А они еще крутятся Борьба "обиженников" с тружениками продолжается

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Как бы ни душило наше государство предпринимательство, оно прорастает, как та трава, сквозь асфальт. Свидетельством тому постоянно растущие оптовые и розничные рынки по всей стране. Это не точки роста правительства. Это инициатива снизу. Это и есть выбор человека, которого не устраивает рутинная жизнь в нищете, который не имеет стартового капитала купить завод или банк. Белорусские рынки, наверное, самые эрудированные и образованные рынки в мире. Свыше 50% работающих здесь – это люди с высшим образованием. Их подготовка позволяет и лечить, и учить, и деталь точить. Они оказывают населению торговые услуги, поставляя дешевые и качественные товары, которые не производят в Беларуси. Они делают глобализацию. Они ее приводные ремни. Человека не нужно заставлять покупать их услуги, потому что рынки – это то, что востребовано человеком. 

Универсальный рынок "Ждановичи" что под Минском – это один из самых ярких примеров живучести белорусского предпринимательства. Несколько лет назад, когда данный проект только начинался, трудно было говорить о его перспективах. Расположенный за городом, без хорошей транспортной развязки, без инфраструктуры стандартного западного гипермаркета "Ждановичи" сумел выжить. Более того, рынок стал одним из самых динамично развивающихся предприятий города. 7 000 рабочих мест, миллионы уплаченных налогов, сотни тысяч постоянных клиентов. Продовольственный, вещевой, строительный, автомобильный рынки в одном комплексе. Только в 1999 г. потребители получили возможность отовариваться в новом крытом вещевом рынке с площадью 3 400 м2. Желающие купить стройматериалы получат еще одно здание на 7,2 тысячи квадратных метров. Новый, чистый продовольственный рынок – это дополнительные 10 000 м2. Осенью этого года закончится строительство дополнительных торговых залов на вещевом рынке (8 тыс. м2). Газ, телефон, канализация, финансовая инфраструктура – все на месте. Трудно найти предприятие, которое развивалось бы такими бурными темпами. И все за свои деньги, без привлечения иностранных инвесторов. Модель "заработал – инвестируй в развитие" хозяева УР "Ждановичи" реализуют на практике. Ребята думают о перспективе, четко следят за конъюнктурой рынка и не обращают внимания на бюрократические программы социально-экономического развития. Стремление к чистоте, порядку, удовлетворение спроса на торговые места, постоянная нацеленность на движение вперед – вот их принципы. В "Ждановичах" есть и свои производители. Открыто 11 кулинарных цехов, поощряется сотрудничество с опытными купцами, людьми, которые планируют открывать производства. В этой части Беларуси бурлит жизнь, кипят страсти, крутятся деньги – и все это не по указке чиновника, не по решению правительства, а потому, что это выгодно для частника, хозяина, человека, который хочет сделать сам себя и заодно подтянуть общество. Руководят "Ждановичами" люди, которые не оканчивали гарвардов и оксфордов. Они – выпускники обычных белорусских вузов. Но опыт фарцовки, "серых" валютно-денежных операций, отечественного менеджмента, плюс хорошее знание нашего рынка позволяют им оставаться динамично развивающейся частной компанией. Растущее количество покупателей и продавцов свидетельствует о том, что выбор был сделан правильно. Косвенно помогла и нерасторопная государственная торговля, которая за последние 10 лет последовательно разрушала привычки белорусов ходить в стандартные магазины. В то время как Комаровку год за годом сотрясают криминальные скандалы, когда идет постоянный дележ торговых мест и прибыли, "Ждановичи" уверенно становятся лидером минской оптово-розничной торговли. Сравнение экономических, правовых, социальных и нравственных аспектов этих двух рынков еще раз подтверждает одну из базовых истин капитализма: частное работает лучше, чем государственное. Ни в теории, ни в практике нельзя найти оправдания существованию государственной торговле.

Мы разговариваем с людьми, которые работают на рынке "Ждановичи". Дмитрий Красуцкий, предприниматель, производитель хлебо-булочных изделий, имеет более богатый опыт работы. Виталий Масько, стал индивидуальным предпринимателем год назад. Их взгляды на развитие предпринимательства во многом совпадают. Откровенный разговор свидетельствует о том, что они знают, чего хотят в жизни, знают, как этого добиться. Послушали бы наши власти этот глас народа.

– В наше время немногие люди решаются начинать свой бизнес. В отличие от весьма либерального периода начала 90-х сегодня скорее больше запрещено, чем разрешено. Что вас подтолкнуло к такому нелегкому выбору?

В.М. Еще год назад я работал в органах. Вообще я окончил международный экономический факультет, проработал в Советском ОБЭПе 2 года. Надоело мне местное лизоблюдство, вот и решил заняться бизнесом. Прошел стандартную процедуру регистрации. Добрые люди посоветовали, чем лучше заняться. За год работы достигли кое-каких успехов. Главное, что не прогорели. Я говорю "мы", потому что работаю со своей супругой. Сейчас торгуем кондитерскими изделиями.

– В принципе, в Беларуси много производителей данной группы товаров. Торгуете местными товарами или импортными?

В.М. Преимущественно российскими. До белорусских не добраться. Конфеты – дефицитный товар, и индивидуальным предпринимателям не отпускаются. На белорусских предприятиях еще действуют строгие квоты и нормы. Продукция "Коммунарки", которая продается на рынках, все перекуплена. Я поехал в Москву, заключил договора с московскими производителями и сейчас успешно торгую. Спрос на "Коммунарку" есть, но заключить с ними договор очень сложно.

– А с российскими заводами, например "Бабаевский", "Красный Октябрь", таких проблем нет?

В.М. Нет, там отношение к любому, даже самому мелкому покупателю самое доброжелательное. Приезжаешь, платишь и получаешь товар. Никаких проблем. Покупателю рады, берет ли он целую фуру или пару ящиков.

– Значит, в России работать легче?

В.М. Нам еще до России далеко. Это относится вообще к развитию рынка, отношению к бизнесу и торговле. Мы начинали с бакалеи. В Беларуси, как только слышат, что ты ИП, сразу начинают крутить носом. Какая разница, сколько я беру? Каждый человек начинает с малого. У нас же, чтобы тебя приняли, нужны соответствующие рекомендации. Не скажешь, что ты от Станислава Петровича, к примеру, тебя и не примут. Помню, пришлось объехать фирм десять и только на одной-двух удалось нормально поговорить. Да, торговля – это хорошо, но я работаю на перспективу. Хочу открыть свою фирму. Беда одна – недостаток капитала. Проектов может быть много. Одни не вытягиваешь по деньгам, на другие не хватает организационных ресурсов. Работаем потихоньку, зарабатываем, копим на будущее. Первый год было сложно работать. Если сравнить наше первое 8 Марта и этот же праздник месяц назад, то это две большие разницы. По опыту работы уже знаешь, что нужно заказывать, заранее планируешь новые поставки, даже возьмешь кредит, потому что на праздники торговля идет энергичнее. Главное – найти своих клиентов и постоянно расширять их число, улучшая качество обслуживания. Используешь и скидки, и некие бонусы.

– Насколько конкурентны, по-вашему, белорусские предприятия, выпускающие конфеты, особенно сейчас, когда на нашем рынке, в том числе и здесь, в Ждановичах, все больше товаров из России?

В.М. Мне кажется, что "Коммунарка" "выезжает" еще на своих старых заслугах. Если взять эстетическое оформление коробок, то нашим далеко до российских образцов. Разве это нормально, что после 10 лет независимости "Коммунарка" все еще выпускает продукцию в коробках с надписью БССР? Дизайн не меняется, маркетинг отсутствует. Бабаевцы по качеству заметно вырвались вперед. У них есть деньги на разработку и введение новых продуктов. У меня много клиентов, которым "Коммунарка" не нужна. Они выбирают хорошие бабаевские конфеты. С качеством конфет от "Рот Фронта" бывает по-всякому. Запросы у людей разные. Часто приходится слышать: "А вот в Москве эта коробка дешевле стоит". Я отвечаю: "Никаких проблем. Садитесь с поезд, едете в Москву и покупаете ее на несколько рублей дешевле".

– Как вы оцениваете условия торговли на рынках? Комаровка, "Ждановичи", обычные супермаркеты и киоски? Где выгоднее торговать? Почему вы выбрали "Ждановичи"?

В.М. Хорошие места все давно заняты. Комаровка считается хорошим местом – центр города. Я два года обслуживал ее. Получить там место не так просто. Всем известно, сколько надо за это заплатить. Здесь в Ждановичах более-менее. Можно работать и развиваться. Место – это 60 – 70 процентов успеха. Конечно, и с продавцами надо разговаривать, и с клиентом работать. Приходилось мне помогать в открытии магазинов. В наших условиях просто человеку без связей сделать это практически невозможно. У меня жена больше любит заниматься непосредственно торговлей. Я разговариваю с налоговой, закрываю организационные вопросы.

– Получается, что у вас семейный бизнес. А кто занимается воспитанием детей?

В.М. Моей дочке 6 лет. Мы стараемся уделять ей как можно больше внимания. Иногда приходится ее с собой в Ждановичи брать. Бабушка помогает.

– Каков уровень конкуренции в Ждановичах и в целом на кондитерском рынке?

В.М. Видели в залах? Каждый третий стол – конфеты. Мы сумели сделать хорошую витрину, чтобы привлечь покупателя. При нормальной правовой среде мы не хуже сработаем, чем россияне и европейцы. Я знаком со многими людьми, которые умеют и знают, как работать на нашем рынке. Человеку со стороны, тем более западнику, достаточно сложно понять, как делать бизнес в Беларуси. У нас иногда конкуренция приобретает специфические формы. Некоторые используют милицию для устранения конкурентов. Доходит и до убийств. Это я знаю по своей практике работы в органах. Недавно был случай. Соседка попросила об услуге. Приехали парни и зарезали трех человек. Конкурентов не стало.

– Что опаснее, государство или криминал?

Д.К. Все зависит от ситуации, но опасность может исходить как от первого, так и от второго источника. Отношения с государством – это хождение по инстанциям, получение разрешений, разговоры с контролерами, налоговиками, санстанцией и многими другими. Слишком много времени надо доказывать, что ты не преступник и хочешь спокойно работать. Поэтому государство опаснее, чем все остальные.

– Ждановичи – это прекрасный пример создания рабочих мест, что называется в пустом поле. Вы сами заняли себя, платите налоги и создаете возможность другим получать зарплату. Начнется в Беларуси приватизация. Не секрет, что на больших заводах не нужно такого количества рабочих. На кого надежда в плане создания рабочих мест?

В.М. Ни в коем случае не государство. В малом бизнесе ты делаешь все, чтобы заплатить людям зарплату. Здесь за "спасибо" никто на тебя работать не будет. Государство же должно нам предоставить защиту для нормального развития бизнеса. Но куда ни глянь – сплошные препятствия. Возьмем ту же самую сертификацию. До нее же не добраться – одна чиновничья волокита.
 
– Почему такие сложности с сертификацией?

Д.К. Потому что нет нормального законодательства, которое бы четко определяло данный аспект. В цивилизованных странах законы работают веками. Их никто не меняет. Они предсказуемы и одинаковы для всех. У нас же экономические нормы меняются чуть ли не каждый месяц. Как можно уследить за этим и не нарушить? Законы для предпринимателей издают чиновники, которые в бизнесе никогда не работали и не понимают, как его открывать, развивать, как напрямую общаться с клиентом. Это люди коммунистической закалки.

– Вы удовлетворены тем качеством защиты, которую вам предоставляет государство за ваши деньги, т.е. за деньги налогоплательщиков?

Д.К. Какая защита? Но что мы можем сделать? Сегодня я работаю, а завтра меня на рынке уже может не быть. Никакой защиты не существует. Завтра можешь просто оказаться на Володарке (тюрьма в Минске). Дадут тебе штраф. Сначала заставят заплатить, а потом выясняй, что кто-то не так понял инструкцию, и что ты не виноват. И никто тебе не компенсирует потери.
 
– Как вы кредитуетесь? Часто ли приходилось обращаться в банки?
 
Д.К. Идешь к знакомым, друзьям, берешь в долг – вот и все кредитование. Государство как кредитор для нас не существует. Все эти программы по кредитованию малого бизнеса где-то теряются. Я не знаю, кто реально получает по ним деньги. Белорусские банки предлагают очень дорогие деньги. Где деньги брать? Мама с папой всю жизнь работали, откладывали на черный день – они могут помочь.

– Что бы было с государственными предприятиями, если бы они начали работать в таких же условиях, как и вы?

Д.К. Я не представляю, как вообще они могли бы выжить. У них своеобразно организована работа. Один договорился о поставках металла, другой разрабатывает новую деталь. Еще один посредник организует платежи. На выходе часто получается продукт, который никто не хочет покупать. А зарплату получают все. Кредиты бесплатные дают. От наших штрафов государственные предприятия бы давно загнулись.
 
– У вас трудовая книжка есть? Вы верите в то, что государство заплатит вам пенсию?

Д.К. Нет, не верю. У меня перед глазами пример моих родителей. Пенсия будет такой, которую ты сам заработаешь. Будущего у сегодняшней пенсионной системы нет.

– Почему вы не уезжаете? На Запад, на Восток – туда, где, на ваш взгляд, есть будущее?

В.М. А там что, медом намазано? Там свои проблемы. И уж точно знаю – там нас никто не ждет. Да, при сегодняшней системе у бизнеса нет будущего, но все меняется. Изменяются законы, отношение к предпринимателю и частному производителю – и можно будет развиваться.

– Вот вы производите хлеб. Это достаточно специфический рынок, потому что он жестко регулируется государством. Дошли до того, что ввозим хлеб из России. Он и дешевле, и вкуснее.

Д.К. Я пеку хлеб только в небольших объемах, для продажи на территории рынка. В город бесполезно пытаться войти со своей продукцией, пусть она даже лучше и дешевле. Сейчас в городе закрывают торговлю хлебобулочными изделиями с лотков (булочками, пончиками, беляшами). Взять хотя бы Советский район Минска. Главный санитарный врач района получила приказ из администрации закрыть торговлю данными товарами. Никаких обоснований, объяснений – просто взять и запретить.
 
– Почему вы выбрали работу с таким социально важным товаром, как хлеб, который одновременно является и товаром с высоким бюрократическим риском.

Д.К. Я выбрал производство. У меня работают профессионалы-технологи. Но многому я научился сам. Знания пришли с опытом Без самообразования сейчас трудно работать. Университет жизни гораздо эффективнее, чем советские оторванные от реальности вузы.

– Как вы оцениваете уровень подготовки студентов белорусских вузов к работе в реальных условиях рынка?

Д.К. Студенты гораздо лучше были бы подготовлены, если бы знали, куда пойдут работать. А так молодой человек учится пять лет, а потом задает себе вопрос: "Куда мне пойти? Торговать на "Ждановичи" или Комаровку?" Его знания в этом государстве никому не нужны или не востребованы. В университетах много хороших преподавателей. По некоторым направлениям уровень знаний очень приличный. Но куда молодому человеку с этим багажом? Поэтому дело не столько в вузах, сколько в спросе на мозги. Нашему государству талантливые, творческие люди не нужны.

– Вот вы бы взяли на работу выпускника белорусского технологического университета? По его квалификациям, знаниям?

Д.К. Конечно, взял бы. Он хорошо знает производство. А научиться ориентироваться на местности не так сложно. Было бы желание. То же самое могу сказать в отношении студентов экономических вузов. Хороший уровень подготовки. Но если у тебя нет рекомендаций, если за тебя никто не походатайствовал, тебя никто не возьмет на работу. Посмотрите, кто торгует на "Ждановичах". 50% – это люди с высшим образованием: педагоги, инженеры, врачи, технологи. Кто работает на реализации, кто-то уже организовал и более серьезное дело.

– Пожалуй, самая большая головная боль для предпринимателя – это налоги. Если платить все налоги по-честному, по инструкциям, сколько копеек остается с рубля выручки?

Д.К. Я считал, что если получить выручку 1 рубль, то по моей товарной группе после уплаты всех налогов я остаюсь в минусе на 3 копейки. Сама налоговая инспекция в этом не виновата. Там работают простые исполнители тех указов, которые придумывают другие люди. Беларусь имеет потенциал стать самой богатой страной в мире.

– Так уж в мире? А капитал откуда возьмем? А людей, способных сделать белорусское чудо откуда будем импортировать?

Д.К. Для капитала надо создать условия. Ну, ладно, Польшу немного придушили иностранные инвесторы. Поляки производят продукцию, а потом продают под иностранными марками.

– Поясните значение слова "придушили". Приходит к вам иностранный инвестор и предлагает вложить 1 млн. долларов в производство хлеба. Возьмете?

Д.К. Нет.

– Он предложит вам новое оборудование, рынки сбыта, гарантированную прибыль.

Д.К. Лучше самому, чем для кого-то. Лучше понемногу, но стабильно. В принципе, я не против работать на иностранного инвестора, но что ему сегодня здесь делать? Почему завод "Форд" резко закрылся? Я вижу это так. Человек хочет вложить деньги и заработать. Государство, если оно заинтересовано в рабочих местах, в производстве должно ему помочь. У нас же государство опускает бизнес, не обращая при этом внимания на простых людей. Вот построили рынки. Хорошо, говорят, работайте, и одновременно начинают создавать массу трудностей и препятствий: растаможка, сертификация, лицензирование, ценообразование. Получается, одна рука, якобы, лечит, а другая – явно калечит. Опять же говорят, возите товары, продавайте. Допустим, я хочу торговать белорусским товаром. И что, весь рынок "Милавицей" будут торговать? Что у нас в Беларуси производят? Не БелАЗами же на рынках торговать. Хорошо, я с удовольствием буду торговать на рынке колесами от БелАЗа. Буду продавать долго и упорно. Велосипеды или трактора – это товар для потребительских рынков? Посмотрите на наше хлебопекарское оборудование. Оно древнее. А потом говорят, что качество хлеба у нас плохое. Вкусный белорусский хлеб делается уже на импортном оборудовании. На нашем совдеповском хорошее качество хлеба не получишь. Печи, жаровочные шкафы не выдерживают необходимых стандартов. Моя бабушка просит меня привезти ей хлеба в деревню. У них не хлеб, а лишь одно название.

– Почему же наша промышленность не выпускает столько необходимого оборудования? Для производства хлеба, масла, для торговли, наконец?

Д.К. А зачем директорам подстраиваться под рынок? Ему не интересно закупать там, где дешевле. Ему интересно, что он сам лично получит от того или иного контракта. Заказываешь какой-то механизм на заводе. Говоришь: "Вот деталь по 15 долларов. С них 1 доллар ваш," – и работа пошла. А вот если ты говоришь "Вот деталь по 9 долларов, но без отката", то тебя никто слушать не будет.

– Если бы вам дали возможность, вы бы участвовали в приватизации? Купили бы, например, пекарню?

Д.К. Сегодня это трудно представить. "Ты – бедный человек, от бедных родителей. Где ты взял деньги?" – спросит чиновник. Что я ему отвечу?

– Ну а если амнистию объявят и предложат без доплат и штрафов легализовать весь доход?

Д.К. Трудно вообразить, чтобы наше государство пошло на это. Сделает – будем только приветствовать. Это очень важный шаг, чтобы человек в своей стране за свои кровно заработанные не чувствовал себя преступником.

– Вы, предприниматели, люди более состоятельные, нежели простые бюджетники. Как к вам относятся ваши соседи? Восхищаются, завидуют, злорадствуют?
 
В.М. Вроде, улыбаются, а на душе совсем другие чувства. Я придумал такое слово "обиженники". Этот класс людей создал совдеп, когда коммунисты  вырезали всю элиту. Обиженники с тех времен и господствуют. Он обижен, что у другого человека достаток чуть побольше, машина чуть получше, забор поровнее или квартира попросторней. При этом сам не хочет оторвать свою пятую точку опоры от дивана. Ему проще отбыть 8 часов на работе, сесть у телевизора и точить зуб на весь мир. Обиженник не понимает, как делаются деньги, как получается прибыль. Он не видит, что у тебя один выходной, который ты тратишь на общение с налоговой, на договоренности с поставщиками…

– В отпуске приходилось бывать?

Д.К. Да, лет 5 назад. Это нормальное явление.

– Когда вы работали в ОБЭПе, вы думали, что когда-нибудь вы будете работать в бизнесе?

В.М. Вы знаете, это была нормальная структура, из которой сделали бог знает что. В милиции эта структура была одним из самых престижных подразделений. Набрали детей – и вперед. Я уволился год назад. Сейчас от старого состава осталось только три человека. В принципе, сейчас в органах много молодежи. Они понимают бизнес лучше и относятся к предпринимателям человечней. Здесь все предприниматели согласны работать честно. Дайте только нормальное законодательство.

– Вы оптимист?

Д.К. Я оптимист. Хочется верить во что-то лучшее, без этого сейчас нельзя. Будем надеяться, что через 10 лет мы с вами встретимся в другой ситуации. Жизнь в Беларуси очень интересная. Здесь никогда не знаешь, когда заработаешь, когда потеряешь. Бизнес-планы здесь не работают. Сегодня ты заработал много – завтра пришли контролеры и все конфисковали. В нормальном государстве человеку сначала доказывают, что он не прав, что он украл или что-то нарушил, и лишь только после решения суда наказывают. У нас не доказывают. У нас поступают проще. Посиди в тюрьме 10 суток, подумай о прошлом и будущем. Может, поумнеешь.

– Как в такой атмосфере можно кому-либо доверять?

Д.К. Доверяешь жене, партнеру в рамках бизнеса. Очень сложно работать с людьми, иногда даже с теми, с кем был знаком с детства. Есть одно важное правило: никогда не бери на работу родственников. Лично испытал его на своей шкуре. Родственники почему-то считают, что ты им обязан. Начинаются обиды: ты себе машину покупаешь, а мне нет, у тебя квартира лучше, а я на очереди стою…

– А случалось ли вам получать поддержку или помощь от многочисленных союзов предпринимателей, министерства по предпринимательству. Вот недавно конкурс был на лучшего предпринимателя. Не участвовали?

Д.К. Не слушал о таком министерстве. Я как-то пытался получить консультацию в одном из союзов, когда у меня были проблемы с налоговой. В итоге все равно пришлось самому все решать. Такое отношение – "позвоните позже, придите завтра" – не располагает на контакты с этими организациями. Адвокат становится известным, когда он выигрывает много громких дел, когда у него богатый опыт и связи. А чем отличились люди, работающие в этих союзах? Часто их советы не имеют ничего общего с реальной жизнью. Например, приходит тебе извещение из налоговой с требованием явиться, они советуют не идти – ты же его не подписывал. А попробуй не пойди. Придут, арестуют счет, опечатают склады. Не поработаешь месяц, другой – и можешь попрощаться с бизнесом. Так что надеяться надо исключительно на себя, рассчитывать на свои силы.

– Спасибо за ваше время и ответы.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 18 2017

Далеко за рамками здравого смысла и порядочности

Белорусские власти не перестают шокировать, раздражать и делать такое, что хватаешься за голову и кричишь: «Неужели это возможно?» 12 мая 2017г. премьер-министр правительства Беларуси Андрей…