Потерянный рай Почему в Беларуси не приживаются иностранные инвесторы

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

«С конвейера завода в Жодино съезжает 100-тысячный «Мерседес», Акции совместного предприятия «МТЗ-Джон Дир» выросли на 200% с момента запуска проекта», «Объем экспорта продукции «Несте» из завода в Гомеле в Россию превысил $500 млн.», «Сони-Эриксон» готово инвестировать еще $1 млрд. в свои два завода в Бресте и Минске». Такими могли бы быть заголовки «Белорусской газеты», «Financial times» или «Economist», если бы 10 лет назад Беларусь начала жить по 10 заповедям иностранных инвестиций, а не по 10 законам выживания бюрократии. 

Грустная баллада об инвестициях Дискредитация «Макдоналдса», провал с «Фордом», изгнание «Шкоды» и «Балтики», прекращение переговоров с Case, Philips, Samsung и десятками других иностранных инвесторов, закрытие ряда совместных предприятий с участием российского нефтяного капитала (Лукойл и Юкос), резкое снижение активности польских фирм, шокированные турецкие предприниматели, которые инвестировали в «Журавинку», а также представители "Эмсаша», которые на свои голову взялись за гостиницу «Минск» - это лишь часть длинного грустного списка антиинвестиционнных преступлений. Иностранцы могут рассказать сотни грустных историй о взаимодействии иностранного капитала с белорусской бюрократической машиной. Затрудняюсь привести хотя бы один показательный случай успешного участия иностранного капитала в экономике Беларуси. Да, есть сотрудничество на давальческой основе. Да, иностранцы хвалят наших программистов и оптиков, электронщиков и лазерщиков. Они непрочь были бы инвестировать в нефтехимию, деревообработку, машиностроение и пищевую промышленность, не говоря уже об энергетике и телекоммуникации. Но дальше пожеланий и протоколов намерений дело не идет. А наши соседи времени не теряют. Поляки только в виде прямых иностранных инвестиций (ПИИ) получили свыше $35 млрд. Венгры в течение 1900 – 2000 продали активов почти на 25% ВВП, создав с нуля свыше 1 млн. новых рабочих мест. В течение 1990-х страны ОЭСР приватизировали активов на общую сумму 1 трлн. долларов. Россия привлекла свыше $60 млрд. иностранных инвестиций, а Беларусь все никак не выйдет за пределы мизерного показателя $100 ПИИ на душу населения. Потребители лишились новых белорусских автомобилей, продуктов питания, мебели, стройматериалов и много другого. Почему все это надо завозить из соседних стран по-черному, а не производить у себя? Правительство так и не решилось представить внятный план приватизации, зато инвестиционный кодекс и программ по привлечению инвестиций напринимали громадье. Что мы имеем в результате? Даже терпеливых и дотошных шведов из «Икеи», которые прошли огонь и воду российской и польской бюрократии, «достали» наши доморощенные чиновники. По всей стране задыхаются без оборотного капитала, рынков сбыта, новых технологий или квалифицированного маркетинга десятки деревообрабатывающих и мебельных производств, а правительство и местные органы власти отказываются впустить на рынок авторитетнейший в мире концерн «Икеа». Наши чновники видят только такую схему входа инвестора на рынок: ты покупаешь то, что мы тебе укажем, скоординируем бизнес-план с нашими бюджетными приоритетами и будем работать рука об руку: твоя рука дает деньги, наша рука их распределяет. Почему же не разрешить шведам реализовывать их бизнес-план, получать в бюджет налоги и пользоваться плодами конкуренции? Они могли бы увеличить экспорт мебельной продукции и продукции лесопереработки на 100 - 150% в течение 2 лет. Могли бы, но кто им даст? С одной стороны, чиновники боятся продешевить. С другой – они лоббируют интересы не государства, а неконкурентных белорусских мебельщиков и девевообработчиков. По существующему законодательству без приказа с самого верху нельзя продать даже самый захудалый завод по цене, которая ниже балансовой стоимости. Что получил бы чиновник из министерства или исполкома, если бы согласился продать «Икее» завод на рыночных условиях? Презрение отраслевых министерств, проверку из Комитета Госконтроля, налоговой инспекции и других грозных контролирующих органов. Если бы, не дай бог завод начал приносить немалую прибыль, через год чиновника могли бы обвинить в том, что он вошел в сговор с инвесторов и за определенный откат занизил цену. А приватизационную сделку признали бы недействительной или ввели бы на предприятии «золотую акцию», чтобы контролировать важное для региона и страны предприятие. Госслужащий не думает в категориях пользы и прибыли для государства. Его цель – сохранить за собой должность и, следовательно, пусть ограниченные, но возможности регулировать денежные и ресурсные потоки. $6 млрд. – это только часть убытков от бюрократии Что потеряла Беларусь, не пустив инвестров на МАЗ, МТЗ, минский «Горизонт» или бобруйскую «Белшину»? От перечисления названий компаний, которые вели переговоры с каждым из этих предприятий, может голова пойти кругом. Среди них многие являются как раз теми самыми транснациональными корпорациями, в производственные и сбытовые цепочки которых так стремятся встроится дряхлеющие индустриальные гиганты Чехии и Польши, Венгрии и Словакии. Что было бы, если белорусские гиганты вошли в международные ТНК? Да, не было бы смысла иметь Минпром (резкое сокращение расходов на посредников). Никто бы бесплатно не раздавал трактора и автомобили для нужд колхозов и исполкомов. Но были бы высокооплачиваемые престижные рабочие места, мощный экспортный поток товаров как на Запад, так и на Восток. Трудно себе представить, чтобы «Джон Дир» или «Самсунг», руководи они промышленностью, допустили образование складских запасов на сумму почти $600 млн. Michelin наверняка быстро предложил бы план санации «Белшины», которая с начала года увеличила складские запасы в 2,6 - 4,3 раз по разным видам продукции. А Philips уж точно уволил бы директора «Горизонта», если бы он допустил рост складских запасов с начала года в 6 раз. Руководство совместного предприятия «Case-МТЗ» вряд ли бы утвердило стратегию продвижения на рынок на основе списания долгов, предоставления налоговых кредитов, бартеризации расчетов за энергоресурсы и замораживании на складе 3000 готовых тракторов. То же самое относится и к МАЗу, с которым вели переговоры не только российские компании, но и такие брэндовые ТНК, как Volvo и Scania. Почему же с белорусами так сложно договорариваться? Неужели они не видят очевидных преимуществ международной кооперации? Начнем с того, что некорректно было бы говорить о белорусах в целом. Чиновники отраслевых министерств, которые наделены большими полономочиями по управлению госпредприятий, а также представители местной вертикали имеют один набор стимулов. Не пущать чужаков, контролировать процесс, встраивать себя в бизнес-планы производителей. Мотивация директоров, главных инженеров и других ключевых фигур самих предприятий принципиально отличается от бюрократической. Когда в схемах реструктуризации или приватизации предприятия четко не указано, что будет иметь каждое из вовлеченных лиц, очень трудно получить поддержку для этого процесса. Когда руководитель государства постоянно напоминает о своем неприятии приватизации, то любую блокировку инвестиционного решения очень легко оправдать все теми же «национальными интересами» и необходимостью «уточнения позиций». Как показала практика, только оценку активов интересующего иностранного инвестора завода можно делать годами. Примеров, когда договоренности между директорами и инвесторами относительно доли последних в СП, формы их участия, распределения обязанностей блокировались на уровне отраслевых министерств также предостаточно. При реформе государственного аппарата в Британии и Новой Зеландии чиновникам вменили в обязанность стимулирование конкуренции. Белорусские чиновники выполняют прямо противоположную роль. Отраслевые министерства превратились в главный тормоз иностранных инвестиций. А как же мы собираемся выигрывать в конкурентной борьбе с теми же россиянами или украинцами? Только в прошлом году и только в промышленность Россия привлекла около $4 млрд. иностранных инвестиций. Здесь на протяжении последних лет лидерами по ПИИ являются топливная и пищевая промышленность. На их долю приходится свыше 35% от общего объема привлеченных за все время инвестиций. Если бы Беларусь находилась на такой же стадии реформ, как Россия, Польша и Литва, если бы она имела подобное экономическое законодательство, то у нас легко могло бы быть $700 ПИИ на душу населения, что дает нам в общей сумме $7 млрд. И это далеко не предел. Таким образом, наша родная отечественная бюрократия и неправильная экономическая политика обошлись Беларуси в кругленькую сумму $6 млрд не дополученных ПИИ. В Беларуси нет неких уникальных специфических факторов, которые бы блокировали иностранные инвестиции. Географическое положение – лучше не придумаешь, инфраструктура – вполне сносная, рабочая сила – умеренно, а иногда и очень хорошо подготовленная. Религиозных, этнических конфликтов нет, профсоюзы слабые, до главных рынков сбыта – рукой подать. Люди вежливые, девушки - лучшие в мире, индустрия отдыха может развернуться в течение года – чего еще может пожелать иностранный инвестор? Беларусь благословенна тем, что создано природой и богом. Все, что делают чиновники руками и головой, блокирует этот огромный потенциал. Неужели так трудно понять, что наша страна расцветет не от бюрократических программ, а от того, что инвестору закон, суды и все ограны государственной власти будут гарантировать личную и имущественную безопасность, свободу предпринимательства и торговли? Беларусь проиграла конкуренцию за иностранные инвестиции. Это капитуляция всей белорусской власти перед самым мощным врагом любых денег и собственности – бюрократией. 10 заповедей чиновников для привлечения иностранных инвестиций
1.    Не пожелай чужой собственности: ни завода, ни денег, ни акций
2.    Не суди бизнес-план инвестора, это его право, его деньги и ответственность
3.    Не навязывай свое представление о рентабельности, цене и других условиях производства и продажи
4.    Не делай отличий между своими и иностранными компаниями и гражданами
5.    Не препятствуй вывозу прибыли и реструктуризации предприятия
6.    Не заставляй покупать там, где тебе удобно и продавать туда, где тебе выгодно
7.    Не дави налогами, лицензиями и сертификатами
8.    Не нагружай своими бюджетными заботами и расходами под благовидным предлогом
9.    Не лоббируй интересы одного производителя за счет других
10.    Не создавай пряпятствий свободному перемещению товаров, денег, услуг и людей 10 законов выживания бюрократии
1.    Всегда ссылайся на государственные интересы, что бы ты ни делал;
2.    Регулируй производство, перемещение денег и товаров под видом защиты потребителя;
3.    Умей обосновать рост количества лицензий, проверок, размер штрафов национальной безопасностью;
4.    Расширяй объем информации для ДСП. За завесой секретности можно спрятать любую глупость;
5.    Принимай законы с отсылками на решения органов власти;
6.    Предоставляй льготы и сам пиши инструкции, как их распределять;
7.    Всегда проси больше денег и штатных единиц – проще будет искать стрелочника и сокращать бюджет в будущем;
8.    Настаивай на своей объективности, безинтересности и стремлении помочь бедным;
9.    Развивай систему госзакупок и инвестиций, сделай их приоритетными;
10.    Крепко держишь за денежный печатный станок. Еще ни одному фальшивомотетчику из центрального банка руки не отрубили.  

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!