Она поет "СОЛО" Наталия Соколова как зеркало интернет-бизнеса в Беларуси

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

На промышленном производстве работать нелегко. Еще сложнее реализовать себя при производстве услуг на новом глобальном рынке информационных технологий. Время сжимается, важные решения надо принимать чуть ли не каждый день, конкуренты только и ждут, когда ты оступишься или остановишься на достигнутом. Без движения вперед интернет-бизнес умирает. Иногда мне кажется, что если бы нашей традиционной промышленностью управляли отечественные интернетчики и компьютерщики, то и порядка, и прибыли, и новых рабочих мест было бы гораздо больше. Сегодня у нас в гостях директор компании "Соло", которая является одним из пионеров интернет-бизнеса в Беларуси.  

– Наталья Вячеславовна, глядя на вас, анализируя результаты работы вашей фирмы, складывается впечатление, что вы по жизни были состоятельным человеком, который быстро решал любые проблемы. – О каких капиталах можно было говорить в конце 80-х? Были небольшие деньги, заработанные в стройотряде. Их хватило бы на телевизор с холодильником, на магнитофон. Но велико было и желание попробовать себя в деле, создать что-то свое. Видимо, сильно помогла атмосфера того времени – открывались какие-то кооперативы, знакомые, друзья начинали свой бизнес. Поэтому деньги были потрачены на два компьютера, с которых и начиналось "Соло". Были опять-таки друзья. Им было интересно работать с нами над совершенно новыми на тот момент проектами – Интернет. Ведь вспомните, тогда все это только начиналось. И то, что сегодня для нас привычно, тогда было диковинкой. Вот те два компьютера и стали стартовым капиталом. Один до сих пор стоит у нас дома. Для работы его использовать нельзя, устарел, но выбросить рука не поднимается. – А инвестировать… – Знаете, я убеждена, что инвестировать нужно в новые технологии. Это – перспективное планирование. Купля – продажа, все это понятно, и, видимо, неплохо. Но для меня всегда было интересно зарабатывать деньги знаниями, идеями. Я понимаю, что это более сложный путь, чем купить машину кирпичей и перепродать ее дороже. Но для меня это работа без искры, без души. Скучно. – А откуда такое отношение к работе? Со школы, из семьи, с улицы? – Видимо, с детства. В школе, в институте я училась на четыре-пять. Помню, не очень-то просто было усидеть за учебниками, когда на улице весна, солнце, а подруги зовут погулять. Но ничего, справлялась с собой. Родители не заставляли учиться, но очень строго относились к тому, что всегда нужно до конца доводить начатое дело, не тяп-ляп, а, если уже взялся, на совесть. Безответственность, мягко говоря, не поощрялась. Потому, наверное, это стало и у меня привычкой, требованием и к себе, и к другим.
К тому же, ответственное отношение к работе появляется и тогда, когда понимаешь, что переложить ее не на кого, что за тебя никто ничего не сделает. – Какова ваша мотивация, нацеленность на достижение? Многие люди в то время инвестировали в комсомольскую, партийную работу. Не было ли соблазна пойти по этому пути? – Не было... ни желания, ни возможности. Как и все в те времена, была комсомолкой, даже комсоргом группы в институте. Но это, как вы понимаете, не тот уровень. Кстати, несмотря на сарказм, заложенный в вашем вопросе, вспоминая о тех временах, понимаю, что в комсомоле было и кое-что хорошее. Я очень жалею, что сегодня у моих детей в школе нет никакой организации. Многие беды общества, такие, как детская преступность, наркомания оттого, что дети предоставлены сами себе. И если мы в семье, к примеру, можем найти для наших детей занятие, увлечение, то многим все это недоступно. А комсомол, при всех своих многочисленных минусах, хоть как-то закрывал эти пробелы. – Красный диплом, синий диплом: оценки в вузе влияют на качество работы и на дальнейшее продвижение по службе? – У меня есть знакомый, очень талантливый технарь. Руки золотые, может сделать почти все. А высшего образования у него нет. Вроде и деньги человек зарабатывает, но на хорошую должность устроиться не может. Будь он специалистом по нашему профилю, я бы взяла, поскольку давно и хорошо его знаю. Другой руководитель не возьмет. И будет прав – кому нужен кот в мешке? Высшее образование сегодня — визитная карточка. Не иметь визитной карточки для хорошего специалиста и некрасиво, и неудобно. А красный диплом… Хорошо, конечно. Но, с другой стороны, у кого-то может быть три по русскому и пять по физике, по математике. Филолог из него никакой, а программист, к примеру – отменный. Так что синий ли, красный ли, но нужен. Я понимаю тех руководителей, которые берут на работу только людей с высшим образованием. Это ведь уровень образованности человека. Попадаются, конечно, и дипломированные специалисты без знаний, но это уже совсем другая история. – В резко ограниченной информационной среде Союза, когда не было частного бизнеса, как вы выбрали конкретную сферу деятельности? На чем в начале 90-х можно было просто сделать легкие деньги? – Легко сделать быстрые деньги?.. Мечта идиота. На чем их сделать? Не знаю. Украсть, видимо, можно. Одолжить и не отдать. Из положительных способов – найти клад. Я очень уважаю Остапа Ибрагимовича, но деньги на дороге не валяются. К тому же быстрые деньги как приходят, так и уходят. И радости от них тоже нет.
А моя сфера – это по наитию. Никто в спину не толкал, не понукал. Делала то, что нравится, что близко и, наконец, знала, что в этом могу быть лучшей… если постараюсь. Не было бизнеса… Так мы и не учились на бизнесменов. Учились другим специальностям, что тоже было неплохо. Я ведь и сейчас по профилю работаю – когда-то была и программистом. Сейчас ой как помогает. Так что ничего не было зря. – А соблазна уехать на богатый Запад не было? – И да, и нет. С одной стороны, многие компьютерщики, программисты уезжали на Запад, большинство даже неплохо устраивались. Поэтому поначалу соблазн чуть-чуть был. С другой стороны, съездив туда пару раз и повзрослев, понимаешь – там другая жизнь. Да, можно переломить себя, приспособиться к этому, прижиться, что ли. Но зачем? В данном случае очень уместна поговорка: "Хорошо там, где нас нет". Во-первых, я никогда не могла понять – там что, медом намазано? Во-вторых, поражала и поражает некая наша ущербность. Вот здесь, дескать, болото, тоска, грязь, короче окраина цивилизации. Там небоскребы, шикарный лимузин и негр-швейцар. Это очень примитивно. Тезис второй — здесь мне не дают заработать. А там что, деньги с неба валятся? Смешно. И там, и тут надо работать. Там, кстати, даже больше. Тогда, если работать, а не ныть, и тут заработаешь. Поймите, это не тот патриотизм, из романсов – березки да поля. Это голый практицизм. Я думаю, мы, рожденные и воспитанные здесь, к здешним условиям приспособлены лучше. Нам здесь привычнее. К тому же убегать в эмиграцию можно, если уже совсем на родине ничего не выходит. Мне, слава Богу, жаловаться не приходится. Уверена, что тот, у кого есть голова и руки, и здесь добьется успеха. – Каковы слагаемые успеха? Что надо делать, кем надо быть, чтобы добиться успеха в Беларуси? – Специалистом. Это первое требование. Как и везде. Кстати, это и ответ на вопрос, почему я выбрала именно эту деятельность. Уверена, заниматься можно лишь тем, в чем разбираешься, что можешь и умеешь делать лучше других. Я не хочу повторять банальные вещи, но Америки вам тоже не открою. Это работа с утра до вечера, это бессонные ночи, это риск, наконец. Вводя любое новшество, начиная новый проект, всегда есть опасность ошибиться, прогореть. Ты знаешь, что все рассчитал, ошибки быть не должно, но… Все люди ошибаются. В этом риске тоже часть успеха. Ведь можно подождать, пока этот путь пройдут другие, набьют шишки на кочках. Потом ты эти кочки учтешь. Но время-то ушло. И ты уже отстал. А мы во многом были первыми. В бизнесе это важно. Как говорится, исторический факт, который никто не оспорит: "Соло" – первый и старейший провайдер в Беларуси. Это компания, у которой есть опыт, есть традиции, есть свой имидж. Это тоже слагаемые успеха. Это залог качества, в котором заинтересован наш потребитель. Добиться успеха в Беларуси можно так же, как и в Америке, и в Зимбабве – работать. – Откуда вы получаете информацию? – Как все – из Internet, прессы, радио, телевидения. Утро начинается с того, что просматриваю в электронном виде все основные газеты. Это удобнее, чем их покупать. Начинаю, в основном, с официальных. Там нужная информация – указы, постановления, назначения и все остальное. Несмотря на недостаток времени, информационные сайты просматриваю обязательно. Что же касается коммерческой информации, информации о конкурентах… Службы внутренней безопасности и промышленного шпионажа у компании "Соло" пока нет. "Жучки" конкурентам ставить не нужно. Ведь всю информацию о конкурентах мы получаем… от конкурентов. Люди всегда гордятся своими успехами и готовы о них рассказать. Имеющий уши да услышит. Если серьезно, то в нашем бизнесе новшества особо не скроешь. Да и какой смысл? Мы работаем на потребителя, и нам приходится рекламировать свои новые разработки. Поэтому, если скажу, что компания "Соло" единственная в Беларуси, работающая на собственном программном обеспечении, я не открою карты конкурентам – они и сами это знают. – Сколько лет вы в бизнесе? Если сравнивать экономическую среду в начале 90-х и сейчас, то когда было проще? Когда точнее можно было планировать развитие бизнеса и получать более точную информацию? – Компания "Соло" начинала работу в 1991 году, это 11 лет назад. Скоро, в августе, у нас будет день рождения. И, безусловно, проще мне сейчас. Потому что есть определенный опыт, полученный за все эти годы. Когда все начиналось, многое решалось интуитивно. Читали какие-то редкие в то время книги по бизнесу, чему-то учились. Сегодня уже есть знания, подкрепленные практикой. Отсюда и планирование – я уже четко знаю последствия тех или иных шагов, могу прогнозировать развитие событий. А с информацией тоже нужно уметь работать. Найти ее, собрать – только часть дела. Затем ведь идет анализ и обработка. Конечный результат во многом зависит именно от этого. А первая скрипка здесь – опыт. – Кого, по вашему мнению, можно считать богатым человеком? А кого – бедным? После какой черты, на ваш взгляд, нужно включать механизм социальной помощи? – Если считать по белорусским меркам, то и 10 тысяч долларов в месяц – богатство. Если брать за основу другие стандарты – и это пыль. Видимо, все зависит от уровня жизни в конкретной стране. Если же говорить о богатстве вообще, мне кажется, что оно состоит не из одних только денег. Жаль некоторых богатых людей – они давно потеряли собственное "я". Не думаю, что в таком виде богатство меня бы порадовало. А бедные (с финансовой точки зрения, если взять те же международные критерии) – те люди, которые тратят на себя в день меньше доллара. Социальная помощь должна быть только адресной – дети, инвалиды, беспомощные, больные старики. Бедных у нас хватает. Многие бедны потому, что сломались. Во времена китайской династии Мин бытовало даже такое недоброе пожелание: "Чтобы тебе жить в эпоху перемен". Вот эти перемены и прошлись по людям. Чтобы это излечить, на мой взгляд, нужно время и создание условий для работы, а не социальная помощь. Она только расслабляет человека, делает его безынициативным, безвольным. – Как вы принимаете решения: под воздействием некоего инстинкта или после тщательного анализа всех факторов, которые влияют на ситуацию? Можно ли просчитать развитие ситуации в Беларуси? Каковы самые серьезные ошибки и просчеты? – Стараюсь принимать после тщательного анализа. На практике же часто бывает, что принимается скоропалительное инстинктивное решение. По правде сказать, велик бывает соблазн это решение сразу и реализовать. Но я говорю себе: "Стоп". Раньше сама с собой спорила, теперь уже к этому стоп-сигналу привыкла, знаю, что так надежнее. И заставляю себя анализировать, просчитывать. Бывает, окончательное решение совпадает с первым, инстинктивным вариантом. Бывает, и нет. Кстати, в последнее время совпадает чаще – видимо, учусь жить не эмоциями, а разумом.
Что касается просчетов, то, в принципе, можно все просчитать. Да, у нас несколько сложнее – условия часто меняются. Приходится дробить долгосрочный проект на несколько частей, этапов, чтобы успеть, в случае необходимости, скорректировать, доработать. В этом есть и свои плюсы. В общем-то, бизнес в Беларуси от бизнеса в других странах и отличается тем, что нужно быть более внимательным, осторожным. Считать не один раз, прежде чем отрезать, а, как минимум, семь. И то, что мы работаем, причем всегда находимся на вершине разнообразных рейтингов, проводимых среди провайдеров, свидетельствует о том, что самых серьезных, кардинальных, непоправимых ошибок и просчетов нам удалось избежать. – Как вы повышаете свою конкурентоспособность на выбранном сегменте рынка? Как долго можно почивать на лаврах? Можно ли в белорусских и мировых условиях установить частную монополию? Как ведут себя конкуренты? – Ростропович, по-моему, сказал как-то, что лавры хороши для супа. Конкуренты на то и конкуренты, чтобы стараться тебя обогнать. Как мы можем повысить конкурентоспособность? Ввести новые разработки, более качественные услуги. Этим и занимаемся. Кстати, многие отмечают, что "Соло" от конкурентов отличается именно мобильностью. То есть многие новшества в Беларуси впервые появляются у нас. Видимо поэтому среди наших клиентов – посольства многих стран, многие средства массовой информации, крупные фирмы. У нас и "Русское радио", и "Мир", и "Макдональдс". Уже пять лет с нами работают "Славнефть", "Таир". Всего, например, за март этого года услугами компании "Соло" по некоммутированному доступу воспользовались 6 787 клиентов. Это о чем-то да говорит. Кроме новшеств, чем еще можно выделиться? Улучшением того, что уже есть. У нас теперь самый большой внешний канал, самая большая дилерская сеть, большое количество предлагаемых тарифных планов. Очень приятно осознавать, что ты самый первый. Но чтобы остаться первым в условиях жесткой конкуренции, почивать некогда. Быстро превратишься в аутсайдера. Поэтому работа продолжается. В мае увеличиваем количество пулов – это тоже станет серьезным преимуществом. Плюс постоянная работа с персоналом – я горжусь коллективом компании. Спасибо этим людям за то, как они работают. Ведь "Соло" – это в первую очередь они. И от них зависит – останется ли с нами клиент, впервые попавший или позвонивший в наш офис. Есть ряд новых идей. О них тоже узнаете, но в свое время.
Что касается частных монополий, то при условии существования нормального рынка это, практически, невозможно. Да и к лучшему, потому что благодаря этому выигрывает потребитель.
А конкуренты стараются нас обогнать. Мы – их. Все в порядке вещей. Вне работы мы почти что дружим. Может, поэтому никто в нашем бизнесе и не опускался до подлости. Очень надеюсь, что такие отношения сохранятся между нами и в будущем. Конкурента нужно уважать. Это помогает самому постоянно быть в форме. – Каковы основные препятствия на пути развития бизнеса? – Налоговая база – это первое и основное. Все остальное – перерегистрация, проверки, лицензирование, то есть "ассортимент", на который традиционно жалуются почти все предприниматели, – по большому счету можно пережить. А реформы в налогообложении многое бы изменили, причем в лучшую сторону. Перед нами пример России – там нововведения в налоговой сфере сразу оживили бизнес, увеличили активность предпринимателей, в конце концов, содействовали выходу экономики из тени. Да и последние инициативы президента России в области развития бизнеса, судя по материалам прессы, тоже заслуживают внимания. Мне кажется, они будут способствовать развитию предпринимательства. К тому же многие российские инициативы рано или поздно приживаются и у нас. Поэтому, возможно, и здесь появится шанс поработать в таких же условиях. Это было бы здорово. – Есть ли потенциал у белорусского бизнеса? Насколько мы конкурентоспособны по сравнению с Россией, Польшей, Европой? Потеряли ли белорусские компании свой потенциал за это время? – За что же вы Польшу с Россией-то из Европы исключили? Да, с Россией нам тяжковато тягаться будет – у них ресурсов значительно больше. Другое дело, приходя на наш рынок, они тоже будут учитывать здешние реалии. Да, слабого они скупят на корню и все дела. С более сильными противниками будут сотрудничать. Это уже очевидно по некоторым шагам, которые россияне предпринимают, по крайней мере, по нашему профилю. Вот вам и ответ на вопрос – у сильных компаний потенциал есть. А насчет "потеряли" – тут такой нюанс. Да, будь у нас другая ситуация, все могло быть значительно проще. Другой разговор, что существуют правила игры. Мы на них пока повлиять не можем. Поэтому остается подстраиваться под них и работать в этих условиях. Рассуждать на тему "что было бы, если бы" – пустая трата времени. Давайте исходить из того, что есть. Это более конструктивный путь. – Сколько рабочих мест вы создали за свою карьеру? Рассчитываете ли вы на государственную пенсионную систему? Как вы заботитесь о своей старости? – По белорусским меркам – немало, западным – есть перспективы. Что касается пенсионной системы, то я всегда больше рассчитываю на себя, в крайнем случае, своих близких. К тому же понятно, что количество пенсионеров растет, работающих – сокращается. Поэтому государство не сможет, даже если захочет, платить высокую пенсию всем без исключения. Сегодня, насколько я знаю, есть в этой области новшества, например, пенсионное страхование. Интересовалась этой системой: по-моему, она интересна и заслуживает внимания. Кстати, не исключено, что скоро нами будет принято решение застраховать всех сотрудников компании "Соло", в том числе и ее руководство в одном из белорусских пенсионных фондов. Это, мне кажется, неплохая социальная льгота, забота о старости, плюс стимул для персонала. Забота о них в моих интересах. – Не страшно ли в современном белорусском бизнесе? Откуда ожидаете угроз для своего бизнеса? – Очень страшно. Бывает, ночами плачу в подушку, глаз не сомкну. И это я очень серьезно. А утром встаю, нос припудрю и опять готова к бою. А угрозу вижу в себе самой – надоест мне все это и брошу. Буду на виолончели играть. Или путешествовать отправлюсь. Вот эту угрозу ощущаю каждый вечер, когда с работы ухожу. Правда, к утру удается себя отговорить, но это пока. А что будет завтра?.. – Как вы оцениваете объем серой экономики в Беларуси? – Как значительно превышающий белую. Причем бороться с этим карательными методами совершенно бесполезно. Мы уже говорили об этом: есть другие, значительно более эффективные методы. Кстати, многое, о чем в последнее время говорят наверху, может способствовать выходу экономики из тени… если только будет реализовано на практике. – Созданы ли, на ваш взгляд, равные условия хозяйствования для иностранных и белорусских компаний, для частного и государственного бизнеса? Будь ваша воля, разрешили бы вы частную собственность на землю и продажу земли иностранцам без ограничений? – Что до иностранных компаний, то им точно уж созданы равные с нами условия. Хотя бы потому, что они почти все давно сбежали отсюда. Не выдержали. Что касается государственных и частных – конечно, нет. Говорят, что в недрах Минэкономики готовится постановление, согласно которому будет выровнена плата за аренду для субъектов хозяйствования государственной и негосударственной форм собственности. Это был бы конкретный шаг к равноправию.
Что касается продажи земли, то вряд ли это решит все вопросы. Я не специалист в этой области, так что мое мнение может быть и ошибочным. Не бросятся же все поголовно работать на земле? Говорят, что во времена царской России проблема сельского хозяйства была решена. Забывая при этом, что тогда соотношение сельского населения и городского было совершенно другим. Тогда несколько сельских жителей кормили одного горожанина, сейчас – наоборот. Так что продавай сегодня землю – кто ее купит? Те же иностранцы. А тут, как мне думается, продажи без ограничений быть не может. Не уверена, что они заинтересованы в том, чтобы нас кормить. – Могли бы вы себе десять лет назад представить свое нынешнее состояние? Ваша мечта стала реальностью? – Могла. Примерно таким и представляла, только с меньшим количеством проблем. А о мечте… Очень не хочу проснуться однажды утром и понять, что мечта сбылась, что больше стремиться не к чему. Поэтому специально ставлю себе планку заведомо выше той, которую смогу реально достичь. Поэтому пусть мечта остается мечтой. Так интереснее. – Зачем вам деньги? – Чтобы ходить в магазин, покупать еду, обновки и книжки детям. Без денег же никто ничего не дает. Платить налоги, наконец, и спать спокойно. Вопросики же у вас. Затем же, зачем и вам. Коммунизм-то у нас пока еще не наступил.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!