Либертарианец из гаваев

Автор  03 апреля 2006
Оцените материал
(1 Голосовать)

С 24 по 28 апреля в Минске по приглашению Института приватизации и менеджмента гостил профессор Гавайского университета, известный экономист Кен Скуланд. При поддержке отдела информации, образования и культуры Посольства США в Республике Беларусь К. Скуланд имел возможность прочитать ряд лекций в ведущих экономических вузах страны, поделиться преподавательским опытом с учителями школ, рассказать школьникам о том, как нужно жить, чтобы стать богатым. Помимо чисто научной и преподавательской деятельности К. Скуланд ведет экономическую программу на радио, является членом совета директоров Международного общества индивидуальных свобод. Помимо лекций в учебных заведениях профессор выступил с докладом в Клубе экономистов и дал эксклюзивное интервью нашей газете.  

– Кен, в Гавайском университете вы известны тем, что используете различные нетрадиционные методики для преподавания экономики. Может быть, в этом секрет того, что ваша книга "Приключения Джонатана Гуллибла" переведена на 23 языка, что вы читаете лекции по всему миру? – Многие люди воспринимают экономику как набор скучных и непонятных графиков, нагромождение формул из высшей математики. Я рассматриваю экономику иначе. Когда студенты видят взаимосвязь между успехом своей будущей карьеры и курсом экономической теории или истории в университете, они охотно посещают занятия и хотят понять мир вокруг. Экономика – это прежде всего люди, с их желаниями, мотивацией и ценностями. У каждого они свои. Каждый поступает рационально, потому что он сам добровольно рискует своим временем, деньгами и ресурсами. Кто-то ошибается, но большинство делают правильный выбор. Число банкротств – это мизер по сравнению с количеством прибыльных сделок. Ни правительство, ни суды не могут защитить человека от совершения экономических ошибок, как и Библия не может оградить вас от совершения греха. За свою многолетнюю практику я убедился в том, что студентам интересна экономика реальной жизни, а не суть надуманных моделей. В своей книге я сочетаю сюжет близкий к приключениям Гулливера и оруэлловский "1984". Драматизация экономических проблем реальной жизни помогает людям лучше понять экономическую теорию. – Вы приехали из страны, которая декларирует приверженность капитализму и свободной торговле. Это слова, а на деле мы имеем опасную "стальную войну", которую объявило правительство США всем производителям стали в мире. Мы являемся свидетелями ограничений ввоза в Америку древесины и помидоров из Канады. Известно, что только федеральное правительство вашей страны ежегодно выделяет около 200 миллиардов долларов субсидий бизнес-сектору. Получается, что Америка заразилась европейским социализмом? – Да, заразилась, причем давно. В ответ на европейский протекционизм США должны были ответить снятием всех тарифных и нетарифных ограничений. Сегодня бы разница в уровне жизни, занятости и производительности труда в пользу американцев была бы еще более убедительной. Конечно, США по-прежнему являются одной из самых экономически свободных стран мира, но это далеко не чистый капитализм. Это смешанная экономика, welfare state, если хотите, когда многие корпоративные интересы приобретают статус "государственных" или "национальных". Под бизнес-планы крупных корпораций из бюджетов разных уровней выделяются миллиарды долларов налогоплательщиков. Я не понимаю, почему более 200 млн. американских потребителей должны платить больше мировых цен за сахар, одежду или продукты питания. Если бы не было протекционизма этих секторов, деньги можно было бы потратить на массу других полезных и приятных дел. То же самое относится и к иностранной помощи, которую организуют США и весь развитый западный мир. Если бы Америка отменила все таможенные пошлины на импорт текстиля и продовольствия, то бедные страны заработали в несколько раз больше денег, чем они сегодня получают в виде кредитов или дотаций от всех богатых стран вместе взятых. У них было бы гораздо меньше проблем с безработицей, с обслуживанием внешнего долга и с бедностью. А так получается, что Всемирный банк и МВФ все борются с бедностью, не замечая, что один из ее главных источников находится в Вашингтоне и Брюсселе. – Вы согласны с тем, что правительства Большой семерки так и не усвоили исторических уроков мировой торговли, что они вошли в XXI век с такой же торговой повесткой дня, как и в век предыдущий? – Торговый протекционизм так же моден сегодня, как и 100 лет назад, хотя, следует признать, что количество классических торговых барьеров за последние 50 лет уменьшилось. К сожалению, не только политики, но и многие экономисты до сих пор не понимают суть теории сравнительных преимуществ. Много воды утекло с тех пор, когда Дэвид Юм в XVIII веке в своем знаменитом эссе "О зависти торговли" писал: "Я должен заметить, что не только как человек, но и как британский гражданин я молюсь за процветание торговли в Германии, Испании, Италии и даже самой Франции". Чем богаче и производительнее торговые партнеры страны, тем больше товаров и услуг они могут потребить. Этот исторический урок надо преподать не только вашему правительству, но и в равной степени американскому, особенно в контексте событий 11 сентября 2001 года. Свободная торговля не виновата ни в одной войне, ни в одном массовом убийстве XX века. Об этом надо помнить не только для формирования экономической политики, но и для обеспечения безопасности страны. – Каким критериям должна соответствовать экономика страны, чтобы иметь право называться капиталистической? – Экономическая свобода – это главное, что надо гарантировать правительству страны, чтобы перейти из третьего мира в первый. Свобода – это в первую очередь гарантия прав собственности и ассоциаций. Какой смысл в формальном владении квартирой, если вам навязывают правила ее использования? Разве вы реальный владелец завода, на котором цену конечной продукции фиксирует государство? Если у меня есть ресторан, то почему я не могу нанять на работу того, кого хочу? Эта проблема существует не только в развивающихся странах типа Беларуси, но и в моей стране. Приведу один пример из стандартного учебника. Когда детей учат свободному рынку, то говорят о том, что в капиталистической экономике рабочие имеют право выбора работы по своему усмотрению. Удивительно, но там ничего не сказано о свободе нанимателя брать на работу того, кого он захочет согласно своим субъективным критериям. Если в США собственник фабрики или ресторана отказал в работе афроамериканцу или испано-язычному иммигранту, то его вполне могут обвинить в расовой дискриминации. Закон запрещает ему иметь право выбора по своим критериям. По сути дела, законодательство и многие люди считают нормальным, когда люди в поисках работы имеют право подвергать дискриминации собственников бизнеса. – Вы считаете несправедливым существующий закон о равных возможностях на рынке труда для представителей всех рас, народов, полов и религий, известный под названием Affirmative action? – Да, этот закон нарушает права собственников. Напомню статью известного экономиста Роберта Барро "Значит, вы хотите взять на работу красивую?", в которой он доказывает, что внешние данные – это такой же фактор для приема на работу, как образование и опыт. Если потребителям больше нравится, когда их обслуживают красивые, очаровательные служащие, и они покупают товары или услуги именно в этом месте, то красота приобретает конкретную рыночную цену. Если я хочу открыть бизнес и нанять на работу Бритни Спирс, Памелу Андерсон или какую-нибудь очаровательную белоруску, то почему закон должен мне это запрещать? Если бы мой друг родом из Ирана, который женился на эквадорке, решил открыть магазин или клуб, то у них не было бы никаких проблем, а если русые, голубоглазые белые парни решат организовать свой клуб, то их тут же обвинят в расизме. Капитализм же реально защищает собственность человека и отрицает право меньшинства или большинства национализировать ее под каким бы то ни было предлогом. – Вы не верите в возможности государства исправлять так называемые провалы рынка? Но ведь есть люди в высоких кабинетах власти, обремененные благородными идеями защиты прав потребителя, национального производителя или рабочего от эксплуатации капиталистов? – Это вопрос не только экономический, но и этический. Я не верю, что зло можно победить при помощи концентрации власти в руках одного или группы чиновников. Я очень рад, что миллионы людей смогли посмотреть фильм по роману известного писателя Толкиена "Властелин колец". На мой взгляд, эти книга и фильм – о пороке, зле власти, но власти не экономической, а политической. Прекрасно, что "Властелин" проповедует классические либеральные ценности. Сам Толкиен писал, что в его романе колдун Сарон является воплощением зла. Он прошел путь всех тиранов: начинал с того, что хотел добра всем людям, чтобы было благополучие и мир, а потом, высокомерный властолюбец пожелал приказывать всем, как жить. Я считаю, что это прекрасная аллегория на всех тиранов, включая Гитлера, Ленина, Сталина или Пол Пота. Я бы многим современным политикам рекомендовал прочитать Толкиена. В конце концов Кольцо будет уничтожено. Кстати, именно такие методологические приемы, как связь экономической теории с художественными образами, драматизация различных инструментов экономической политики помогают лучше понять экономику и саму жизнь. – С чего вы бы посоветовали начать экономические реформы в Беларуси? – Я не являюсь специалистом по переходным экономикам, но я немного знаю ситуацию с Южной Америкой и не думаю, что в вашей стране надо делать что-то принципиально иное. Знаете, что меня всегда тревожит в политиках? Их стремление казаться всезнайками. С экранов телевизоров, страниц газет министры и президенты в один голос заявляют, что они знают, куда инвестировать деньги, правда, чужие. Они обещают всем справедливый курс доллара, уровень цен, полную занятость. Доверчивые люди передают им "кольцо власти", а потом, как в вашей стране, пропадают сбережения, "лопаются" банки, стремительно растут цены и происходят обширные экономические кризисы. Чтобы управлять механизмом, надо знать, как он работает. Рыночная экономика не может работать без свободных цен. Ведь цена – это результат добровольного выбора миллионов людей. Ни одно правительство не в состоянии запланировать или скоординировать их действия. Всякие попытки фиксировать цену, будь то на рынке денег, товаров или рабочей силы, неминуемо приводят к экономическим кризисам. Беларусь, как и Аргентину или Перу, некие отдельные меры не спасут. Я бы посоветовал начать с цен и с собственности, и тогда мне и гражданам вашей страны не пришлось бы платить за некоторые услуги в Беларуси больше, чем на Гавайях. – Вы призываете белорусское правительство к активным действиям по реформированию экономики? Но вам могут возразить, что, если критерием активности брать количество принимаемых законов и нормативных актов, то Беларусь может обогнать и Америку. Если бы успех экономических реформ определялся количеством законов, то бедным странам надо было бы просто переписать всю законодательную базу ЕС или США. Анализ переходных стран показывает, что здесь зависимость обратная: чем больше законов и других юридических нормативов, тем больше власть бюрократов, а не собственников. Напомню великого китайского мудреца Лао Дзы, основатель Даосизма, который противостоял деспотичному правительству и утверждал, что самое лучшее действие правительства – это бездействие. Он говорил, что чем больше табу и запретов существует в мире, тем беднее люди, чем больше законов и приказов, тем больше воров и грабителей. Поэтому мудрец говорит: "Я не предпринимаю никаких действий, и люди меняются сами по себе". К сожалению людей, которые верят в свободу, еще слишком мало. – Спасибо за ваши ответы и ваш интерес к Беларуси.
 

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!