Капитализм для любознательных 456

План
1. Четыре пути поиска баланса между рынком и демократией
2. Демократия или рынок: фальшивое противопоставление
3. Экономические и социальные издержки дефицита демократии
4. Путь к устойчивому развитию и стабильным демократическим институтам
5. Материал для практических занятий
6. Рекомендуемая литература и источники
 


Виталий Лейбин. В гостях у нас сегодня Александр Александрович Аузан с третьей лекцией из блистательной трилогии об экономике гражданского общества, точнее, - об институциональной экономике.  Мне кажется важным заметить, что Александр Александрович не только один из ведущих и самых интересных экономистов России, но еще и успешный общественный деятель. Поэтому тут, с одной стороны, рациональный разговор о гражданском обществе, а с другой стороны, разговор практический.  


Часть 1. Происхождение денег
1.1. Значение обмена
Как возникают деньги? Понятно, что Робинзону Крузо на необитаемом острове деньги были не нужны. Он не мог питаться золотыми монетами. Даже если бы Робинзон обменивался с Пятницей, например, получая рыбу в обмен на доски, они оба могли не беспокоиться по поводу денег. Ситуация, при которой могут возникнуть деньги, имеет место только когда общество расширяется за пределы нескольких семей.
Чтобы уяснить себе смысл существования денег, мы должны вначале понять, почему люди вообще занимаются обменом? Ведь обмен лежит в основе денег и всей экономической жизни. В сущности, без обмена не было бы общества.
Очевидно, что добровольный обмен возможен потому, что каждая сторона ожидает, что в результате она какую-то выгоду, улучшит ситуацию по сравнению с ситуацией, существовавшей до обмена .
 


Мы публикуем полную расшифровку лекции доктора технических наук, профессора (Оксфорд, Хельсинкский, Вестфальский, Рейнский, Миланский университеты), заведующего лабораторией глобальных проблем энергетики Московского энергетического института Владимира Клименко, прочитанной 20 октября 2005 года в клубе «Улица ОГИ» в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру». 


Многие историки и экономисты склонны рассматривать глобализацию, как исключительно современный феномен, который появился благодаря развитию информационных, телекоммуникационных и транспортных технологий, стремительного развития финансового мира, а также благодаря деятельности международных экономических организаций. Вырванная из исторического контекста, глобализация рассматривается чуть ли как неизбежное зло, как джин, которого выпустили из бутылки транснациональные корпорации и которому не могут противиться «бедные, немощные правительства». Сторонники концепции nation state бьют в колокола, говоря о том, что государства теряют суверенитет в пользу неких наднациональных структур. Противники и сторонники глобализации, в принципе, сходятся во мнении, что глобализация есть яркое подтверждение, даже следствие победы рынка, т.е. экономической силы над политической властью, т.е. государством. Радикально различаются мнения по поводу того, как надо встречать этот триумф: криками восторга и радости или проклятиями и негодованием.  


В 1014 году архиепископ Вульфстан (Wulfstan) сказал, что «мир находится в некой горячке и быстро приближается к своему концу». В начале XXI века Папа римский Иоанн Павел II, вторя своему коллеге из прошлого заявил: «В разных местах наблюдается возрождение определенно капиталистического неолиберализма, который подчиняет человека слепым рыночным силам и ставит его в зависимости от этих сил. В международном сообществе мы видим небольшое число стран, которые чрезвычайно обогатились за счет того, что большинство стран нищает. В результате богатые становятся еще богаче, а бедные – беднее». Понтифика можно явно причислить к числу противников глобализации, стороннику ООН и тех политиков и экономистов, которым все еще хочется взять и поделить.  


Введение
Аргументы в пользу свободной торговли
Торговля и иммиграция
«Открытые границы», нежелательное вторжение и принудительная интеграция
Анархо-капиталистическая модель
Коррекция и предотвращение
Заключение
 


Всемирная торговая организация – это, по сути дела, форум для проведения торговых переговоров в рамках целого ряда договоров и соглашений. Она является символом свободной торговли, т.е. отмены торговых барьеров на пути денег, товаров и услуг. Сегодня в ее рядах насчитывается 144 страны, на которые приходится 90% мировой торговли. ВТО не является ни зоной свободной торговли, ни таможенным союзом, ни тем более организацией с претензией на некую государственность. Чтобы ответить на вопрос, нужно ли Беларуси вступать в ВТО, что для этого надо сделать и какие будут последствия вступления для различных экономических субъектов в краткосрочной и долгосрочной перспективе, надо ответить себе на ряд вопросов: 1) полномочия ВТО, ее возможности, эффективность в разрешении торговых конфликтов, 2) какие возможности будет иметь наша страна после вступления в ВТО, 3) каковы издержки упущенных возможностей, т.е. что Беларусь теряет, если становится членом ВТО, 4) прямые и косвенные издержки вступления в ВТО.  


Если вы недовольны белорусской бюрократией, подумайте о международной – и вам станет легче. Есть одна особая организация. Ее мандат звучит почтительно и гордо: защита здоровья во всем мире и продвижение здорового образа жизни. Всемирная организация здоровья (World Health Organization) со штаб квартирой в уютной, но чертовски дорогой Женеве является специальным агентством ООН. Практически никому не подотчетная, она часто инициирует различные очень дорогие для налогоплательщиков законодательные инициативы. Вместо борьбы с малярией в Африке и Азии ВОЗ борется  в богатых странах с курением. Вместо выделения денег на борьбу с туберкулезом, чиновников ВОЗ заботят ремни безопасности в автомобилях. Вместо помощи переходным странам в разработке стратегии реформирования национальных систем здравоохранения ВОЗ из года в год проводит пустые конференции и регулярно делает политически корректные заявления. Ярослав Романчук
 


Мы можем предположить, что общество состоит из семей, каждая из которых принадлежат к одному из пяти наших типов. Это будет означать, что семьи "богатых" и "среднего класса" фактически кормят семьи остальных трех типов: "бедных", "среднего класса, прикидывающихся бедными" и "богатых, прикидывающихся средним классом". 1995,  


Чтобы получить лучшее представление о состоянии экономики, большинство людей используют статистический показатель, называемый ВВП. ВВП представляет собой стоимость конечных товаров и услуг, произведенный за определенный временной период, обычно четверть года или год. Эти данные составляется в соответствии с представлением, что основой экономики является не производство богатства, а их потребление. Главный фактор - это спрос на конечные товары и услуги. Так как расходы потребителей составляют наибольшую часть общего спроса, то считается, что именно потребительский спрос стимулирует экономический рост. 


Был опубликован на сайте Григория Сапова
Основной тезис доклада "состоит в том, что современный валютный комитет и золотой стандарт работают весьма схожим образом. Более того, функционирование сегодняшних валютных комитетов гораздо ближе к идеальному и никогда не реализованному на практике золотому стандарту, чем компромиссные схемы конца XIX - начала XX века". Валютный комитет рассматривается как способ перехода к денежной системе, основанной на золотом стандарте со 100% резервированием. Такая система рассматривается многими либертарианцами (особенно теми, кто придерживается экономической теории австрийской школы) как наиболее соответствующая принципам свободной экономики. Текст сопровожден предуведомлением Гр. Сапова
07.1999, Борис Львин, 43.2K
 


Содержание
Введение
Оскорбительный смысл термина "бюрократия"
Обвинения, предъявляемые бюрократии
гражданином
Взгляды "прогрессистов" на бюрократию
Бюрократизм и тоталитаризм
Альтернатива: управление во имя прибыли или бюрократическое управление
Управление во имя прибыли
Действие рыночного механизма
Экономический расчет
Управление в системе, ориентированной на получение прибыли
Управление кадрами при свободном рынке труда
 


Эрик Гарцке – доцент политологии в Университете Колумбии и член Института исследований проблем войны и мира имени Зальцмана. Он – автор эмпирического исследования «Экономическая свобода и мир», вошедшего в ежегодник Economic Freedom of the World за 2005 год, выпущенный совместно Институтом Фрейзера (Канада), Институтом Катона и 67 другими научно-исследовательскими фондами во всем мире.  


Уже первые публикации идей «научного коммунизма» встретили резкую критику со стороны оппонентов, в частности П.-Ж. Прудона, а чуть позже – Бем-Баверка. Однако долгое время критика относительно формирования, возможности существования и эффективности социалистической экономики носила чисто теоретический характер. Тем более, что для некоторых исследователей конца XIX в. сама идея социалистического хозяйства, основанного на функционировании общественной собственности и подлежащего тотальному планированию, а следовательно, и контролю, выглядела фантастической и поэтому не подлежала серьезному научному исследованию. 


Если некая маленькая группа людей всегда считается виновной стороной в случае всякого ее столкновения с любой другой группой, невзирая на реальную суть и обстоятельства конфликта, - разве это не преследование? Если эту группу всегда заставляют расплачиваться за грехи, ошибки или недостатки любой другой группы, разве это не преследование? Если эта группа вынуждена жить под пятой молчаливого террора, по особым законам, которым неподсудны все остальные люди на свете, по законам, которых обвиняемый не в силах ни понять, ни предугадать заранее, по законам, которые обвинитель может трактовать, как ему только заблагорассудится, - разве это не преследование? Если эту группу карают не за ее недостатки, но за достоинства, не за бездарность, но за способности, не за неудачи, но за успехи, и чем крупнее успех, тем суровее кара - разве это не преследование?  


Карл Маркс до сих пор заполняет значительную часть времени в учебных аудиториях экономических вузов. Политики и полисимейкеры переходных стран, начавшие реформы и возглавившие путь к капитализму, в подавляющем большинстве своем были вооружены экономическими взглядами К. Маркса либо из курса «Политэкономия социализма», или в результате экстенсивного изучения «Капитала». Как ни парадоксально, коллапс социализма и грубого интервенционизма но остановил марксизм не только в вузах постсоветских стран, но и в учебных заведениях Западной Европы. Марксизм начал появляться в новых формах. Марксисты, игнорируя причины провала системы централизованного планирования, начали придумывать новые модные одежды для своей обветшалой теории.  


Известный перуанский экономист Эрнандо де Сото в книге «Загадка капитала» ответил на вопрос, почему Запад богатеет, а большая часть мира продолжает числиться развивающимся. Корень богатства далеко не всегда в нефти, ценных металлах или газовых залежах. Каждая страна имеет много собственности. На Западе она находится в активном коммерческом обороте, а в бедных странах, в том числе в Беларуси, она лежит мертвым грузом. При помощи простых механизмов можно легко превратить «мертвый» капитал в живой, и быть гораздо богаче. Разве это не цель экономической политики любой страны? Ярослав Романчук
 


Французский экономист первой половины XIX в. Фредерик Бастиа в своих произведениях дал непревзойденную критику протекционистских заблуждений и намеренных подтасовок. Иронические, а иногда и сатирические памфлеты Бастиа вызывали бессильный гнев «сторонников защиты отечественной промышленности и национального труда». Автор демонстрирует всю абсурдность протекционистской логики с точки зрения здравого смысла. Книга написана в яркой публицистической манере и рассчитана на широкий круг читателей.  


Андерса Ослунда представлять экономистам не надо. Швед, живущий в Америке и нашедший счастье с русской женой, господин Ослунд входит в мировую элиту специалистов по переходным экономикам. Наряду с Дж. Саксом, М. Домбровским и другими профессионалами он стоял у истоков теории перехода от плана к рынку. Сотни публикаций в престижных научных изданиях, десятки книг, переведенных на основные языки мира, знакомства с президентами, премьер-министрами, работа со многими правительствами, несомненно, говорят о масштабе личности. Участие А. Ослунда в конференции Wiston Park в Минске 24 – 25 августа, его презентация «Построение капитализма», оценка «Стратегии экономических реформ Беларуси», подготовленной группой белорусских и польских экспертов, были хитом экономической жизни нашей страны не только августа, но, пожалуй, всего года. А. Ослунд, работающий в данный момент старшим членом-корреспондентом фонда Карнеги, любезно согласился дать эксклюзивное интервью для «Белорусской газеты». 


Страница 19 из 23

 

 

Подпишись на новости в Facebook!