (кому хочется ехать на поезде, когда путешествие самолетом -- быстрее, комфортабельней и дешевле?), а потому субсидируется в крупных масштабах правительством, для того чтобы остаться у дел. (прим. переводчика)], почтовой службой, золотом, серебром, нефтью и т.п.-- из которых ни один не является необходимым для надлежащих государственных целей. Часть из этих активов можно продать с целью получения сумм необходимых для основания фонда в поддержку национальной обороны. Дарственный фонд при предусмотрительной распорядительности, мог бы инвестировать средства в акции американских компаний или в совместные фонды, таким же образом как это делают администраторы пенсионных фондов. Полученные прибыли пойдут на финансирование национальной обороны. Всех граждан, конечно, призывали бы делать свой добровольный вклад в фонд поддержки национальной обороны, как только он был бы учрежден.

Страхование

Другая возможность заключается в поддержке от частных страховых компаний. Предположим, что страховые компании страховали бы риск смерти, увечья или ущерба собственности в результате нападения на США. Лица, купившие такую страховку, платили бы страховым компаниям взносы. Когда страховые компании выписывают страховку для покрытия специфического риска, они предпринимают и другие шаги для уменьшения вероятности платить по такому риску. Например, пожарные страховые компании обследуют противопожарную безопасность, составляют строительные нормы и правила и инспектируют частные и коммерческие помещения именно в рамках программы по уменьшению суммы, которую им придётся выплатить в случае ущерба от пожара. В области национальной обороны страховые компании, вероятно, могли бы заняться рядом мероприятий по улучшению перспектив мира и эффективной обороны от нападения. Такие мероприятия могли бы включать финансирование исследований и разработок в области оборонных технологий, субсидирование военной подготовки, сбора разведывательных данных и переговоров с иностранными правительствами для улучшения международных отношений.

Лотерея в пользу национальной обороны


Многие государства проводят лотереи для зарабатывания денег непринудительным путём, отличным от налогов. Таким образом, "Лотерея в пользу национальной обороны" -- ещё одна возможность добровольного финансирования. Приводимые предложения не стоит рассматривать как полный перечень возможностей. Они просто иллюстрируют, что можно развивать добровольные способы финансирования узаконенных государственных функций, альтернативных сбору налогов. Важно отметить то, что нам, наделённым состраданием и разумом человеческим существам, следует признать безнравственность принудительных методов государственного финансирования. Следовательно, наша задача --заменить принудительные приёмы добровольными, более соответствующими подлинной морали. Сможем мы или нет достигнуть полного успеха в решении этой задачи, но задача эта -- верная.

Сравнение либерала, консерватора и либертарианца

Следует ли правительству США посылать войска или военных представителей,
вмешиваясь в дела других стран?
 Либерал: Да, если это будет способствовать защите прав человека или помощи неимущим и голодающим в странах третьего мира.
 Консерватор: Да, если это поможет сдержать распространение или новую волну коммунизма, либо защитить иные интересы США, такие как нефть.
 Либертарианец : Нет. США не имеют полномочий на военное вмешательство в дела других стран, за исключением ответа на военное нападение на американскую территорию. (См. главу 7.)
Следует ли правительству США оказывать помощь другим странам?
 Либерал: Да, чтобы помогать беднякам в странах третьего мира и развивающихся странах, где соблюдаются права человека.
 Консерватор: Да, чтобы помогать правительствам, оказывающим сопротивление коммунизму или пытающимся повернуть от социализма к демократии.
 Либертарианец: Нет. Американских налогоплательщиков вообще нельзя заставлять оплачивать поддержку чужих правительств. (См. главу 7.)
Следует ли США и дальше состоять в ООН и поддерживать её?
 Либерал: Да, так как в этом последняя надежда на мир.
 Консерватор: Да, но только если она больше будет следовать американским установкам.
 Либертарианец: Не в настоящем её виде и не за счёт налоговых денег.
Добровольно финансируемый форум для обсуждений международных проблем не должен вызывать возражений. (См. главу 7.)
Следует ли правительству США спасать тонущие лодки сберегательных и заёмных заведений и банков для предотвращения их развала?
 Либерал: Да, потому что все вкладчики зависят от гарантий государственного депозита, защищающего их накопления.
 Консерватор: Да, ибо, если эти финансовые учреждения рухнут, то наша экономика в целом последует за ними и повторится депрессия 1930-х гг.
 Либертарианец: Нет. Налогоплательщиков нельзя вынуждать платить как за финансовые учреждения так и за отдельных лиц, которые плохо вкладывают свои капиталы.

Глава 9. Образование: государственный контроль или свобода выбора?

Все согласны с тем, насколько важно дать молодёжи возможность учиться --развивать свои интеллектуальные способности и приобретать навыки в окружающем мире. Все дети, с самых малых лет, имеют склонность к обучению и всегда стремятся к интеллектуальной стимуляции. Детей невозможно отвадить от умственного развития и от получения информации о мире вокруг них. Вопрос в том, чему они научатся, у кого и при каких обстоятельствах. Быть может, более важными являются другие вопросы: Кто принимает решения? Будут ли это родители с учениками или бюрократы от образования? Большинство взрослых американцев учились в общественных (т.е. управляемых правительством) школах, и большинство американских детей посещает сейчас именно такие школы. К несчастью, мы видим огромные провалы в такой системе образования, заключающиеся как в нарушении морально-нравственных принципов, так и в убогих результатах такой системы. И это не просто совпадение, что управление государственными школами находится в моральном кризисе и его результаты -- плачевны.

Принуждение -- основа государственной формы образования


Либертарианцы стремятся избегать принуждения как основы человеческих взаимоотношений. Отношения в образовании между поставщиками и потребителями услуг точно такие же, как и в любой другой рыночной ситуации. С одной стороны поставщики: директора, учителя, воспитатели, издатели учебников и т.д. С другой стороны потребители: родители, дети и налогоплательщики. Государственные школы - это сплошное принуждение. Во-первых, существуют законы об обязательном посещении школ. Эти законы считают преступлением уклонение родителей от записи детей от 6 до 17 лет в школу. Во-вторых, принудительной является вся система финансирования налогами. Обязательное посещение школы наряду с обязательным финансированием устанавливают защищаемую государством монополию в этом виде услуг. Как всегда в монопольном бизнесе, публичные школы ужасно неэффективны и дороги, и не особенно интересуются пожеланиями или состоянием потребителей. Потребители (родители и ученики) не могут уклоняться от их услуг, даже когда им очень не нравится то, что происходит в школе. Остальные (налогоплательщики) не могут уклоняться от оплаты государственных школ, даже если они не пользуются их услугами и считают, что от них больше вреда, чем пользы. В-третьих, мы сталкиваемся с принуждением относительно предметов, преподаваемых в школе. Это объясняет, почему нет конца-края битвам вокруг молитв в школе, полового воспитания, теории сотворения мира и теории эволюции, содержания учебников, и вокруг того, какие книги разрешать для школьных библиотек. Текущие учебники тяготеют к мешанине из аморфных материалов в результате того, что издатели и школьные власти пытаются удовлетворить и не
раздражать учебником разнообразные групповые интересы. В-четвёртых, мы сталкиваемся с принуждением относительно того, кто может учить. Наши действующие законы позволяют преподавать лишь определённым лицам с определёнными показателями. Например, учитель публичной школы, являющийся гомосексуалистом, будучи раскрытым, скорее всего быстро останется без работы. Во многих штатах государственные школьные власти преследуют родителей, которые предпочитают учить детей дома. То же самое происходит часто с теми, кто предусматривает для своих детей религиозное образование. Не так давно в Небраске семеро отцов попали в тюрьму за попытку судиться за право отдать своих детей в церковное училище. Их дети выдерживали стандартные экзамены лучше, чем диктует уровень государственной школы. Они также были не против проходить такие экзамены регулярно. Единственным проступком родителей был отказ подчиниться государственному требованию, по которому школьный преподаватель должен получить разрешение штата. Кажется, государственные школьные власти заинтересованы в возможностях и качестве образования меньше, чем в установлении контроля над умственным развитием молодежи и исключении из этого процесса родителей.

Цели государственных школ

Не стоит удивляться. До начала государственного школьного обучения в нашей стране, уровень грамотности был много выше, чем сегодня. В начале и середине XIX в. профессиональные преподаватели проводили идею государственного обучения прежде всего с целью изолировать себя от родительского контроля. Они были мало озабочены грамотностью или умственным совершенствованием молодежи, это уже было достигнуто частными школами. Главным мотивом было унифицировать население, используя государственные школы для "переплавки" иммигрантов, многие из которых были католиками, в послушных граждан чтобы они приняли ценности господствующей протестантской этнической группы. Сторонники государственного школьного образования XIX столетия не делали попыток скрыть свой посыл. Они открыто заявляли, что дети принадлежат не самим себе, а скорее являются собственностью государства. Они считали, что задача школы -- привить детям патриотизм, не задающее вопросов послушание, дух гражданина который в первую очередь предан правительству. Также они считали, что главным препятствием в достижении этих качеств является вмешательство родителей и семьи. Государственная школьная система преуспела в достижении цели создания поколений не пререкающихся, покорных слуг государства. Также ясно, что в тех же самых школах пришла к упадку интеллектуальная грамотность во всех смыслах.

Отделение образования от государства

Правительственной роли в образовании, на самом деле, нет места. Основатели страны внесли один из самых ценных вкладов в идею мирного и свободного общества, когда в первой поправке к Конституции установили принцип отделения церкви от государства. Они прекрасно знали о веках религиозных войн и преследований, вызванных попытками утвердить государственную религию и подавить инакомыслие.     Право на свободу в области интеллектуального развития и личного мировоззрения так же важно, как и свобода вероисповедания, и по тем же причинам! То есть, отделение образования от государства нужно точно так же, как и отделение от него церкви.

Катастрофа государственных школ

Каковы результаты руководимых правительством школ? За последние три десятилетия стоимость содержания правительственных школ возросла , в среднем по стране, почти на 1000%! В то же время упало число записавшихся, уменьшилась численность классов, снизилась ученическая посещаемость, а насилие и употребление наркотиков возросли. Сегодня почти каждый из четырёх молодых людей, окончивших или исключённых из средней школы, функционально неграмотен. Всё большее число взрослых признают, что не умеют читать или писать. Колледжи и университеты обнаруживают, что вновь поступившие нуждаются в дополнительной подготовке в чтении, письме и умении рассуждать. Очевидно, что выбрасывать больше налоговых долларов на финансирование этой отжившей системы, бессмысленно. Больше всего страдают дети малоимущих и представителей меньшинств. Грамотность в школах гетто не превышает 40%. Средняя по стране стоимость ученика общественной школы приближается к 6000 долл. в год. В частных школах затраты на ученика составляют в среднем около половины этой суммы, и частные школы лучше занимаются образованием. В публичных школах правонарушения, связанные с насилием и наркотиками существенно выше, чем в частных, где эти проблемы практически не существуют. Налоговые кредиты привнесут состязательность в образовательную систему В качестве промежуточной меры (пока существует федеральный подоходный налог) либертарианцы предлагают налоговые кредиты для каждого, кто платит за чьё-либо обучение. Налоговые кредиты улучшат образовательную систему, внося
состязательность (конкуренцию) в образовательный рынок. Налоговый кредит на федеральный подоходный налог подразумевает снижение налоговых обязательств на один доллар за каждый доллар, выплаченный за обучение. Я предлагаю налоговый кредит в 3000 долл. в год на ученика любому лицу или компании, которые платят за обучение одного или любого количества учащихся. Налоговый кредит применим независимо от того, какую - частную или государственную -- школу посещает ученик. Нам следует повышать эффективность налоговых кредитов, меняя местные законы или законы штатов, чтобы дать возможность ученику менять школу по своему выбору. Не только родители должны иметь налоговые кредиты. Обеспеченные лица или корпорации могли бы выплачивать стипендии стольким школьникам, скольким пожелают и получать снижение налогов на всю сумму стипендий. Налоговые кредиты должны быть доступны и для родителей, которые учат детей дома.     Не только родители школьников, но и состоятельные индивидуумы или компании могли бы предоставлять ученические стипендии учащимся для расширения их выбора образования фактически не тратя наличных средств, благодаря налоговым кредитам. В итоге конкуренция положила бы конец защищённому монопольному положению государственных школ. Это также сэкономило бы деньги налогоплательщиков, так как каждый школьник, обучаемый на 3000-ный налоговый кредит, экономит 6000 долл. на финансировании государственных школ. Прежде всего многие учащиеся предпочли бы государственным училищам частную образовательную альтернативу. Это, разумеется, не случилось бы в одночасье. Тем, кто предлагает частные образовательные услуги, понадобилось бы время для налаживания или расширения дела. Государственные школы стали бы эффективнее, дешевле и ответственнее отнеслись бы к пожеланиям потребителей образовательных услуг, учеников и родителей. Так должно быть всегда. На открытом, конкурентном рынке выживут лишь те, кто лучше справляется с удовлетворением потребительского спроса. Открытая конкуренция в образовании подразумевала бы также большее разнообразие предметов, систем и приёмов для удовлетворения пожеланий и запросов широкого круга родителей и учащихся. Огромным спросом пользовались бы наилучшие преподаватели, а их заработки возросли бы. Такие возражения не учитывают существующих реалий. Нынешняя система даёт высокий процент провалов, разврата, невежества и неграмотности, и главными жертвами этого становятся дети бедняков и выходцев из меньшинств. Закон об обязательном посещении школы требует всего лишь посещения. Многие подростки испытывают настолько сильное отвращение к происходящему в школах, что не только не учатся сами, но и мешают учёбе остальных детей.
     Далее, многие небогатые родители итак идут на значительные жертвы, чтобы избежать публичных школ и предоставить детям лучшие образовательные возможности в частных учебных заведениях. В связи с этим стоит напомнить, что либертарианское предложение о налоговых кредитах на образование не ограничивается одними родителями; оно подвигнет также состоятельных лиц и бизнесменов на помощь в обучении бедных. Еще одним плюсом будет то что будут стерты барьеры между богатыми и бедными. Небогатые родители в поисках образования для своих детей и обеспеченные личности и группы налогоплательщиков в поисках налоговых преимуществ естественным образом будут объединятся, что наведёт ещё больше мостов между классами, пока в нашем обществе разделёнными. Наконец, никогда не будем забывать: утопия не существует. Мы стоим перед выбором: образование, основанное на принуждении, или свобода выбора в образовании. Для человека честно заботящемся о детях и их умственном развитии единственным ответом будет свобода выбора в образовании.

Сравнение либерала, консерватора и либертарианца
Следует ли принуждать молодых американцев служить в каком-либо качестве во имя "служения отечеству"?
 Либерал: Да, у всех есть обязанность служить другим ради общественного блага.
 Консерватор: Да, когда это оправдано нуждами национальной обороны.
 Либертарианец: Нет. Рабство есть рабство, даже если оно маскируется эвфемизмом "призыв в армию" или "служение отечеству".
Следует ли правительству США помогать американскому бизнесу в тяжёлые для экономики времена давая льготные кредиты под низкий процент?
 Либерал: Да. Это сохранит рабочие места, а американские трудящимся необходима вся возможная помощь, которую они могут получить в пору спада или депрессии.
 Консерватор: Да. Правительству следует помогать бизнесу остаться на ногах.
Это свободное предпринимательство.
 Либертарианец: Нет. Правительство может помочь некоторым предприятиям, лишь ограбив другие предприятия или налогоплательщиков. Никто не имеет права получать ссуды за счёт другого. (См. главу 8.)
Как лучше всего решать проблему бюджетного дефицита?
 Либерал: Поднять налоги и сократить военные расходы.
 Консерватор: Не поднимать налоги, но уменьшить социальные расходы.
 Либертарианец: Урезать все федеральные расходы и налоги чтобы стимулировать производительность. Ограничить функции федерального правительства вопросами национальной обороны и защиты наших конституционных прав от нарушений со стороны властей штатов и местных администраций.
Система социального обеспечения продолжает идти к банкротству. Имеется ли долговременное решение этой проблемы?
 Либерал: Нам потребуется и впредь увеличивать налоги, поскольку пожилые люди имеют право уйти на заслуженный отдых.
 Консерватор: Нам надо сократить пенсии, сделать систему более эффективной и увеличить пенсионный возраст для её спасения.
 Либертарианец: Несостоятельность системы социального обеспечения требует от нас покончить с ней, предоставив пожилым работникам и пенсионерам выбор: выплата единовременной крупной суммы или ежегодные выплаты по страховке вместо будущих пенсий по существующей Системе Социального Обеспечения. Избавление от несостоятельной системы облегчит налоговое бремя более молодым работающим и поможет избежать экономического коллапса, который наверняка наступит из-за растущих налогов. (См. главу 11.)

Глава 10. Новое пришествие сухого закона; война против наркотиков


Итак, я борюсь за то, что моё тело принадлежит мне,
по крайней мере, я всегда относился к нему так.
Если, экспериментируя с ним, я причиняю ему вред,
то страдаю я, а не государство.
Марк Твен

Потребление спиртных напитков также старо, как сама история. Некоторые люди неизменно стремились удержать остальных от производства, покупки, продажи или употребления спиртного. Один из примеров -- период, известный как "сухой закон" в Америке в 1920--1933 гг. Опыт "сухого закона" поучителен, потому что он весьма ясно показал разрушительные итоги попытки подавить мирную деятельность уголовным законом. Обладание алкогольным напитком не нарушает прав никаких иных лиц. Выращивание винограда или зерна, из которых изготовляется спиртное, не нарушает чужих прав. Ничьих прав не нарушает производство алкогольных напитков мирным и честным образом. Также никаких чужих прав не нарушают потребление, покупка или продажа спиртного.     Либертарианцы говорят, что нет никакого оправдания наложению уголовных наказаний на того, кто производит, покупает, продаёт, владеет или употребляет интоксицирующие напитки или иные интоксицирующие снадобья. Это следует из базовых либертарианских ценностей. Люди принадлежат себе и имеют право распоряжаться собственной жизнью, телом или честно нажитым имуществом. У людей есть право мирно и честно иметь дело друг с другом. Это относится и к производству, употреблению и торговле спиртным, марихуаной, кокаином и героином. (Либертарианцы не рекомендуют, чтобы люди занимались чем-нибудь из перечисленного. Они лишь настаивают на уважении личных прав и на несправедливости наложения уголовных наказаний за осуществление этих прав мирным путём.)

Неизбежные плохие последствия уголовных наказаний

Что происходит, когда уголовные законы карают людей за мирную деятельность? Опыт времён "сухого закона" -- классический пример и урок для наших дней. "Война против наркотиков" -- просто более порочное и разрушительное повторение Сухого закона.
1.     Закон не работает.  Если люди захотят заняться мирной и честной деятельностью, они это сделают невзирая на закон. Сухой закон не сумел никого удержать от употребления спиртных напитков. Сегодняшние законы против наркотиков не удерживают людей от приобретения тех веществ, которые они хотят. Законы об оружии не удерживают никого, кто хочет иметь оружие. Законы об иммиграции не останавливают нелегальных иммигрантов при пересечении границы. Законы против содомии не удерживают гомосексуалистов от вступления в отношения, которых они желают.
  2. Превращение мирных людей в преступников разрушает их жизни. Сухой закон сделал Америку нацией преступников. Ныне действующие законы против наркотиков, проституции, азартных игр и порнографии превратили в преступников миллионы безобидных американцев, которые никому не угрожают. Люди, уже заклейменные как преступники, могут пожелать заняться ещё какой-нибудь уголовной деятельностью. Особенно тяжело сказались последствия Войны против наркотиков на молодых чернокожих горожанах мужского пола. В крупных городах около половины из них хотя бы однажды подвергались аресту, тюремному заключению или проверке на предмет нарушения закона о наркотиках. Молодые чернокожие люди за нарушение закона о наркотиках задерживаются с вероятностью в пять раз большей, чем их белые собратья, хотя употребление наркотиков в этих двух группах примерно одинаково. Уголовное клеймо разрушает их жизни, выхватывая их из учебного процесса и мира производительного труда на решающем этапе их развития. Те, кто старается начать новую жизнь, отягощены уголовным прошлым, которое закрывает им большую часть возможностей. Война против наркотиков губит поколение молодых негров, низводя их в городское отребье необученных, сидящих на пособиях для бедных. Не стоит удивляться, отчего они так часто возвращаются в преступный мир.
3. Стоимость нелегального товара намного выше той, какая была бы в условиях свободного рынка.  Закон спроса и предложения на нелегальном рынке работает также, как на легальном.  Объявление какого-нибудь вещества незаконным уменьшает предложение, а это вызывает рост цен. Рассмотрите это на примере сегодняшнего нелегального рынка наркотиков. Объём морфия стоимостью 1,5 долл. на легальном фармацевтическом рынке равен объёму героина стоимостью 100 долл. на нелегальном рынке наркотиков. Разница в цене объясняется исключительно различием в отношении закона к этим производным опия.
  4. Огромные прибыли стимулируют преступников.  Из-за высоких прибылей, которые можно извлечь на нелегальном рынке, те, кто не прочь встать на преступный путь, идут на этот рынок. Сухой закон расплодил организованную преступность. Организованная преступность продолжает существовать, подпитываясь нелегальным рынком наркотиков, проституции, азартных игр и порнографии.
  5. Существование нелегальных рынков коррумпирует уголовную правовую систему.  Для того, чтобы защитить свои огромные доходы, поставщики криминального рынка покупают полицию, суды и тюремщиков. Некоторые полицейские сами становятся нарко-дилерами или пользуются должностным положением для хищения денег и контрабанды у нелегальных распространителей или укрывателей улик. Между представителями закона и нарко-дилерами развиваются нездоровые отношения сращивания. Недавнее расследование деятельности нескольких помощников шерифа Лос-Анджелеса выявило факты избиений, составления ложных полицейских отчётов, предъявлении фальшивых ордеров на обыск, подбрасывания вещественных
доказательств подозреваемым и хищения денег. Это может казаться смешным, но те кто употребляет наркотики в тюрьмах, не имеют проблем с их доставкой туда --главное были бы деньги на их приобретение.
  6. Правоохранительные органы становятся более дорогими для налогоплательщиков и работают вхолостую.  Свыше половины налоговых долларов перечисляемых на правоохранительные органы, тратится на подавление мирной деятельности, т.е. на "преступления без жертв". Суды и тюрьмы настолько забиты делами связанными с владением и продажей наркотиков, что судьи вынуждены освобождать обвиняемых в настоящих преступлениях, таких как вооружённое нападение, ограбление и кража со взломом. В США уже сейчас доля таких заключённых выше, чем в какой-либо другой западной стране, и их число растёт. Самые высокие темпы роста бюджетных расходов во многих штатах -- затраты на строительство тюрем. Полиции, занятой борьбой с потребителями наркотиков, не хватает сил для борьбы с настоящими преступлениями.
  7. Товары и услуги на нелегальном рынке ниже по качеству, чем на легальном. Во времена сухого закона многие отравлялись и даже умирали из-за некачественных спиртных напитков, которые они приобретали. Этому адскому питью дали название "самогон из корыта". В наше время потребители нелегальных наркотиков, незаконных сексуальных услуг или участники запрещённых азартных игр рискуют точно также. На нелегальном рынке потребителю неизвестно качество изделий. На законном рынке, в бизнесе, такие журналы как "Потребительский обзор" предоставляют сведения об изделиях и услугах, составляют их рейтинги. На нелегальном рынке потребители не защищены законом от мошенничества или дешёвых подделок. Вы не можете пожаловаться властям на ограбление, прежде всего оттого, что ваша покупка является нелегальной.
  8. Война против наркотиков приводит к ненужным болезням и смертям. Относительно мало смертей связано напрямую с употреблением наркотиков, и вообще нет ни одной, связанной с марихуаной. Большинство смертей – результат загрязнений в этих веществах или насилия, связанного с наркотическими сделками. Главная забота здравоохранения - СПИД, и правительство тратит огромные деньги на то, чтобы бороться с ним и контролировать его распространение. Пока ещё для частных лиц является правонарушением владение шприцами, поэтому СПИД стремительно распространяется среди тех, кто применяет наркотики внутривенно, пуская шприц по кругу. Марихуана помогает лечитьглаукому, а также способствует лучшему восприятию лечения страдающих от рака облучением. Героин обладает некоторой эффективностью при утолении боли у раковых и других больных. Законы против наркотиков отлучают больных раком от этих благотворных приёмов лечения.
  9. Конкуренция на нелегальном рынке основана на насилии в противоположность честной торговле, когда потребителям предлагается продукт лучшего качества. Сухой закон был известен войной между бандами за территории. То же самое происходит и сегодня, особенно на незаконных рынках наркотиков. Часто под перекрёстный огонь попадают невинные жертвы. Бои между бандами на улицах --прискорбное и порочное явление во многих крупных городах. Другой пример --рынок проституции, на котором женщины страдают от насилия и вынуждены обращаются за покровительством к применяющим силу мужчинам, чтобы остаться в деле. Такие жертвы насилия, будучи занятыми любой незаконной рыночной деятельностью, не могут искать защиты у правоохранительных органов.
  10. Гражданские свободы ущемляются, когда разъяренные представители правоохранительных органов затягивают гайки. Блюстители закона прибегают к задержанию граждан, налоговым законам и нарушением конституционного права граждан на защиту от неправомерных и необоснованных посягательств и захватов. Сейчас, когда развернулась Война против наркотиков, полиция преследует граждан на дорогах, на море и на границе. В поисках наркоденег они нарушают нашу частную неприкосновенность. Нам всем приходится подчиняться периодическим пробами на анализ мочи и проверкам на дорогах. Полиция может вас остановить и обыскать, если вы слегка подходите под "типаж" нарко-курьера. Недавние судебные постановления, в частности исходящие от Верховного суда, фактически сделали "исключение по закону о наркотиках" из наших конституционных прав. Теперь силовые структуры воюя против наркотиков атакуют американских граждан, ввергая американцев в войну с самими собой.
  11. Вся ваша собственность может быть отобрана всего лишь по полицейскому обвинению. По действующим законам о "конфискации имущества" полиция может захватить деньги или имущество без должного правового процесса всего лишь по подозрению в связи с нелегальным оборотом наркотиков. Эти законы подрывают традиционную конституционную защиту. Полиция не должна доказывать совершение вами преступления или даже обвинять вас. Если полиция подозревает, что ваши деньги или имущество как-то связаны с торговлей наркотиками, то она отбирает их, а вы вынуждены доказывать, что вы не виноваты, чтобы их вернуть. Пострадавшие часто не в состоянии этого сделать, поскольку не имеют денег нанять адвоката. Закон позволяет полиции удерживать арестованные деньги или имущество, поэтому она имеет сильный побудительный мотив возвести ложное обвинение, захватить добычу и рассчитывать на то, что пострадавший не сумеет доказать непричастность его
собственности к наркотикам. Ужасных историй -- уйма. Очень много пострадавших среди перевозивших крупные суммы наличными. (видите ли, только у нарко-дельцов есть резон возить наличность) Недавно один полицейский, специализирующийся на наркотиках дал письменные показания под присягой в поддержку ордера на обыск о том, что пролетая над ранчо в Юж. Калифорнии, он увидел 50 марихуановых растений. Вооружённые этим утверждением и множеством пистолетов, 25 агентов вторглись в ранчо среди ночи и ввалились в дом. Когда встревоженный хозяин выскочил из спальни с ружьём, они убили его. Ни марихуановые растения, ни какие-нибудь другие наркотики не были найдены на территории, даже с помощью специально обученных собак.
  12. Ущерб для отношений с иностранными государствами.  Если в США есть спрос на контрабанду, то иностранцы найдут пути для поставок. В этом случае правительство США оказывает давление на иностранные правительства, чтобы те надавили на своих подданных. В конечном счёте американские военные начинают операции в этих странах против нелегальных поставщиков наркотиков, кое-кто из которых неизменно оказываются представителями правящих властей, как это было в случае с панамцем Мануэлем Норьегой. У людей в этих странах появляется ещё один повод презирать США и американцев.

История применения наркотиков и законов о них

Давайте определим понятие "наркотик" как любое вещество, которое при приёме оказывает кратко- или долговременный эффект на тело или сознание человека. Существуют тысячи таких веществ. Одни легальны и доступны любому из нас без государственного разрешения, например, кофеин, аспирин или носовые капли. Другие легальны, но разрешены к получению только в аптеках обычно в качестве лекарств, прописанных лицензированными врачами как в случае телесных, так и в случае психоневротических расстройств, недомоганий. Многие из этих веществ утекают из законных каналов и становятся частью нелегального наркотического рынка. К тому же есть полностью запрещённые законом вещества, такие как марихуана, героин, кокаин, ЛСД, ПХП и много других, производимых в настоящее время. Те, кто отстаивает суровые законы о наркотиках, как правило, уверяют, что такие законы нужны для подавления связанной с наркотиками преступности. В этом доводе обменялись местами причина и следствие. Преступность, связанная с нелегальными наркотиками, вызвана уголовным законом, который запрещает их и порождает все обсуждавшиеся выше последствия. До 1914 г. По сути дела не было ограничений или правил по использованию наркотических средств. Опий и его производные в различных видах были вполне доступны. Наша страна при этом не сталкивалась с существенными криминальными или социальными проблемами, связанными с этими веществами. Многие регулярно употребляли наркотики, в том числе алкоголь, опиум и кокаин и вели нормальную плодотворную жизнь. Одна группа таких людей, китайские иммигранты, сыграла свою роль в проведении законов о наркотиках. В конце XIX -- начале XX в западную часть страны эмигрировало много китайцев, которые были заняты на строительстве железных дорог и других работах. Они употребляли опиум как средство для отдыха. Организованное рабочее движение видело угрозу в усердно трудившихся китайцах. Руководимое в то время Сэмьюэлом Гомперсом рабочее движение стремилось дискредитировать китайцев и ограничить их иммиграцию. Гомперс и др. рабочие вожди выступали с нападками на использование китайцами опиума, относя тяжко трудившихся китайцев к "жёлтой опасности". Эти расистские нападки были главным основополагающим фактором при проведении Харрисоновского Акта о наркотиках от 1914 г., который объявил вне закона опий и его производные. Расизм также был подоплекой включения кокаина в список запрещённых законом снадобий. Основными его потребителями были негры. В конце 1930-х гг. Конгресс провёл закон, запрещающий хранение и употребление марихуаны. Во времена сухого закона на борьбу против нелегального алкогольного промысла были брошены большие силы охранников порядка. По окончании Сухого закона бюрократы органов правопорядка стали искать себе новое занятие. Некоторые из них нацелились на марихуану (которая прежде вовсе не рассматривалась как социальная проблема). Эта атака содержала и расистский элемент, так как самыми первыми потребителями марихуаны были латиноамериканцы. Пропаганда повела атаку на марихуану, объявляя её великим бедствием человечества, и в конце концов нападавшие весьма преуспели в её криминализации. Люди стремящиеся объявить марихуану вне закона, применяют самую яростную и фальшивую пропаганду для достижения цели, что может подтвердить каждый, кто видел фильм "Безумие с косяком." Марихуана, хотя она и нелегальна, является урожаем наличных денег номер один в некоторых штатах. Тысячи обыкновенных людей зарабатывают на жизнь, выращивая и продавая марихуану. От 25 до 40 млн. американцев от случая к случаю употребляют марихуану. Уличная цена на неё впечатляюще бы упала, если б рынок был легален. Её ассортимент и качество наверняка бы возросли в ответ на легальный потребительский спрос. Марихуановое растение, известное также как конопля имеет большую ценность и по другим причинам. Когда-то оно было и могло быть вновь сырьём для производства верёвки, пеньки. Его можно использовать для изготовления разнообразных тканей, а для производства бумаги это сырьё лучше, чем древесина. До того как хранение марихуаны стало преступлением, правительство США поощряло фермеров к её выращиванию. Законы против наркотиков поощряют их употребление и экспериментирование с ними. Отчего те, кто продаёт спиртное, не отираются вокруг учебных заведений, стараясь заинтересовать в напитках молодежь? Отчего мы так много слышим о нелегальных наркотиках, вроде марихуаны и кокаина, в школьных городках? Ответ лежит в следующей схеме. Для регулярного потребителя наркотика эта привычка -- достаточно дорогостоящая. Для финансирования этой привычки он пускается в расширение собственной сети заказчиков. Он даёт своим юным приятелям бесплатные дозы для того, чтобы сделать их регулярными потребителями. К тому же, так как согласно нашему уголовному праву несовершеннолетние не наказываются также строго, как взрослые, распространители наркотиков защищают себя тем, что используют несовершеннолетних в своей дистрибуторской сети. Высокая цена на нелегальные наркотики вызванная тем фактом, что их использование и хранение преступны, создаёт естественные побудительные мотивы для роста употребления наркотиков в обществе. В крупных городах с большой долей безработных из меньшинств, сделки с наркотиками оказываются выгодной возможностью заработать для молодых мужчин.
     Представители правоохранительных органов допускают, что накрывают только небольшую долю запрещённых наркотиков. Их действия лишь увеличивают цену на эти вещества и поощряют разработку альтернативных веществ. Некоторые профессиональные спортсмены утверждали, что возросшее потребление кокаина профессиональными атлетами было реакцией на запрещение амфетаминов. Кроме того, блюстители закона, занимающиеся наркотиками, толкают производителей к разработке более сильнодействующих средств менее объёмных и более удобных для укрывательства и контрабандной перевозки.     Эксперты в области наркотиков говорят также, что объём снадобий, вырабатываемых в лабораториях из химикатов, например, ЛСД, драматически увеличился из-за того, что в центре внимания правоохранительных органов находятся более знакомые уличные наркотики. Пожалуй, очевиден огромный риск для тех кто ими пользуется. В то время как блюстители закона отваживают потребителей от хорошо известных наркотических средств с предсказуемым эффектом, люди подвергают свою психику и тело огромному риску, пробуя неиспытанные и незнакомые вещества.
Что, если отменить законы о наркотиках? Стали ли бы все американцы наркоманами, и провалилось ли бы наше общество в тартарары если бы законы о наркотиках были отменены? Причин так думать нет. Этот часто задаваемый вопрос основан на заблуждении. Согласно ему в настоящее время люди просто не могут достать запрещённые наркотики. Однако, всегда помните, что законы не работают. Любой, кто хочет нелегальных лекарственных средств, может их раздобыть. К тому же запрещённые препараты не являются и самыми опасными в наркотическом отношении. Миллионы пользуются нелегальными снадобьями в молодом возрасте и бросают после 30 лет. Многие вьетнамские ветераны регулярно употребляли героин во Вьетнаме и по возвращении на родину. Миллионы американцев регулярно употребляют спиртное, но относительно немногие из них от этого социально испорчены. После отмены сухого закона потребление алкоголя действительно, возросло, но не намного. Не наблюдалось также заметного увеличения алкоголизма или других социальных проблем. В одиннадцати штатах не карается употребление марихуаны в личном порядке. В этих штатах никто не отметил сколько-нибудь существенного увеличения потребления марихуаны или обострения иных социальных проблем. На самом деле потребление марихуаны в Америке падает с 1979 г. и до недавней истерии с "войной против наркотиков". Меньше употребляют американцы и разрешённых спиртных напитков и табака в результате воспитательной работы и общественного давления.
Поучителен также и европейский опыт. В 1993 г. Италия отменила уголовное наказание за персональное употребление наркотических средств, признавая безнадёжный провал войны против наркотиков. Голландия уже несколько лет практикует полицейскую терпимость к личному употреблению марихуаны и гашиша. В итоге те, кто пользуется этими веществами, могут доставать их и наслаждаться ими в кафе и барах. Эта практика не сопровождается никакими насилиями или социальными проблемами.
     Какие положительные последствия могли бы мы увидеть в связи с отменой законов о наркотиках в Америке?
  1. Организованная преступность потеряла бы около 100 млрд. долларов в год прибылей от нелегальной торговли наркотиками.
  2. Наши улицы и дома обрели бы гораздо большую безопасность, так как нарко-дилеры ушли бы, и было бы покончено с их перестрелками и разборками.
Покупка и продажа наркотиков и их употребление происходили бы мирным образом в аптеках, барах и на дому.
  3. Ночные кражи со взломом, ограбления прохожих, кражи в магазинах с самообслуживанием и автоугоны стали бы гораздо более редкими, потому что наркоманы не платили бы астрономические цены за свои снадобья и могли бы легко поддерживать свои дешевые привычки, трудясь на нормальных рабочих местах.
  4. Исчезли бы уличные распространители наркотиков. Детям из районов, населённых бедняками и меньшинствами, больше не пришлось бы испытывать соблазн иметь дело с распространением наркотиков.
  5. Полиция, суды и тюремщики могли бы обратить внимание на избавление наших кварталов от насильников и профессиональных преступников, а миллиардные налоги на правоохранительные органы можно было бы сэкономить, оставив потребителей наркотиков в покое. Суды и тюрьмы больше бы не забивались до отказа. В существующих тюрьмах и домах предварительного заключения было бы много свободных мест для настоящих преступников.
  6. Тысячи мирных людей, обвиненных в незаконном хранении или употреблении наркотиков, смогли бы очистить своё имя от уголовного клейма и возвратиться ко плодотворной жизни в обществе.
  7. Болезни и смертность от применения фальсифицированных наркотиков снизились бы, также сократилось бы число заражений СПИДом при их внутривенном употреблении, когда иглу пускают по кругу. Сегодняшние нелегальные лекарственные средства стали бы доступны для благотворного медицинского лечения.
  8. Вы бы вновь обрели право на частную жизнь и конституционную защиту от необоснованного обыска и конфискации со стороны чрезмерно усердных бойцов против наркотиков. Ваша собственность была бы защищена от изъятия без должного судебного процесса.
  9. Люди, имеющие проблемы из-за наркотиков, были более расположены просить о помощи, а те, кто хочет помочь, располагали бы большими ресурсами.
  10. Между американцами и жителями других стран развивались бы более гармоничные взаимоотношения, поскольку прекратилось бы вторжение американских борцов с наркотиками в страны, которые их поставляют.
Вывод
Либертарианский анализ вопроса законов о наркотиках начинается с идеи прав
людей, имеющих к этому отношение. Люди имеют право распоряжаться собственным телом. Они имеют право сами решать, что им есть, пить, курить или принимать каким либо другим образом. И они обязаны сами нести ответственность за последствия своих решений. Вторая часть анализа состоит в оценке практического эффекта от попыток подавить мирную и честную деятельность посредством уголовного законодательства. Такие законы никогда не работают. Они не мешают людям получить то, что они хотят. Они просто вызывают множество непреднамеренных и губительных последствий.
Если мы взвесим все отрицательные итоги попыток подавить мирную деятельность уголовными законами и если сопоставим эти итоги с положительными результатами, которые можно ожидать при отмене таких законов, то любой благоразумный человек придёт к такому же выводу. Точно также , как катастрофой был сухой закон, катастрофой являются и законы против наркотиков, азартных игр, проституции, порнографии, хранения оружия, иммиграции или любой иной мирной и честной экономической деятельности.
ПОРА ОБЪЯВИТЬ НАРКОТИКАМ МИР!

Сравнение либерала, консерватора и либертарианца
Следует ли требовать посещения школы детьми по закону?
 Либерал: Да, поскольку нельзя довериться тому, что родители дадут детям образование.
 Консерватор: Да, иначе дети не будут, как следует, подготовлены для национальной обороны и достаточно эффективного бизнеса с иностранными компаниями.
 Либертарианец: Нет. Закон об обязательном посещении нарушает права родителей и детей самим принимать решения по образовательной программе. (См. главу 9.)
Можно разрешать родителям учить детей дома, не отдавая их в школы, утверждённые штатом?
 Либерал: Нет. Кто-нибудь из родителей стал бы обучать детей фанатичным и ненаучным, сумасбродным религиозным теориям.
 Консерватор: Решительно да. Несмотря на то, что при домашнем обучении некоторые родители не смогли бы воспитать своих детей надлежащим образом, публичные школы, по-видимому, безнадёжны для родителей, которые хотят дать детям должное нравственное и религиозное образование.
 Либертарианец: Да. У правительства нет настоящей роли в образовании. Для родителей, предпочитающих учить детей дома, не должно быть никаких наказаний или регламентов. (См. главу 9.)
Должно ли обладание огнестрельным оружием предупреждаться или ограничиваться законом?
 Либерал: Да. Обладать оружием не должно быть позволено никому, кроме правоохранительных органов и военных.
 Консерватор: Какие-то ограничения на пистолеты и военные "штурмовые винтовки" целесообразны, но не более.
 Либертарианец: Обладание огнестрельным оружием не нарушает чужих прав, а значит, не должно быть предметом уголовного наказания или государственного преследования. Караться должно лишь агрессивное применение огнестрельного
оружия, а не его хранение. (См. главу 15.)



 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…