100 долларов как цель капитализма

Автор  28 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Белорусскому социалистическому правительству поставили капиталистическую цель: зарабатывать деньги, да так, чтобы всем было по 100 долларов. Больше – это уже неравенство. Меньше – политически не корректно. Кровавый Ильич обещал всем по лампочке. Цивилизация напирает: А. Лукашенко становится апологетом Рокфеллера и Гейтса и обещает более понятный народу эквивалент с портретом американского президента. Интернационализация в действии. Экономический разум возвращается? Отнюдь, по крайней мере, не туда, где его никогда еще не было, т.е. в коридоры белорусской власти. Очень часто говорят, что там, в их мрачной глубине, обитает светлый ум, просто он боится пробиваться через толщу мутной не профессиональной политики. «Хорошие мужики» игнорируют свои профессиональные знания, превращают науку в уличную девку, игнорируют факты и тем самым санкционируют развал экономики и деградацию общества. На сугубо профессиональных экономических или политологических конференциях и семинарах «хорошие парни» с удовольствием выпьют за ваше здоровье и светлое будущее страны. Но возразить по сути, по науке экспертам из белорусских частных научно-исследовательских центров, представить аргументацию против «буржуазного» Запада – не дождетесь. Отдельные светлые пятна на невзрачном фоне белорусской псевдонауки – это подтверждение общего правила. Доминирующий поток полиси мейкеров начал бурно обсуждать способы безболезненного увеличения зарплаты до 100 долларов. «Светлые пятна» покраснели от возмущения и иронии, услышав такое задание.  

Чиновник не должен платить подоходный налог Если сапожника обязать в нагрузку ремонтировать компьютеры, то получившимися в результате туфлями можно будет только устранять неполадки в хронически глючащем Windows 2000. Чем больше круг обязанностей бюрократа, чем проще ему все делать плохо и оправдывать вечную нехватку ресурсов. Чиновнику можно приказать написать инструкцию, занести бумажку или «согласовать вопрос». Чиновник по определению не должен зарабатывать деньги. Планы по лицензионным сборам, налоговым штрафам, выданным справкам, которые имеет чуть ли не каждый отдел того или иного министерства, противоречат самой сути государства и его базовым функциям. При капитализме не может быть рынка министров финансов или председателей налогового комитета. Мы, налогоплательщики, платим им зарплату за то, чтобы простые люди могли зарабатывать, творить, ошибаться и нести наказание за не правильные экономические решения. Не логично обязывать человека, получающего зарплату от государства, платить подоходный налог. Они доход не формируют, добавленную стоимость не делают. Они производят услуги на монопольном рынке, на котором по определению не может быть конкуренции. Отмена подоходного налога с госслужащих была бы рациональна: сократились бы затраты не ненужное перекладывание из одного кармана в другой. И цель в 100 долларов для отдельно взятых социальных групп была бы уже гораздо ближе. Я здесь не говорю о работниках предприятий реального сектора, которые волей красных комиссаров и народных депутатов стали казенными и превратились в механизмы по не эффективной переработке сырья.

Четыре источника, четыре составные части

Зарплата в 100 долларов – это банальная, простая цель, достижение которой не требует особых усилий. Капитализм превратил не одну пустыню и свалку в цветущие города и экологически привлекательные парки. Ставить такую цель для капитализма можно было в 19 веке, но в XXI – это то же самое, что предложить «Манчестеру Юнайтед» обыграть «Торпедо Кадино». «То для свободного рынка» - возразите вы. Разве после 10 национального и 74 советского эксперимента у нас есть другая рациональная эффективная альтернатива? Разве есть в мире реальная система, которая сработала лучше? «Лучше» с точки зрения уровня зарплаты, пенсии, производительности труда, социальной защищенности, экологической безопасности и просто состояния счастья людей? Я такой другой не знаю, где б так вольно жилось человеку. Что было бы, если сегодня в Беларуси сделать капитализм по гонконгскому или новозеландскому варианту? Даже пенсионеры получали бы как минимум 100 долларов. Не все сразу, не к президентским выборам, по мере накопления богатства и привлечения капитала, но это наступило бы неизбежно, потому что никто себе в убыток бы не работал. Некоторые получали бы в 100 раз больше, но для этого они должны были бы создать тысячи рабочих мест, платить десятки тысяч долларов в виде налогов, наладить конкурентную систему производства и сбыта, что само по себе благородно. Когда-то в далеких 50-х генерал-губернатору Гонконга также хотелось вытянуть китайских крестьян из нищеты. Нет, он не созывал еженедельные совещания работников рыбной промышленности и океанского транспорта, не раздавал приказы министерствам торговли и экономики разработать модели эффективного роста, не ставил задачу представителям Госкомимущества оптимизировать сбор арендной платы по той простой причине, что таких структур у него не было. Был простой, как топор, прозрачный как горный ручей, понятный, как дважды два, свободный рынок под управлением жесткой, благородной и моральной одновременно невидимой руки. На основании анализа всех экономических чудес мира мы можем выделить четыре источника роста и накопления богатства, увеличения зарплаты и пенсии, повышения стандартов социальной защиты. Для начала назовем четыре источника уничтожения богатства: инфляция, налоги, регулирование цен и не фискальные ограничения (лицензии, квоты, разрешения и т.п.). Итак, четыре источника роста зарплаты белорусов до 100 долларов и выше – это 1) более квалифицированный труд, 2) накопление капитала, 3) технический прогресс, 4) улучшение экономической организации общества. Квалифицированный труд Человек без образования и технологических знаний может сделать примитивное орудие труда. Изготовить робота он не в состоянии. Если за лопату и за робота платить столько же, то редкий человек захочет инвестировать свое время и энергию в изучение технологии производства искусственного интеллекта. Если всю жизнь гнуть проволоку плоскогубцами, как это делали наши отцы и деды, и игнорировать опыт соседей, то никогда не получишь современных промышленных заказов. Если не адаптировать программы обучения и переподготовки рабочих, инженеров, высшего менеджмента к требованиям, в конечном счете, потребителя, то он будет покупать не белорусское, а более качественное и дешевое. Выстраивается четкая цепочка: спрос на высокотехнологические, наукоемкие товары и услуги (желание потратить деньги) – предложение инвестора производителю-предпринимателю (в виде кредита, покупки акций и т.п.) – предложение бизнесмена квалифицированному рабочему (в виде контракта на работу) – спрос простого рабочего и предпринимателя на знания – предложение вузов и тренинговых центров. Что будет, если национализировать спрос или предложения на любом из этапов? Будет потерян контакт с реальной жизнью, с запросами живых людей. Будут множиться убытки, расти безответственность и коррупция. Значит, чтобы данный источник заработал белорусское правительство должно приватизировать спрос и предложение: пусть частные образовательные структуры предоставляют частным компаниям услуги. Те, в свою очередь отрабатывают инвестиции частных лиц, движимых благородным мотивом получения прибыли. В этом раскладе обучение ради обучения не будет происходить. Дипломы и корочки будут нужны, как признак качества, а не связей родителей. Эффективность от каждого вложенного рубля в образование многократно увеличится. Накопление капитала Люди получают больше, когда в стране крутится больше денег и ресурсов. Одно дело копать яму лопатой, другое – японским экскаваторов «Като». Мотыгой и плугом можно, конечно, убирать картошку, но немецким комбайном это можно сделать задолго до морозов. Освобождаемые ресурсы могут быть использованы более продуктивно. Но машины и оборудование стоят денег. Их нужно сэкономить, воздержаться от текущего потребления, чтобы получить больше в будущем. Экономить будет выгодно тогда, когда у тебя не забирают половину дохода, когда у тебя не национализируют твое оборудование, когда тебе не приказывают, что делать, кому и почем продавать и тратить 30% рабочего времени на общение с контролерами. Экономить может только тот, кто распоряжается своими деньгами и делает свои проекты. В Беларуси ставка сбережений на протяжении последних лет не превышала 10%. Государство пачками вытесняет частных инвесторов, проедая все, что было, реализуя принцип «после меня – хоть потоп». Мало того, что своим копить деньги не дают (инфляция, ограничения на валютном рынке, банковский беспредел), так и иностранцев с деньгами гонят прочь. Захотел российский «Авангард» помочь «Белшине» на прозрачной, корыстной основе – не понравилось. Рекомендовали помогать на бескорыстной основе. Выразил желание «Форд» получить прибыль, собирая свои машины у нас в стране – посоветовали делать это себе в убыток. Потому что мы хорошие, добрые, толерантные и еще потому, что сильно пострадали мы и от Наполеона, и от белополяков, и от Гитлера. Накопление капитала в Беларуси будет идти, когда хозяин будет контролировать от начала до конца этот процесс. Для этого ему нужна надежная законодательная защита, одинаковые для всех правила экономической игры и работающий механизм самоочищения в виде института банкротства. Это и есть одна из основ капитализма. В этом укладе заработать 100 долларов – дело одного дня или недели. В Беларуси это также реально сделать, но без государства – инвестора, эконома и предпринимателя в «одном флаконе». А пока вместо инвестиций и накопления мы имеем монопольный «фрутис» без крылышек и подкладок.

Технический прогресс
Люди и техника уже не одно десятилетие живут в обнимку. Молодежь отдыхает техногенно. Пенсионеры лечатся технологично. Продолжение мозга и рук инженеров – умные компьютеры, роботы и приборы, для которых неделимый некогда атом – это слишком крупная и сложная система. Ученые – мечтатели в небогатой стране возможны, когда ест ученые – практики. Первые своим авторитетом и многолетней работой заслужили заниматься фундаментальными проблемами. Вторые – обеспечивают рабочие места первым и стабильный доход для реального сектора экономики. В Беларуси многих ученых надо опустить на землю. Проблемы типа «есть ли жизнь в созвездии Альфа Центавра» могут решаться в свободное от работы время, когда интеллектуальный потенциал не занят разработкой новых технологий обработки почвы, металла, способов лечения и т.д. Количественный показатель степени открытости данного источника – доля государства в формировании спроса и предложения на науку и инновации. В Беларуси он составляет свыше 90%. Значит, в нынешнем состоянии белорусская власть не в состоянии подключить данный источник питания для поднятия зарплаты до 100 Usd. Это могут сделать только люди, движимые радостью творчества и получения прибыли. Экономическая организация общества Часто случается, что более слабая по потенциалу команда обыгрывает лидеров. Одно дело, когда по футбольному полю хаотично бегают высокомерные «звезды», не замечающие друг друга, другое – когда у них есть какой-то согласованный план. Одно дело, когда фирма имеет свободный доступ к информации, ресурсам, инфраструктуре, судебным и адвокатских услугам, другое – когда маркетинг и стратегию продвижения фирмы на рынке проводит «опытный рыночник» с 20-летним стажем работы в Минсельхозпроде или Госплане, с гордостью поглаживающий свой важнейший интеллектуальный ресурс – правительственный телефон-вертушку. Одно дело, когда директор предприятия может выбирать, от кого и по какой цене покупать электроэнергию, металл и другие факторы производства, другое – когда государственные посредники накручивают 250% к входной цене и запрещают тебе заниматься организацией производства самостоятельно. В Беларуси рыночные задачи ставят для социалистического менеджмента. Нет банков – есть меняльные конторы. Нет бирж – есть «Белресурсы» и Администрация президента. Нет механизмов эффективной защиты интеллектуальной и частной собственности в целом – есть «золотая акция», внесудебная конфискация и широкая национализация. Нет соответствующих мировым стандартам корпоративных бизнес-планов – есть «основные направления развития экономики». Нет ориентированных на прибыль фермерских хозяйств - есть просто колхозы. Наконец, нет цен - есть условные единицы для распределения процентов, ренты, зарплаты и прибыли. С такой экономической организацией общества дальше 100 Usd для отдельно взятых групп населения на месяц - два не уедешь. Люди работают, станки крутятся, электричество сжигается – и все не в коня корм. Просто люди и правительство играют в разные игры и по разным правилам. Как только ты начинаешь понимать, что происходит, государство по новой сдает карты, оставляя без суда и следствия инвестора, предпринимателя и потребителя в дураках.

Свободные и счастливые
100 долларов зарплата – это лишь промежуточная цель. Деньги нужны, чтобы есть, одеваться, путешествовать, лечиться или развлекаться. Могут ли деньги купить счастье? Напрямую, конечно, нет. Обратимся к результатам двух исследований. Канадский Институт Фрейзера подготовил ежегодный доклад о состоянии экономической свободы за 2000 год. 123 страны ранжированы по степени свободы в основных экономических подсистемах. Ученые университета Эразмус из Роттердама провели исследование «Счастье народов». Они определяли данный показатель по четырем переменным: материальное состояние, социальное равенство, свобода и доступ к знаниям. По мнению профессора Руута Венховена эти четыре фактора объясняют 77% состояния счастья, причем культурологические аспекты не влияют на восприятие счастья. При этом экономическое благополучие является доминирующим показателем. Голландцы брали данные по 93 странам из Всемирной базы данных по счастью (World Database of Happiness), которая накоплена за 50 лет. Как видно из таблицы, шесть из десяти стран, граждане которых считают себя самыми счастливыми в мире, являются также самыми экономическим свободными (к сожалению, нет данных по счастью для Гонконга и Сингапура). Четыре оставшиеся страны в десятке самых счастливых также имеют высокие индексы экономической свободы. Соответственно, среди десяти самых несчастных стран четыре являются самыми экономически не свободными. Степень корреляции экономической свободы и счастья очень велика. Существует только один шанс из тысячи, что эти два фактора не влияют друг на друга. Следовательно, существует большая вероятность, что в стране с высоким индексом экономической свободы есть гораздо больше счастливых людей. Конечно, это не значит, что экономическая свобода является причиной счастью. Скорее она является важным фундаментом для него. Трудно быть счастливым без гроша в кармане и возможности его заработать. Можно мечтать о звездах и глобальной коммунистической деревне, особенно если кто-то за это платит. Можно и с милым в шалаше, и с милой в деревне с удобствами в 50 метрах от дома, особенно если такие жертвы нужны для торжества этатизма во всем мире. Надо только четко себе представлять, кто конкретно является теми жрецами, который потребляет все эти жертвы. Белорусская власть не подает серьезных признаков раскрепощения источников богатства и капитала. Она, как распутный жиголо, предлагает народу романтическое путешествие на одну ночь за 100 долларов. С поствыборным рассветом придет разочарование, опустошение и горечь. Каждый увидит, что у повесы просто нет денег, что капиталистические обещания в социалистическом капкане были просто яркой обманкой.
 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА И СЧАСТЬЕ

10 экономически самых свободных стран мира*

10 самых счастливых стран мира**

1. Новая Зеландия

9,1

1. Венесуэла

3,47

2. США

9,0

2. Исландия

3,4

3. Ирландия

8,7

3. Ирландия

3,36

4. Австралия

8,6

4. Голландия

3,34

5. Канада

8,6

5. Австралия

3,33

6. Голландия

8,5

6. Филиппины

3,32

7. Швейцария

8,5

7. Швейцария

3,31

8. Аргентина

8,4

8. США

3,3

9. Дания

8,4

9. Дания

3,3

10. Бельгия

8,3

10. Швеция

3,3

10 экономически не свободных стран мира***

10 самых несчастных стран мира

1. Украина

4,5

1. Болгария

2,33

2. Румыния

4,6

2. Украина

2,44

3. Хорватия

4,7

3. Россия

2,51

4. Нигерия

4,7

4. Словакия

2,51

5. Бангладеш

5,3

5. Литва

2,55

6. Болгария

5,3

6. Эстония

2,61

7. Россия

5,4

7. Латвия

2,62

8. Индия

5,8

8. Румыния

2,63

9. Бразилия

5,9

9. Чехия

2,67

10. Венесуэла

6,0

10. Хорватия

2,69

*10- самая свободная страна, 1 – самая несвободная. Гонконг и Сингапур имеют индекс 9,4. Они исключены из списка по причине отсутствия в рейтинге о счастье.

**4 – самая счастливая страна, 1 – самая несчастная (данные за 1992 год)

*** По методике Frazer Institute индекс экономической свободы Беларуси составляет 4,1, что позволяет нам войти в последнюю десятку мира наряду с 9 африканскими странами.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!