Либертарианство за один урок

Автор  03 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Идеи, изложенные в этой книге -- доступны немногим. Но, я надеюсь, что вы --из тех людей, которые способны их понять. Для их понимания требуется способность мыслить независимо, смело, и просто обладать здравым смыслом. К сожалению, мы все воспитаны советской системой. Те ценности и понятия, которые впитаны в нас с молоком матери, и которые мы благодаря сменившейся форме правления, на сознательном уровне уже отвергаем -- до сих пор живут в нас на уровне подсознания. Поэтому вас сначала скорее всего шокируют многие мысли изложенные здесь. Не бойтесь -- это просто одно из свойств идей. Они проникают в человека настолько глубоко, что усваиваются где-то в районе спинного мозга и долго еще напоминают о себе оттуда при любом удобном случае. Новые идеи требуют времени, для того чтобы стать частью вашего сознания. Многие слова такие как: "социальная справедливость", "равенство", "братство" хотя и не несут в себе НИКАКОГО конкретного смысла, производят на нас эффект заклинаний. Даже для меня -- ребенка 70-х, выражение "Настоящий Коммунист", все еще, в первую секунду вызывает образ рыцаря без страха и упрека, во всем смелого и положительного и т.п. хотя я прекрасно сознаю что это – скорее литературный образ, вжившийся в сознание, нежели просто убежденный член "Ком. партии". А многие современные понятия типа "Забота об экологии", "Борьба с наркотиками и оружием", "Честный налогоплательщик" или "Поддержка отечественного производителя" просто никем не ставятся под сомнение.
 

Перевод этой книги сделан для всех моих друзей, которые (я не сомневаюсь) достаточно развиты интеллектуально и духовно, и которым мне приходится излагать свои взгляды в одних и тех же повторяющихся многочасовых спорах. Одни и те же объяснения утомляют, поэтому я решил для начала просто давать им почитать эту книгу. В ней кратко затронуты все основные вопросы, которые люди обычно мне задают. Но это -- только начало. В этой тонкой книжке вкратце описаны либертарианские подходы к основным проблемам современного общества. Девяносто процентов того что рассказано об Американском обществе справедливо и для России. Остальные десять станут справедливыми через пару лет. Прочитайте эту книгу внимательно, поймите ее всей силой вашего логического аппарата - и вы наверняка захотите изучить проблему глубже. Мы будем стараться издавать новые книги и дальше. Книга под названием "Либертарианство за один урок", пожалуй, может навести читателя на мысль, что есть один урок, одна центральная идея или тема, которая поможет объяснить всё, что обсуждается в этой книге. Вот она: ВЫ ПРИНАДЛЕЖИТЕ СЕБЕ. Типичному современному читателю утверждение "вы принадлежите себе" не покажется таким уж выдающимся. Если вам кажется очевидным что вас никто не может убивать, превращать в раба, избивать или обкрадывать, то вам должен быть вполне понятен принцип "самопринадлежности". Но что же означает "принадлежать"?
    Если вам принадлежит вещь, ферма, кровать или пакет акций, это значит, что только вы можете решать, что с ними делать. Вы можете ими пользоваться, продать или оставить у себя. Другие не имеют права принимать решения, заставляющие вас делать с вашей собственностью то, что вы делать не хотите. Принадлежать себе означает , что только вы имеете право решать что делать с вашей жизнью, энергией, словами, поступками и честно приобретённой собственностью. Никто другой не имеет права заставлять вас действовать против ваших интересов, так как вы их понимаете.
    Но так как люди равноправны, то не только вы принадлежите себе, а и любой другой человек принадлежит самому себе тоже. Поэтому каждый из нас должен уважать чужое право самому или самой жить своею жизнью. Нельзя принуждать других поступать по вашему желанию. Они принимают решения сами. Вы не имеете права убивать, порабощать, избивать или грабить их, какую бы пользу, по вашему мнению, это ни могло принести. Следовательно, вы должны нести за себя ответственность. Даже самые ваши срочные и глубокие желания, интересы или неотложные "нужды" не оправдывают моральных притязаний на жизнь, заработки или собственность любого другого человека.
    Принцип самопринадлежности очерчивает границу вокруг каждого индивидуума, образуя область частной жизни и свободы действий вокруг этого человека. Мы все должны уважать чужое право действовать в пределах его или её области. Бывает трудно определить, где мои действия пересекают границу вашей области, но это проблема -- неотъемлемая часть реальной жизни и человеческих взаимодействий. Вот почему у нас есть суд закона для решения споров.
    Важно то, что мы принимаем принцип самопринадлежности как руководство к действию, когда имеем дело с окружающими. Это попросту означает признание других равными себе в нравственном статусе и человеческом достоинстве. Это означает, что каждый имеет право принимать все решения о собственной жизни, теле, действиях, словах и честно приобретённой собственности. Это означает, что каждый из нас должен нести ответственность за свои поступки.
    Либертарианцы подходят к политическим, экономическим и социальным вопросам, отдавая высший приоритет прежде всего тем решениям, которые позволяют людям разрешать свои собственные проблемы так как они сами хотят в соответствии с их собственными ценностями. Чаще всего это приводит к предложениям, которые сменяют неуклюжий, приводящий к обратным результатам подход государственного вмешательства, более эффективным добровольным сотрудничеством между людьми, чьи жизни непосредственно затрагиваются. Судите сами, каковы сейчас дела и как могла бы измениться Америка, если бы большему числу людей предстояло понять и принять принцип самопринадлежности и начать требовать от людей в правительстве уважения к каждому из нас, которого мы достойны как уникальные и сознательные личности.
    Многие впадают в ошибочное представление об американской политической системе, политических идеях и партиях. Мы часто слышим, что в Америке "двухпартийная система" и что выбор ограничен Демократической и Республиканской партиями. Подобное заблуждение затрудняет новым политическим группам и партиям рост и конкуренцию со старыми, устоявшимися.
    Ещё одно общее заблуждение предполагает традиционный политический "спектр" слева направо. Если чьё-то суждение ограничивается левыми, или либералами, с одной стороны, и правыми, или консерваторами, с другой, то трудно иметь дело с политической философией, которая не вписывается в этот ограниченный, одномерный спектр.
    Эта книга предлагает студентам, преподавателям и всем кто заинтересован вопросами политической свободы введение в политическое мировоззрение либертарианства и Либертарианской партии. Одна из целей настоящей книги --помочь преподавателям политических знаний, нуждающимся в дополнительном курсовом материале, с точными, злободневными сведениями о третьей по величине в Америке политической партии и о мировоззрении, которого она придерживается.
    Более широкая цель -- сделать доступной для учащихся основную информацию о либертарианстве, истории либертарианского движения и Либертарианской партии и об их месте в современном мире. При продвижении учащихся в политической науке потребуются дополнительные труды для углубленного изучения вопросов, кратко обсуждаемых здесь. (См. Библиографию для дополнительного чтения в конце книги.) Тому, кто хочет лишь достаточной информации для принятия разумных решений по существующим сегодня политическим альтернативам, должно вполне хватить содержащегося здесь материала. Глава 1. Сущность правительства     Правительство (государство) это не данность или вещь, существующая независимо от народа, который его создаёт. Разнообразные люди в нашем обществе являются частью государства. Оно включает в себя Президента, сенаторов, губернаторов, судей, членов Конгресса, законодателей штатов, окружных комиссаров или надзирателей, членов городских советов, полицейских, тюремщиков, строительных и пожарных инспекторов, библиотекарей, дорожных рабочих, дворников, мусорщиков, работников социальной сферы, учителей и др. Важно то, что все они просто обыкновенные люди, такие же как вы и я. Правила поведения, уголовные наказания, аресты и преследования

    Суть правительственных действий такова: некие люди, именуемые законодателями, создают определенные правила поведения, и предусматривают методы задержания и наложения наказаний за нарушение этих правил. Когда кто-нибудь нарушает правило, то они высылают вооружённых людей (полицейских), чтобы арестовать провинившегося и вынести ему наказание. Это, возможно, звучит сверхупрощённо,однако это не есть сверхупрощение.
         Например, Конгресс установил правило, по которому каждый молодой человек должен встать на воинский учёт. Любой юноша уклоняющийся от такой регистрации, становится объектом уголовного наказания. Он будет арестован, задержан, препровождён на суд и послан в тюрьму, если будет осуждён.
         Конгресс проводит закон о налогах, требующий от граждан отдавать часть своих доходов правительственному налоговому агентству -- Службе внутренних сборов и налогов (СВСН). Неподчинение приведёт к уголовному преследованию. СВСН может также отобрать имущество у граждан, которым вменяется в вину неуплата налогов. Если гражданин сопротивляется, его сопротивление – тоже преступление и в конечном счёте также ведёт к тюрьме.
    Некоторые законодатели штатов провели закон, объявивший для родителей правонарушением учить своих детей дома, а не передавать их школьным властям штата. В таких штатах родители, которые обучают детей дома или в частных школах, не лицензированных государственными образовательными властями, являются объектами уголовного преследования.
     На местном уровне городские советы проводят правила, диктующие людям, каким бизнесом они могут заниматься, какие здания им следует отводить для своего бизнеса и где его можно размещать. В результате любого нарушения появятся вооружённые представители правоохранительных органов для того, чтобы огласить выдержку из закона, наложить арест и применить уголовное наказание по отношению к нарушителю.
     Люди в правительстве, которые составляют правила и регламенты для остальных, не особенно наделены воображением. Законотворчество всегда одинаково. Законодательство (городской совет, окружной наблюдательный совет, законодатели штата или Конгресс) рассматривает "проблему", устанавливает правила поведения для народа, назначает уголовное наказание за неповиновение и разрабатывает процедуру ареста и преследования тех, кто нарушает их правила.
     Некоторые правительственные программы могут показаться не вписывающимися в эту схему, как например общественная безопасность, национальная оборона, почтовая служба или общественные школы. Однако, метод финансирования этих разнообразных программ и служб таит в себе основную схему. Финансирование проводится принудительно. Налогосборщики принуждают граждан отдавать долю своих заработков или иного имущества на оплату расходов, вызываемых целой чередой государственных "услуг". Любой, кто не платит налогов, будет заключён в тюрьму на основании закона, как это делается сегодня.
     Когда кто-нибудь говорит: "Должен быть закон" или "Правительство должно принять меры", то он говорит именно о том, что законодателям следует разработать определённые правила, объявить наказание, и если кто-то не подчиняется, то вооружённые люди заставят его подчиниться, наложив уголовные наказания на любого нарушителя правил. Общественный договор или рэкет "крыши"?     Мы все слышали как говорят, что люди в пределах какой-либо нации или общества вступили в своего рода "общественный договор". Обычно, это один из доводов в пользу подчинения людей государственному контролю и уплате налогов в качестве цены за проживание в мирном, упорядоченном и безопасном обществе. Но любой договор требует существования людей, лично (или если на то пошло – по доверенности) договаривающихся о чем-то по доброй воле и лично принимающих на себя обязательства в обмен на выгоды, которые они надеются получить. К тому жеодним из основных признаков договора является то , что в него можно вступать или не вступать.
     История развития государства, т.е. правления, показывает, что этот институт возникает из завоевания. Одно племя или группа завоёвывает другое, отбирает оговорённую дань (налоги), взамен позволяя покорённым людям жить. Обыкновенно, правящее племя берётся защищать завоёванное от остальных мародёров. Такие отношения точнее будет определить не как "общественный договор", а как рэкет, "крышу", вымогательство.
     Даже если взглянуть на американский опыт, который отличается тем, что наша нация была рождена в пору революции против британской тирании, то нынешние отношения между американскими гражданами и многочисленными правительственными уровнями всё-таки ещё не являются общественным договором. Скольких знаете вы людей, добровольно подписавших Конституцию Соединённых Штатов или основной закон штата, где они живут, или устав округа либо города, который они населяют? Сколько людей имеет хоть малейшее представление о том, что гласят эти документы?     Действительность такова: никакого общественного договора не существует. Следует признать правительство тем, что оно есть на самом деле – группой людей, имеющих власть в своём распоряжении. Они могут применять и применяют власть, чтобы управлять остальными гражданами самыми разными путями. Тогда заключительный вопрос таков: Каково законное применение государственной власти и какие стандарты должны использоваться для определения, законно ли была эта власть применена? Для того, чтобы ответить на этот наиважнейший вопрос, начнём с рассмотрения действий отдельных лиц, и те нравственные принципы которые эти действия затрагивают. Самопринадлежность и самозащита     Большинство из нас согласно с тем, что применять силу при самообороне против нападающего -- это правильно и законно. Нравственный принцип, который оправдывает это -- либертарианский принцип самопринадлежности. Каждый индивидуум принадлежит самому или самой себе. Никто не владеет никем другим. "Владеть" чем-либо означает, что владелец имеет право решать, что делать с этой вещью, а остальные такого права не имеют. Будучи принадлежащим себе, каждый из нас имеет право распоряжаться своей жизнью, телом и собственностью, приобретённой честным трудом или обменом либо в дар. В свете этих принципов было бы абсурдом, если б лицо, чья жизнь, тело или собственность подвергаются угрозе со стороны другого лица, не имело права оборонять их со всей необходимой силой.
    Я имею право защищаться, значит и другие люди могут помогать мне защищать мои права, когда это становится необходимым. Это предполагает ответ на вопрос: Каково обоснованное применение государственной силы?
    Людей в правительстве надо рассматривать как представителей граждан. Функции государства должны быть ограничены помощью гражданам защищать их права от любого, кто их нарушает или посягает на них. Следовательно, законы, карающие такие деяния как убийство, изнасилование, кража, грабеж, растрата, мошенничество, обман, похищение заложников, злоупотребление, загрязнение (форма злоупотребления) являются должным использованием государственной силы, ибо такие деяния подразумевают нарушение чьих-то прав.     Напротив, любая деятельность, которая является мирной, добровольной и честной, должна быть свободна от уголовных наказаний или государственного вмешательства. Не должно быть, например, законов, наказывающих за уклонение от военной службы, за предложение на рынке подходящих потребителям товаров и услуг или за обладание собственностью, которые другие находят нежелательной. Правительство обязано уважать права граждан     Слишком часто люди делают заключение, что при переходе из частных граждан в государственные чиновники человек становятся чем-то в роде Сверхчеловека, наделенного правами недоступными обыкновенным гражданам. Но не существует ни высших, ни низших человеческих существ, когда дело касается прав. Люди в правительстве имеют те же права, что и простые граждане. У них та же обязанность, что у вас и у меня, уважать равные права всех людей.
    Защищаться -- моё право, и я могу уполномочить своего представителя, общественного служащего в правительстве, помогать мне в защите моих прав. У меня нет права посягать на чужие права, и, следовательно, я не могу уполномочить человека в правительстве делать это. Ни вам и мне вместе, ни тысяче нас, ни миллиону нравственность не позволяет нарушать права кого-либо другого, и вся наша банда не может уполномочить правительство сделать это. Неверное не становится верным только оттого, что неверно поступающие превосходят жертв числом. Точно также, как вы и я обязаны уважать чужие права, люди в правительстве обязаны исполнять законные функции так, чтобы соблюдались и не нарушались права граждан.
    Суть правления состоит в том, что люди в правительстве имеют в своём распоряжении силу, которую могут использовать против граждан. Когда использование силы обосновано? Либертарианский ответ заключается в том, что правительственная мощь должна применяться только для защиты граждан от тех, кто нарушает их права. Применение силы всегда должно ставиться под сомнение. На тех, кто призывает к правительственным действиям в оправдание использования силы, всегда должно лежать бремя ответственности.
    Мы всегда обязаны помнить, что, призывая правительство к действию, мы просим правительство выслать вооружённых людей, которые бы взяли под контроль наших сограждан; забрали бы часть их заработка или имущества в виде налогов; навязали бы определенные правила поведения; и наложили наказания, такие как штрафы или тюремное заключение, если они не подчиняются правилам.
    Даже законное применение государственной власти -- это опасная и страшная сила. Нам никогда не следует призывать к её использованию без ясной необходимости в защите наших прав или прав наших сограждан.

Глава 2. Альтернатива принуждающему правлению
Для людей существуют два и только два способа иметь дело друг с другом. Один-- посредством силы, другой -- путём добровольного сотрудничества. Правительство -- всюду распространенный в нашей культуре институт, основанный на силе. Здесь, в Америке от её начала до середины. XIX в., у нас был ещё один базирующийся на силе институт -- рабство. Государственная власть утвердила этот отвратительный институт пунктом Конституции США о беглых рабах и Актами о беглых рабах, проведённых Конгрессом. Ясно, что правительство -- это институт, основанный на силе. Заметьте, ведь правительство ничего не производит, и люди, которые составляют правительство, получают оплату от граждан через принудительное финансирование, именуемое налогообложением. Более того, частные граждане не могут отказаться от государственных услуг, операций или служб и покупать их в другом месте. Налогоплательщики обязаны оплачивать любую государственную акцию и подчиняться ей даже в случае несогласия с нею. Правительство: конгломерат услуг?     Мы можем рассматривать правительство представив его как огромный конгломерат "услуг". Государственные чиновники предлагают гражданам много разных услуг, зачастую в конкуренции с теми, кто предлагает услуги в частном секторе.
Либертарианцы поднимают следующие вопросы:
 1)     Должны ли эти услуги предлагаться государственными служащими?
 2)     Должны ли эти услуги оплачиваться принудительно, налоговой системой?
Ответ на эти оба вопроса: нет, необязательно.
Добровольное сотрудничество
    Альтернативой принуждению как основе человеческих взаимоотношений является добровольное сотрудничество. В нашем обществе мы видим немало примеров добровольного сотрудничества в учреждённой форме. Самой обширной и распространённой является коммерческая деятельность, т.е. рынок. Люди, как индивидуально так и организовавшись в компании, покупают и продают миллионы разных изделий и услуг. На рынке никто никого не принуждает покупать ту или иную вещь у того или иного продавца. Никого не заставляют заниматься каким-нибудь определённым родом деятельности либо предлагать заказчику какие-нибудь определенные товары или услуги.
    В свободно-рыночные отношения каждое лицо вступает потому, что, с его или её точки зрения, конечный результат принесёт выгоду. В этом -- ключ к пониманию экономического развития и роста производительности путём свободного обмена. Каждый участник вступает в сделку добровольно и выигрывает от нее, получая то, то что он хочет. Сопоставьте это с переходом собственности по принуждению, когда человека заставляют расстаться с чем-либо под дулом пистолета. Этот человек, пожалуй, не будет считать этот способ самым лучшим. Уважение к правам     Когда юридический/политический остов общества уважает и защищает права людей, в нём живущих, то все могут свободно торговать на рынке. При таких условиях не требуется никакого правительственного вмешательства, за исключением случаев, когда какие-то люди нарушают чужие права совершая кражу или мошенничество. Основой плодотворных деловых отношений служит уважение к правам других людей и производственная деятельность на мирной, добровольной и честной основе. На добровольном сотрудничестве строятся многие другие институты в нашем обществе, например: церковь и религия, семья, благотворительные заведения, медицинские исследовательские общества, организации по самосовершенствованию, частные школы. Есть буквально десятки тысяч групп и ассоциаций, куда американцы вступают по доброй воле ради выполнения задач, которые они сами себе поставили. Эти организации работают изумительно, особенно по сравнению с типично бюрократической вознёй государства. В основе всех этих успешных видов деятельности, основанных на добровольном сотрудничестве лежит либертарианский принцип уважения к правам всех людей. Согласно этому либертарианскому принципу уважения чужих прав действует большинство людей. Большинство не хочет контролировать других и не хочет, чтоб другие контролировали его. Имея дело друг с другом как частные граждане, мы почти всегда миролюбивы и честны и ожидаем от сограждан только добровольного
сотрудничества, а не подчинения силе. Частная собственность: самопринадлежность Правовым основанием для этого либертарианского подхода, который защищает ожидания граждан при их взаимоотношениях, является система прав на частную собственность, разработанная в английских и американских законах. Самый фундаментальный элемент в этой системе частной собственности – понятие самопринадлежности, утверждающий что каждый человек принадлежит самому себе. Никто из нас не принадлежит другому человеческому существу. Когда мы говорим о собственности, то обычно подразумеваем недвижимость или осязаемое личное имущество, такое как автомобили, компьютеры, деньги, сёрфинговые доски или что угодно. Проще говоря, любой человек может накапливать собственность, производя её, или приобретая посредством мирного и честного обмена с другими владельцами собственности или получая её в дар. Правовая система, которая признаёт и защищает права граждан производить, приобретать и обменивать право на собственность, -- это основное требование для мирных и плодотворных отношений между людьми. Чем яснее определены права частной собственности и чем надёжнее правовая защита прав собственности, тем легче людям планировать собственное будущее. Надёжные и обеспеченные права собственности оставляют меньше возможностей для возникновения споров о том, кто и что может делать с данным земельным участком или единицей личного имущества. Владелец собственности сам все решает и сам несёт ответственность за последствия, плохие или хорошие.
    Крайне важно различать отношения, построенные на насилии и на добровольном сотрудничестве. Решающий вопрос таков: кому решать, как обойтись с вашей жизнью, вашим телом, вашей собственностью? Либертарианцы отвечают, что каждый имеет право сам принимать все решения относительно своей жизни, тела и честно нажитой собственности. Далее, каждый человек сам несёт ответственность за свои решения. Я не в праве заставлять других расплачиваться за мои ошибки. Добровольное сотрудничество с другими никогда не представляет угрозы праву человека управлять своей жизнью, телом и собственностью. Угрозой правам граждан является именно принуждающий механизм государства (или  деятельность обыкновенных преступников). Следовательно, главной целью должно быть ограничение государства законной функцией помощи людям в защите их прав. Только при таком ограничении правительства люди получат максимум возможностей развивать самые полезные и продуктивные отношения, основанные на добровольном сотрудничестве. Глава 3. Препятствия к ясному пониманию правительства Послушайте внимательно людей обсуждающих или спорящих на политические темы. Вы встретите множество заблуждений и препятствий, встающих на пути ясного понимания этих вопросов.Далее мы кратко рассмотрим пять обычных заблуждений.

Утопическое заблуждение
    "Утопия" означает совершенное общество, в котором все имеют всё, что хотят и всё идёт как надо. Подобного места никогда не существовало. Но противники свободы превозносят Утопию считая ее образцом. Они утверждают, что свободное общество не гарантирует каждому всё, что он хочет. В нем кто-то будет обделен или обижен, и в нем будут существовать убийцы, воры, насильники и прочие преступники. Так как свобода не гарантирует Утопию, то они настаивают, чтобы мы её отвергли. Это верно: никакой сторонник свободы не может гарантировать утопию.Ну и что? Ни один сторонник никаких политических взглядов не может гарантировать Утопию.
    Утопия не является одним из вариантов. Её просто никогда не достигнуть. Будем практичны, рассмотрим, что же есть в наличии и выберем наилучшее. В наши дни в Америки имеются три политических варианта. Первый вариант – это status quo [status quo (латин.) -- сохранение прежнего положения. (прим. перев.)]: Правительство и политика последних 20--30 лет и продолжение курса, развивавшегося в эти годы. Большинство очень жалуется на status quo. У разных людей разные жалобы, но нынешний уровень неудовлетворённости очень высок. Второй вариант выбора -- двигаться в направлении увеличения Правительства и большего государственного вмешательства в разные стороны нашей жизни. Этот выбор неизбежно сопровождается ростом налогов и уменьшением свободы. Большинство американцев находят этот выбор даже менее желательным, чем status quo. Третий вариант -- двигаться в направлении уменьшения размеров Правительства, уменьшая масштабы его вмешательства в наши личные и деловые вопросы, снижая стоимость государства, а значит снижая налоги. Такое уменьшение привело бы к возрастанию личной свободы и контроля каждого над собственной жизнью. Большинство американцев предпочитают этот выбор остальным. Так что следует повторить: Утопия не существует. Когда вы слышите, как кто-нибудь отрицает идею большей свободы, говоря, например: "Вы же не можете гарантировать нашим детям хорошего воспитания, если отменить закон об обязательном посещении школ", то это утопическое заблуждение.

Предположение "ННХ" (народ нехорош)
    Это заблуждение содержится почти во всех доводах в пользу государственного регулирования жизни людей. Не подкреплённое фактами предположение говорит о том, что народ слаб, глуп, беспомощен, несведущ, нечестен и опасен по отношению к себе и к другим. Несколько примеров: система Социального обеспечения необходима, ибо иначе народ не был бы уверен в своём будущем; воинская повинность необходима, ибо одного желания народа защищать Америку недостаточно; законы о наркотиках необходимы, ибо без них мы стали бы нацией вдрызг обдолбанных наркотиками людей, неспособных что-либо делать; законы об обязательном посещении школы необходимы, ибо иначе родители не стали бы воспитывать детей. В посыле ННХ имеется огромная логическая дыра. Те, кто использует этот посыл, всегда исключают себя из разряда "народ", который слаб, глуп, беспомощен, несведущ, нечестен и опасен по отношении к себе и другим. Если бы посыл ННХ был действителен, то мы все меньше всего бы хотели большого мощного правительства, руководимого такими людьми, на протяжение вашей и моей жизни. Как сказал один сатирик, "Если народ будет в основном хорош, вам не понадобится правительство; если народ будет в основном плох, вы не отважитесь его иметь". Большинство людей в большинстве случаев поступает как надо. Они не лгут, не обманывают, не крадут, не насилуют и не убивают. Как правило, мы соблюдаем принцип уважения к другим человеческим существам, признавая их право самим разбираться со своими делами, а также их  волю иметь с нами дело мирно и честно. Заблуждение по поводу овеществления "Овеществление" -- затейливое слово обозначающее такое обращение с понятиями или ярлыками, как будто они существует на самом деле сами по себе. При этом по ошибке забывают о том , что в действительности существуют не понятия и ярлыки, а только люди. "Правительство" не существует как нечто отдельное от людей его составляющих. Конечно, необходимо иметь термин "правительство" также, как термины "церковь", "школа", "армия", "союз", "корпорация", "семья" и т.п. Но ни один из этих ярлыков (групп) не лежит вне или выше понятия "индивидуумов" их составляющих.
    Каждый раз, когда вы слышите, как говорят, что правительство, или бюрократы, или крупные корпорации, или союзы сделали то-то и то-то, всегда спрашивайте: "Кто конкретно и что сделал?". Действовать могут только индивидуумы, и они, конечно, должны отвечать за свои действия.
    Одной из причин, по которой впадают в это заблуждение, является желание обезличить людей, с которыми хотят поступить несправедливо. Легко призывать обложить большими налогами "крупные корпорации". Не так легко призывать к уменьшению дивидендов пенсионеров, вдов и сирот, зависящих от пенсионных фондов, которые владеют акциями тех же крупных корпораций. Другая мотивация этого заблуждения в утверждении, по которому ты, индивидуум, менее значим, чем такое понятие как "общество". Ты, согласно этому утверждению, должен пожертвовать своими интересами на благо других,
составляющих более широкую группу. Заблуждение о бесплатных обедах

Самый важный экономический принцип звучит следующим образом: "Бесплатного обеда не бывает" (БОНБ) [фраза-лозунг повстанцев за свободу из фантастического романа либертарианского писателя Роберта А. Хейлейна "Луна – суровая повелительница" (Robert A. Heinlein "The Moon is a Harsh Mistress". Кроме этого они говорили: "Всё бесплатное стоит вдвое дороже, как показывает время, или оказывается бесполезным." (прим. ред.)]. Хотя и неграмотно выраженное, это положение верно и бесспорно. К сожалению, когда дело касается политики, то, кажется, многие верят, что бесплатные обеды существуют, и что они могут получить что-то ни за просто так.
    Часто мы слышим о бесплатном образовании, бесплатной медицинской помощи или о том, что правосудие должно быть бесплатным. Налоговый счёт на вашу собственность или федеральные доходы от налогов продемонстрируют, что эти вещи не бесплатны. Ни учителя, ни врачи, ни судьи не работают даром. Государственные чиновники получают в общем неплохое жалование и неизменно возражают, если кто-нибудь предлагает урезать им оплату. Источник оплаты всех государственных служб -- заработки и собственность людей, которые не являются государственными служащими, т.е. налогоплательщиков.
    Любой, кто получает что-либо от правительства, делает это за счёт других, усердно работающих американцев. Вопрос в том, будут ли те, кто получает ссуды или иные правительственные "блага", платить за них или с помощью правительственной силы они заставят платить других. Заблуждение о том, что законы работают Многие думают, что люди прекратят делать те или иные вещи, если только законодатели проведут закон, объявляющий эти вещи преступлением. (Тут мы делаем различие между уголовными законами, которые карают поведение, нарушающее чужие права, например, убийство, кражу и т.п., и законами, которые карают мирное, честное поведение, не нарушающее чужих прав. К сожалению, свыше половины сегодняшних затрат и усилий наших правоохранительных органов подпадают под последнюю категорию.)
    Поучителен опыт с сухим законом в Америке. С 1920 до 1933 г. конституционная поправка запрещала производство, продажу и употребление спиртных напитков, т.е. деятельность , которая не нарушала ничьи права. Результаты были катастрофическими. Запрет не только не прекратил пьянство, он колоссально расплодил организованную преступность. Цены на нелегальную выпивку возросли, создавая выгодные возможности для всякого, кто желал заняться уголовной деятельностью. Больше всех выиграли люди с криминальными наклонностями. Наживавшиеся незаконным путём подкупали систему уголовного правосудия, скупая полицию, суды и тюремщиков. Было утрачено уважение к закону. В отличие от свободного, состязательного рынка, где конкуренция основана на добровольном сотрудничестве между покупателем и продавцом, менее конкурентоспособные зачастую изживались силой. Эта общая схема повторяется всякий раз, когда государство поворачивает мирную, честную деятельность в сторону преступности. Люди не перестают покупать товары и услуги, которые им нужны только из-за риска попасть в тюрьму. Ещё одним предсказуемым результатом является образование "чёрного рынка", имеющего большинство, если не все, признаки нелегального рынка спиртного, который развивался во время сухого закона. Забавно слышать, как утверждают, будто если бы не было законов о наркотиках, то люди курили бы марихуану или нюхали кокаин, когда по текущим данным, от 25 до 40 миллионов американцев делают это регулярно. Мы слышим, как этот довод повторяется по отношению к другим законам. Без законов против иммиграции сюда прибудут тысячи людей из Мексики и Центральной Америки; или без законов против проституции люди будут предлагать сексуальные услуги. Это лишь несколько из тысяч примеров, ежедневно доказывающих, что попытка подавить мирное поведение уголовными наказаниями вовсе не срабатывает. Вывод Люди верят и принимают как факт многие заблуждения и ошибочные представления о политике. Вышеизложенные рассуждения включают пять наиболее часто встречающихся заблуждений и препятствий к ясному размышлению. Внимательный наблюдатель, который остаётся настороже, часто выделяет и другие. В любом десятиминутном споре каждое из них вполне вероятно появляется не однажды. Помните об этом. Если довод основан на заблуждении, то такой довод частично или полностью недействителен. В политике скептицизм в отношении тех, кто употребляет лицемерные аргументы, - весомая защита вашей свободы и вашего кошелька. Глава 4. Развитие либертарианства как американского политического движения В 1776 году небольшая группа британцев, живших на восточном побережье Северно-Американского континента, решила порвать оковы британской тирании. В наиважнейшем политическом документе человеческой истории Декларации независимости, написанной Томасом Джефферсоном, они дали понять всему миру, что и зачем они создавали. Начальный параграф Декларации независимости гласит: Мы считаем самоочевидными истинами, что все люди созданы равными; что они наделены своим Творцом определёнными неотчуждаемыми правами; что среди этих прав -- жизнь, свобода и стремление к счастью. Что для защиты этих прав среди людей учреждаются правительства, получающие справедливую власть с согласия управляемых, что когда правление в любой сфере становится разрушителем этих целей, люди в праве сменить или отменить его и учредить новое правительство, закладывая в его основание такие принципы и организуя его власть в таком виде, который покажется им наиболее подходящим для осуществления их безопасности и счастья. Осмотрительность наверняка продиктует, чтобы правление, устроенное надолго, не менялось в лёгких и преходящих случаях. Опыт показал, что человечество более расположено к страдать и терпеть зло, чем защищать себя, отменяя формы, к которым оно привыкло. Но когда долгая череда обид и узурпаций, неизменно преследуя одну и ту же цель, показывает намерение подчинить их абсолютному деспотизму, их долг свергнуть такое правительство и предусмотреть новую охрану для обеспечения своей будущей безопасности.
    Декларация независимости была исходным пунктом в длительной истории прямого либертарианского политического действия. Американская Революция как раз и была названа первой либертарианской революцией. Эти слова из Декларации утверждают три фундаментальных предположения. Во-первых, человеческие существа имеют права, которые происходят из естественного порядка мироздания и природы и свойств человеческих существ. Люди имеют специфическую природу, и она является базисом для прав, которые мы имеем. Во-вторых, учреждение Правительства -- это нечто создаваемое человечеством для защиты этих прав. Таким образом, права приходят не от государства; люди с правами создают правительства в качестве механизма в помощь по защите этих прав. Третье предположение состоит в том, что когда государству не удаётся роль защитника прав, то у людей есть не только право, но и обязанность изменить или отменить его. Естественные права Либертарианство основано на том, что в западной культуре было названо традицией "естественных прав". Люди подписавшие Декларацию независимости были хорошо образованы, знакомы с этой традицией естественных прав и глубоко её принимали. Главным основоположником их философии и основного течения либертарианской мысли был мыслитель Джон Локк.     Локк заложил основы нашего понимания собственности. Он показал нам, что владение домом или участком -- это базис прав на собственность. Когда человек приходит на никем не занятую землю, для того чтобы установить владение какой-либо ее частью, он должен "смешать труд с землёй". Очевидным примером была бы расчистка земли от камней и подготовка её для фермерского хозяйства. Однажды приобретённая, собственность была предметом управления со стороны владельца, который мог пользоваться ею по собственному усмотрению, и, что особенно важно, мог не допускать к ней других. Институт частной собственности продолжает оставаться центральной идеей в либертарианской политической философии.

Конституция и Билль о правах
После успешного завершения Революции, тринадцать новых штатов в Северной Америке образовали правительство нового уровня -- самостоятельное по отношению к правительствам штатов и утвержденное статьями Договора о конфедерации. В последствии, правительства штатов заменили статьи Договора о конфедерации Конституцией -- нынешним уставом правительства Соединённых Штатов. Люди, естественно, отдавали себе отчет в том что создают мощное национальное государство, которое само может стать источником тирании. Конституция, которую они приняли, учредила национальное государство со специфической и ограниченной властью. Отцы-основатели и народ знали, что правящие структуры всегда имеют тенденцию к росту и всегда стремятся стать более сильными и тираническими. Поэтому, в качестве условия для ратификации Конституции, народ потребовал Билль о правах, в качестве защиты от попрания гражданских прав национальным правительством.      Язык Билля о правах показывает, как заботились отцы-основатели о том, чтобы новое национальное правительство не вмешивалось в жизни людей, которые были для них драгоценны и неприкосновенны.
  Статья 1-я. Конгресс не должен создавать законов, регулирующих установление религии или запрещающих её свободное отправление; или ущемляющих свободу слова или печати, или право людей на мирные собрания и на обращение кгосударству ради заглаживания несправедливостей.
  Статья 2-я. Так как для безопасности свободного Штата необходимо регулярное ополчение, то право народа хранить и носить оружие не должно
упраздняться.
  Статья 3-я. В мирное время солдаты не должны расквартировываться ни в чьём жилище без согласия владельца, а в военное время расквартировываться так, как предписано законом и не иначе.
  Статья 4-я. Право народа быть уверенным в безопасности своей личности, жилища, документов и имущества не должно нарушаться, не должно быть никаких необоснованных арестов и конфискаций, , и никакие ордера на это не должны быть выданы, иначе как в случаях, оправданных присягой или торжественным заверением, и только с подробным описанием места которое должно быть обыскано и человека или вещи которые должны быть задержаны или изъяты.
  Статья 5-я. Никто не несёт ответственности за тяжкое или какое-либо непредусмотренное правонарушение иначе, нежели в присутствии или по приговору Суда Присяжных, кроме случаев, касающихся сухопутных или военно-морских сил, либо ополчения, при действительной службе во время войны или угрозы общественной безопасности; равно как ничья жизнь или члены не могут быть подвергнуты дважды опасности по одному и тому же поводу, и никто не может быть принуждён к какому-либо уголовному делу в качестве свидетеля против самого себя, не может быть лишён жизни, свободы или собственности без должного судебного процесса, равно и частная собственность не может быть отобрана для общего использования без справедливого возмещения.
  Статья 6-я. Во всех уголовно преследуемых случаях обвиняемый наделяется правом на неотложный и гласный суд силами неделимого жюри Штата и округа, где будет совершено преступление, предварительно выясненное законом, и правом быть осведомлённым о существе и причине обвинения; правом очной ставки со свидетелем против него, обязательным правом на свидетельство в его пользу и правом на помощь и консультацию для своей защиты.
  Статья 7-я. В соответствии с общим законом, когда стоимость гражданского спора превышает двадцать долларов, должно сохраняться право на суд присяжных, и никакой рассмотренный судом присяжных факт не предаётся на пересмотр никакого иного суда в Соединённых Штатах, кроме как по правилам общего закона.
  Статья 8-я. Никакая чрезмерная подать не должна быть востребована, никакие чрезмерные штрафы налагаться, никакие жестокие и непредусмотренные кары даваться .
 Статья 9-я. Перечисленные в Конституции права не должны толковаться в сторону отрицания или пренебрежения иных, принадлежащих народу.
 Статья 10-я. Власть не делегированная Соединённым Штатам Конституцией, ни запрещенная ею для Штатов, сохраняется за самими Штатами либо за народом.
9-я и 10-я Поправки подчёркивают принцип, по которому правительство США не имеет другой власти и прав, кроме как предоставленных ему народом и выразительно утверждаемых Конституцией. К несчастью, за два века, прошедших со времени принятия Конституции, решения Верховного Суда большей частью отвергали и даже переворачивали этот значительный конституционный принцип. Сегодня мы должны найти особое ограничение для правительства, зафиксированное в Билле о правах чтобы предупреждать посягательства со стороны федеральной власти или власти или штата. Движение против рабства и за свободную торговлю. В течение первой половины XIX столетия самой значительной либертарианскойактивностью было аболиционистическое движение, ставившее целью искоренение рабства.  Одним из направлений правительственной политики в XIX в., наиболее соответствующей либертарианским взглядам, был принцип невмешательства в иностранных делах. Как заявил Джефферсон: "Мир, торговля и честная дружба со всеми народами, и никаких союзов с иностранными государствами, втягивающими страну в акции, в которых она не заинтересована."
     От администрации Уошингтона до администрации Монро политика США была неинтервенционистской, отрицавшей военные альянсы и предполагавшей свободную международную торговлю. Благоприятствующая политика была отчасти отвергнута появившейся затем доктриной Монро, которая устанавливала, что Соединённые Штаты не будут допускать вмешательства европейских держав в Западном полушарии. К сожалению, в конце XIX в. правительство США допустило собственное военное вторжение в Центральной Америке и в Тихом океане.
     Главный элемент в либертарианстве -- экономические знания. Считается что толчком к развитию современной экономики, основанной на рынке, ценах, производстве и т.д. послужила книга Адама Смита "Благосостояние наций", изданная в 1776 г. В эту традицию внесли свой вклад и другие авторы и теоретики, но в англо-говорящем мире самым широко известным было произведение Смита.
     В первой половине XIX ст. экономисты, отстаивавшие свободный рынок – и особенно выступавшие за отмену барьеров в торговом обмене между нациями, --были не в чести. В Англии парламентские лидеры Ричард Кобден и Джон Брайт возглавляли движение за свободную международную торговлю и всё время опровергали доводы в пользу протекционистических торговых преград. Свободная торговля служила и служит мощным облегчением в пользу мирных отношений между странами. В самом деле, было показано, что государственное вмешательство в свободную международную торговлю может привести к войне. Как заметил французский экономист Фредерик Бастиа, "Если товарам не разрешается пересекать международные границы, то их пересекают солдаты." Экономика свободного рынка: "австрийская школа" Развитие марксизма начиная с XIX в. и позднее было сильным противодействием либертарианству, особенно в экономике. Но и при этом продолжались либертарианские теоретическая работа и исследования. Самым важным было развитие "австрийской" экономической школы, которая в каждом вопросе демонстрировала то, что экономическое учение должно строиться на действующей активной личности. Т.е., действующие личности должны быть свободны для того, чтобы экономика пришла к процветанию. Политические аспекты этого очевидны. Крупнейшим среди австрийских экономистов был, конечно, Людвиг фон Мизес. В 20-е годы Мизес обнародовал один из самых важных своих трудов "Социализм", в котором он продемонстрировал невозможность экономических расчётов в социалистической экономии. Мизес показал, что любое централизованно управляемое хозяйство не в состоянии делать ничего кроме как постоянно пытаться выкарабкаться из экономической трясины. Без свободного рынка для товаров и услуг нет оценивающего механизма, объясняющего производителям и посредникам, что более всего нужно потребителям. Несмотря на то, что большинство экономистов и политиков десятилетиями не замечали Мизеса, его выводы были подтверждены катастрофическими последствия социализма в Восточной Европе и Советском Союзе. Депрессия и Вторая мировая война Влияние либертарианской мысли на американскую политику, пожалуй, особенно снизилось в период депрессии 1930-х и войны 1940-х годов. Один из мифов американской политической истории заключается в том, что коллапс на фондовом рынке в 1929 г. и последовавшая депрессия были результатом крушения капитализма. Против этого ясно свидетельствует история. Инфляционная денежная политика правительства США 1920-х гг. и иные его действия, такие как отъём золота у населения и создание преград в международной торговле, просто отсрочили экономические коррективы, которые наступили бы, если б правительство не вторгалось в экономику. Как писал Рэндолф Бёрн, "Война это здоровье государства". За Вторую Мировую войну, как и за всякую войну, правительство США драматически выросло в размерах. С мобилизацией американцев на войну возрос надзор над личной и хозяйственной деятельностью. Либертарианские идеалы индивидуальных прав, уважения к правам людей, к должному суду, свободному рынку и военному ненападению были отметены прочь. Либертарианские голоса были в числе немногих, поднятых в защиту прав американских японцев (иммигрантов), нарушаемых, когда правительство США заключало их в тюрьму и отбирало имущество без должных процессуальных действий или невзирая на их право считаться невиновными, пока вина не доказана.

После Второй мировой войны: экономисты и Айн Рэнд
В послевоенный период либертарианское движение в Америке представляло из себя буквально горстку исследователей свободного рынка, среди которых были такие экономисты как Мизес, Генри Хэзлитт, Маррей Ротбард, Фридрих Хайек (в дальнейшем Нобелевский лауреат по экономике), писательница Эйн Рэнд ("Источник", "Атлант расправил плечи") , Леонард Рид, основатель Фонда экономического образования, и Р.К.Хойлс, редактор и издатель "Газет свободы". Наряду с австрийской экономической школой, в Чикагском университете развивался рыночно-ориентированный подход к экономике под руководством Милтона Фридмана, ещё одного Нобелевского лауреата. Получила известность "чикагская" экономическая школа. В 1940--50-е гг. медленно, но верно росло число людей, которые стали называть себя "либертарианцами". Но ещё не существовало организованного политического движения, вводившего либертарианские идеи в американскую политику. В начале 1960-х гг. стечение обстоятельств посеяло семена и удобрило почву для ярко выраженного либертарианского политического движения. Эйн Рэнд опубликовала свой главный роман "Атлант расправил плечи" в 1957 г. Роман стал искрой, разжёгшей движение среди молодых интеллектуалов к дальнейшему изучению её философии индивидуализма, и бросившей вызов взглядам политического истэблишмента. В начале 60-х гг. в ряде мест по всей стране, группы студентов в студенческих городках при колледжах, изучали романы Рэнд и их философское содержание. В 60-х гг. многие молодые люди были не согласны со вмешательством США во Вьетнаме. Хотя многие лидеры движения против Вьетнамской войны были левыми (некоторые -- откровенными социалистами) , множество активистов были более глубоко озабочены человеческими правами, как и последствиями войны и мерами по обеспечению личных свобод внутри страны. Несмотря на свою относительную малочисленность, либертарианцы высказывались против войны, выступая против воинской повинности и надзора внутри страны за американцами со стороны ЦРУ и ФБР. Вьетнам плюс Никсон приводят к молодежной коалиции за свободу. Коалиция за свободу, в конечном счёте ставшая Либертарианской партией, развивалась в 60-е -- начале 70-х гг. Многие молодые люди пришли к либертарианским взглядам, изучая свободно-рыночную экономику и работы Эйн Рэнд. Другую крупную группу составляли те, кто участвовал в деятельности против Вьетнамской войны и в движении за гражданские права. Они считали, что личности имеют право жить своей частной жизнью без страха, свободными от полицейского преследования из-за цвета их кожи, длины волос, стиля одежды или гражданского брака. Представителям обеих групп не подходили традиционные ярлыки "правого крыла" или "левого крыла". В конце концов, к исходу 1960-х гг. они объединились. По иронии судьбы Ричард Никсон дал стимул к образованию новой политической партии, которая будет постоянно бороться за свободу. На исходе 70-х гг. государственное раздражение по поводу антивоенных организаций благодаря распоряжениям Никсона было хорошо известно, особенно среди его жертв.

Основание Либертарианской партии в 1971 г.
    В 1971 г. президент-республиканец Никсон установил контроль за заработной платой и ценами, сводя на нет всякую надежду на то, что Никсон или Республиканская партия могут снижать государственное вмешательство в рынок. В результате молодые люди, преданные идеям свободы, объединились для того, чтобы что-нибудь предпринять. Они решили, что американская политическая система выиграет от новой партии, предусматривающей свободу для каждого, в любой ситуации, в любое время. Учредительное собрание Либертарианской партии было созвано Дэвидом Ноланом и имело место в декабре 1971 г. в Колорадо-Спрингс. Оно провозгласило Джона Хосперса, главу Философского факультета Южно-Калифорнийского университета, первым кандидатом в президенты от этой партии. Основатели Либертарианской партии, в соответствии со своим желанием создать политическую партию, исповедующую либертарианские принципы, приняли "Положение о принципах", существующее по сути без изменений с 1972 г. Составил "Положение о принципах", базу для всех прочих организаций, разделяющих платформу Либертарианской партии, Д-р Хосперс; там написано:
    Мы, члены Либертарианской партии, бросаем вызов культу государственного всевластия и выступаем в защиту прав личности. Мы утверждаем, что всякая личность имеет право единолично распоряжаться собственной жизнью и право на образ жизни по своему выбору, пока она не вмешивается насильственно в право других на образ жизни по их выбору. На протяжении истории правительства регулярно проводили противоположный принцип, по которому Государство имеет право распоряжаться жизнями индивидуумов и плодами их труда. Даже в Соединённых Штатах все политические партии, отличные от нашей, наделяли правительство правом регулировать жизни индивидуумов и завладевать плодами их труда без их согласия. Мы, напротив, отрицаем право любого правительства поступать так и утверждаем, что там, где существуют правительства, они не должны подвергать насилию права какой бы то ни было личности, а именно: 1)право на жизнь --соответственно мы поддерживаем запрет на инициирование физической силы по отношению к другим; 2) право на свободу слова и действия, а значит, мы против всяких попыток правительств урезать свободу слова и печати, равно как и против государственной цензуры в любой форме; и 3) право на собственность, а значит , мы против всякого государственного вмешательства в частную собственность, такого как конфискация, национализация и отчуждение, и поддерживаем запрещение кражи, нарушения чужого владения, мошенничества и умышленный обман. Так как правительства, будучи утверждёнными, не должны подвергать насилию индивидуальные права, то мы против всякого вмешательства правительства в область добровольных и договорных отношений между индивидуумами. Людей не должны принуждать жертвовать их жизнями и собственностью в пользу других. Правительство должно предоставить им возможность иметь дело друг с другом в качестве свободных участников сделок; и определяющей хозяйственной системой, единственно совместимой с защитой индивидуальных прав, является свободный рынок.
    В 1972 г. Джон Хосперс, первый кандидат в президенты от Либертарианской партии, баллотировался в двух штатах и получил приблизительно 2500 голосов. После такого скромного начала Либертарианская партия стала третьей по величине политической партией в Америке. Она единственная изо всех альтернативных партий, имеющая общенациональную организацию и отделения во всех штатах. Альтернатива по отношению к более старым партиям

В 1976 г. либертарианский кандидат в президенты Роджер Макбрайд баллотировался в 31 штате и получил примерно 175 000 голосов. К 1980 г. Либертарианская партия превратилась в третью по величине партию страны с организациями во всех штатах. Кандидат на президентских выборах 1980 г. Эд Кларк баллотировался в 50 штатах -- это был первый в истории партийный кандидат ни от Демократической, ни от Республиканской партии который баллотировался в 50 штатах . (Джон Эндерсон, независимый кандидат, также баллотировался в 1980 г. в 50 штатах.) Эд Кларк получил в 1980 г. почти миллион голосов, заняв четвёртое место после Джона Эндерсона. В других федеральных и местных выборах сотни либертарианских кандидатов выставляли свои кандидатуры и получали миллионы голосов. Число активистов Либертарианской партии продолжает неуклонно расти, в частности расширяясь на местных уровнях и уровнях штатов, где на каждых выборах несколько либертарианцев избираются во власть. Демократические и Республиканские государственные законодатели реагируют на этот рост проведением новых законов, делающих баллотирование для альтернативных партий более трудным. В большинстве штатов новые или более мелкие партии обязаны ходатайствовать для занесения в избирательные списки. Законодатели во многих штатах ужесточили требования, чтобы чинить препятствия конкурентам демократов и республиканцев, которые исключают себя из этих требований. Либертарианская партия возглавила борьбу против этой дискриминации, возбуждая множество судебных дел против неконституционных законов о выборах. Эта партия также лоббирует Конгресс и законодателей в штатах добиваясь честного обращения с альтернативными политическими группами, чтобы дать избирателям больший выбор.
     В 1984 г. президентские выборы проходили на вершине популярности Рональда Рейгана. Кандидат от демократов Уолтер Мондейл прошёл только в одном штате. Кандидатом в президенты от либертарианцев был Дэвид Бергланд (автор этой книги). Популярность Рейгана в сочетании с суровыми законами о выборах позволили либертарианскому кандидату 1984 г. баллотироваться лишь в 38 штатах и получить низкий процент голосов. Но даже при таких условиях кандидат в президенты от либертарианцев был третьим. В 1988 г. кандидатом в президенты от либертарианцев был Рон Пол, вывший конгрессмен от республиканцев и врач из Техаса. По-прежнему испытывая противодействие избирательных законов, он баллотировался в 46 штатах. В итоге за д-ра Пола проголосовало столько же человек, сколько за всех остальных альтернативных кандидатов, вместе взятых. Большой отклик имел в информационных средствах случай с независимой кандидатурой на выборах 1992 г. Росса Перо, ставшим для многих избирателей паровозом, который тянул политические настроения против истэблишмента. Но даже тогда, при внимательном рассмотрении, позиция Перо была вполне схожа с истэблишментом демократов и республиканцев. Андре Марру и Нэнси Лорд были выдвинуты кандидатами от Либертарианской партии во всех 50 штатах раньше Перо, однако информационные средства умолчали об этом факте. И вновь в различные органы власти были избраны сотни либертарианских кандидатов, четверо – в законодательное собрание штата Нью-Гэмпшир. Избиратели отдали за либертарианских кандидатов миллионы голосов, больше, чем когда-либо ранее, а в партию хлынули новые члены.
     Либертарианская партия устоялась как общенациональная и эффективная альтернатива старым политическим партиям. Вскоре американцы смогут признать отсутствие существенной разницы между демократами и республиканцами. Подобно жителям Восточной Европы, отвергнувшим у себя однопартийное правление, голосующие, возможно, оценят либертарианскую альтернативу. Либертарианцы сыграли главную роль в таких проектах, как противоналоговое Предложение 13 в Калифорнии и других подобных инициативах и попытках референдумов во многих штатах по вопросу уменьшения налогов и государственного контроля над людьми. С самого начала либертарианцы прямо и серьёзно включились в движение за то чтобы покончить с таким феноменом как "профессиональные политики".
     Продолжают возрастать число либертарианских кандидатов, доверие к ним и поддержка со стороны избирателей. Такие либертарианские идеи, как приватизация, разного рода снижение гос. контроля, возможность выбора образования, свободная торговля, невмешательство и ненападение во внешней политике и терпимость к альтернативным образам жизни всё больше и больше принимаются американцами. Количественный рост и увеличение доверия наступили невзирая на жёсткие и несправедливые избирательные законы и мимикрирующую прессу, как видно, расположенную защищать истэблишментных политиков от конкуренции. Влиятельное международное движение Либертарианская партия -- лишь один элемент растущего и удивительно влиятельного международного движения. Появилось великое множество либертариански ориентированных "резервуаров мыслей", или публичных политических учреждений, таких как Институт гуманитарных исследований (Institute for Humane Studies), фонд "Разум" (The Reason Foundation), КАТО --институт (CATO institute), "Граждане за здравую экономику" (Citizen for a Sound Economy), Исследовательский центр политической экономии (The Political Economy Research Center), Национальный центр политического анализа (The National Center for Policy Analysis), Heartland -- институт (The Heartland institute) и Тихоокеанский институт общественно-политических исследований (Pacific Institute for Public Policy Research). Влиятельными периодическими изданиями являются иллюстрированные журналы "Разум" и "Свобода". (В самом деле, именно это работа, выполняемая такими организациями, готовит политическую почву для действий Либертарианской партии в предвыборной политике) В колледжах и университетах преподавательские должности занимает всё больше либертарианских исследователей, и мы уже встречаем судей с либертарианским отношением к судебной и парламентской работе штата и всей федерации.
     В конце этой книги имеется "Дополнение с перечислением организаций с либертарианской ориентацией". Многие из этих организаций имеют бюро или филиалы в других странах. Либертарианское движение по истине интернационально. Действительно, ведь кое-какие уважаемые обозреватели предсказывают, что некоторые восточно-европейские страны станут более либертарианскими, чем США, когда они перестроятся из обломков социализма в радикальную свободно-рыночную экономическую систему. Может быть, они послужат моделью для нового поколения американских творцов политики. Глава 5. Отличительные признаки Либертарианства Либертарианская партия и либертарианское мировоззрение существенно отличаются от партий политического истэблишмента.
     Во-первых, Либертарианская партия это политическая организация, созданная для проведения в жизнь определённой политической философии. Все либертарианские взгляды по спорным вопросам происходят и состоят из основных либертарианских принципов. В сжатой форме либертарианское мировоззрение начинается с положения о самопринадлежности. Каждый человек принадлежит самому себе. Следовательно, каждый человек имеет абсолютное право управлять своей жизнью, телом, словами, поступками и честно нажитым имуществом.
     Каждый человек имеет эти права. Следовательно, каждый человек обязан также уважать такие же права всех других людей. От этого исходного пункта можно вывести суждение по любому политическому вопросу, содержащему эти принципы. Человек имеет право защищать собственные права, но при этом он не имеет права нарушать права других. Далее, никто не может уполномочить другого человека на нарушение ещё чьих-нибудь прав. Т.е., я не могу уполномочить своего представителя в правительстве нарушить чужие права, какую бы пользу по моему мнению это бы ни принесло. Ещё одно следствие этой обязанности уважения к чужим правам состоит в том, что каждый из нас отвечает за себя и не может обоснованно притязать на личность, состояние или собственность любого иного суверенного индивидуума. Сравните Либертарианскую партию и её обоснованность с Республиканской и Демократической партиями. Ни у одной из них невозможно обнаружить лежащую в их основе философию. Они её попросту не имеют. Бессмысленные политические ярлыки Ярлык "демократ" или "республиканец" ничего не говорит о том, какую позицию займёт человек при обсуждении какого-либо вопроса. В отличие от Либертарианской партии, чья платформа исключает отклонения от основных принципов, Демократическая и Республиканская партии принимают платформу на каждом предвыборном собрании, которая может быть слабо или совсем не связана с предшествующей и может прямо противоречить позиции, занятой раньше. Пока Демократическая и Республиканская партии не имеют основополагающих философских принципов, то они попросту разделяют общее настроение и мотивацию. Уставы и поведение руководства обеих старых партий провозглашают элитарные и высокомерные настроения. У них отсутствует уважение к правам людей. В вас и во мне они видят средство для достижения цели; как будто мы, наши тела и собственность это источники, которые они могут эксплуатировать, для чего пожелают. Напротив, либертарианцы всегда действуют с уважением к правам каждой личности и считают, что люди в правительстве должны выполнять необходимые функции без насилия над чьими-либо индивидуальными правами. Демократическая и Республиканская партии стремятся лишь к достижению власти, к контролю над государственным аппаратом, использованию его к собственной и выгоде и выгоде своих друзей. Так как не бывает бесплатных обедов и так как правительство ничего не производит, то единственный способ извлечения правительственной выгоды -- украсть сначала предназначенные для этой цели ресурсы у остальных граждан -- у нас с вами. Напротив, либертарианцы стремятся к уменьшению размеров правительства, к ограничению его вмешательства в жизнь граждан, к закреплению за ним лишь функций помощи гражданам в защите их прав против любого, кто может на них посягнуть. Либертарианцы считают что государство не может предоставить кому-либо благ, не ограбив перед этим кого-нибудь другого. Вот почему либертарианцы выступают за прекращение принудительного пути финансирования государственных функций через налогообложение и призывают к замене налогообложения добровольными способами финансирования необходимых государственных функций. Замена бессмысленному спектру "левые--правые" Часто спрашивают: либертарианцы -- правое крыло или левое? Либеральное или консервативное? Помещать либертарианцев в традиционный спектр "левые--правые" - ошибка. Что определяет традиционный спектр? Ничего! Любопытно, что политические аналитики и комментаторы редко обсуждают этот поразительный недочёт в обычной схеме ярлыков. Наклейки наподобие "левые", "правые", "умеренные" почти также бесполезны, как и традиционные партийные вывески, призванные показать, каких позиций придерживается такой-то политик по данному вопросу.
     Ниже приведённая выкладка, основанная на анализе, первоначально разработанном основателем Либертарианской партии Дэвидом Ноуланом и вдальнейшем углублённом Маршаллом Фрицем из организации "Сторонники самоуправления", объясняет политическую расстановку лучше, ибо она учитывает, за что выступают люди при рассмотрении относящихся к делу и важных мер, касающихся личной и экономической свобод.
     Положение о самоуправлении делит деятельность людей на две главные области: экономическую и личную. Экономические вопросы касаются денег, в том числе занятости, торговли, капиталовложений или деловых взаимоотношений. Личные вопросы не включают в себя деньги, но касаются выбора по поводу того, что читать, есть, пить, курить, носить или с кем вступать в союз, спать или заключать брак. Важный вопрос при определении политической "позиции" состоит в том, как много (какой процент) "самоуправления", т.е. свободы в каждой из этих областей отстаивает человек. Или, наоборот, какой процент контроля над личной и хозяйственной деятельностью со стороны государства необходим человеку.

Либералы и консерваторы: в чем разница? Из диаграммы мы можем понять, что те, кого обыкновенно относят к "либералам",-- приверженцы относительно высокой степени личной свободы. В свою очередь, либералы призывают к большой доле государственного контроля над экономической деятельностью людей. Либералы дают нам добро по части личной жизни, но хотят строгого надзора, когда речь идёт о бизнесе и коммерции. Типичные "консерваторы" предлагают совершенно обратное. Консерваторы -- это те, кто выступает за относительно высокий уровень экономической свободы, т.е., за низкие налоги и уменьшение государственного регулирования в бизнесе, в то же время призывая к меньшей личной свободе. Консерваторы дают нам добро, когда мы занимаемся бизнесом и коммерческой деятельностью, но хотят наблюдать за нашей частной жизнью, чтоб мы не грешили, не вели себя безответственно или не слишком бурно веселились.
     "Либертарианцы" находятся в верхней четверти этой диаграммы, это место для тех, кто поддерживает высокую степень как экономической, так и личной свободы. Либертарианцы полагают дать людям добро на всё, независимо от того, какой хозяйственной или личной деятельностью они занимаются, и постоянно поддерживают право людей распоряжаться собственной жизнью во всех проявлениях. Люди, по сути полностью оппозиционные либертарианцам, располагаются в нижней четверти диаграммы. Они в целом относятся к сторонникам "тоталитарного государства". К этой группе принадлежат марксисты, социалисты, коммунисты, фашисты, государственники и популисты. Эти люди полагают, что всякая человеческая деятельность должна быть предметом государственного контроля и что сколько-нибудь значительный уровень свободы, как личной так и хозяйственной, приносит великий вред. Либертарианская позиция: принципиальная и неизменная Либертарианство не является ни какой-нибудь разновидностью левого крыла или либеральной мысли, ни разновидностью правого крыла или консервативной мысли. Не является оно и сочетанием левых и правых позиций. Диаграмма показывает нам, что либертарианцы имеют общую границу с либералами и консерваторами. Для либералов и либертарианцев нет ничего необычного в том, чтобы занять сходные позиции в вопросах личных свобод, например, свободы слова. Нет ничего необычного и для консерваторов и либертарианцев в том, чтобы оказаться по одну сторону в некоторых экономических спорах. Это больше результат совпадения, а не принципа. Все либертарианские позиции по обсуждаемым вопросам восходят к основным либертарианским принципам самопринадлежности и уважения к таким же правам других, о чём говорилось ранее. Другим политическим группам несвойственен такой неизменный, принципиальный подход. В самом деле, для того чтобы узнать о суждениях какого-нибудь демократа, республиканца, либерала или консерватора по любому данному вопросу в любое время, понадобиться спросить их об этом. Они не обладают единым твёрдым подходом к обсуждаемым предметам, так как у них нет фундаментальных принципов. Лучшее, что можно сделать, это составить перечень суждений, которых они придерживаются по проблеме и проверять время от времени, не появилось ли в нём изменений.
     В противоположность этому, поскольку либертарианцы как раз имеют базовый набор принципов, можно понять, что либертарианец всегда будет на той стороне, которая придаёт самое большое значение личной свободе и ответственности, и которая выступает за уменьшение государственного контроля над личностью. Либертарианец смотрит на людей в любой ситуации и задаётся вопросом, имеют ли они дело друг с другом мирным, добровольным и честным образом. Если да, то никто не имеет права в такой ситуации прибегать к насилию. Ни один из участников не должен употреблять силу, потому что она обязательно нарушает чьи-то права. Никакая третья сторона, включая правительство, не может непрошенной вторгаться в ситуацию с силой, вынуждая людей поступать так, как они по доброй воле не поступили бы. Это не значит, что нужно отклонять предлагаемую помощь, споспешествование или совет, которые люди добровольно приняли бы по поводу своих проблем. Фактически либертарианцы поддерживают идею предложения поддержки тем, у кого возникают проблемы. Но суть политического вопроса такова: когда применение силы правительством оправдано? Нам следует постоянно задавать себе это важный вопрос. Либертарианцы всегда отвечают на него так: лишь когда защищаются права граждан. Сравнение либерала, консерватора и либертарианца Далее мы рассмотрим вопросы, наиболее часто возникающие при политических спорах. На каждый такой вопрос приводится типичный ответ от либерала, консерватора и либертарианца. Начнём с вопросов, поднятых в "Самом коротком в мире политическом тесте". Поскольку не все либералы думают одинаково и не все консерваторы занимают одинаковые позиции, то приписываемые им ответы, естественно, могут вызвать протесты со стороны несогласных либералов или консерваторов. Однако, ответы либералов и консерваторов основываются на опыте автора, который слышал или читал утверждения и суждения тысяч людей, причисляющих себя либо к либералам, либо к консерваторам. Ответы либералов базируются на сочинениях либертарианских исследователей, на личном авторском мнении и на Платформе Либертарианской партии.

Сравнение либерала, консерватора и либертарианца
Должны ли существовать призыв в армию, воинская повинность? Либерал: Да, но не в мирное время.  Консерватор: Да, Америка всегда должна быть способна дать отпор потенциальному неприятелю, а молодёжи это нужно для усвоения патриотизма.  Либертарианец: Нет, ни в коем случае. Воинская повинность это рабство. А рабы-- плохие защитники свободы. Должно ли государство владеть газетами, радио, телевидением или контролировать их?  Либерал: Да. Нам нужна общественная вещательная система, чтобы обеспечить существование программ высокого качества, а правительству следует контролировать рекламу, обращённую к детям и другим легковерным людям. Консерватор: Государству не следует владеть печатью или ТВ, но следует контролировать их для предотвращения непристойных публикаций и для установления равновесия в репортажах информационных средств, где преобладают либералы. Либертарианец: Нет. В свободном обществе нет места государственному контролю или владению пишущей или электронной прессой. Владельцы газет и вещания должны сами нести ответственность за то, что они публикуют. Пусть родители или иные потребители отвечают за то, что позволять у них дома. Должно ли правительство регулировать половую жизнь взрослых, в том числе
проституцию?  Либерал: В общем нет. Но при легализованной проституции её следует регламентировать ради общественного здравоохранения.  Консерватор: Да. Проституция, гомосексуализм, супружеские измены и блуд должны быть вне закона, ибо они разрушают семейные ценности.  Либертарианец: Нет. Половая жизнь по взаимному согласию взрослых не нарушает ничьи права. Право взрослых принимать собственные решения в этой самой интимной области надо соблюдать. Следует ли легализовать такие наркотики, как марихуана, кокаин и героин? Либерал: Как правило, нет. Пожалуй, можно легализовать марихуану, но её производство и продажа должны регулироваться и облагаться налогом. Консерватор: НЕТ! В своём ли вы уме? Всем известно, всё плохое в мире --из-за наркотиков, нарко-дилеров и накаченных наркотиками бандитских группировок. То, что нам нужно, это более строгие законы, более длительные сроки заключения и больше тюрем. Либертарианец: Да. Спокойное употребление наркотиков не нарушает личные права других. Люди имеют право распоряжаться своим телом. Законы против наркотиков-- на руку организованной преступности, они вызывают больше преступлений, коррумпируют правоохранительные органы, губят гражданские права и НЕ РАБОТАЮТ! (См. главу 10.) Следует ли разрешить проезд, въезд и выезд в США без ограничений? Либерал: Нам следует больше оказывать помощь людям, пытающимся убежать от бедности и политических притеснений так, чтоб они могли приехать в Америку, но с ограничениями, так как они отнимают рабочие места у американцев. Консерватор: Нет. У нас уже слишком много иммигрантов. Так все захотят приехать в Америку. Они увеличивают стоимость жизни, отнимают рабочие места, способствуют росту преступности и болезней, и отказываются учить английский.  Либертарианец: Да. У всех индивидуумом одни и те же права, невзирая на то, где они рождены и где в настоящее время живут. Каждый желающий взять ответственность за себя, имеет право путешествовать и искать возможностей в жизни, даже за пределами международных границ. Америка всегда была в выигрыше от иммигрантов, которые приезжали без ничего, работали в поте лица, начинали своё дело, получали образование и усиливали американскую экономику.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!