Капитализм для любознательных 456

Опасность семантического переноса значений Фундаментальным вызовом переходной экономики является проблема получения знаний и информации, их обработка и принятие адекватных решений. Речь, разумеется, идет не о содержании учебных программ вузов или доступе полисимейкеров к анализу и опыту системных преобразований в других странах. Проблема заключается в наличии объективной информации с микроуровня для принятия дисижнмейкерами адекватных решений, минимизации издержек и сокращение количества экономических ошибок (потребительских и инвестиционных). При 1) отсутствии цен в социалистической экономике (как информационных индикаторов, отражающих преференции экономических агентов и предельную полезность их ресурсов), 2) искусственной структуре производства и занятости, 3) несформированности неформальных институтов, которые определяли хотя бы канву принимаемых решений, 4) слабости и непредсказуемости институтов государства планировать эффективное распределение ресурсов, оптимальную структуру производства, адекватный уровень цен, рациональную социальную политику или максимизацию социальной полезности означало полностью игнорировать положения экономической теории и праксеологии, демонстрировать методологическую несостоятельность.
 


Мы не знаем, когда впервые человек, вместо того, чтобы отнять какую-нибудь вещь у соседа, обменял ее. Это и был первый шаг к торговле, к предпринимательству. Вместе с тем, это был и первый шаг к новой морали: не отними - а обменяй, не убей - а договорись, не война - а мир. Таким образом, история предпринимательства - неотъемлемая часть истории человечества.

 


Автор обнаружил четыре лингвистических приема, которыми ученые обществоведы и преподаватели общественных дисциплин (экономисты, правоведы, социологи, философы, историки), а также политики мистифицируют публику. Обнаруженные приемы придают высказываниям таинственность и основательность, маскируя бедность или отсутствие мысли. Автор приводит многочисленные примеры из монографий, учебников и законов и предупреждает, что к текстам, использующим данные приемы, нельзя относиться серьезно. Серьезное отношение к ним глупо и опасно.
15.11.2002, Репин Евгений Николаевич, 109.1K
 


Независимые научно-исследовательские центры (мозговые центры) и ассоциации частного бизнеса, являются новыми общественными институтами. Их появление стало возможным после начала системных реформ, отказа от тоталитарного государства и прекращении действия монополии одной структуры в политике и экономике. Развал централизованной системы принятия решений создал нишу для развития частного бизнеса с одной стороны и научного, экспертного плюрализма с другой. Ассоциации частного бизнеса появились как институты лоббирования интересов новых коммерческих структур. Они были призваны сформировать отношения между властью и бизнесом и продвигать идеи частной собственности, рынка, экономической свободы и ответственности. Еще одной важнейшей задачей было формирование позитивного имиджа нового частного бизнеса и организация диалога «бизнес – общество».  


1. Доходы правительства
В отличие от всех остальных организаций, правительства получают доходы не за счет оплаты своих услуг. Соответственно, экономическая проблема, стоящая перед правительством, отличается от проблемы всех остальных экономических субъектов. Частные индивиды, желающие получить больше товаров и услуг от других людей, должны произвести и продать большее количество того, что желают получить другие. Правительствам же необходимо просто найти метод экспроприации большего объема благ без согласия владельца.
 


Бурное развитие информационных технологий, становление международного рынка финансов, резкое увеличение мобильности капитала, очевидный провал «большого государства» и больших налогов, поставили под сомнение ставшие уже традиционными в последние 30 – 40 лет налоговые системы развитых стран мира, способы сбора налогов и способность государства финансировать свои расходы традиционным способом. Их кризис совпал с развалом социалистической системы и необходимостью новых стран строить свои национальные налоговые системы. Сотни государственных экспертов, профессоров-консультантов своих правительств, представители МВФ и Всемирного банка с дипломами и степенями PhD лучших mainstream universities чуть ли не в один голос советовали переходным странам «взять все то лучшее, что была наработано западной цивилизацией». Только единицы осознавали то, что сами налоговые модели были ущербны и кризисогенны. Если отбросить не совсем принципиальный спор по налоговым ставкам, базам налогообложения, количеству льгот и порядку уплаты, то предложения западных экспертов сводились к различным комбинациям косвенных (НДС, налоги с оборота, акцизы, налоги на недвижимость, землю) и прямых (подоходный налог с физических и юридических лиц) налогов. Часто использовался аргумент «зачем изобретать велосипед? Надо просто взять то, что есть в западных странах сегодня и применять в транзитивной экономике», т.е. лучшее в мире фискальной политики уже изобретено.  


Как свидетельствует заголовок данной статьи, при ее написании я преследовал две цели. Во-первых, я хотел объяснить общие экономические последствия налогообложения. Эта часть статьи представляет собой праксеологический[1] анализ налогообложения, и вряд ли стоит ожидать, что ее содержание будет существенно отличаться от уже сказанного по этому поводу другими экономистами.
Более оригинальной представляется вторая часть статьи, где я пытаюсь ответить на вопросы: «Почему существует налогообложение? И почему его становится все больше и больше?» Но ответы на эти вопросы являются задачей уже не экономической теории, а социологической или исторической интерпретации и реконструкции, учитывающей выводы праксеологии и ограниченной ими; и в этом поле интеллектуального исследования с самого начала существует огромный простор для размышлений.
 


5 – 6 декабря Литовский институт свободного рынка проводил в Вильнюсе крупную международную конференцию под названием «Налоговая конкуренция и конкурентоспособность. 10 лет опыта и вывозы на будущее». Активное участие в дискуссиях экс-премьер министра Эстонии Маарта Лаара, министра финансов Литвы Далии Грибаускайте, советника президента России по экономическим вопросам Андрея Илларионова, госсекретаря латвийского правительства Валентины Андреевой, ведущего экономиста польского научно-исследовательского Центра CASE Эвы Бальцерович, а также представителей структур ЕС и американских научных центров показало, что налоги еще долго останутся горячей темой Европы. Ярослав Романчук
 


Мы публикуем стенограмму лекции Бориса Салтыкова, прочитанной 15 декабря 2005 года в клубе «Улица ОГИ» в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру».  


Наука-царица Кто знает маркиза де Кондорсе (Marquis de Condorcet), который родился в 1743 и умер в 1794? Едва ли имя этого французского математика упоминается в курсе истории экономических учений или любом другом курсе. В небольшим эссе «Будущий прогресс человеческого ума», написанном более 200 лет назад, Кондорсе сделал прогноз развития человечества. Он предсказал будущие с/х революции, гигантский рост производительности труда, сокращение рабочей недели, формирование потребительского общества, беспрецедентное увеличение продолжительности жизни, феноменальные прорыву в области медицинской науки и взрыв численности населения Земли.
 


Безыдейных людей не бывает. Есть люди, которые четко осознают свои ценности, цели и выбирают адекватные средства для их достижения. Их – меньшинство. И есть основная масса людей, которые никогда не задают себе сложных вопросов типа «Зачем люди живут? Какая у тебя цель в жизни? Какие ценности являются для тебя главными? Можно ли использовать аппарат насилия (государство) для достижения твоих личных целей?»

 


Прочитана 2 декабря 2004 года в клубе Вilingua в рамках проекта “Публичные лекции Полит.ру”.  


Тоска по идеологии – стремление к содержательности
Политическая жизнь сегодняшней России подчеркнуто деидеологизирована. Идеология как будто бы выведена за скобки политики, упразднена за ненадобностью. И в самом деле, если многопартийность дважды только в течение последнего избирательного цикла потерпела фиаско, то какая может быть идеология в классическом смысле. Речь в данном случае не идет о такой квазиидеологии, как служение власти как таковой и вере во всепобеждающую силу рейтинга.
 


Отечественное институциональное поле пестрит разнообразными концепциями, программами, прогнозами, проектами и прочими благими пожеланиями. Однако мотивации инвестора и производителя формируются под воздействием конкретных нормативных документов. К сожалению, принимать многочисленные концепции гораздо проще, чем работать над реальным изменением институционального поля в Беларуси. 


Лорда Мейнарда Кейнса можно по праву считать одной из самых противоречивых фигур уходящего ХХ века. Он входит в списки самых умных людей нынешнего столетия. Его теории изучают миллионы студентов во всех странах мира. Великий экономист? Общественный деятель? Бунтарь?

 


На прошлой неделе ООН опубликовала «Доклад о развитии человека» за 2002 г. Это уже тринадцатая публикация этого рода. Попытка сделать рейтинг благосостояния и благополучия 173 стран мира – это весьма неблагодарное занятие. Индекс, выведенный на основе данных из 22 совершенно разных организаций мира, начиная от МВФ, ЮНИСЕФ и заканчивая Международной организацией труда и Межпарламентским союзом, не может претендовать на научность и объективность. Тем не менее, эксперты ООН придумали удачный PR-овский ход, при помощи которого можно привлечь внимание мировых СМИ, парламентов и правительств, НГО и бизнеса к разным общечеловеческим глобальным проблемам. Ярослав Романчук
 


Богатых и успешных не любят. Их обвиняют в жадности и жестокости, в бессердечности и бездуховности. По мнению коллективистов разных мастей, они – причина рецессий и экологических напастей, голода и СПИДа в Африке, равно как деморализации Запада и разложения «невинного» Востока. Зависть и острый дефицит самоуважения, подкрепленный глубоким невежеством и незнанием фактов прошлого толкает простых людей и журналистов, аналитиков и философов придумывать и раскручивать сильно агрегированную концепцию «богач», наделяя ее всевозможными отрицательным качествами.  


Джон Грей - профессор Лондонской школы экономики, специалист по истории европейской мысли. Оригинальная версия текста

В Новое время либеральные государство всегда сосуществовали с многообразными тираническими режимами. Кроме того, в современном мире всегда были многочисленные экономические системы - большое разнообразие капиталистических, плановых и командных экономик, а также множество гибридных экономических систем, которые непросто классифицировать.

 


Права человека - область знаний, тесно примыкающая к философии и, прежде всего, этике, юридическим наукам и политическим наукам. В своем современном виде эта область знаний возникла после Второй мировой войны, но ее истоки четко прослеживаются уже в эпоху древности, в средневековье и - конечно же - в эпоху Просвещения. Геноцид, осуществленный демократически выбранным немецким фашистским режимом, открыл глаза на необходимость ограниченного во власти правления, способного регулировать страсти большинства. При коммунизме права человека не были предметом исследований и нигде не преподавались. Однако само выражение "права человека", естественно, дополненное прилагательным "социалистические", начало появляться в семидесятые и восьмидесятые годы, запутывая и умышленно размывая идеи, приходящие к нам с запада, и называемые в наших странах "буржуазными правами человека". 


Проблемами экономического роста занимаются многие ученые. Как говорит У. Истерли, если ты начал ею заниматься, ты не можешь заниматься ничем другим. Это, разумеется, метафора, но манящая магия открытия рецепта экономического благополучия очень сильна. Как сильно было желание многих найти золотое руно, чашу Грааля или эликсир жизни. Книга Истерли является очень хорошим описанием разных теорий экономического роста, деятельности различных стран и экономических организаций во имя достижения устойчивого экономического роста. Автор приводит примеры из жизни конкретных людей в разных странах, который должны быть бенефициарами той или иной экономической политики. Этот срез позволяет реально взглянуть на человеческий аспект реализации разных теорий. Истерли весьма критично отозвался о деятельности международного экономического сообщества, в том числе МВФ и Всемирного банка в плане выработки стратегии развития бедных стран (он сам многие годы работал во Всемирном банке и хорошо изучил кухню этой организации). Определив основные опасности для экономического роста в бедной стране, У. Истерли, в конечном итоге, только обозначил контуры новой экономической панацеи XXI века.

 


Страница 15 из 23

 

 

Подпишись на новости в Facebook!