Интервью с cопредседателем Белорусской экологической партии зеленых Михаилом Фридляндом.

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

– Начинается отопительный сезон. В последнее время участились жалобы граждан на плохое отопление квартир: правительство решило снизить нормативную температуру в жилых помещениях. Вы – профессионал в вопросах тепловых сетей. Каковы будут последствия сегодняшней "тепловой" политики правительства?

– В квартирах стало холодать по одной единственной причине. В тепловых сетях по указанию правительства резко снижены параметры теплоносителя, т.е. воды. Резко – это с графика 1500С /700С до графика 1050С/600С. Особенно ощутимыми будут последствия при низких температурах. Но в этом есть и положительный момент. Все люди утепляют свои дома и квартиры. Но на этом позитив заканчивается. Мы делали расчеты, что будет со стенами, подчеркиваю, со стенами, а не с людьми, при температуре воздуха не 180С, а 150С. При температуре 180С относительная влажность воздуха находится в норме, 55 – 60%. При 150С вы выдыхаете в воздух примерно столько же влаги, может, и больше, а вот относительная влажность резко возрастает. Начинается выпадение конденсата. Стены становятся мокрыми. Кроме нас такие подсчеты сделала Политехническая академия, институт НИПТИС. Вывод однозначен. При 150С стены начнут промерзать больше, значит, процесс разрушения ускорится. Нам грозят, что "нормальная" комнатная температура будет еще меньше. В таком режиме в течение лет десяти стены просто начнут разрушаться.
 

– Экономия сегодня обернется развалом жилищного фонда в недалеком будущем?

– Честно говоря, не вижу экономии сегодня. Если говорить о Минске, то основные наши потери из-за безалаберности. Архитектор, который проектирует холодные дома и сети. Рабочий, который плохо заделывает стыки, забывает изоляцию при строительстве домов – все мы, закононепослушные граждане. Правительство виновато в том, что совершенно не понимает проблемы, что игнорирует мировой опыт. Единственная возможность экономить тепло – это подключить к этому процессу население. Все члены правительства бывали за границей. Они видели терморегуляторы на всех батареях в школах, жилых домах, гостиницах – везде. Человек уходит, снижает температуру в помещении до 12 градусов, и пока он на работе, идет явная экономия. Влаги нет, стены не сыреют. Приходит с работы, включает тепло – через 15 минут квартира нагрета.

– Белорусское правительство пошло другим путем?

– Как обычно. Человек у нас вообще никого не интересует. Нас интересуют какие-то огромные масштабы экономии, которой на самом деле нет. И вот почему. Если мы производим тепло напрямую, предположим в котельной, то мы снижаем количество тепла, тогда экономия есть, хотя я подчеркиваю, это неправильный путь в принципе, потому что до 40% тепла у нас теряется в сетях и элементарно через щели в окнах. Это не только мое мнение. Эксперты Всемирного банка также пришли к этому выводу. Поэтому в первую очередь надо исключить потери.

– Решение белорусского правительства – это непонимание сути проблемы, технологий процессов или желание залатать дырки в бюджете?

– Когда в котельной вырабатывается меньше тепла, это еще как-то понятно. Но теплоэлектростанции – это совсем другое дело. Люди, которые "котельным" способом хотят решить проблему с ТЭЦ, просто не понимают технологического процесса получения электричества. Тепло – это отходы от производства электроэнергии. Когда кто-то говорит, что мы снижаем температуру в тепловых сетях и таким образом экономим, то он грубо ошибается. Пусть мне скажут, сколько сэкономили газа, а не тепла. Если тепло, которое шло на нагрев домов выбрасывается в воздух, то какая же это экономия? Примерно так у нас и получается. Технологически процесс на теплоэлектростанциях происходит таким образом, что их КПД повышается, когда они тепло отдают на что-то полезное, например, нагрев воды для городской теплосети. Российские ученые давно пришли к выводу, что путь снижения температуры неправильный. На одном из конгрессов энергетиков было заявлено, что Россия 10 лет шла по неправильному пути. Россияне сделали выводы и изменили политику.

– Как люди, потребители тепла от ТЭЦ, могут спастись от иррациональной политики правительства? Ведь не во всех квартирах так холодно, как должно было быть при безусловном выполнении буквы и духа постановления правительства и Комитета по энергосбережению.

– Наше население на козе не объедешь. Мы ж советские люди. Столько лет выживали, несмотря на все усилия правительства, думаю, выстоим и дальше. Существует масса технических методов, не буду вдаваться в подробности, для увеличения температуры воды, подающейся в наши квартиры. Страдают от этого, в основном, тепловые сети, которые вынуждены гнать больше воды. Для этого надо большее давление, чаще случаются разрывы труб. В Минске при норме замены 80 км труб в год меняется в лучшем случае 15 км с учетом ремонта, т.е. реально меняют 10 км труб. Пройдет 3-5 лет и Минск взорвется. Наша столица – это больной под землей город.

– Вы считаете, что тепловая политика правительства сегодня – это бомба замедленного действия под фундамент Минска и других крупных городов страны?

– Я считаю, что действия правительства, которые происходят в области энергосбережения, т.е. снижение температуры воды в теплосетях, это преступление, экономическое и экологическое преступление. Я уже не говорю, что от такой политики дети болеют, для человека вообще не нормально ходить одетым всю зиму. Россияне поняли опасность такого пути. Ведь естественно, что человек, когда холодно, включает обогреватели. Больше электроэнергии – больше тепла на ТЭЦ. А его некуда девать. Его выбрасывают в воздух. Я еще раз повторяю: это преступление. Это понятно всем, кроме правительства.

– Как вы оцениваете качество теплоизоляции? Когда идешь по городу, то маршрут пролегания тепловых труб отчетливо обозначен среди сугробов паровыми облаками.

– Я иногда в нерабочее время читаю студентам лекции. Как раз под аудиторией проходит теплотрасса. Мы делает маленький расчет. Ширина теплотрассы известна, температуру можно легко предположить. Всех поражает то, что тепла, которое теряется на этом коротком стометровом участке трассы, хватило бы, чтобы платить дополнительную стипендию 10 студентам. В Минске протяженность теплотрасс составляет 1 500 километров. Легко подсчитать, что из-за тепловой политики правительства теряется 150 000 студенческих стипендий в месяц. Это абсолютно ненормальная ситуация на мой технический взгляд. Специалистам известно, как надо экономить, что для этого надо делать. Может, в политике можно какое-то время продержаться, ведя страну в противоположную сторону от всего мира. В технике этого сделать нельзя. На улице Гвардейской в Минске были построены два элитных дома со своими котельными. Это один из путей экономии тепла.

– Предусматриваются ли такие технологии для жилья обычных людей, которым не доступно такое элитное жилье, в которое заселяются либо "новые" белорусы, либо депутаты и другие представители высшей власти?

– Сегодня экспертиза запрещает проектировать дома с терморегуляторами на батареях. Это значит, что в проектах, которые будут реализованы даже через 2 – 3 года, человек не будет в состоянии регулировать количество потребляемого тепла. Правительство не верит нашему населению. Хочу вернуться к вопросу изоляции труб. Нам известен очень хороший изоляционный материал, который окупает себя за 7 – 12 лет. Нам говорят, что это слишком дорого. Берут нашу минеральную вату. В нормы, которые закладывают наши тепловые сети, через 5 лет эксплуатации потери тепла надо увеличивать на 15%. Это нормы?! Белорусская стекловата рассыхается и осыпается. Мы живем сегодняшним днем. Когда экспертиза оценивает проект жилого дома или тепловых сетей, она считает стоимость строительства. Никто не задает вопрос: "А сколько будет стоить эксплуатация этого объекта?" Это ахиллесова пята всей белорусской экономики. А в области теплоэнергетики и энергосбережения это можно квалифицировать, повторюсь, как экономическое преступление. Мы живем за счет наших детей. Все как бы это понимают, но ничего не делают.

– Теплотрассы греют воздух, холодные квартиры становятся причиной болезней и депрессии, и  топливо при этом не экономится, а, наоборот, транжирится – и никто из уполномоченных людей в государстве в ус не дует?

– Решений об изменении проводимой политики я не слышал. Я вам воспроизведу суть заключения, которое сделали эксперты Всемирного банка, проводившие в 1993 году в Беларуси экологический аудит. В 1990 году, к экономическим результатам которого так стремится наше правительство, в стране было потрачено на 40% больше электроэнергии, чем можно было предположить исходя из полученного национального дохода. Т.е. в переводе на простой язык 40% энергии было выброшено. Энергоемкость нашего ВВП осталась на том же уровне. Поляки с 1990 году уменьшили энергоемкость в 2 раза, хотя положение на старте у них было хуже, чем у нас. Дойти до датчан или шведов для нас вообще не реально. Здесь разница в разы.10 лет прошло, а мы остались на том же уровне. У нас падает производство, а на отопление домов стали тратить на 60% больше.

– Белорусская экономика работает вхолостую. Закладываешь в экономическую "мясорубку" 1 кг условного топлива, а получаешь 600 граммов "условной колбасы"?

– Да, действительно в экономике происходят какие-то дикие вещи. Я беру статистику и смотрю два показателя: выпуск продукции и количество выбросов в атмосферу. Первый показатель увеличивается, а вредных веществ попадает в атмосферу меньше. При этом технологии старые, добитые. Почему так происходит? Потому что так захотела статистика. Этот парадокс никто не может объяснить. Когда наши статистические органы начали показывать уменьшение выбросов от передвижных источников, т.е. машин, при значительном увеличении количества старых автомобилей, то какие тут могут быть комментарии? Объяснение данному феномену простое. Раньше за выбросы практически не платили. Сейчас они увеличилась, а предприятия обеднели. Платить не хочется. Выход – уменьшить на бумаге количество выбросов. А проверить предприятия нет никакой возможности. Например, в Чехии 200 фирм занимаются экологическим аудитом. Наша государственная служба контроля практически не может проверить все заводы. На тракторном заводе 2 000 источников выбросов. Надо, чтобы несколько человек работало на этом предприятии целый год. А эти несколько экспертов должны следить за всем Минском. Получается, что проверок практически нет. Либо предприятия врут по поводу объемов производства, либо по поводу объемов вредных выбросов.

– Что спасет тепловые сети Беларуси?

– Ничего. Могу пояснить свой пессимизм на примере Варшавы. В польской столице в 1988 году на кредитные деньги Всемирного банка меняются тепловые сети – 80 –100 км в год. Это современные, хорошо изолированные трубы. С каждым годом уменьшается количество аварий, а также потеря тепла. С момента, когда наша власть, наконец, поймет необходимость замены теплотрасс до момента их полной замены при польской скорости, понадобится около 20 лет. Сегодня около 80% труб уже выработали свой ресурс. Более того, мы опять экономим и кладем металлические трубы там, где есть агрессивная химическая среда. Никто для горячей воды не использует металлические трубы. Опять экономим на цинке. А в результате получаем дырявые трубы уже после 3 – 4 лет эксплуатации. Работники по теплотрассам превратились в своеобразных кротов, которые только и делают, что копают, часто одни и те же участки по несколько раз. Люди, работающие в тепловых сетях, пытаются как-то с этим бороться, своими методами, часто не слушая начальство. Но власть сильнее.

– Может, если бы слушали начальство, то быстрее бы избавились от всего этого безобразия?

– Мы бы избавились, в первую очередь, от жизни. Безусловное выполнение приказов начальства привело бы к ситуации, когда температура в квартирах была бы 10 – 120С. Мы бы элементарно замерзли. Так что нас согревает наше народное закононепослушание.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…